Интеллигенция Северного Кавказа армянского происхождения

Так как понятие «интеллигенция» до настоящего времени не имеет точного определения и трактуется в научном мире неоднозначно, следует остановиться на точке зрения Э.В. Кемпинского, который, ссылаясь на мнение классиков науки и культуры, дает обобщающую характеристику этой социальной части общества: «Суть его интеллигенция - это социальная группа, в которую входят люди, профессионально занимающиеся умственным трудом и обладающие необходимым для такого труда специальным образованием».

Однако относительно XIX и начала XX веков, видимо, следует включить и представителей военных, промышленных, торговых кругов, выполнявших руководящую роль и имевших определенный образовательный ценз. В этом аспекте в книге будут рассмотрены различные стороны деятельности армянской интеллигенции, имевшей свои особенности.

Армянские общины Северного Кавказа имели широкие возможности самостоятельного развития с сохранением национальных традиций и устойчивого менталитета. Все это способствовало развитию как самих общин, так и каждой личности в отдельности.

Как видно из вышеприведенных сведений, число учеников армянского происхождения как мужского, так и женского пола, обучавшихся в гимназиях, было довольно большим. В гимназиях ученики продолжали изучать армянский язык и закон божий армяно-григорианского вероисповедания. Все это формировало в сознании армянских юношей и девушек основные черты национального менталитета в преломлении и под влиянием русской культуры, придавая им не только национальный колорит мышления, но и особую широту взгляда на происходящие события культурной и политической жизни общества.

В предыдущей главе отражена роль военной интеллигенции, которая сыграла не только выдающуюся роль в присоединении Северного и Южного Кавказа к России, но и внесла свою лепту в культурную жизнь разноплеменного края.

Развитию образовательного уровня армянских детей и юношества способствовали армянские купцы, промышленники и интеллигенция, занимавшие значительный удельный вес. В первой половине XIX века местная армянская интеллигенция оказывала заметное влияние на общественную жизнь Северного Кавказа.

Останавливаясь на деятельности ставропольской гимназии, которая была создана одной из первых на Северном Кавказе, следует сказать, что учащиеся в ней получали глубокие знания. Каждый из обучающихся по окончании гимназии перед выпускными экзаменами подвергался строгому разбору, касающемуся уровня знаний, дисциплины. Вопрос о допущении учеников к экзамену зрелости ежегодно рассматривался комиссией в составе председателя - директора гимназии, инспектора в присутствии учителей, преподававших в восьмом классе.

Вот одно из заключений комиссии за 1893 год: «Яков Чувалов, 21 ноября 1873 г., в г. Ставрополе, армяно-григорианского исповедания, сын купца, в Ставропольской гимназии с августа 1883 г., поведения отличного, посещаемость весьма удовлетворительная, приготовление уроков удовлетворительное, интерес к учению обнаружил вполне достаточно. Русский язык - 4, логика 4, латинский язык - 3, греческий язык - 4, математика - 3, физика - 4, история - 4, география - 5, немецкий язык - 4, средний вывод - 3,9. Допускается к экзаменам».

Преподавательский коллектив мужской гимназии стремился привить учащимся творческое начало. С 1852 года в гимназии впервые был организован конкурс в «высших классах».

В «Ставропольских губернских ведомостях» было опубликовано интересное сообщение, в котором отмечено, что в октябре 1852 года после краткой речи, посвященной проводимому конкурсу, «в деле образования среди учеников выступил Г. Кананов и по решению педагогического совета ему - ученику 8-го класса за лучшее сочинение о русской народной поэзии была присуждена премия - ... полное собрание сочинений Жуковского в богатом бархатном переплете, примечательною надписью и букет цветов при туше оркестра и всеобщей радости присутствующих».

Как писал М. Краснов, 27 декабря 1852 года на годичном акте «читали свои сочинения Г. Кананов «О влиянии изящных искусств на образование нашего духа», К. Патканов «О сатире вообще и сатире Кантемира в особенности» и Трачевский «О Ломоносове», и все эти сочинения были напечатаны в «Ставропольских губернских ведомостях» за 1853 год № 2 и 4. А в 1854 году К. Патканов прочитал свое стихотворение «Терек и Араке», замечательное по мысли, изложению, гладкости и правильности стиха». Оно было напечатано в № 1 «Ставропольских губернских ведомостей» за 1885 год.

Зажиточные люди города и губернии армянского происхождения оказывали значительную материальную помощь учебным заведениям Ставрополя.

В исторической справке, посвященной 25-летию общества содействия распространению народного образования города Ставрополя, М. Краснов отмечает, что для жителей Кавказа конца XYIII и начала XIX веков нужны были не средние учебные заведения, а начальные школы грамотности.

Ян М. Неверов, бывший в то время директором училищ Ставропольской губернии, ходатайствовал 28 сентября 1859 года об открытии при гимназии воскресной школы для бедных детей, «которая должна была давать им даровое обучение...». Но это желание осуществить ему не удалось, т.к. Ян М. Неверов уезжает в Москву в связи с назначением его директором Лазаревского института восточных языков. И только в 1861 и 1862 годах, последовательно, в Ставрополе открываются две воскресные школы. Но вскоре обе они были закрыты под давлением представителей Ставропольского общества как «духовных, так и мирских».

Неверов Януарий Михайлович (1810-1890), просветитель-демократ, общественный деятель, родился в г. Ардатове Нижегородской губернии. После окончания в июне 1825 г. уездного училища в Арзамасе сначала работал в канцелярии арзамасского суда, а затем в нижегородском городском магистрате, где он служил секретарем. В 1828 году поступает в Московский университет. По окончании университета весной 1833 г. Неверов переезжает в Петербург, где служит в Департаменте народного просвещения, заодно сотрудничает с редакцией журнала Министерства народного просвещения.

Весной 1837 г. Неверов подал просьбу об отставке и отправился в Германию, получив звание заграничного корреспондента Археографической комиссии.

Возвратившись в 1850 г. в Россию, Неверов получил назначение на должность директора Ставропольской гимназии, которую возглавлял бессменно до 1861 года. С этого времени началась административная и педагогическая деятельность Неверова на Кавказе, где он прожил до 1879 года. Лишь на три года, в 1861 г., он оставил Кавказ, чтобы вновь возвратиться уже в качестве Главного инспектора учебных заведений на Кавказе и за Кавказом. Спустя еще три года в 1867 г. он становится попечителем Кавказского учебного округа. В апреле 1861 г. Неверов получил назначение на пост инспектора казенных училищ Московского учебного округа, а в июле того же года он был приглашен на должность директора Лазаревского института восточных языков в Москве.

2 февраля 1870 года Высочайше утверждено мнение Государственного совета об учреждении в Ставропольской губернии должности инспектора народных училищ. Приказом наместника Кавказского 9 июня того же года на эту должность был назначен учитель Кутаисской гимназии С.Ф. Грушевский. Вступив в эту должность, он выяснил, что на 23612 жителей губернского города в 1871 году было одно двухклассное начальное училище с 96 учащимися, кроме армянской и еврейской школ. В следующем году уже значилось в Ставрополе шесть училищ с 248 учащимися. В 1878 году по официальным данным только 6,3% жителей были грамотными. Все училища располагались в частных домовладениях, что значительно осложняло работу с учениками.

2 декабря 1878 года вновь образованный в Ставрополе Комитет общества содействия распространению народного образования на своем заседании признал строительство здания для своей школы делом неотложным. И только в 1896 году, через 18 лет существования общества, ему удалось стать домовладельцем. Покупка дома для школьного здания состоялось на деньги, частью «пожертвованные для этой цели такими благотворителями, как Ал. Нестеров и Е.К. Попов, частью, поступившими от лотереи, устроенной 8 сентября, давшей чистого сбора 1572 р. 45 к., а недостающую сумму из текущих доходов».

Из списка членов Общества содействия распространению народного образования в городе Ставрополе на 1881/82 учебный год значатся действительными членами из армян, кроме Е.К. Попова, Хачедур Карабетович Бабаев, Авет Бабаевич Баронов.

Избранный дворянством Ставропольской губернии и утвержденный «Государем Императором в должность Почетного попечителя Ставропольской гимназии» помещик Пятигорского уезда Гавриил Степанович Калантаров, армянского происхождения, в течение трех лет пребывания в этой должности сделал значительные пожертвования гимназии.

В 1847 году он принял на свой счет издержки «для произведения публичного Гимназического акта», а в следующем году «принял на собственное свое содержание в Гимназическом пансионе двух воспитанников из детей бедных дворян на все время, пока будет занимать должность Почетного попечителя, с платою за каждого воспитанника по 160 руб. серебром в год».

В 1849 году он прислал 100 руб. серебром на приобретение мебели для гимназической канцелярии.

В 1850 году лично «произвел публичный Гимназический акт с принятием на себя всех издержек, простиравших до 800 руб. серебром».

Г.С. Калантаров неоднократно посещал гимназию, внимательно осматривал помещения, выяснял условия проживания учащихся и оказывал помощь. В 1850 году он пожертвовал «железную печку с трубою до 30 аршин длины для осушки углов, в которых заводилась сырость, и многих других вещей суммою на 153 руб. серебром и сверх того устроил внутреннюю лестницу для предупреждения в зимнее время от простуды воспитанников, ходивших до устройства этой внутренней лестницы по наружной».

В рапорте на имя Попечителя Кавказского учебного округа он отмечал: «Я, Почетный попечитель Ставропольской губернской гимназии Калантаров, пожертвовал в пользу гимназии следующие вещи: 1) пять пар кисейных занавесок на 4 окна большой залы и на одну дверь в этой зале на 18 руб. серебром, 2) три пары кисейных занавесок к обыкновенным окнам другой комнаты и одну пару на венецианское окно на 14 руб., 3) десять штук бронзы на окна 30 руб. серебром, 4) 26 канделябров-тройников на 39 руб. серебром, 5) подвижную железную печку с трубой на 39 руб. серебром и 6) подстилочный ковер 50 аршин на 20 руб. Всего серебром на сто пятьдесят три рубля».

В то же время моздокский почетный гражданин Тушмалов, основавший в своем городе армянскую школу, по духовному завещанию «отказал 10.000 руб. на учреждение двух стипендий при пансионе Ставропольской гимназии».

Жена потомственного почетного гражданина г. Ставрополя Екатерина (по-армянски Кегецик Карабегян) Попова в 1886 году завещала после своей смерти вложить в Государственный банк Таганрогского отделения 20000 рублей, на проценты от которых должны были содержаться в Ставропольской Александровской женской гимназии две воспитанницы армянского происхождения и две русского с условием, чтобы эта стипендия носила ее имя. Остаток же от прибыли вновь должен обращаться на проценты для выдачи по окончании курса каждой «из девиц» на обзаведение хозяйством или выход замуж. Ее стипендиатки, окончившие гимназию, должны были получать награду - триста рублей каждая. Стипендия по завещанию назначалась детям-сиротам и детям из бедных семей. В одном из пунктов завещания Е.К. Попова распорядилась вложить в этот же банк 6000 рублей для обеспечения «приемного ее с мужем больного сына», а в случае его смерти этот капитал разделить поровну между Обществом содействия распространению народного образования в Ставрополе-на-Кавказе и больным Нахичевани-на-Дону.

Помощь не ограничивалась только частными пожертвованиями в пользу обучающихся детей.

25 апреля 1908 года Губернским по делам об обществах и союзах присутствием было внесено в реестр общество Дамский кружок общества вспомоществления недостаточным учащимся и бедным армянам в г. Ставрополе. Учредителями кружка выступили жены представителей интеллигенции и промышленников Н.К. Казарова, П.К. Анпеткова и И.Н. Муратова.

Дамский кружок преследовал цель оказания помощи бедным учащимся, без различия пола и звания, выдачи денежных пособий, снабжения одеждой и продуктами питания, беспроцентной ссудой не более 25 рублей на каждого обучающегося, приобретения для работ материалов и инструментов. В общество могло входить неограниченное число лиц обоего пола, и состояло оно из почетных, пожизненных и действительных членов общества.

Почетными членами общества признавались лица, оказавшие обществу особые услуги, пожизненными были лица, которые пожертвовали единовременно не менее 100 рублей, и действительными - лица, вносившие в год по 6 рублей. В состав общества в среднем входило более 25 человек. Денежные средства, наряду с добровольными пожертвованиями, членскими взносами, составляли доходы от продажи рукоделий, от устройства вечеров, спектаклей, концертов, народных гуляний. Так, по данным ревизионной комиссии, на 31 декабря 1914 года «остается на остаток 2282 руб. 46 коп».

Дамский кружок в период Первой мировой войны, совместно с Дамским комитетом Ставропольской губернии помощи больным и раненым, внес свою лепту в организацию и оснащение госпиталей в городе.

После окончания ставропольских гимназий некоторые из выпускников, поступив высшие учебные заведения России и зарубежных стран, стали крупными представителями просвещения, науки, политическими деятелями.

В 1903 г. был образован Ставропольский коммерческий клуб. В состав клуба вошла целая группа «обывателей Ставрополя», принадлежащих к сословию коммерсантов, служащих в торговых учреждениях города, чиновников и вообще интеллигенции. 2 августа 1903 г. «Старшины возникающего клуба заключили с Зарифьянцем договор о найме его дома под помещение клуба».

В день открытия клуба и торжественного освещения его состоялся обед, во время которого была открыта подписка на образование капитала для стипендии имени Коммерческого клуба, которая дала 1159 рублей.

Приводится количество членов клуба с 1903 по 1907 год:

1903-4 г. - 217 членов,

1905 г. – 163 члена,

1906 г. – 136 члена,

1907 г. – 173 члена.

«Было решено для будущего клуба использовать устав Екатериноградского 2-го общественного собрания как наиболее отвечающий намеченным учредителями нового клуба целям».

В число членов Коммерческого клуба вошли, и представители армянской части населения. Среди них:

Айвазян Георгий Карпович,

Арутюнов Аксентий Минаевич,

Анпетков Акрий Каспарович,

Асмаев Александр Никитович,

Атаров Архип Минаевич,

Бедросов Баград Петрович,

Давидьянц Аким Артемович,

Казаров Аршак Иосифович,

Кюфаров Артем Петрович,

Муратов Иосиф Артемьевич,

Мелькумов Исай Емельянович,

Мержанов Христофор Емельянович,

Манучаров Исаак Гукасович,

Назаров Георгий Мартынович,

Осипьян Николай Иванович,

Попов Макар Павлович,

Пахалов Сергей Мартынович,

Попов Артем Акимович,

Серебряков Давид Петрович,

Твелов Марк Калустович,

Твелов Александр Калустович,

Твелов Яков Калустович,

Титров Кероп Карпович,

Халаджиев Петр Карпович,

Эльдаров Мартын Карпович.

Председателем Совета Старшин был избран М.П. Попов.

Из пяти членов старшинами армянской национальности были избраны: М.А. Муратов, Д.П. Серебряков и А.И. Казаров. Из трех членов ревизионной комиссии в ее состав вошел С.М. Пахалов.

Коммерческий клуб развернул активную деятельность в экономическом и культурном направлениях. Бюджет клуба за период с 1903 по 1907 год вырос с 17952 р. 74 коп. до 31847 р. 70 коп.

Летом 1907 г. при летнем помещении клуба по инициативе совета старшин была устроена детская площадка и организованы игры для детей независимо от их принадлежности к семьям членов клуба. Проведены в жизнь ряд мероприятий по устройству оркестровой эстрады и др. Коммерческий клуб сыграл важную роль в деле повышения культурного уровня Ставропольского общества.

Борьба с пожарами была в центре внимания ставропольчан. Огонь наносил существенный урон как домовладельцам, так и промышленным предприятиям.

В отчете Ставропольского городского вольного пожарного общества за время с 1907 по 1909 гг. говорится, что среди 121 действительных членов 11 были лицами армянского происхождения:

Анпетков Акри Каспарович,

Каспаров Александр Георгиевич,

Бедросов Баграт Петрович,

Лазарьянц Александр Яковлевич,

Мержанов Христофор Емельянович,

Пахалов Мартын Сергеевич,

Попов Фаддей Керопович,

Попов Яков Петрович,

Твелов Яков Калустович,

Титров Кероп Карпович,

Халаджиев Петр Карпович.

Представители армянской общины принимали также участие и в других общественных организациях города, что характеризует их как активных представителей Ставропольского общества.

Они часто были первооткрывателями в различных областях жизни как города, так и губернии, проявляя интерес к новому, и все прогрессивное старались внедрять в дело общественного развития.

В книге М. Краснова «Историческая записка о Ставропольской гимназии» приведен факт: «Летом 1842 года армянин Аладжалов разрыл курган около Мамайки (подгорной части Ставрополя): описание этого кургана и добытых там древностей было составлено учителями Кавказской гимназии Н.Е. Артюховым и П.Н. Хицуновым...». Как следует из списка имен лиц, упомянутых в книге М. Краснова, Аладжалов указан как археолог. Такие раскопки в архивных и литературных источниках на Ставрополье упоминаются впервые.

До открытия в Ставрополе 29 декабря 1852 года по инициативе гражданского губернатора публичной библиотеки «... в 1839 году еще небольшая частная библиотека у купца Челахова, которому за право чтения любители платили по 8 р. сер. в год». После смерти Челахова часть этой библиотеки была подарена губернской гимназии, а другая зачитана».

На основании этого можно с уверенностью говорить о том, что впервые библиотека в Ставрополе была образована представителем армянского происхождения.

Значительным событием в г. Ставрополе стало открытие частной музыкальной школы. Открыл эту школу и стал ее директором Иван Егорович Попов.

Из его биографии известно, что он - Иван Егорович (Георгиевич) Попов, мещанин Нахичевана-на-Дону - родился в 1856 году и проживал в Екатеринодаре (ныне Краснодар). Окончил Московское филармоническое училище по классу теории музыки у известного профессора Н.Д. Кашкина со званием «свободного художника» в 1889 году. Вернувшись на родину, он не смог применить свои знания, полученные в консерватории, и в 1890 году переезжает в г. Ставрополь. В 1900 году И.Е. Попов открывает частную музыкальную школу, одну из первых на Северном Кавказе. Это событие нашло отражение в «Русской музыкальной газете»: «... с 3 сентября в г. Ставрополе-Кавказском открыта свободным художником И.Е. Поповым частная музыкальная школа в объеме шести курсов консерватории... количество учащихся – 72 человека». Уже в первый год своего существования количество учащихся превысило 120 человек.

Как пишет И.Г. Хихлина, И.Е. Попов был талантливым организатором и пропагандистом симфонической музыки. Им были организованы летние симфонические сезоны, которые продолжались в течение 10 лет. Первым дирижером был сам И.Е. Попов. Таким образом, в г. Ставрополе было положено начало симфоническим и камерным концертам.

20 октября 1901 года И.Е. Попов организует свой первый концерт, в котором участвовали все музыканты города. В программу концерта были включены Первая симфония Бетховена, увертюра из «Руслана и Людмилы» Глинки, «Марш Пророка» Мейербера. Солистами выступали преподавательницы школы.

В мае 1901 года И.Е. Попов подает прошение об учреждении местного отделения Императорского русского музыкального общества (ИРМО) в г. Ставрополе-Кавказском. В январе 1902 года Главная дирекция ИРМО утвердила открытие отделения и музыкальных классов при нем.

9 июня 1909 года И.Е. Попов ходатайствует о разрешении преобразовать музыкальные классы в училище. Не добившись субсидий, ему так и не удалось открыть музыкальное училище. Трения, возникшие с местной дирекцией ИРМО, во главе которого стояла жена ставропольского губернатора Янушевича, заставили его покинуть Ставрополь и переехать в 1911 году в г. Иваново-Вознесенск (ныне Иваново). К осени 1912 года музыкальные классы прекратили свое существование. В Иваново-Вознесенске И.Е. Попов открывает музыкальные классы, и в 1915 году они были преобразованы в училище (эго училище существует и до настоящего времени. - Б.О.). Жизнь его оборвалась в марте 1917 года.

Перу И.Е. Попова принадлежит симфония до-минор, Армянская рапсодия, Восточная сюита, Испанские танцы, увертюра «Иван Грозный» и многие другие произведения, а также книга «История армянской музыки».

И, как справедливо пишет И.Г. Хихлина, «то, что сделано Иваном Егоровичем Поповым, ставит его в ряд видных музыкальных деятелей. Заслуга его в том, что он стал основоположником музыкального образования и музыкального просвещения в г. Ставрополе-Кавказском и Иваново-Вознесенске».

Насколько высоким авторитетом он пользовался среди своих коллег, видно из обращения к нему 3 февраля 1906 года: «Глубоко уважаемый Иван Егорович! Позвольте нам управляемого Вами оркестра выразить свое глубокое сочувствие и благодарность за Ваши плодотворные труды по организации симфонических концертов в г. Ставрополе. Многие из нас играют под Вашим управлением с самого основания отделения. Зная отлично, с какими трудностями сопряжена организация этих концертов вообще, а в Ставрополе в особенности, мы всегда удивляемся Вашей энергии.

По окончании сезона в Ставрополе многие из нас разъедутся, быть может, по разным городам России, но каждый из нас сохранит о Вас самые лучшие воспоминания как о человеке, отличном и серьезном музыканте и дирижере.

От души желаем Вам и впредь продолжать Вашу плодотворную деятельность по насаждению серьезной музыки в Ставрополе или где Вам придется работать с такою же энергией, несмотря ни на какие невзгоды на пользу и славу искусству. Примите же от нас это скромное приношение и верьте нашим искренним пожеланиям».

Известный ставропольский предприниматель Б.Д. Бедросов стал пионером открытия в 1911 году первого на Северном Кавказе стационарного кинематографа «Биоскоп». Первые киноленты «Выход с завода» и «Политый поливальщик», показанные в губернском центре, вызвали восторг у зрителей. Кинематограф «Биоскоп» был открыт в специально возведенной пристройке к дому купца Новатни на Николаевском проспекте (ныне кинотеатр «Октябрь»), нижний этаж которого занимал роскошный универсальный магазин, а на верхнем с зимним садом и открытой галереей для прогулок в антрактах находился самый современный для своего времени зрительный зал с ложами и бельэтажем.

Арендатором «Биоскопа» был Б.Д. Бедросов. Он, как пишет Герман Беликов, «превратил свое заведение не только в доходное место, но и своеобразный духовный центр города». Газеты на это событие писали: «Сенсационная новость! Открыт жемчужный экран театра «Биоскоп». Волшебно-чарующее зрелище! Спешите посмотреть...». Б.Д. Бедросовым также была арендована земля около Ярмарочной площади для аэродрома, и с этого аэродрома Бедросова в 1911 году впервые в Ставрополе в воздух поднялся аэроплан.

Широкой известностью в городе пользовался летний театр М.С. Пахалова, построенный в 1909 году на территории нынешнего парка Центральный, на сцене которого ставили современные по тому времени пьесы как местных, так и приезжих артистических групп: «Театр-сад Центральной гостиницы М.С. Пахалова со 2-го дня Пасхи, 11 апреля 1911 года, во вновь выстроенном казенном закрытом театре начнутся спектакли малорусской группы под управлением АЛ. Суходольского. Ежедневно во время обедов и ужинов концерты настоящего румынского оркестра Бухареста под управлением известного солиста-цимбалиста г. Стефанеско при участии обновленного состава персонального оркестра». «Первоклассный ресторан, образцовая кухня. Внимательное услужение. Вход в сад-ресторан бесплатный».

Интеллигенция армянского происхождения г. Ставрополя на рубеже XIX-XX веков была представлена врачами, инженерами, государственными служащими, многие из которых получили образование в Санкт-Петербургском, Московском университетах и высших учебных заведениях зарубежных стран. Среди них - ставропольский городской архитектор Яромышьянц, гражданский инженер Т. Туманов, директор музыкальной школы И.Е. Попов; банковская контора И.В. Попова: управляющий - Рубен Богданович Саркисов, доверенный - Исаак Карапетович Дживелегов, бухгалтер - Давид Петрович Серебряков; член губернского Совета по налогу с недвижимых имуществ Петр Степанович Ерганджиев; производители работ (старшие землемеры): отставной коллежский регистратор Агаджан Давидович Агаджанянц, Баграт Егорович Харатов; канцелярия Ставропольской губернии: титулярный советник Иван Михайлович Бегулов; работники Ставропольского статистического комитета Леон Павлович Гукасянц, Александр Шмавонович Малаян; учитель бухгалтерских курсов Ольгинской женской гимназии Яков Иванович Тадеосянц; казначей Семейного собрания служащих Михаил Серафимович Каспарян: исполняющий дела судебного следователя l-ro участка Ставропольского уезда С.Д. Ениколопов, городской санитарно-эпидемический врач Н.Е. Осипянц, врачи Т.И. Багданов, А.А. Багдасарянц и многие другие.

Если обратиться к различным источникам, в которых представлены фамилии армян, владевших престижными заведениями культурного назначения, можно перечислить лишь некоторую часть из них: это первоклассная гостиница «Метрополь» М.А. Цатурова, гостиница «Москва» А.А. Амирханова в г. Екатеринодаре; а также предприятия товарищества С.М. Киракозова и Б.Г. Оганова во Владикавказе, фирма «И.А. Ахвердова и К0» общества Грозненского нефтяного производства.

Касаясь городского ведомства из учителей: инспектор Темир-Хан-Шуринского трехклассного городского училища Карапет Павлович Ованесов, учитель Арташес Герасимович Нонезов, армяно-григорианский священник Гевонд Григорьевич Овсепянц, учитель истории Петровской женской гимназии Мария Микиртычевна Ананьева; учитель физики, географии и естествознания Дербентской женской гимназии Михаил Оганесович Амирагянц, врач этого училища Андрей Иванович Симонянц; учитель математики Екатеринодарской мужской гимназии имени В.С. Климова Тигран Гарегинович Туманянц, физики - Авраам Емельянович Когосянц, учительница французского языка Мария Хачатуровна Кусикова; уполномоченный городского общественного управления г. Дербента Л.М. Саруханов. Почтово-телеграфная контора представлена чиновниками Акопом Хачатуровым и Топчиянцем. Городская управа г.г. Кизляра, Моздока и думы представлена преимущественно лицами армянской национальности и многими другими.

Интеллигенция армянского происхождения Северного Кавказа представлена значительным числом в «Списке дворян...».

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top