Армянский район Северо-Кавказского края в документах районного комитета ВКП(б) (1925 — начало 1930 гг.)

На разных этапах советской историографии приоритеты в изучении истории национально-административной организации малых народов СССР менялись, но она всегда вызывала интерес. В Юго-Восточном, а затем Северо-Кавказском крае уже в начале 1920-х гг. получили существование национальные административные районы как национальные автономии районного масштаба, в том числе Армянский национальный район.

Источниковая база данной статьи обладает определенными лакунами. Не удалось выявить ни одного номера районных газет описываемого периода. В конце 1990-х гг. автор статьи намеревался записать устные рассказы о жизни, в частности, хутора Афанасьевский Постик Туапсинского района, но очевидцев событий 1920–1930 гг. уже не было. Приводимые факты из жизни района, деятельности его органов власти в архивных документах отражены скудно, но тем не менее дают возможность схематично представить панораму жизни национального района в первые годы его существования.

На Кубани одной из первых автономий подобного рода (после Шапсугского) стал Армянский район (решение было принято 10 марта 1925 г.), образованный путем выделения территорий из Горячеключевского и Хадыженского районов, включавший населенные пункты Кубанского и Майкопского округов. Центром его стала станица Елизаветпольская. Формирование района завершилось в ноябре 1925 г. образованием самостоятельной районной административной единицы, вошедшей в состав Майкопского округа. На тот момент в районе было 54 населенных пункта и населения более 6 тыс. человек. По складывающемуся к тому времени положению во вновь организуемом районе формировались органы власти, райисполком и райком партии. В архивных документах не отражен количественный состав членов партии в органах советской и партийной власти на момент их формирования. Однако известно следующее: по состоянию на март 1926 г. на весь район насчитывалось 9 человек членов районной партийной организации ВКП(б), 7 членов и 2 кандидата.

Из них 5 армян и 4 русских. Любопытны сведения об образовании и политическом уровне членов парторганизации. Грамотных, могущих читать и писать по-русски — 4. Малограмотных, могущих читать и писать по-русски — 4. Малограмотных, могущих читать, но не могущих писать по-русски — 1. Грамотных, могущих читать и писать по-армянски — 6. Не могущих читать и писать по-армянски — 3. Политически развитых достаточно — 2. Политически малограмотных — 4. Политически весьма слабо развитых — 3. По состоянию на март 1926 г. система народного образования функционировала не достаточно хорошо. На весь Армянский район насчитывалось 20 школ: 2 русские и 18 армянских. Обучалось 50–55 % детей района. Остальные не посещали по религиозным мотивам или не имели такой возможности. Здесь необходимо заметить, что во многих армянских школах были русские классы.

В районе была сложная криминальная обстановка. В информационном материале Майкопского округа весной 1926 г. констатировалось следующее: в Армянском районе был высок уровень преступности, и окружная организация требовала усилить борьбу с преступностью в районе как путем скорейшего рассмотрения судебно-следственными органами уголовных дел, так и путем усиления состава милиции района.

Кроме того, в результате обследования окружные проверяющие подвергли критике аппарат Северо-Кавказского крайисполкома, т.к. его методы подбора работников для укомплектования аппарата Армянского районного райисполкома признали недопустимыми. Это происходило потому, что «приезжающие из Армении и других мест (в основном из Нахичевани-на-Дону) являются между собой родственниками, что в сугубо серьезной степени подрывает авторитет аппарата райисполкома, особенно со стороны русской части населения и авторитет ответственных коммунистов, членов президиума райисполкома».

Согласно политической сводке по Армянскому району на 20 июля 1927 г., в районе 12 июля в 20 ч был убит работник милиции. Как следует из сводки, он был русским. Убийство носило признаки межнационального конфликта. Первоначально местные русские «спецы» объясняли это преступление местью армян. Ситуация была сглажена соглашением усилить поиски и найти убийц, интенсифицировать работу по достижению гармонии в межнациональных взаимоотношениях.

С целью усиления партийного ядра района на заседании бюро Армянского райкома Майкопского округа Северо-Кавказского края от 27 октября 1927 г. было принято решение: исходя из осуществления национальной политики района и трудности национального усиления райпарторганизации извне, поставить задание парторганизации увеличить его за счет приема в партию «коренного» населения из среды бедноты, для чего следует выполнить следующее: 1. Создать кандидатские группы в следующих сельсоветах: Гойтхском, Режетском, Кунайском. Усилить существующие ячейки в сельсоветах Елизаветпольском, Садовом, Кубано-Армянском и на станции Гойтх. 2. Методом подбора должен стать индивидуальный с учетом: социального положения, службы в Красной армии, отношения к комсоставу и участия в общественной работе. 3. В отношении поручительства, учитывая, что на местах нет партийных ячеек, допустить поручительство членов партии, находящихся в районном центре. 4. Работу поручить товарищам, прикрепленным к сельсоветам и ячейкам, которым также предстоит заняться индивидуальным подбором могущих быть принятыми в кандидаты ВКП(б), при соблюдении классового принципа подбора.

Надо сказать, что такие меры обозначались неоднократно. Однако коммунистов для руководства районом не хватало. Например, бюро Армянского района 14 апреля 1930 г. просило окружком срочно прислать в район 5–10 партработников-армян для постоянной работы в районе и наряду с этим прислать не менее 10 человек на временную работу. Но их трудно было подыскать в немалой степени из-за бытовой неустроенности. Доказательством служит докладная записка секретаря Армянского райкома ВКП(б) Н.Я. Шляхова в бюро Майкопского окружкома ВКП(б) от 8 февраля 1928 г. с просьбой отпустить из бюджета округа 15 тыс. руб. на строительство районного общежития для служащих, поскольку их привлечению в район мешало отсутствие квартир и бытовых условий.

В 1928 г. выпускалась районная газета «Мурч-Мангах», где материалы давались на русском и армянском языке. Бюро райкома предлагало высылать в ее редакцию разрешенные к опубликованию протоколы райисполкома, райкома и т.д. и всячески усилить ее распространение. Для русского населения на русском языке начала издаваться районная газета «Красный пахарь». Поднимался вопрос о судебной системе. 4 мая 1928 г. на заседании бюро Армянского райкома по его просьбе был организован самостоятельный судебный участок в Армянском районе (8-й судебный участок Майкопского округа), в связи с чем отмечалось увеличение поступления в производство дел и более быстрое их рассмотрение.

Велась борьба с оппозиционными настроениями. На закрытом заседании бюро Армянского райкома ВКП(б) 5 июня 1928 г. в присутствии секретаря окружной КК Корытного, начальника отдела ОГПУ Гофицкого, секретаря окружкома ОГПУ Волкова и сотрудника ОГПУ Копылова было заслушано дело о контрреволюционной группировке «Кайтар» внутри районной организации ВЛКСМ. Было выяснено, что ее в районе не было и нет. Все выявленные прокламации и протоколы группы «Кайтар», послужившие поводом для ареста членов районной организации ВЛКСМ, оказались «авантюристическим измышлением» начальника административного отдела (милиции) Армянского района Гуроглянца и милиционера Адриади. Относительно арестов части комсомольского актива, в том числе 2 селькоров, было констатировано «отсутствие детальной проверки тех данных, коими располагала организация».

Кандидаты в ВКП(б) из армянского населения первоначально, для укрепления партячеек нацкадрами, вступали в партию по облегченной процедуре. В протоколах о приеме в ВКП(б) прямо говорилось, что при приеме в партию нацменов необходимо учитывать национальность. Благодаря этому преимуществу, нацмены вступали туда без поручителей. Не до конца в районе были преодолены межнациональные трения. Так, на II пленуме Армянского райкома 20–22 сентября 1929 г. депутат Х.А. Алвандов утверждал, что среди русской части «спецов» и ответственных работников еще живет великорусский шовинизм. Охарактеризуем национальный состав районного ВЛКСМ. На 1 октября 1928 г. в Армянском районном ВЛКСМ было 238 армян и 254 русских. На 1 мая 1929 г. — 186 армян и 139 русских. Языковая проблема в районе была сложной, но решаемой. Так, на IV районной партийной конференции (26 июня 1929 г.) доклады делались в основном на русском языке и в случае надобности, если кто не вполне понимал, переводились на армянский язык через переводчика.

О численности партийной организации района можно сказать следующее. По состоянию на 1 ноября в ячейках Армянского района состояло 32 человека: Елизаветпольская — 17 членов ВКП(б), 10 членов и 7 кандидатов; Гойтх — 8 членов ВКП(б), 5 членов и 3 кандидата; Кубано-Армянское — 4 члена ВКП (б), 3 члена и 1 кандидат; Садовая — 3 члена ВКП(б). На V районной конференции (26–29 мая 1930 г.) Армянского района депутат Оганесьян говорил: «Ранее вопросу подбора работников для района почти не уделялось внимания. Первого попавшегося армянина, не проверив, что он из себя представляет и сможет ли он принести пользу, препровождали в Армянский район. Я в этом убедился, когда направляли меня самого в этот район».

Одной из отличительных особенностей армянского населения было то, что некоторая его часть в 1920–1930 гг. сохраняла иностранное (турецкое и персидское) подданство. Достижением района можно считать начало коренизации и охват всех детей начальным школьным образованием. Из доклада о работе Армянского райкома ВКП(б) за 1931 г., 7-й районной партконференции (12–15 января 1932 г.), с. Елизаветпольское (докладчик — секретарь Армянского райкома ВКП(б) Г.Б. Муратов): «В Армянском районе в 1931 году был осуществлен 100 % охват детей школьного возраста школами первой I ступени». «В 1931 году была проведена коренизация аппаратов районных и сельских организаций и перевод делопроизводства во всех сельских и большинстве районных (имеющих непосредственную связь с населением и низами) — на армянский язык».

Конференция требовала «безусловно, закончить коренизацию и перевести делопроизводство на армянский язык на сто процентов». За 1931 г. подготовку на курсах секретарей партийнокомсомольских ячеек и колхозного актива прошли 355 человек. Была организована и новая районная газета «Берки-Амар». Согласно протоколу № 33 закрытого заседания бюро Армянского райкома ВКП(б) от 5 марта 1933 г. и другим документам, районная газета «Берки-Амар» с 1 марта 1933 г. по 31 декабря 1933 г. Принесла доход в 12 775 руб., а расходы по ней составили 39 145 руб. Для покрытия убытка по газете край отпускал 7 тыс. рублей, остальные 20 тыс. покрывались районным бюджетом. Фракция райисполкома обязывалась все расходы, связанные с приобретением инвентаря, оборудованием и ремонтом здания типографии, покрыть с помощью дополнительной дотации, не включая эти расходы в счет 20 тыс. рублей.

Был утвержден новый формат газеты А3, на 4 полосах с тиражом в 2 тыс. экземпляров, периодичность 10 номеров в месяц и подписной стоимостью 50 коп. в месяц. Сразу заметим, что запланированного тиража в 2 тыс. экземпляров не удалось достигнуть и к концу 1933 г. Райком Коммунистического союза молодежи обязали в течение 2 дней выделить 5 комсомольцев для работы в типографии. Секретарей парторганизаций района обязали до 15 марта (1933 г.) закончить подписную кампанию на газету.

Районным организациям (Райтабак, Союзтабаксырье, Райсовпроф) было предложено поставить перед краевыми властями вопрос о выделении необходимых средств на дотацию районной газеты. Однако к концу года газета была в еще более тяжелом финансовом положении, поскольку запланированные дотации не были получены в полном объеме. Край не выделил 5 тыс. руб. из обещанных 7 тыс. рублей. Таким образом, в течение первого десятилетия существования советской власти армяне, проживавшие в России, получили возможность проживания на территории Кубано-Черноморья и в рамках национальных районов.

К сожалению, этот опыт не дал желаемого эффекта, т.к. наряду с положительными имели место и негативные тенденции, которые выражались в сложности изучения родного (армянского) языка для населения национальных районов, трудностях в ведении административной документации, в том числе и при общении с подобными национальными образованиями. Тем не менее подобный опыт был и заслуживает кропотливого его изучения.

И.Г. Иванцов.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.