Армяне Кубано-Черноморья в первой половине 20 века: попытка национальной самоидентификации

С распадом СССР в 1991 г. прекратились исторически сложившиеся взаимоотношения между бывшими республиками этой страны. К сожалению, процесс возвращения к прежним отношениям и взаимопониманию идет достаточно сложно и не всегда однозначно. В ряде случаев, например, с Грузией, вопросы решаются силой оружия, с Украиной – экономическими и политическими способами, а в отношениях с Арменией идет традиционный межкультурный и экономический диалог. Сегодня, с точки зрения большинства ученых, в том числе и историков, общими точками соприкосновения должны стать наука, образование и культура. Именно это и определило актуальность данной темы.

Исторически сложилось так, что на Кубани и в Черноморье, еще со времен Боспорского царства, всегда проживала достаточно большая этническая группа армян. Региональная группа кубанских армян формировалась на протяжении нескольких веков и на основе миграционных потоков из различных государств и регионов, что сделало её очень разнородной.

Следует отметить и тот факт, что до падения столицы Византии Константинополя в 1453 г. армяне имели серьезную политическую и религиозную поддержку со стороны этого государства, хотя некоторые специалисты обосновывают его определенные экспансионистские цели в отношении территорий, традиционно заселенных армянским населением. После указанного события в качестве такой политической силы рассматривалась Россия.

В Закубанье большинство армян переселилось в XV в. из Крыма, где к тому времени окончательно сформировалось вассальное Турции Крымское ханство, и условия для проживания преобладавших там некогда христиан (греки- румеи, армяне, крымские готы) резко ухудшились. В 1475 г., когда турки окончательно захватили Крым и стали истреблять мирное население, армяне начали активно эмигрировать, при этом часть из них нашла убежище среди адыгов и абхазов, в то время ещё христиан или язычников.

После образования 10 марта 1866 г. Черноморского округа и предписания российского правительства, согласно которому разрешалось иностранноподданным христианского вероисповедания обосновываться в новом административно-территориальном образовании, усилился приток турецкоподданных армян. Первые армяне-переселенцы появились в Сочинском округе в 1882 г. Это были беженцы из Турции. В дальнейшем было ещё несколько потоков беженцев, особенно значительные относятся к 1905 г. и периоду Первой мировой войны. Эта тенденция наблюдалась и в начале XX в. Так, в Черноморской губернии относительная численность данной этнической группы составляла 10,8 %, а в Кубанской области – 0,73 %.

В период Первой мировой войны 1914 – 1918 гг., в связи со вступлением Турции в союзнические отношения в рамках «четверного союза» и открытии Кавказского фронта, выросли опасения армян в вопросе выживания этноса. Это во многом было связано с так называемым геноцидом армян в Турции. И эти опасения имели под собой все основания. После окончания войны в Закавказье граница с Турцией была установлена русско-турецким договором от 16 марта 1921 г., а также договором между Закавказским и государствами и Турцией от 13 октября 1921 г.

В соответствии с этими договорами к Турции отошла территория площадью 17,5 тыс. кв. верст (19,9 тыс. кв. км) с населением 492 тыс. чел. Армянская диаспора усилила политическую активность после февральского переворота 1917 г. По результатам выборов в городскую Думу г. Екатеринодара 8(21).08.1917 г. армянская партия «Дашнакцутюн» набрала 424 голоса, или 1,9 %.

Ситуация значительно усложнилась после принятия большевиками Декрета о мире и подписания сепаратного Брест-Литовского мирного договора с Германией. Данные юридические акты развязали руки Турции, которая повела активное наступление на Кавказском фронте. Уже 13 апреля 1918 г. союзник Германии Турция отдает приказ своим войскам о наступлении и захвате Батума. По сообщению Екатеринодарской газеты «Проблеск», «Город был сдан туркам совершенно неожиданно, в ночь на 1 апреля шли бои. В разговорах турецкие офицеры и солдаты заявляют, что их ведут покорять все Закавказье».

Сложность армяно-турецких национальных отношений привела к обострению ситуации в Кубано-Черноморском регионе. Армянская община, проживавшая на территории Кубани, была серьезно обеспокоена продвижением турецких войск и приступила к формированию боевых отрядов. В конце апреля в Сухуми состоялся митинг по поводу прибытия сюда из Армавира первого армянского партизанского отряда.

Соседняя Грузия, также опасавшаяся усиления позиций Турции, заключила соответствующие договоренности с Германией, которая гарантировала данному государственному образованию определенную независимость. Крах Германии и ее союзников в Первой мировой войне снизил межэтническую напряженность.

Следует отметить, что отношения между руководством советской власти и армянским населением складывались не всегда однозначно, так, например, весной 1918 г. на армянскую буржуазию г. Армавира была наложена весьма значительная денежная контрибуция.

Начало армянской государственности в начале XX в. было положено 29 ноября 1920 г., когда была образована Армянская Советская Социалистическая Республика, возникшая в территориальных рамках бывшей Эриванской и части Ганджинской (Елисаветпольской) губерний. Охватывая 34 288 кв. верст (39 091 кв.км), республика делилась на 9 уездов и 175 волостей. Эта территория включала Нахичеванскую область (3939 кв. верст, или 4482 кв. км), которая в 1923 г. выделилась в качестве автономии.

Уже в 1922 г. встал вопрос о создании советского государства. Одним из участников переговорного процесса о создании единого государства выступила и Армения, входившая в состав Закавказской Федерации. В ходе полемики встал вопрос о принципах его создания. Если И.В. Сталин стоял на позициях создания автономий, то В.И. Ленин, возможно, вынужденно предлагал принципы федеративного государства. Как известно, ленинская формулировка оказалась наиболее приемлемой для всех участников переговорного процесса. Армения, первоначально в составе Закавказской Федерации, а позже и в качестве самостоятельной республики вошла в состав СССР.

На территории Кубано-Черноморья в большей мере был первоначально реализован сталинский вариант национальных автономий, скорее всего культурных, что выразилось в создании армянского национального района. Первым был организован Армянский район Майкопского округа. Идея о создании района возникла еще до 1925 г. Практическое решение этой проблемы началось весной 1925 г. 6 марта на заседании бюро краевого комитета РКП (б) по докладу Б. Позерна было обсуждено положение армянского населения округа. В результате появилось постановление, в котором фракции крайисполкома предлагалось обстоятельно изучить вопрос о возможности выделения компактно расположенных армянских селений Хадыженского района Майкопского округа в самостоятельный район. 10 марта Президиум крайисполкома, обсудив вопрос «Об образовании самостоятельного Армянского района в Майкопском округе», поручил орготделу крайисполкома в короткий срок «выяснить вопрос о возможности организации Армянского района».

Армянский национальный район – национальный район в составе Краснодарского края (в 1925–1934 гг. – Северо-Кавказского, в 1934–1937 Азово-Черноморского) края был образован 10 марта 1925 г. на территории, населённой преимущественно армянами. Первоначально Армянский национальный район входил в Майкопский округ. В 1930 г. окружное деление было упразднено.

С конца 1930-х гг. термин «национальный район» перестаёт употребляться, и район называется просто Армянским. В 1953 г. район был упразднён, а его территория разделена между соседними районами. По мнению В.З. Акопяна, национальным районам были присущи черты, свойственные автономным образованиям. На органы власти районов национальных меньшинств возлагались особые функции в деле проведения национальной политики. Они должны были осуществлять:

«а) наблюдение за неуклонным проведением в жизнь начал национальной политики… всемерное осуществление интересов национальных меньшинств;

б) принятие мер к поднятию политического, экономического и культурного уровня национальных меньшинств;

в) принятие мер к постепенному переводу делопроизводства советских и других организаций и учреждений на местные языки…».

По оценке Т.П. Хлыниной, «история становления и развития национальной государственности у народов Северного Кавказа – проблема для отечественной историографии не новая и в постановочном отношении далеко не оригинальная», однако источниковая база по вопросам армянской общины требует некоторого уточнения.

К сожалению, в большинстве исследований, касающихся армянской диаспоры на территории Северного Кавказа, в том числе и на территории Кубано-Черноморья, например, в работах В.З. Акопяна, использованы источники, находящиеся в фондах Государственного архива Краснодарского края и Государственного архива Ростовской области. Однако для исследователей армянской диаспоры в Кубано-Черноморье значительный интерес представляют малоизученные фонды Центра документации новейшей истории Краснодарского края, в том числе Ф.Р. – 2816 «Майкопский окружной комитет ВКП(б)», имеющий в своем составе 702 дела (1924 – 1930 гг.). Первоначально окружкому подчинялись пять районных комитетов партии: Майкопский, Мостовской, Дондуковский, Белореченский и Хадыженский. В дальнейшем районная сеть претерпела некоторые изменения: в 1925 г. образован Армянский район. Документы фонда «Майкопского окружкома ВКП(б)» содержат информацию по разным темам, от проблем партийной жизни до культурного строительства, однако полнота освещения тех или иных вопросов неодинакова. Интересны отложившиеся в фонде копии писем граждан на имя Сталина и Кагановича о несправедливых раскулачиваниях, например Г. Матосяна из Армянского района.

Другим важным тематическим блоком документов фонда являются вопросы национальной политики. Это – постановление бюро окружкома ВКП(б) «О вовлечении нацменьшинств в промышленность округа»; сведения о работе среди нацменьшинств, содержащиеся в отчетах окружкома на партконференциях; справка агитпропотдела окружкома ВКП(б) о нацменьшинствах в г. Майкопе и районах округа с указанием их численности, рода занятий, наличия церквей и школ; сведения о грузинской, еврейской, греческой, армянской секциях в Майкопе.

Отдельные документы содержат сообщения о конкретных национальных группах, проживающих в округе, например, информацию о работе среди армян; описание хуторов Абазов и Терновый; постановление бюро окружкома ВКП(б) о наделении лесами Армянского района.

Как информационный материал в фонде отложились статистические сведения о религиозной ситуации на Северном Кавказе в целом и в разрезе округов: о количестве духовенства (тихоновского, синоидального, лютеранского, армянского, старообрядческого, католического). Таким образом, в материалах данного фонда находится достаточно обширный материал, касающийся многих вопросов жизни и деятельности армянского населения на территории Армянского района, которые требует более детального изучения исследователями.

Таким образом, в течение первого десятилетия после окончания Первой мировой войны армяне, проживавшие в России, получили возможность проживания на территории Кубано-Черноморья и в рамках национальных районов. К сожалению, этот опыт не дал желаемого эффекта, так как наряду с положительными имели место и негативные тенденции, которые выражались в сложности изучения родного (армянского) языка для населения национальных районов, трудностей в ведении административной документации, в том числе и при общении с подобными национальными образованиями. Тем не менее подобный опыт был и заслуживает кропотливого его изучения.

Сивков Сергей Михайлович – кандидат исторических наук, заведующий кафедрой философии и истории Южного института менеджмента (г. Краснодар)

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top