Об армянских культурных ценностях, вывезенных их Крыма

Исследование культурного наследия крымских армян часто требует выяснения и прослеживания основных объективно сложившихся путей передвижения созданных ими или же содержащихся у них культовых ценностей. Вопрос этот крайне мало изучен, и в настоящей работе удалось обозначить и систематизировать лишь основные и наиболее ощутимые его моменты. Задача осложняется тем, что подобного рода ценности, как правило, изготавливались или приобретались по заказу, поэтому прослеживать их судьбу в качестве товаров широкого сбыта неактуально. И хотя в международной торговле доля культовых ценностей была незначительна, тем не менее они нередко становились предметом торга и продажи.

Можно констатировать, что в истории крымских армян передвижения культовых ценностей до поры до времени носили эпизодический характер, обусловленный их вывозом за границы полуострова тем или иным человеком или же группой людей. Процесс этот представляется стихийным и сложно прослеживаемым, поскольку и первые, и вторые оставляли Крым как в поисках лучшей жизни, так и с целью паломничества или же странствования. Вывезенные таким путем культовые ценности представляли собой в первую очередь образцы церковных книг – произведения киликийских и во многом подражавших им местных книжных мастеров, завоевавших уважение и высокий авторитет. В качестве дарственных подношений или же выставленных на продажу предметов они оседали в армянских церквях и монастырях, действовавших на территории исторической Армении, в странах Восточной и Западной Европы, а также Ближнего Востока. И даже в ходе стихийной миграции, имевшей место в период кровопролитного завоевания полуострова турками-османами в 1475–1476 гг., перемещение культовых ценностей не было существенным в своих масштабах. Во всяком случае, так можно утверждать по имеющимся на сегодняшний день данным. К числу вывозимых объектов относились церковные атрибуты – те же рукописные книги, обрядовые предметы и иконы. О вывезенных же в тот период культовых ценностях памятного значения, то есть хачкарах, накладных поминальных крестах и надписях, почти ничего не известно.

Намного более существенным был вывоз церковных книг в период восточной миссии французских аббатов Франсуа Севина и Мишеля Фурмона в 1730 г. Целью их экспедиции было обогащение королевской библиотеки ценными образцами редких книг. Тогда во Францию было вывезено около 134 томов армянских манускриптов, в том числе и крымского происхождения. Большая их часть была куплена аббатами, но были и случаи похищения. Так, одна из крымских рукописей за вознаграждение была украдена разбойничьей группой татар из одного армянского монастыря Крыма, настоятель которого отказывался продавать ее. Написанная на армяно-кипчакском – редчайший случай для крымской книжной коллекции, – она повествовала о противоборстве Армянской и Греческой церквей.

В 1778 году в связи с принудительным переселением христиан полуострова, организованным российскими властями, перемещение созданных армянами культовых ценностей приобрело системность и массовость. В подавляющем большинстве своем эти ценности были представлены выдающимися образцами многовекового творчества крымских армян. Но среди них были и уникальные памятники, в древности перевезенные армянами-поселенцами из различных уголков исторической Армении. По давним поверьям, в числе последних были даже предметы, привезенные в Крым из столицы Багратидского царства – Ани.

Согласно сведениям архиепископа российских армян Овсэпа Аргутяна- Долгорукого (Аргутинский), тысячи крымских армян, переселенных в 1778 г. в Екатеринослав (близ современного Новомосковска на Днепре), а затем – в прибрежные степи Подонья, вывезли из Крыма «огромные богатства». Церковная утварь, древние рукописи и облачения были размещены в большие деревянные ящики, запечатаны и транспортированы поначалу в Екатеринослав, а оттуда – в Подонье. Со временем у берегов Дона, вблизи крепости Святого Дмитрия Ростовского, бывшие крымские армяне основали и выстроили город Нор, или Новый, Нахиджеван (ныне – в черте города Ростова-на-Дону), славящийся несколькими своими церквями, и шесть окололежащих селений, также имевших свои духовные центры. Таким образом, вывезенные из Крыма культовые ценности нашли свое место в здешних церквях и монастырях.

Особый интерес вызывает передвижение в Подонье армянских рукописных книг, созданных или же содержащихся в Крыму. Сводная коллекция их состоит в общем из 400 томов, написанных в XIV–XVIII вв. Однако к вывозу в Нор Нахиджеван отношение имеют большей частью те 300 томов, что ныне хранятся в Матенадаране им. Месропа Маштоца в Ереване. Что касается остальных ста томов, разбросанных по различным музеям, библиотекам и частным коллекциям мира, то они были вывезены из Крыма либо до переселения крымских армян в Приазовье, либо после, в XIX в. Причем вывоз рукописных книг в XIX веке во многом связан с именем Минаса Бжишкяна (Минай Медици) – известного католического монаха из числа венецианских мхитаристов. В 20-х гг. XIX в. он служил в Крыму, в Карасубазаре (ныне – город Белогорск), в качестве духовного предстоятеля местных армян-католиков. Приобретенные по инициативе М. Бжишкяна манускрипты, транспортированные в Европу, в основном были включены в коллекции библиотек конгрегации мхитаристов в Венеции и Вене.

Книги же, вывезенные в Подонье в период переселения 1778 г., после многомесячных скитаний и многолетних ожиданий нашли приют в церквях и монастырях города Нор Нахиджевана и окрестных селений, оставаясь здесь более ста лет. Позднее в подавляющем большинстве своем они были перевезены в Первопрестольный Св. Эчмиадзин, а в дальнейшем переданы Матенадарану.

Херувим Кушнерян в 80-х г. XIX в. в хранилище церкви Святого Григора Просветителя в Нор Нахиджеване увидел более 200 рукописных книг, три четверти из которых были написаны в Кафе и Сурхате (соответственно – города Феодосия и Старый Крым в Крыму). Здесь было также три великолепных пергаментных Евангелия киликийского происхождения. Собрание включало и множество крымских Евангелий, два образца сочинений Саргиса Шнорали, множество роскошных лекционариев, изборников, Четьих Миней, гимнариев и так далее. Причем, Хр. Кушнерян отмечает, что книжная коллекция церкви Святого Григора Просветителя, главной святыни Нор Нахиджевана, была намного богаче, нежели остальных армянских церквей города и его округи. К примеру, в принадлежности церкви Святой Богородицы в селении Большая Сала, вблизи Нор Нахиджевана, были лишь одна книга Четьих Миней и несколько Евангелий. Зато здесь было много привезенных из Крыма ритуальных крестов и других предметов церковной утвари.

Интересен принцип распределения ценностей крымских духовных центров в церквях и монастырях Подонья. Архиепископ О. Аргутян-Долгорукий взял на себя обязательство именем каждого армянского духовного очага, действовавшего на полуострове, построить здесь новый и передать ему имущество предыдущего. Естественно, этот замысел был осуществлен лишь частично, поскольку невозможно было на новом месте воссоздать огромное число крымских армянских церквей и монастырей. В результате значительная часть привезенной из Крыма церковной утвари осталась неиспользуемой. Долгое время она хранилась в храме Святого Григория Просветителя в Нор Нахиджеване – в четырех больших, переполненных до отказа и запечатанных ящиках, а в 1867 г. по приказу католикоса была перевезена в главную святыню Армянской апостольской церкви – в первопрестольный Святой Эчмиадзин.

Рафаэл Патканян свидетельствует, что среди ценностей, привезенных из Крыма в Подонье, были и старинные иконы, в свое время вывезенные из столицы Ани. Однако, оставленные «невежественными церковными управляющими» в сырости и бесхозности в хранилищах Нор Нахиджевана, к 70-м гг. XIX в. они пришли в полную непригодность. Видимо, речь идет именно о ценностях, «хранящихся» в упомянутых выше запечатанных ящиках, ответственность за которые несли церковные управляющие.

Рассмотрим историю передвижения одного интереснейшего памятника – каменного креста Сурб Хач, прошлое которого также связывается с Ани.

В числе основанных О. Аргутяном-Долгоруким святынь был и находящийся недалеко от города Нор Нахиджевана монастырь Сурб Хач. Тот, согласно сообщению Ерванда Шахазиза, был воздвигнут в память о крымском монастыре Сурб Хач. В другой своей работе Е. Шахазиз пишет, что величайшей святыней нор-нахиджеванского монастыря Сурб Хач, которая и явилась «основанием для построения и именования» его, был тамошний большой каменный крест, хранящийся под «позолоченной стеклянной рамой». Этот священный крест, именуемый «Сурб Хач», долгие века хранился в крымском монастыре Сурб Хач и был привезен в Подонье в самом конце 1778 г. 

Помимо креста Сурб Хач, армянами из Крыма был вывезен еще один схожий большой священный каменный крест, который принадлежал уже монастырю Спасителя близ села Бахчи-эли (ныне село Богатое в Крыму). Этот крест, согласно приведенному М. Бжишкяном преданию, был освящен самим апостолом Тадэосом (Фаддей), проповедовавшим христианство в Армении. Вывезенный из монастыря Спасителя, он поначалу также хранился в нор-нахиджеванском монастыре Сурб Хач. Последний собственно был освящен во имя Сурб Хача и Пркчи, то есть Святого Креста и Спасителя, и фактически призван был увековечить память об этих двух армянских духовных центрах Крыма. Поэтому архиепископ О. Аргутян-Долгорукий новопостроенному духовному центру близ Нор Нахиджевана передал не только каменные кресты из двух указанных крымских монастырей, но и все остальное их имущество. Впоследствии крест из монастыря Спасителя был увезен в Императорский музей Санкт-Петербурга, а Сурб Хач остался в Подонье. Затем он был вывезен из здешнего монастыря Сурб Хач и установлен в кладбищенской церкви Сурб Карапет (Святого Предтечи) в Нор Нахиджеване. Ныне он экспонируется в центральном музее города Ростова-на-Дону.

При всем сказанном есть один сомнительный момент. Думается, что безмерно почитаемый каменный крест, освящение которого по преданию связывалось с апостолом Тадэосом, вряд ли мог быть отдан армянами в Императорский музей. А посему надо полагать, что предание об освящении апостолом Тадэосом касалось именно креста Сурб Хач. Причем заметим, что во времена М. Бжишкяна, в 20–40-х гг. XIX в., армяне уже давно в подавляющем большинстве своем оставили полуостров и увезли свои культовые ценности. А значит, М. Бжишкян рассказывает о кресте из монастыря Спасителя, основываясь на услышанных рассказах, и очень возможно, что путается в сведениях о двух крестах.

Самое интересное то, что двухметровый крест Сурб Хач, хранящийся ныне в центральном музее Ростова-на-Дону, выполнен из вулканического базальта, который действительно не характерен для Крыма. Он представляет собой прямоугольную стелу с полукруглым верхом. На лицевой стороне небрежно высечен продолговатый крест с расширяющимися ветвями. Над этим крестом высечен круг, в котором совмещены резные изображения выступающего равноконечного креста и отступающего цветочного орнамента из четырех лепестков. Яснее говоря, кончики крестовых ветвей внутри круга, расширяясь, приближаются друг к другу, образуя меж собой лепестки-впадинки. Снизу, по обе стороны от круга, изображены простейшие растительные побеги, символизирующие древо жизни. Сложно определить возраст и происхождение креста Сурб Хач, но он, по стилю и композиционному построению восходящий к истокам возникновения хачкарного искусства, находит аналоги в декоративно-мемориальном искусстве Армении VI–VII вв.

Как можно было заметить, армяне имели особое отношение к раритету Сурб Хач. Несмотря на солидный вес и тяжелейшие условия передвижения, они дважды забирали его с собой и транспортировали на дальние расстояния. Почитался именно верхний взятый в круг крест, мотив которого встречается не только в крымском монастыре Сурб Хач (на замковом камне над входом в трапезную, на подпружной арке в самой трапезной, на деревянных дверях, хранящихся ныне в Краеведческом музее Феодосии и т.д.), но и в других армянских памятниках Восточного Крыма – по обе стороны купели церкви того же монастыря Спасителя и в церкви Святой Пятницы села Тополевка (бывшее Топты, или Топлы). А в южную стену армянской церкви Святого Саргиса в селе Тополевка вставлен хачкар, по размерам, форме и композиции в целом схожий с хачкаром Сурб Хач. Такой же хачкар сохранился и на территории бывшей армянской церкви Святой Богородицы в селе Салы (ныне село Грушевка в Крыму). Перечисленные факты свидетельствуют, что крымские армяне стремились в своих церквях и монастырях иметь памятники, вторящие крест Сурб Хач, или же старались украсить их декоративными элементами, схожими с его мотивами. Не исключено, что святыня из монастыря Спасителя также была копией священного креста Сурб Хач, но копией почитаемой, поскольку крест был включен в число перевозимых в Подонье ценностей, и копией достойной, поскольку был вывезен в Императорский музей Санкт-Петербурга.

Важно отметить, что в 1778 г. в ходе вынужденного переселения крымских армян именно наиболее интересные в художественном отношении произведения вывозились в Императорский музей Санкт-Петербурга. Помимо упомянутого креста, туда были отправлены и двухстворчатые резные дубовые двери церкви Святых Архангелов Кафы, датирующиеся 1371 г. По данным М. Бжишкяна, в Санкт Петербург были увезены и некоторые из хачкаров, находящихся у церкви Святого Воскресения в той же Кафе. Общее число их на месте достигало десяти. Это были возвышающиеся на постаментах большие каменные кресты высотой с человеческий рост.

Саргсян Татевик Эдуардовна – кандидат исторических наук, главный специалист Научно-исследовательского центра памятникоохранных исследований Автономной Республики Крым (г. Симферополь)

"  Армяне Юга России: история, культура, общее будущее"   Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top