Основные направления деятельности армянской секции клуба Нацмен на Кубани

Первые годы советской власти характеризуются активной деятельностью различных самодеятельных национально-культурных объединений. По подсчетам Т.А. Коржихиной, до конца 1930-х гг. в стране существовало около 30 национальных организаций, в основном в центральной части СССР. Среди них Всероссийская еврейская трудовая организация «Гехолуц» (1917–1928); Польское культурно-просветительное общество «Труд» (1922); Союз корейцев на территории СССР (1918–1925); Петроградское немецкое культурно-просветительное общество и др. История большинства из этих организаций еще не написана. Что касается Кубани, то информация о последней из национальных общественных организаций, действовавших с дореволюционного времени (имеется в виду украинская «Просвита»), есть лишь за 1920 г. Больше на Кубани национальных общественных организаций в их прежнем понимании в этот период выявлено не было.

Просвещение национальных меньшинств рассматривалось большевиками как дело государственного значения. 11 мая 1918 г. было принято постановление о создании Народного комиссариата национальностей (Наркомнаца), а в октябре 1919 г. окончательно разработан «Проект положения об организации при комитетах РКП(б) отделов агитации и пропаганды среди национальных меньшинств». В 1918–1920 гг. под эгидой РКП(б) и ее национальных секций как новая форма культурно-просветительных учреждений создавались рабочие и коммунистические национальные клубы. По мнению С.Т. Калтахчана, опыт специалистов дореволюционного периода, в том числе в области культуры и просвещения, отрицался, они не были привлечены к сотрудничеству с советскими органами в полной мере, поскольку потребительский подход новой власти к беспартийным деятелям национальных культур исключал возможность их использования для идеологического обоснования проводимой политики.

С окончательным установлением власти большевиков на Кубани и Черноморье здесь начинается процесс национализации и советизации всех общественно-культурных и образовательных учреждений. В 1920 г. при областном отделе народного образования был организован подотдел Просвещения национальных меньшинств (Нацмен), главной задачей которого стала борьба с неграмотностью. Была разработана программа в области просвещения этнических меньшинств, в которой одним из основных критериев являлось право обучения на родном языке. В апреле 1920 г. вышло постановление Кубчероблревкома о создании школ национальных меньшинств, подписанное Я. Полуяном. Граждане всех национальностей, проживающих в области, получили право организации обучения родному языку в Единой трудовой школе (ЕТШ). Все расходы на содержание школ брали на себя подотделы просвещения нацменьшинств, в ведении которых к июню 1920 г. находилось 313 школ. Школы открывались там, где было не менее 25 учащихся одной национальности.

Следует отметить, что в рамках советской многоукладной школьной системы, именно ЕТШ стала центральным звеном довузовского образования. В ЕТШ обучались дети в возрасте от 8 до 17 лет. Существовали школы I и II ступеней. Школа II ступени состояла из двух законченных циклов обучения (3 года и 2 года). Согласно «Положению об организации просвещения народов нерусского языка», обязательным стало введение в школах преподавания на 1–2-м году обучения на родном языке, привлечение в детские учреждения национальных работников просвещения, введение в школах учебников на родном языке и перевод самых распространенных из них, открытие национальных детских учреждений, созыв национальных съездов, конференций, издание газет. В Кубано-Черноморском Нацмене первоначально были образованы украинская, немецко-латышско-эстонская, армянская, польская, греческая, еврейская, литовская, чешская, грузинская, азербайджанская секции. В 1921 г. были организованы бюро, которые руководили работой секций, информировали обо всех событиях, проводили мероприятия среди национальных меньшинств.

Развитие сети национальных учебных заведений можно считать приоритетным направлением в деятельности Нацмена. Согласно отчету, в 1921 г. Отделу народного образования региона подчинялась 291 национальная школа. Все расходы на содержание этих школ брали на себя подотделы просвещения нацменьшинств. В последующем сеть национальных общеобразовательных учреждений в регионе продолжала расширяться. Во все населенные пункты Кубани постоянно посылали инспекторов из подотдела национальных меньшинств, которые следили за количеством обучающихся, уровнем подготовки педагогов, материальным и техническим обеспечением учебных заведений. В своих отчетах они писали о необходимости открытия большего числа школ, недостаточном количестве учебников на национальном языке, низкой подготовке педагогического состава и в целом слабой материальной поддержке учебных заведений.

Как следует из отчетов инспекторов Нацмена, в Новороссийске существовали культурно-просветительные организации среди украинцев, греков, армян, мусульман, евреев, где периодически устраивались спектакли, интернациональные вечера и митинги для развития общественно-политического сознания населения. Особенно отмечается работа армянской театральной труппы, которая состояла из 24 артистов и за первый год существования устроила 15 спектаклей. В это же время активно работал клуб Нацмен в многонациональном Армавире. Здесь существовали секции ассирийцев, армян и немцев. При армянской секции функционировал театр под руководством известного в городе режиссера из Армении А.К. Гюльназаряна. Театр до начала 1950-х гг. пользовался популярностью среди местных жителей. Как отмечалось в отчете за 1927 г., деятельность армянской секции клуба была наиболее активной. Так, в ней работали драматический, антирелигиозный, литературный, политический, спортивный и шахматный кружки, кружок стенкоров, профкружок, кружок друзей клуба. При материальной поддержке секции в клубе работало делегатское собрание армянок.

Как свидетельствует из протокола заседания коллегии Севкавкрайоно, прошедшего в 1927 г., «культурно-просветительская работа среди национальностей нерусского населения Кубанского округа за последние годы приняла значительные размеры. Для национальностей, которые живут компактными массами (армяне, греки, украинцы, немцы), и четырех мелких национальных групп (татары, поляки, латыши, айсоры) имеется 260 школ (в том числе 7 школ повышенного типа), что составляет около 30 % от всей школьной сети. В 1927 г. работало 46 национальных ликпунктов в 40 избах-читальнях. В Краснодаре существует ряд культурных учреждений Нацмен, таких как: украинское отделение Пединститута, греческое отделение Педтехникума, армянские и украинские девятилетние школы». Регулярно проводились краевые методические конференции по делам Нацмен. На них обсуждались вопросы повышения квалификации учителей, важности русского языка в деле просвещения народов Кубани, издательской деятельности. Одним из самых важных видов всей политпросветработы признавалась антирелигиозная работа с населением, а также разъяснение политики советской власти. Секции клуба Нацмен посещало практически одинаковое количество рабочих, служащих и учащихся (18, 16 и 17 %), тогда как основной контингент секций состоял из граждан, записанных в графе «прочие» (40 %). Основной формой массовой работы в секциях были доклады на общие темы и научные лекции. Также были распространены постановки спектаклей (часто на национальных языках).

Что касается деятельности библиотеки Нацмен, то в ее фондах имелось более 2,5 тыс. книг, для читателей выписывали 27 газет и 25 журналов. За 1927–1928 гг. библиотеку посетило более 14 тыс. читателей. Клубы Нацмен функционировали в Армавире, Краснодаре, Майкопе, Новороссийске, Туапсе и Сочи. Сфера деятельности национальных секций была разноплановой: на общих собраниях зачитывались лекции по национальной проблематике, доклады на общественно-политические темы, проходили беседы, ставились спектакли и концерты, проводились показы кинофильмов. На рубеже 1920–1930-х гг. активность в работе Нацмен снижается. Как позже вспоминал профессор И.Э. Акопов, один из членов армянской секции Нацмен, «ослабление работы среди национальных меньшинств, в частности армян, можно было предвидеть, так как многие уехали в свои республики, но прекращение этой работы привело к тому, что национальные меньшинства искали место встречи друг с другом.

По этой причине… чаще стали собираться в армянской церкви, которая была на углу Красной и Советской улиц. Однако после того как церковь была ликвидирована… не стало места, где можно было собираться армянам, плохо владеющим русским языком или тем, которые жаждут услышать родную армянскую речь. Таким образом, большая и очень важная работа по политическому и культурному воспитанию национальных меньшинств была постепенно прекращена».

С конца 1930-х гг. клубы Нацмен стали закрываться, т.к. власти решили, что основная их функция — борьба с неграмотностью — была реализована, а дальнейшая деятельность могла перерасти в поиск новых форм национальной государственности. На Кубани закрываются и культовые учреждения, являвшиеся центрами коммуникации.

К.Б. Садым.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.

Top