Крымские традиции в хозяйстве и культуре донских армян

Заметную и весьма значительную этническую и социокультурную группу, ставшую устойчивой титульной частью населения Донского края в дореволюционный период и в настоящее время (более 2 % населения Ростовской области) представляют донские, нахичеванские армяне. Специальных обобщающих исследований по этнокультурной истории донских армян по-прежнему очень мало. Исключением здесь, по-прежнему остаётся уникальная работа Е. Шахазиза «Новый Нахичеван и новонахичеванцы. Монастырь Сурб-Хач Нового Нахичевана» (Тифлис, 1903, переиздание 2005 г.). Данная работа по своему значению имеет источниковедческий статус для любого специалиста, интересующегося историей этнокультурных традиций крымских и донских армян.

За последние годы были даны оценки и намечены новые подходы по дальнейшему изучению истории и культуры армян Юга России в современных исследованиях, историко-этнографических очерках, научных публикациях В.З. Акопяна, Г.М. Багдыкова, В.Г. Вартаняна, Н.В. Курасовой, А.Г. Малхасяна, М.Г. Нигохосова, Б.Т. Ованесова, В.Н. Си-дорова, С.Я. Сущего, С.М. Саядова, А.Е. Тер-Саркисянца, Р.Г. Тикиджьяна, Ш.М. Шагиняна, В.Ц. Худавердяна и других авторов, Наиболее значимый вклад в научную разработку предложенной нами к научному дискурсу проблематики, внесли глубокие исследования В.Б. Бархударяна, В.В. Смирнова, С.С. Казарова.

В августе – сентябре 1778 г. из Кафы, Бахчисарая, Карасу-базара и других крупных поселений Крыма в Приазовье, под охраной донских казаков, было переведено около 12 тыс. армян-переселенцев. Всего армянам было нарезано 20 тыс. десятин, а несколько позже – еще 8 тыс. десятин. В декабре 1779 г. армяне прибыли на отведенные им земли и начали строительство города Нахичевани-на-Дону (Нор-Нахичевань). Кроме города, переселенцы основали в отведенной им «округе» (север и северо-запад от крепости Дм.Ростовского) еще пять селений: Чалтырь, Топти (Крым), Мец-Сала (Большие Салы), Покр-Сала (Малые Салы) и Несвита (Несветай).

Важное значение в жизни и деятельности армянской общины с конца XVIII – до начала XX вв. По прежнему играли хозяйственно-бытовые и этнокультурные традиции накопленные в Крыму, крымский ментальный опыт. Изученные нами источники, научная и научно-популярная литература позволяют выделить ряд важнейших составляющих т. н. «крымского опыта» донских армян, их активного использования на донской земле и Юге России до начала ХХ в. Это в первую очередь: духовно-религиозные традиции и самоуправление, хозяйственно-бытовые и культурные традиции, торгово-ремесленная деятельность, промышленность и земледелие. Значительную роль в повышении духовного и культурного уровня нахичеванцев всегда играла Армянская апостольская церковь.

В Нахичевани, (на северной окраине Ростова-на-Дону) был основан крупный религиозно-духовный центр – монастырский комплекс Сурб-Хач, названный так в память одноименного монастыря в Крыму и приписанный к Нахичевани (с 1883 года). Всего же за период существования колонии в армянской округе было построено и действовало до 1930-х гг. ХХ в. – 14 церквей. Многие из них сегодня восстановлены или восстанавливаются. С 1789 года в Нахичевани был восстановлен и орган самоуправления – Магистрат, объединявший исполнительную, судебную и полицейскую функции. В его состав входили: председатель, четыре заседателя и пять судей. Судопроизводство осуществлялось на основе «Армянского судебника», основанного на нормах национальной жизни и «Судебника» Мхитара Гоша XII–XIII вв., приспособленных к тогдашним условиям жизни донских армян. Поэтому в городе не было тяжких преступлений: например, в отчете магистрата от 23 июня 1823 г. с гордостью отмечалось, что «в течение последних 10 лет в округе Нахичевань никем из жителей ни одного убийства не учинено». Город быстро строился и рос.

К 1781 г. здесь числилось 337 каменных и 1 711 деревянных домов, 2 церкви, 180 каменных лавок, заводов 9, и проживало 1 040 купцов, мещан и цеховых, 4 121 человек другого звания. В 1786 г. на улице Федоровской (ныне улица Сарьяна) был освящен храм Сурб Теодорос (Святого Федора), а в 1807 году в Нахичеване открылся собор во имя Святого Григория Просветителя (Сурб Григор Лусаворич), сооруженный по проекту И. Е. Старова. В дореформенный период с 1811 по 1861 гг. город Нахичевань и армянская сельская округа, опираясь на национальное самоуправление и религиозные, культурные традиции, используя дарованные права и привилегии, связи с армянами зарубежья, развивались экономически и культурно весьма успешно и превратилась в полноценный процветающий город Юга Рос-сии, явно опережая по всем показателям г. Ростов, Таганрог и Мариуполь.

Коренные горожане – интеллигенция, торговцы и ремесленники – скот практически не держали. Обязательным занятием горожан была торговля и различные ремесла. Выгодно используя предоставленные Екатериной II льготы и местные условия, купцы Нахичевани организовывали торговлю не только в своем городе, но и в Ростове-на-Дону, в Центральной России, на Кубани и Тереке, в Екатеринодаре (ныне Краснодар), Ставрополе, Таганроге и Азове, Ейске и других местах. На наш взгляд именно этот период можно охарактеризовать как базовый для расцвета армянской колонии, сохранения её прав и привилегий, в том числе с учетом присоединения части Восточной Армении к России в 1828 г., воссоздания в новых условиях устойчивого этно-корпоративного сообщества

В городе в лучших крымских традициях процветали: ювелирное производство, резьба по камню, сапожное, кожевенное, кузнечное, шорное ремесла, изготовление серебряных и медных изделий, гончарное, восковое, салотопное, шерсто-моечное, кожевенное производства, изготовление кирпича, черепицы, кафеля, извести. Были быстро восстановлены и работали и заводы по производству вина, водки и других спиртных напитков. В 1828 году нахичеванцы по Сенатскому постановлению получили во владение богатый рыбой левый берег Дона от границы города до устья Темерника. Это дало им возможность успешно заниматься рыболовством и рыбопереработкой, организовать рыбоспетные заводы. Особое место в жизни города всегда традиционно занимала торговля. Местные купцы широко и успешно торговали донскими, российскими и заграничными товарами.

Процветающими населенными пунктами Донского края в начале ХХ века являлись армянские села, основанные в 1780-х годах первыми переселенцами: Чалтырь, Большие Салы, Султан-Салы, Крым на реке Темерник, Несветай на реке Тузлов. Сельские жилища были более простыми, чем городские. Первоначально это были типовые деревянные дома и землянки, построенные в 1780–1882 гг. Главным сооружением усадьбы был, как и в городе, жилой дом, вокруг которого располагались вплотную или в удалении подсобные и хозяйственные строения: конюшни, коровники, птичники, сараи, навесы для орудий производства и инвентаря, зернохранилища в виде хорошо высушенных и обмазанных глиной ям глубиной 3–4 метра.

Проезжавший в 1793 г. Чалтырь С. Паллас отмечал, что большая часть имевшихся в селе 30 домов была построена из чисто тесаных камней и глины и по композиции приближалась к жилищам, которые армяне строили в Крыму. В основном они состояли из трех помещений: прихожей с печью и двух чистых комнат с чистыми лежанками. Дом для защиты от холодных ветров снабжался наружными ставнями. Армянским поселенцам пришлось заново создавать собственную экономику и хозяйства, используя для этого весь свой многовековой опыт, приобретенный в Крыму. Одним из важнейших занятий донских армян за весь период существования колонии было земледелие. Плодородные земли Дона предоставляли широкие возможности для его развития. Из зерновых культур выращивали пшеницу – арнаутку, которую еще из Крыма генуэзцы охотно вывозили в Италию, а также овес, ячмень и просо.

Сельские армяне традиционно занимались селекцией, выбирая сначала самые крупные колосья, которые во время молотьбы обрабатывались отдельно, а затем зимой вся семья выбирала самые крупные зерна, которыми сеяли и получали хороший урожай. В 1880 г. на сельскохозяйственной выставке армянская пшеница получила высшую награду – Золотую медаль. Уникальную «Чалтырскую пшеницу» на семена охотно покупали не только русские помещики, но и иностранцы. Например, известная французская фирма «Л. Дрейфус» охотно приобретала её даже по высокой цене. Особое место в сельскохозяйственном производстве, как и в Крыму, занимало садоводство. Во фруктовых садах города, сел и хуторов выращивали яблоки, груши, абрикосы, персики, сливы, вишню, черешню. С появлением армян на донской земле появились и большие тутовые сады. Так, в 1830 г. армянские садоводы имели 7 000 деревьев, по мерам того времени, до 70 десятин тутовых садов.

Распространение винограда в Приазовье также связано с появлением армян. Виноград вывозили на рынок, из него давили вино. Что касается овощных и бахчевых культур, то армяне выращивали арбузы, дыни, капусту, горох, фасоль, огурцы, баклажаны. Перечисленные выше культуры, как и картофель, возделывались, в основном, для собственного потребления. Однако то, что из переселившихся из Крыма армян основную массу составляли горожане, не могло не отразиться и на их занятиях на донской земле. Им традиционно с крымского периода, были хорошо известны такие занятия, как коммерция и банковские операции. Бывшие крымские владельцы кирпичных, черепичных, кожевенных, салотопных, спиртоводочных и свечных заводов за несколько лет восстановили свои заводы на новом месте. Первыми начали работать салотопные заводы. Скотоводы-переселенцы пригнали из Крыма много отар породистых овец, которые давали большое количество качественного сала.

Постепенно число этих заводов достигло двадцати и все они располагались на окраине города (на месте нынешнего завода «Ростсельмаш»). Они монопольно обслуживали весь юг России, здесь забивали сотни тысяч овец и заготавливали для экспорта запасы бараньего сала, солонины, вяленого мяса, колбасы и т.д. На базе этих заводов были открыты мыловаренные, свечные, кожевенные заводы, а на Дону – шерстомойки. Активно и быстро развивалась торговля. Уже с весны 1781 г. магистрат приступил к строительству торговых рядов вокруг сквера Кафедрального собора. Наработанные веками торговые связи, которые имели армяне, еще живя в Крыму, продолжали развиваться. Теперь перед армянским купечеством открылся широчайший российский рынок. Они стали приобретать товары в российских городах: Москве, Нижнем Новгороде, Харькове, Киеве и даже в Сибири.

До настоящего времени малоизученными остаются вопросы сохранения этнокультурной идентичности, менталитета и культуры, быта и нравов, народного фольклора донских армян, соотношение «крымского этно-культурного наследия» и вновь приобретённых элементов донской субкультуры. Интересны для изучения проблемы развития ассимиляционных процессов в среде армянского населения в период модернизаций и урбанизации Приазовья в конце XIX–ХХ вв., этносоциальные трансформации в советский и постсоветский период истории, однако они не стали пока предметом специальных исследований историков и этнологов. Крымские армяне в конце XVIII – первой половине ХХ вв. переселившиеся в Приазовье и на Нижний Дон, составляли более или менее однородную локальную группу, сохранявшую устойчивые исторические и культурные традиции, характерные как для всего армянского этноса, так и для сложившейся за почти 500 лет проживания в Причерноморье – особой «армянско-крымской субкультуры».

Донские армяне, как выходцы из Крыма говорили на особом «нахичеванском диалекте» армянского языка, который отличается от армянского литературного языка. Сказалась длительная оторванность от родины, а также влияние соседних народов – татар, черкесов и т.д. Важной особенностью донских армян была так же их этно-корпоративная замкнутость. Они, живя достаточно замкнутыми общинами, вплоть до середины ХХ в., старались не смешиваться с другими этносами, долгое время не допуская смешенных браков и искусственно сдерживая процессы ассимиляции.

Армянская колония всегда жила богатой и плодотворной экономической и культурной жизнью. Крымские армяне-переселенцы сумели при этом сохранить свою национальную культуру и традиции в новой социальной и этнической среде. Важнейшим фактором и стимулом здесь стало развитие армяно-русского двуязычия, при устойчивом сохранении в качестве родного – армянского языка, в особой форме диалекта его западно-армянского и крымского варианта. Важными системными признаками сохранившейся самоидентификации оставались знания и соблюдение обычаев и обрядов, фольклора, семейных и общинных традиций. В тоже время многонациональное русско-украинское, казачье окружение, бесспорно сказались на приобретении более чем 200 лет, новых элементов локальной этнической донской субкультуры. Это в итоге отразилось в жилище, одежде, питании, корректировки некоторых обрядов и праздников.

В ранее едином этносоциальном сообществе армян Дона уже в начале ХХ века, в связи с активным процессом интеграции городов Ростова и Нахичевани, чётко проявляется наличие 2-х субкультурных этносоциальных групп: горожан-нахичеванцев (умеренных цивилистов) и сельских жителей армянской округи (консервативных традиционалистов), при этом их духовно объединяла группа донской армянской интеллигенции. Эта тенденция действовала на протяжении всего ХХ в. В советский период истории бывшей армянской колонии, происходит слияние г. Ростова и Нахичевани в 1928 г. и образование компактного армянского национального Мясниковского района в 1928 г.

В итоге это послужило очередной этнокультурной консолидации армян Дона, сохранению ими самоидентификации вплоть до начала перестройки и демократизации с конца 1980-х годов и до настоящего времени. Проблема изучения влияния «крымского опыта» и культурно-хозяйственных традиций донских армян по-прежнему остается еще недостаточно исследованной и перспективной, требует дальнейшего внимательного изучения историками, этнологами и социологами.

Тикиджьян Руслан Геннадьевич – кандидат исторических наук, доцент кафедры «История и культурология Донского государственного техниче-ского университета, г. Ростов-на-Дону.

Кубас Ирина Дмитриевна – студентка Донского государственного тех-нического университета, г. Ростов-на-Дону.

"Нахичевань-на-Дону: история и современность (К 240-летию переселения армян на Дон)." Материалы международной научной конференции. г. Ростов-на-Дону, 18–19 октября 2019 г.