Партия Дашнакцутюн, как фактор политико-правовой культуры армянской диаспоры Кубани в начале 20 века

Современный Краснодарский край в начале ХХ в. в административно-территориальном отношении состоял из Кубанской области и Черноморской губернии (Новороссийский, Туапсинский и Сочинский округа). В многонациональном регионе значительную долю в составе населения занимали армяне, представлявшие разные этнографические группы. В 1907 г. в Кубанской области проживало 19 298 армян (0,7 % населения), а в Черноморской губернии – 7862 (7 %).

В регионе в местах компактного проживания армян в начале ХХ в. функционировало несколько армянских политических партий. Самой крупной и влиятельной была Дашнакцутюн (Армянская революционная федерация), возникшая в 1890 г. в Тифлисе. Сам факт появления такой партии в условиях авторитарного режима, функционировавшей в основном нелегально (лишь временами полулегально), свидетельствовал о признаках иной политической культуры. Ведь официальная власть относила нелегальные партии к преступным сообществам.

Политическая культура, будучи составной частью общей культуры, – явление сложное и многогранное, имеющее много особенностей как в историческом, так и национально-культурном и идейно-политическом измерениях. В отечественной и зарубежной политико-правовой науке имелись и существуют различные подходы к трактовке, как самой категории, так и ее структурных элементов. Имеется широкий спектр определений и формулировок.

В самом сжатом виде наша дефиниция сводится к тому, что это комплекс идей, ценностей и образцов поведения как отдельных индивидов, так и политических институтов и организаций в рамках конкретного типа политической системы. Нами ставится задача проанализировать организационные, идейные и тактические аспекты деятельности конкретной партии и выявить ее место в политико-правовой социализации населения диаспоры в контексте осознанных ею национальных и социальных задач. Для их решения партия стремилась к участию в государственной власти либо ее завоеванию. Государство является наиболее эффективным социальным институтом, где партийные идеалы могут выступать как общественные интересы, закрепленные в нормативно- правовых актах, обеспечиваться властной поддержкой, сопровождаться механизмом их реализации. Поэтому государство и выступает важнейшим и ценным объектом политической борьбы.

Партийные организации на Кубани начали создаваться с начала 1904 г., а 1906 – 1907 гг. были временем расширения организационного и идейного влияния партии. В регионе действовали комитет, два подкомитета и несколько самостоятельных групп. 1909 – 1912 гг. были временем затухания и распада партийных организаций. Их возрождение начинается в 1913 – 1914 гг. и к лету 1917 г. достигает уровня 1906 г. Основой организационной структуры партии являлся принцип децентрализации, отсутствие кооптации, свидетельствующие о демократизме в организационном строении. Минимальное число активных членов партии в 1907 г. составляло 350 – 400 чел., а членов-плательщиков (материально поддерживающих) – около 2 тыс. чел., остаточно широкой была социальная база партии, что объяснялось синтезом в идеологии национального и социального вопросов. В целом партии удалось выявить общие интересы различных групп, сформулировать их, преобразовать в правовые требования и добиваться осуществления.

Программа-минимум социально-экономических требований партии была идентична эсеровской программе социализации земли и улучшения условий труда и отдыха рабочих. Основное место в идеологии партии занимали политико-правовые вопросы и главным образом проблема армянской государственности. Именно место нации в системе межнациональных отношений как внутри России, так и на международной арене явилось главным фактором возникновения Дашнакцутюн. Армянский народ, некогда имевший свою государственность, был расчленен. Подъем национально-освободительного движения вызвал стремление к созданию собственного государства.

Для данной цели партия призывала к сплочению все классы и слои армянского народа. Причем она решалась по-разному применительно к Турецкой Армении и России. До кануна первой российской революции Дашнакцутюн выступал как чисто национальная партия, отрицая идею классовой борьбы, считая своей задачей решение вопроса Западной Армении. Выдвигалось требование предоставления Турецкой Армении широкой автономии в пределах конституционной и демократической Турции. Все центральные и областные законодательные и исполнительные органы должны были избираться на основе всеобщего, равного, прямого, тайного и пропорционального права без различия национальности, религии, пола.

В период углубления в России революционного кризиса партия, стремясь удержать свои позиции, не только признала наличие «вопроса российских армян», поставив его в общий контекст национально-освободительной борьбы народов России, став тем самым общеармянской организацией, но и объявила себя социалистической. Провозгласив «новый политический курс», третий съезд Дашнакцутюн в начале 1904 г. признал необходимым участие в революционной борьбе на Кавказе на почве самозащиты. Совет же партии, состоявшийся в 1905 г. в связи с разрастанием революции, решил выйти за пределы самозащиты.

В новой программе, принятой в феврале 1907 г. четвертым съездом партии, в разделе «минимум» декларировалось, что Дашнакцутюн как партия революционная и социалистическая ставит своей целью защиту классовых и национально-культурных интересов армянских трудящихся. В преамбуле программы проводилась мысль о тесной взаимосвязи национального освобождения и социальной свободы. Будущее Армении Дашнакцутюн связывал с Российской Федеративной республикой, куда бы она входила в составе Закавказской демократической федеративной республики, состоявшей из кантонов с широкой местной автономией. Законодательная, исполнительная, судебная власть формируется путем избрания на основе упомянутой выше выборной системы. Это подтвердил и проведенный в 1913 г. партией опрос своих членов и общественных деятелей. Таким образом, в этот период право наций на самоопределение партией не доводится до создания единого независимого государства. Это требование станет программной нормой с девятого съезда партии, состоявшегося в 1919 г.

Для достижения поставленных задач партия использовала различные формы и способы деятельности: нелегальные и легальные, мирные и насильственные. Выбор тактических средств в отношении власти определялся характером государственного режима и конкретной обстановкой. Из данных жандармского управления за 1905–1907 гг. наиболее влиятельными являлись организации Армавира и Екатеринодара, тесно связанные между собой. При них были боевые группы (зинворы). Помощь в организации и обучении этих групп оказывали выпускники армянской военной школы, основанной Дашнакцутюном осенью 1906 г. в Болгарии. Из зинворов, окончивших курс 15 июля 1907 г., 53 чел. были направлены в Россию.

В агитационно-пропагандистской работе преобладали распространение листовок, литературы, проведение сходок и собраний. Литературу и листовки на армянском языке по программным и тактическим вопросам получали, главным образом, из Тифлиса, Баку, Батума. Широкое распространение получила брошюра «Проект деятельности на Кавказе». В политических донесениях не раз говорилось о распространении листовок. Восточное бюро партии в Тифлисе в 1907 г. решило не сокращать ежегодный выпуск литературы в объеме 3200 страниц. Кроме того, планировалось издание, помимо ежедневной, еще и ежемесячной и одной русской газеты.

Население знакомили с армянской проблемой в Турции и России, революционным движением, в частности с событиями в Эриванской губернии. Одной из главных задач революционного движения в губернии было требование автономной государственности. Эта работа не проходила бесследно. Так, в с. Афанасьевском в Безымянной волости в течение года (с августа 1905 г.) действовало национальное самоуправление. Сотником (правитель деревни) и председателем суда был назначен Кеворк Тахмазян. Сборщиками налогов стали Акоп Папасян, Мандрос Кекит, Д. Антонян, а казначеем – Петрос Демерджи. Армяне ни разу не обратились в волостной суд. Работа местного суда строилась на основе инструкций партии. Из источников известно о предполагаемых мерах наказания за кражу. Первую кражу суд прощал. За вторую и третью следовало возрастающее наказание. В случае же четвертой кражи дело передавалось в революционный комитет. В Сочи и в округе, где проживало много армян, выходцев из Турции, первостепенное значение всегда придавалось проблеме поддержки своих соотечественников. Основное внимание им обращалось на оказание помощи турецким армянам деньгами, вооружением в их борьбе за автономию.

Активную работу вели члены партии в Армавирском и Екатеринодарском отделениях (созданы в апреле и мае 1908 г.) «Армянского благотворительного общества на Кавказе». Более того, в Армавире в правление общества были избраны руководители партии С.И. Сеферов, А.П. Унанов, Д. Балугян, а в Екатеринодаре – Н. Сатунян. Большое внимание Дашнакцутюн уделял работе среди учащихся армянских училищ.

Определенное место в тактике дашнаков занимали экспроприации и террор. Архивы содержат ряд свидетельств о вымогательстве значительных сумм. Ряды экспроприаторов пополнялись провокаторами и шантажистами. Это дискредитировало партию. Поэтому в 1907 г. на собраниях обсуждался вопрос об экспроприациях. Решили продолжать, но под строжайшим контролем партийных организаций. В противном случае за вымогательство предполагалось исключение из партии, предание партийному террору. Такие факты имели место в Армавире в 1907 г.

Касаясь культуры межпартийных взаимоотношений Дашнакцутюн, следует сказать, что в отношениях с другими революционными партиями она придерживалась формулы «врозь идти, вместе бить». Известны факты совместных действий с эсерами, социал-демократами, в том числе и в периоды избирательных кампаний в Государственную думу. Например, тактика «левого блока» оправдывала себя в Армавире, где выборщиками избирались в первую и вторую Думы социалисты, в том числе дашнак С. Сеферов. Но в Сочинском округе партия в целом держалась особняком. Связано это, конечно, с приоритетом национальной проблемы.

Так, в Сочи 27 ноября 1905 г. члены партии, приглашенные на совместное собрание социал-демократов и эсеров, обсуждавших программу единых действий против властей, заявили, что они ничего против них не имеют, и ушли. В армянских селах Лоо и Вардане, в отличие от многих других деревень Сочинского округа, в ноябре – декабре 1905 г. не были созданы органы революционного самоуправления. Именно в Сочинском округе, где проживала масса переселенцев из Турции, были сильны позиции стародашнаков. Они предлагали прекратить борьбу против царского правительства и сосредоточиться на борьбе в Турецкой Армении за полную национальную самостоятельность, что являлось более радикальным требованием по сравнению с общепартийной программой. В решении вопросов общенационального значения более тесными были контакты между дашнаками и армянской социал-демократической партией «Гнчак». Они проводили совместный сбор пожертвований, покупали оружие, формировали отряды добровольцев.

С весны 1908 г., в связи с начавшимися арестами, деятельность Дашнакцутюн ослабевает, что констатировал 15 декабря 1908 г. начальник областного жандармского управления. Аресты прошли по всему Кавказу. Самодержавие готовило процесс над партией, который состоялся в конце 1911 – начале 1912 г. в Петербурге.

Оживление деятельности дашнаков начинается в годы Первой мировой войны и усиливается после Февральской революции 1917 г. В годы войны проблема национально-освободительной борьбы, право армянского народа на самоопределение и создание своей государственности вновь стали приоритетными, подчеркивался ее общенациональный характер. Задачи партии в начавшейся войне обсудила конференция кавказских дашнаков в Тифлисе 15 – 19 февраля 1915 г. В ее работе приняло участие 94 делегата, представлявшие все организации. Кубанских членов партии представлял учитель А.Т. Кеосапапянц. Было принято решение о временном сотрудничестве с правительством. Выполняя решения конференции, кубанские дашнаки сформировали в 1915 г. четыре добровольческих отряда численностью не менее 250 чел., истратив на них 54 тыс. руб. После Февральской революции центр тяжести деятельности партии переместился в Россию, на Кавказ.

Таким образом, деятельность партии была показателем определенной политической культуры. Внутрипартийные отношения в целом строились на демократических принципах и характеризовались децентрализацией, выборностью, гласностью. Основой межпартийных взаимоотношений являлись политические соглашения для борьбы с общим противником.

В отношениях с властью можно выделить следующие периоды:

1) до революции 1905 г. – этап самозащиты,

2) 1905 – 1912 гг. – время антиправительственной деятельности, внедрение «контркультуры» в сравнении с существующей политической системой,

3) годы Первой мировой войны – временное сотрудничество с царским правительством с целью решения вопроса Турецкой Армении,

4) период после Февральской революции 1917 г. – поддержка Временного правительства.

Идеология партии воспитывала ряд важных и актуальных политико-правовых идей: право наций на свободное самоопределение, автономия и федерация как формы государственного устройства, республиканская форма правления, выборности всех ветвей власти на основе демократического избирательного права, демократические свободы, соотношение национального и социального в ходе национально-освободительного движения. При оценке средств достижения цели следует исходить из характера конкретного политического режима. Социальный состав и численность членов партии, составлявших около 12 % (с учетом вспомогательных членов) армянского населения, свидетельствуют о степени влияния партии, а значит и воспитании соответствующей политико-правовой культуры.

Карапетян Лев Александрович – доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории государства и права Краснодарского государственного университета культуры и искусств

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top