Прошлое и настоящее армянской диаспоры Калмыкии

В Калмыкии армяне являются одной из старейших этнических групп населения, проживающей на её территории более трехсот лет. Армянское население проникало на территорию Калмыкии из г. Астрахани и Кизляра, где в XVIII в. сложились армянские колонии, основанные выходцами из Персии и Закавказья. Часть армян, в основном жители г. Астрахани, занималась торговлей в калмыцких улусах, другие, преимущественно кизлярские армяне, арендовали земли под выпас скота в южной части степи.

Среди кизлярских скотопромышленников в первой половине XIX в. наиболее известными и состоятельными являлись семьи Гамбуровых и Черкезовых. Наибольшую хозяйственную активность на калмыцких землях проявляли братья Гамбуровы, чей отец Пётр Гамбуров прибыл в калмыцкие кочевья из Грузии после 1771 г. Начав с традиционной для армян торговли, он постепенно переключился на приносившее большие прибыли разведение скота. К концу 1820-х гг. стада Гамбуровых насчитывали 10 тыс. овец, до 1 тыс. лошадей, 400 голов КРС и до 200 верблюдов. Гамбуровы сумели наладить хорошие отношения с калмыцкой знатью, благодаря чему им долгое время удавалось за ничтожную плату или бесплатно выпасать свой скот на калмыцких землях. Вместе со своим скотом представители семейства Гамбуровых, подобно калмыкам, кочевали на их землях, перенимая у кочевников быт и методы ведения скотоводства. Некоторые из них провели в калмыцких кочевьях многие годы. В честь одного из представителей данного рода – купца С.П. Гамбурова – армяне соорудили на урочище «Чолун-Хамур» – христианскую часовню из белого ракушечника.

Относительно вольготное пользование калмыцкими землями для кизлярских армян закончилось в конце 1820-х гг., когда были определены в натуре границы калмыцких земель. 3 апреля 1828 г. император Александр I утвердил положение Комитета министров «О воспрещении армянам и прочим людям пользоваться пастбищами на калмыцких землях, и о дозволении им прикармливать стада свои на пустопорожних казённых землях в Астраханской губернии и Кавказской области». Гамбуровых и других скотопромышленников обязали в течение двух лет удалить весь свой скот с калмыцких земель, а всех остальных лиц некалмыцкого происхождения выселиться немедленно.

Со второй половины 1830-х гг. жители сопредельных с калмыцкими землями поселений получили возможность брать в аренду учреждённые из числа калмыцких земель оброчные статьи на условиях уплаты за них денег в фонд общественного калмыцкого капитала. Этим не преминули воспользоваться кизлярские армяне во главе с купцом С.П. Гамбаровым, которые заключили контракты на ряд оброчных статей в отдельной части Малодербетовского улуса. На них они выпасали 2356 голов КРС, лошадей, верблюдов и 10 587 овец.

Иногда армяне попадали в довольно неприятные ситуации, связанные с незаконной арендой калмыцких земель. Один из таких фактов имел место в отдельной части Малодербетовского улуса. Его управляющие – зайсанг Наинтаев и помощник попечителя Яковлев самовольно сдали армянину Калантарову и другим его соплеменникам под посевы хлеба участки калмыцкой земли вдоль р. Сухая Буйвола.

В отличие от кизлярских, астраханские армяне занимались в Калмыкии в основном торговлей. Они разъезжали по калмыцким улусам и продавали там бакалейные и мануфактурные товары. Численность армянских торговцев была крайне невелика, например, в 1870-е гг. она колебалась по годам от 15 до 25 чел. К концу XIX в. численность армянского населения возросла вдвое: Первая Всеобщая перепись населения 1897 г. зафиксировала на территории Калмыцкой степи Астраханской губернии 59 лиц армянской национальности (38 муж., 21 жен.). Большинство из них были заняты в сфере торговли (28 чел.), рыболовства и охоты (19 чел.). Все армяне Калмыкии своим родным языком назвали армянский и принадлежали к Армянской апостольской церкви.

В начале XX в. численность армянского населения почти не изменилась. На 1 января 1912 г. в Калмыцкой степи насчитывалось 57 душ армянского населения, из них 32 муж. и 25 жен. Подавляющее большинство из них проживало в восточных улусах Калмыкии: в Эркетеневском, Яндыко-Мочажном, Харахусовском и в п. Калмыцкий Базар. Ни в одном из улусов армянское население не составляло компактных поселений, оно было рассеяно по калмыцким хотонам и улусным ставкам.

В Калмыцкой степи Астраханской губернии было поселение, где армяне постоянно проживали с начала XIX в. Это п. Калмыцкий Базар, созданный в 1802 г. в целях развития торговли и регулирования найма рабочей силы калмыков. Посёлок располагался всего в 6 в. от г. Астрахани и поэтому с самого своего возникновения привлек внимание астраханских торговцев. Несмотря на запреты селиться там лицам, не принадлежащим к калмыцкому народу, в него сразу же потянулись предприимчивые люди разных национальностей (туркмены, татары, казахи, армяне, русские), которые надеялись посредством торговых операций сколотить там себе состояния. Среди калмбазаринского населения армяне составляли незначительную долю, однако их присутствие в посёлке было постоянным.

Первое документальное упоминание об армянах п. Калмыцкий Базар относится к 1820 г. 18 ноября этого года исполняющий должность пристава Калмыцкого Базара Г. Давыдов доносил астраханскому губернатору Кузнецову о том, что в посёлке армяне и представители некоторых мусульманских народов занимаются перепродажей калмыцкого скота «и тем живут». В 1822 г. по архивным документам в п. Калмыцкий Базар проживали 3 армянские семьи, а в 1826 г. – уже 11 семей. В 1822 г. армяне не имели в посёлке стационарных торговых точек, в 1826 г. за ними числилось 11 действующих торговых лавок и 1 хлебопекарня. В 6 лавках продавали мелочный товар, 2 специализировались на реализации изделий из серебра, остальные продавали мануфактуру, пушнину, продукты и разные товары. Таким образом, можно констатировать, что армяне Калмыцкого Базара, сколотив свой первоначальный капитал на посреднических операциях по перепродаже скота, вскоре перешли на стационарную торговлю промышленными изделиями.

В последующие годы динамика численности армянского населения носила прерывистый характер, что заметно отражалось его на численности. Так, в 1834 г. число армян в п. Калмыцкий Базар составляло 7 человек, в 1875 г. – 11 чел., в 1881 г. – 20 чел., в 1884 г. – 17 чел., в 1902 г. – 12 чел., в 1910 г. – 2 чел., в 1913 г. – 7 чел. Значительному притоку и устойчивому росту армянской диаспоры в посёлке и вообще в Калмыкии препятствовали законы, запрещающие поселение на калмыцких землях лиц, не принадлежащих к калмыцкому народу.

Отдельной и в тоже время почти неизвестной страницей в истории армянского населения в Калмыкии является служба его представителей в органах управления калмыцким народом. Среди чиновников армянского происхождения, служивших в 1780-е – 1840-е гг. в калмыцкой администрации, встречаются фамилии Аваковых, Черкезовых, Ахвердовых. Представители указанных фамилий обычно работали на руководящих должностях в калмыцком управлении. Например, в конце XVIII – начале XIX вв. приставом одного из калмыцких улусов был коллежский советник, дворянин А. Аваков, в 1840–1844 гг. Эркетеновский улус возглавлял коллежский секретарь Черкезов, а Малодербетовский улус в 1846 г. – титулярный советник, дворянин А.Е. Черкезов. Успешную карьеру в калмыцком управлении сделал А.А. Аваков. В 1843 г. он в звании титулярного советника совмещал должности казначея, экзекутора и смотрителя дома Совета калмыцкого астраханского управления в г. Астрахани.

Другой представитель армянского народа – А.А. Ахвердов в 1806–1809 гг. в должности Главного пристава руководил калмыками, кумыками, мирными чеченцами и туркменами. Он происходил из старинного армянского рода Грузии Ахвердянов, которые поступили на российскую службу в царствование Анны Иоанновны. А.И. Ахвердов был комендантом Кизляра и участвовал в Кавказских походах, затем был назначен Главным приставом. Он сыграл большую роль в формировании в 1807 г. двух пятисотенных калмыцких полков для участия в наполеоновских войнах. За успех в данном деле генерал кавалерии И.Д. Савельев в 1807 г. ходатайствовал перед Главнокомандующим на Кавказской линии графом И.В. Гудовичем о награждении А.И. Ахвердова. Главный пристав Ахвердов проявил себя не только как талантливый военный и администратор, но и как исследователь. Он составил интереснейшее историко-этнографическое описание народов Дагестана, которое продолжает использоваться в исследованиях современных учёных.

После Гражданской войны численность армянской диаспоры сократилась, по официальным данным, к 1926 г. до 15 чел., затем она начала возрастать, достигнув в 1939 г. 141 чел. В первые годы советской власти значительная часть армянского населения Калмыкии, лишившись возможности заниматься своим привычным делом (торговлей), вынуждена была зарабатывать на жизнь работой в государственных учреждениях Калмыцкой автономной области. В Национальном архиве Республики Калмыкия, например, сохранился список служащих по национальному составу 22 государственных учреждений за 1926 г., свидетельствующий о достаточно высоком удельном весе армян среди их работников. Армяне, после русских и калмыков, занимали по численности третье место среди служащих этих 22 учреждений. Они встречались как среди управленцев, так и среди технического персонала.

Вторая половина XX в. была успешной для роста армянской диаспоры. В 1959 г. она насчитывала 177 чел., в 1970 г. – 365 чел., в 1979 г. – 468 чел., в 1989 г. – 494 чел., в 2002 г. – 887 чел. Таким образом, наибольший рост численности армян произошёл в период между переписями населения 1989 и 2002 гг. Увеличение диаспоры было достигнуто за счёт положительных показателей миграционного и естественного прироста населения. Особенно заметным приток армянского населения в Калмыкию был заметен в период с 1993 по 2002 гг., когда миграционный прирост составил 434 чел. С 2003 г. миграционная активность армянского населения резко снизилась, при этом количество уехавших стабильно превышает количество прибывших.

Увеличению армянского населения в 1990-е гг. способствовал также небольшой положительный естественный прирост, однако в начале нового столетия смертность сравнялась с рождаемостью и затем стала превалировать над рождаемостью. Немногочисленное армянское население, проживая в многонациональной республике, активно контактирует с представителями других народов, доказательством чего являются показатели рождённых детей у армянских женщин от отцов других национальностей. За период с 1986 по 2005 гг. 42,2 % рождённых армянскими матерями детей имели отцов другой национальности.

Чтобы сохранить свою национальную культуру, в 2002 г. в г. Элисте усилиями армянской диаспоры был учреждён культурно- национальный центр «Эребуни» (руководитель А.Т. Ахеян), который занимается пропагандой армянской культуры, при его содействии была открыта армянская воскресная школа для изучения языка и истории армянского народа. Представителям армянской диаспоры удалось также решить с городскими властями вопрос о выделении в северной части г. Элисты участка земли под строительство армянской часовни. Армянам Калмыкии пока удаётся сохранять свой язык. В ходе переписи населения 1989 г. 70,6 % армян Калмыкии в качестве родного признали свой национальный язык, остальные – русский. В 2002 г. армянским языком владели 733 жителя республики, что составляло 87,1 % от численности армянского населения.

Армянское население проживает в различных районах республики, однако наибольшая численность армян отмечается в г. Элисте (354 чел.), Городовиковском (148 чел.) и Яшалтинском (189 чел.) районах республики. Примечательно, что в последнем, в отличие от других районов, армяне проживают в основном в сельской местности. Здесь армяне компактно расселены в Солёновском (64 чел.), Эсто-Алтайском (43 чел.), Березовском (33 чел.) СМО.

Белоусов Сергей Степанович – кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник ИСЭГИ ЮНЦ РАН

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top