Армянская церковь Григория Лусаворича и самоорганизация армянской диаспоры в Осетии

В полиэтничной структуре Осетии армянская община, формировавшаяся с конца ХVIII в., всегда отличалась особой стойкостью этни ческих признаков, внутренней консолидацией и высокой степенью адаптации к внешним воздействиям. Как правило, такие состояния объясняются многочисленностью, многократными пополнениями, трагической историей, актуализировавшей национальное самосознание, и т.д.

Но главным фактором, способствовавшим этнокультурной консолидации армянской общины, был конфессиональный. Армяне в Осетии стали не только этнической группой, но и религиозной общиной, а армяно-григорианская вера в данной культурно-исторической ситуации становилась этнодифференцирующим и этноконсолидирующим признаком.

Одним из первых событий в адаптационном процессе армян во Владикавказе было строительство церкви. Свое название церковь получила по имени Григора Лусаворича (Просветителя). Специфика ее догматики определялась принадлежностью армяно-григорианской веры к монофизитской ветви христианства. Первое упоминание о желании владикавказских армян иметь свою церковь относится к 1839 г. За несколько лет были улажены организационные вопросы и построено небольшое деревянное здание. В 1843 г. армяно-григорианская церковь была освящена. Столь знаменательное событие произошло при его святейшестве Нерсесе V, верховном патриархе и католикосе всех армян. Деревянная церковь просуществовала 21 год. В 1862 г. Астраханская армянская консистория подняла вопрос о строительстве каменного храма. Численность армянского населения неуклонно росла, небольшая по своим размерам церковь с трудом вмещала всех верующих, особенно в дни религиозных праздников. В июне 1897 г. Астраханская епархиальная консистория направила начальнику Терской области генерал-лейтенанту А.М. Смекалову проект детальной реконструкции церкви. После специальной экспертизы и отзыва архитектурной службы было дано разрешение возвести 2 новых боковых входа с колокольней. Тогда же были приглашены строители из святого Эчмиадзина. Вначале церковь представляла собой крестово-купольную трехнефную базилику с трехъярусной колокольней на западном фасаде.

При перестройке колокольню убрали, а церковь превратили в пятинефную базилику. Средства на строительство были выделены не только Астраханской армяно-григорианской епархиальной консисторией по повелению верховного патриарха и католикоса всех армян Матевоса, но и местными прихожанами. Часть расходов взял на себя Лорис-Меликов — начальник Терской области, человек, оставивший яркий след в истории Владикавказа.

18 августа 1902 г. состоялось торжественное освещение перестроенной церкви. На церемонию прибыл астраханский армяно-григорианский архиепископ Аристакез Сидракянц. Событие было отмечено торжественным обедом в зимнем помещении коммерческого клуба.

Известно, что поводом к организации религиозного учреждения для последователей конкретного вероучения является потребность в отправлении религиозного культа. Но деятельность армянской церкви была гораздо шире. В адаптационном процессе армян-беженцев большое значение имела иллюзорно-компенсаторная, или психотерапевтическая, функция религии. Люди, пережившие страшный геноцид, тяжелые потери, хозяйственные, бытовые, языковые и другие сложности, находили утешение в церкви, в своей вере, в молитвах.

В стенах храма решались важные для общины вопросы, священнослужители хорошо знали проблемы своей многочисленной паствы и были готовы оказать помощь, утешить утешение, дать добрый совет, а в необходимых случаях и предоставить материальную поддержку.

Состоятельные прихожане часто делали пожертвования, а церковь изыскивала возможности для благотворительной деятельности. Например, в 1903 г. благочинный Владикавказской армяно-григорианской церкви Акоп Сарикянц получил от горожанина Г.И. Евангулова сторублевую государственную ренту с процентами (6 купонами) на учреждение в городе бесплатного приюта для бедных армян. В иноэтнической и иноконфессиональной среде особую значимость приобретает коммуникативная функция религии, выполняемая церковью. Она становилась местом удовлетворения потребности людей в национальном, земляческом, родственном общении. После церковных служб прихожане не спешили расходиться по своим домам, они проводили здесь свой досуг. Внутриобщинной коммуникации способствовало и место расположения церкви в районе компактного проживания армян.

Религиозный символизм, обряды и обычаи способствуют социальной сплоченности, а принятие определенной системы верований включает человека в религиозную моральную общность и служит сплачивающей силой. Религиозный комплекс тесно связан с традиционной духовной культурой этноса, с обрядовой жизнью. Все армянские религиозные праздники — Рождество и Крещение, Масленица, Вербное воскресенье, Пасха, Вознесение, Преображение — предполагали многолюдность при проведении богослужений. В эти дни в армянской церкви собиралась вся община. После службы во дворе церкви устраивалась церемония жертвоприношения, накрывались праздничные столы, звучала народная музыка. Все праздники предполагали сплоченные действия, усиливавшие внутриобщинную коммуникацию. Коммуникативная роль церкви проявлялась и в семейной обрядности. С этим социальным институтом были связаны все основные события жизненного цикла человека — крещение, заключение брака и другие.

Регулятивная функция проявляется и в заботе о молодом поколении, в воспитании и социализации молодых членов общины. Армянские дети посещали церковь, принимали участие в определенных обрядовых действиях. Особую заботу церковь проявляла об их образовании. В архивах сохранилось множество различных прошений и ходатайств армянского духовенства об открытии школ.

При владикавказской армяно-григорианской церкви было создано «Армянское для всепомощенствования учащимся общество» во главе со священником П. Кусакянц (Гусикянц), двухклассная церковно-приходская школа, армяно-григорианское начальное училище, ремесленное училище, церковно-приходское училище для девочек-армянок, одноклассное мужское училище. Все эти заведения существовали в основном на церковные средства и сборы прихожан. Церковь ежегодно выделяла 1 тыс. руб. «Армянскому для всепомощенствования обществу» на содержание школ. Закон Божий преподавался настоятелем армянской церкви, он был обязательной дисциплиной.

В середине 1870-х гг. во Владикавказе открылось первое церковноприходское одноклассное училище, для которого недалеко от храма было приобретено и оборудовано на церковные средства специальное здание. Армянские купцы и содержатели духанов не жалели средств на образование. Многие армяне вкладывали личные средства в открытие школ и училищ. Среди них начальник Терской области Лорис-Меликов, вдова офицера российской армии Мария Аветисовна Автандилова, оставившая в своем духовном завещании 5 тыс. руб. золотом, вырученные от продажи ее недвижимого имущества с торгов и поровну разделенные между церковью и церковноприходским училищем.

В 1885 г. многие национальные школы подверглись гонениям и были закрыты. Однако благодаря стараниям верховного патриарха и католикоса всех армян Макара через 5 лет удалось восстановить эти учебные заведения. Летом 1896 г. армянское общество во Владикавказе обратилось к городским властям с ходатайством об открытии при церкви училища для детей. С аналогичным ходатайством обратился в сентябре 1898 г. настоятель армянской церкви в Дирекцию народных училищ Терской области. В обращении говорилось о желании армянского общества открыть при церкви одноклассное мужское училище на 60 человек с двумя учителями и законоучителем, а также высказывалась просьба принимать в училище только детей армяно-григорианского вероисповедания. Общество обязывалось ассигновать для этой цели 1500 руб. В октябре того же года училище было открыто, учащимися стали 25 детей из армянских семей. Это учебное заведение действовало до 1915 г.

Существовавшие церковно-приходские школы были объединены в начальное училище под руководством Давида Ивановича Нониянца. На средства церкви для училища было возведено специальное просторное здание, приобретена богатая по тем временам библиотека из 682 книг на армянском, грузинском и русском языках. Училище содержалось исключительно на церковные средства и сборы прихожан, а руководило им армянское общество города, которое возглавляли Сатаров, А. Кациев, А. Самвянц, М. Тер-Абрамянц. В документах сохранились имена преподавателей: Георгий Автандилов, Влас Власянц, Степан Демурянц, Тигран Тер-Хачатурян. Попечителем была церковь, которая имела большие полномочия. Например, в 1914 г., когда между преподавателями произошел конфликт, попечительский совет по своему усмотрению уволил весь педагогический состав и пригласил новых учителей. При этом совет не счел нужным посоветоваться с родителями учеников. Очевидно, что попечители имели не только большие права, но и хорошо справлялись с обязанностями.

В городе существовало и частное заведение для детей армян обоего пола. Оно было открыто стараниями Шушаник Арсеновны Дейкарханянц в сентябре 1914 г. Главными предметами в этой школе были Закон Божий, армянский язык, уроки проводил настоятель армянской церкви. Таким образом, церковь старалась включить религиозную мораль и ценности в образовательный и воспитательный процесс. Религиозные традиции были существенным атрибутом не только семейного, но и общественного воспитания и передавались из поколения в поколение.

Церковная и мирская жизнь армянской общины были тесно переплетены, что позволяло церкви участвовать во многих сферах жизнедеятельности. Церковь проводила широкомасштабные акции по сбору пожертвований пострадавшим от эпидемий и неурожаев в азиатской Турции и селах Эриванской губернии, от военных действий, особенно в годы Первой мировой войны, а также организовывала юбилейные мероприятия, связанные с историей и культурой армянского народа. В октябре 1913 г. отмечалось 1500-летие армянского алфавита и 400-летие книгопечатания. В армянской церкви было проведено торжественное богослужение, крестный ход в школу, подготовлено музыкальное утро с участием детей.

Армянская церковь Владикавказа стала единственным религиозным учреждением, которое не закрывалось во время советской власти и стало пристанищем для всего христианского населения города. Немаловажную роль сыграл внешнеполитический аспект и обусловленная им моральная и материальная поддержка церкви извне. Армянская диаспора отличалась от других этнических групп тем, что в ее инфраструктуре конфессиональная составляющая преобладала над светской. Все светские городские социально-культурные практики, используемые другими диаспорами (культурно-просветительские, благотворительные, образовательные и прочие), были включены в поле деятельности армянской церкви и находились под ее контролем. В современных условиях возрождения диаспорной жизни церковь сохраняет свои ведущие позиции, активно взаимодействуя с национально-культурным обществом, участвуя в установлении контактов с армянскими диаспорами других государств, в миротворческих акциях, в возрождении национальной культуры.

З.В. Канукова.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.