Этносоциальное сообщество Донских армян: основные этапы становления и современное состояние

За последние двадцать лет в ряде современных исторических исследований, историко-этнографических очерках, научных статьях и публикациях В. З. Акопяна, Т. Н. Абрамовой, В. Б. Бархударяна М. Г. Багдыкова, Г. М. Багдыкова, В. Г. Вартаняна, С. С. Казарова, Н. В. Курасовой, А. Г. Малхасяна, М. Г. Нигохосова Б. Т. Ованесова, В. Н. Сидорова, В. В. Смирнова, С. М. Саядова, А. Е. Тер-Саркисянца, Р. Г. Тикиджьяна и других авторов были намечены новые подходы и даны оценки по дальнейшему изучению истории армян Юга России и Ростовской области.

Характеризуя историографию донской армянской колонии, следует также особо отметить, что специальных обобщающих научных исследований по этнокультурной истории донских армян весьма недостаточно. По-прежнему важным источником остаётся уникальная работа Е. Шахазиза «Новый Нахичеван и ново-нахичеванцы. Монастырь Сурб-Хач Нового Нахичевана» (Тифлис, 1903; русский перевод был опубликован в 2005 г.). Гораздо больше работ и публикаций в последнее время было посвящено изучению роли и значению Армянской церкви, системе образовательных учреждений, деятельности купцов и предпринимателей, духовных и культурных лидеров армян Дона, в том числе и И. Аргутинского-Долгорукова. Историко-культурная проблематика, присутствующая в общих работах, как правило, хронологически завершается периодом до 1917 года. Практически мало изученными остались вопросы сохранения этнокультурной идентичности, менталитета и культуры, быта и нравов, народного фольклора донских армян, соотношения «крымского периода» этнокультурного наследия и вновь приобретённых элементов доской субкультуры. Интересны проблемы развития ассимиляционных процессов в среде армянского населения в период модернизаций и урбанизации территорий Дона и Приазовья в конце XIX-XX вв., миграционные процессы, этносоциальные трансформации в советский и постсоветский период истории.

В российской исторической науке проблема определения периодизации, характеристики основных этапов, критериев становления и эволюции уникального в своём роде, крупнейшего на Юге России армянского донского этносоциального и культурного локального сообщества, не обсуждалась до 2005 г. На последних научных конференциях, прошедших в Ростове и Армавире в 2005-2012 гг. при поддержке Северо-Кавказского научного центра высшей школы и ЮНЦ (Южного научного центра) РАН, активном участии представителей научной элиты Республики Армения, обобщена большая работа исследователей по изучению сообществ армян Юга России. После дискуссий в конференциях в 2010-2012 г., в целом, была поддержана периодизация, предложенная историками С.С. Казаровым и Р. Г. Тикиджьяном.

В последние годы стараниями политологов, социологов и этнологов-кавказоведов М. А. Аствацатуровой, Ю. Г. Волкова, Г. С. Денисовой, Н. В. Черноуса, А. А. Хастян активизировался научный интерес к более глубокому и комплексному изучению современной «постсоветской» политической, социальной и этнокультурной истории армян Юга России, в т.ч. донских армян, связанной скризисом и распадом СССР, новой геополитической ситуацией на постсоветском пространстве, в Закавказье, а также с ролью России и Армении в этих процессах. Данные проблемы в последнее время стали изучаться на качественно новом уровне.

Культура и её квинтэссенция – менталитет нации, – выступает как система доминантных ценностей, образующих сознание, поведение и мотивацию личности. В национальном самосознании армян – Россия выступает как своеобразная «самообразующая ценность» их национального менталитета. Для них Россия и Дон – это духовно-культурное пространство во всех исторических проявлениях – в литературе, языке, архитектуре, в быту, обрядах.

Донские армяне в конце XVIII – первой половине XX вв. составляли более или менее однородную локальную группу, сохранявшую исторические и культурные традиции, характерные как для всего армянского этноса, так и для сложившейся за почти 400 лет проживания в татарско-турецком Крыму – особой крымской субкультуры. Донские армяне, в основе своей, как выходцы из Крыма говорили на особом нахичеванском диалекте армянского языка, который отличается от армянского литературного языка. Сказалась длительная оторванность от родины, а также влияние соседних народов – русских, татар, черкесов. Важной особенностью донских армян, на длительном промежутке времени до середины ХХ века, была их этнокорпоративная замкнутость. Они сумели сохранить свою национальную культуру и традиции в новой исторической обстановке, даже в сложнейший Советский период истории. По своему основному содержанию эта культура вышла за узкие рамки колонии и получила общеармянское и общерусское звучание. Важнейшим фактором и стимулом здесь стало развитие армяно-русского двуязычья, при устойчивом сохранении в качестве родного – армянского языка, в особой форме диалекта – его западноармянского варианта.

Важными системными признаками сохранившейся самоидентификации оставались знания и соблюдение обычаев и обрядов, фольклора, семейных и общинных традиций. В то же время многонациональное русско-украинско-казачье окружение бесспорно сказалось на приобретении за более чем 200 лет новых элементов локальной этнической субкультуры, что отразилось в жилище, одежде, питании, некоторых обрядах. В едином этносоциальном сообществе армян Дона уже на рубеже XX века, в связи с активным процессом интеграции городов Ростова и Нахичевани, чётко проявляется наличие двух субкультурных социальных групп: горожан-нахичеванцев (умеренных цивилистов) и сельских жителей армянской округи (консервативных традиционалистов), при этом их духовно объединяла группа армянской интеллигенции. Эта тенденция будет действовать на протяжении всего XX века. Так, слияние Ростова и Нахичевани в 1928 г. и образование компактного армянского национального Мясниковского района в итоге всё же послужили этнокультурной консолидации армян Дона, сохранению их самоидентификации вплоть до настоящего времени.

На всем протяжении существования Нахичевани проблемы образования и просвещения всегда стояли очень остро, несмотря на то, что всегда находились в центре внимания руководства и духовных лидеров колонии. Уже в 1790 г. армяне создали и запустили первую в Приазовье типографию. Значительную роль в повышении духовного и культурного уровня нахичеванцев играла и Армянская церковь, и прогрессивная образовательная система, и собственная периодическая печать, в частности, такие периодические издания, как «Нор кянк», «Мер дзайн», «Луйс», «Грич», «Гахут» и др. Газеты освещали внутреннюю жизнь колонии, откликались на все важнейшие события в самой Армении и в мире. Даже в советский период армяне добились издания газет со специальным вкладышем на армянском языке («Коммунар» в 1930-е годы, «Заря коммунизма» в 1960-1970-е годы), где обсуждались и проблемы культуры. В ходе начавшейся с конца 1980-х годов перестройки и модернизации, а также в период кризиса и последующего распада СССР начался активный прирост армянского населения за счёт нескольких новых волн миграций. «Новоармянская диаспора» Юга России и Ростовской области имеет свои особенности: в основном это мигранты из Грузии и Азербайджана, лишь отчасти из Армении и других областей, и к ним особое отношение в среде донских армян и жителей Ростовской области.

Анализ современной научной и научно-популярной литературы даёт возможность определить основные периоды становления, развития и трансформаций этносоциального сообщества (субобщности) «донских армян» за последние 230 лет. Историки определили, что отдельным и весьма длительным самостоятельным этапом развития сообщества бывших «анийских армян» была их жизнь в Поволжье, в Ак Сарае, а затем переселение в Крым в XIV веке. Крымская колония (более 25 городов и сёл) имела свои особые этнокультурные традиции, сложившиеся более чем за 400 лет существования. Они впоследствии отчётливо и долго ещё отражались на жизни первых поколений переселенцев армян донской Ново-Нахичеванской колонии.

Все же, на наш взгляд, начальным этапом формирования особого «донского армянского этносоциального сообщества» в Приазовье и на Нижнем Дону, нужно считать непосредственный процесс выселения их из Крыма и переселение в Приазовье, осуществленное при Екатерине II в период русско-турецких войн и после их завершения в 1778-1780 гг.

Историками установлено, что под непосредственным командованием генерала А.В. Суворова спецподразделениями донских казаков подготовлено и проведено переселение 12.695 человек, ранее проживавших в 15-16 городах и сёлах Крыма. Переход оказался сложным, земли в Екатерининской губернии не устроили колонистов, «смертоносная зимовка», болезни и очередное переселение в Приазовье унесли по разным подсчётам около 3 тысяч жизней (в том числе стариков, женщин и детей).

В 15-20 верстах от Ростовской крепости, на равнине, расположенной между притоками Дона, в течении 1779-1781 гг. основывается город Новый Нахичеван и 5 армянских селений: Чалтырь, Топты (Крым), Мец-Сала (Большие Салы), Покр-Сала (Малые Салы) и Несвитай. Чуть позднее, в 1785 г. возникло и шестое поселение – Екатериновка, вблизи речки Самбек. На их основе позднее сложилась отдельная земледельческая «армянская округа», по образу «армянской горки», имевшая свою особую специфику развития.

Анализ различных источников и имеющаяся историография по данной теме позволяет, на наш взгляд, определить наличие четырёх основных периодов становления армянской колонии в Приазовье, в ходе которых идут процессы адаптации и трансформации крымских армян в обновлённое сообщество «донских армян» с конца XVIII до начала XXI вв.

Первый период охватывает время с 1779 по 1865 гг. – переселение, основание и развитие колонии города Нахичевань и армянской сельской округи из 5 поселений. С 1780 по 1811 гг. в городе была воссоздана национальная модель самоуправления – Магистрат с судом и полицией. Избирается Городской голова сроком на 3 года. Позднее, в 1795 г., в соответствии с российским законодательством был разработан и национальный Устав по выборам «городского парламента» – Нахичеванской Думы (из 24 попечителей избиравшихся на 3 года).

Опираясь на национальное самоуправление и религиозные, культурные традиции, используя дарованные права и привилегии, связи с армянами зарубежья, город Нахичевань в 1820-1850-е гг. развивался весьма успешно как экономически, так и культурно и превратился в полноценный процветающий и весьма колоритный город Юга России. В это время он по всем показателям развития явно опережает портовые города Таганрог, Мариуполь, Одессу, не говоря уже о Ростове, который только в 1836-1840 гг., потеряв статус крепости, начинает своё гражданское и экономическое обновление. Второй период хронологически достаточно чётко определяется с начала 1860 г. по 1917-1920 гг. Это этап весьма активной иммиграции иногороднего неармянского, российского населения в Ростов и Нахичевань, в том числе и на земли донской армянской колонии. Первый этап – с 1861-1865 по 1874-1888 гг. – определялся непосредственным проведением государственных либеральных реформ, практической ликвидацией армянской автономии, ограничением и фактической отменой привилегий армянской и других донских колоний, усилением капиталистической конкуренции, началом экономической и культурной интеграции и унификации Ростова и Нахичевани-на-Дону. Этот период стал критической точкой для перспектив последующего сохранения самобытности этнического и социокультурного статуса армянской общности (в отличие от донских казаков). Так, с 1864 по 1875 гг., жизнь и деятельность колонии донских армян была унифицирована по общероссийской схеме реформ: проведена отмена большей части налоговых льгот, особенностей суда и местного самоуправления, полиция переведена в Ростов, отменено освобождение от воинской службы и др.

На уровне высшей госбюрократии неоднократно обсуждался и вопрос о возможности слияния в один город Ростова и Нахичевани, периодически инициировавшийся ростовской торгово-промышленной элитой и городским головой А.Байковым. Второй этап, с 1885 по 1914 гг., связан с активным железнодорожным строительством (в обход Нахичевани) и последствиями важной административно-территориальной реформы, предусматривающей присоединение уездов и городов Приазовья, в том числе и Нахичевани с ее округой, к казачьей Области Войска Донского. Завершается этот период получением Ростовом-на-Дону значимого статуса Градоначальства, в которое в 1904 г были включены и Нахичевань с сельской округой. В новых условиях непросто выстраивались отношения с донским войсковым Наказным атаманом и казачьим правительством Новочеркасска в составе созданного Ростовского округа. Постепенно завершался объективно обозначившийся в период интенсивной капиталистической модернизации процесс слияния, экономической и отчасти культурной интеграции Нахичевани и Ростова-на-Дону. Однако нахичеванцам пока удавалось сохранять определённую самостоятельность и самобытность, особенно в быту, семейно-брачных отношениях. Резко изменился культурный уровень населения, из города, где люди ходили в традиционных восточных одеждах, он превратился в европеизированный южнороссийский город, в котором пока ещё сохранялся и этнический колорит Юго-Востока, и неповторимая национальная самобытность.

При этом светские нахичеванские салоны и магазины уже мало чем отличались от таковых в Петербурге, Москве или Ростове-на-Дону. Всё менее заметными становились отличия этих городов друг от друга и в одежде людей, их населяющих, и в архитектуре. Однако в сельском армянском округе эти процессы шли гораздо медленнее, сохраняя основы этнической и культурной архетипичной самобытности населения «армянской горки».

Весьма значимым и переломным для судеб армянского донского сообщества, по мнению исследователей, является третий этап – с 1914 по 1921 гг. Он связан с активной деятельностью вновь созданного Ростовского градоначальства, участием России в Первой мировой войне и геноцидом армян в Западной Армении, роли армянского населения в революции и гражданской войне на Дону и их последствиями. Начавшийся накануне и продолженный уже в условиях Первой мировой войны геноцид, осуществляемый официальными турецкими властями, привел к массовому исходу армянского населения с родных земель Западной Армении. В этом контексте Имперским правительством, а затем и Временным правительством России рассматривалась идея и план создания Ефратского казачьего войска (из состава казаков Юга России) для защиты приграничных с Турцией территорий, в т.ч. и армянского населения.

Одним из направлений исхода беженцев стал Юг России и населенный армянами Нахичевань-на-Дону с прилегающими к нему армянскими селами. Так, 25 января 1915 г. в Нахичевани было зарегистрировано уже 137 семей армян-беженцев (всего 495 человек), а в дальнейшем поток беженцев все более нарастал.

Спасаясь, беженцы бросали все нажитое ими в течение всей своей жизни имущество и прибывали в Россию, на Дон практически ни с чем. В этих условиях перед Магистратом и местной армянской общиной встала сложная задача приема, размещения, трудоустройства, обеспечения продовольствием и одеждой прибывающих беженцев. В октябре 1914 г. создается «Нахичевано-Ростовский-на-Дону Армянский Комитет» - благотворительная организация, главным направлением деятельности которого стал сбор средств и оказание материальной помощи беженцам, снаряжение добровольцев на войну и др. Под эгидой этого Комитета работал и местный «Комитет о беженцах-армянах», которому только с октября 1914 по сентябрь 1915 г. Армянским Комитетом было передано 3000 рублей. Таким образом, прибывшие на Дон беженцы-армяне находили у своих соотечественников самый теплый прием, значительно пополнив и без того одно из самых крупных армянских этнических образований на российской и донской земле.

События развернувшейся революции и гражданской войны 1917-1920 гг. определяются общими тенденциями кризиса и раскола как в российском, так и в донском и армянском сообществе, колебания между двумя лагерями революции и контрреволюции, частичного исхода торгово-предпринимательской элиты в эмиграцию, сокращения армянского населения Дона (по подсчётам, почти на 1/3).

Третий период определяется хронологическими рамками истории Советского государства и общества, с 1920 г. по 1991 гг. Именно в этот период уже постепенно, но неуклонно реализуется тенденция к интеграции и унификации Ростова и Нахичевани, гораздо быстрее идёт «размывание» этносоциальной общности донских армян. Эти процессы нарастали в рамках общей стратегии Советского государства-партии, в контексте коммунизации межнациональных отношений и новых моделей территориального администрирования в регионе Дона и Северо-Кавказского края в целом, унификации и формирования в 1970-1980 гг. единой общности «советских людей». Объединение Ростова и Нахичевани в 1928 г., создание Пролетарского района Ростова, конечно активизировало стирание граней и ассимиляцию в среде городского армянского населения. Однако в 1926-1928 гг. всё же было принято важное решение восстановить «Армянский национальный сельский округ», т.н. Мясниковский район с центром в с. Чалтырь. Это давало возможность сохранить основу этнической идентичности армянского населения. Ещё одним важным достижением стало создание и организация работы в 1972 г. «Музея Русско-армянской дружбы» в спасённом и отреставрированном монастыре Сурб-Хач (в новом Северном районе Ростова), позднее – этнографических музеев в с. Чалтырь и Б. Салы, что позволяло сохранять основы уникальной этнической культуры донских армян не только на семейном уровне.

В период перестройки М. С. Горбачёва, распада СССР и формирования структур нового Российского государства вновь были существенно задействованы как внешние, так и внутренние факторы, повлиявшие на трансформацию армянских общин и населения Юга России и Ростовской области. Демократизация и гласность способствовали подъёму национального и этнического самосознания, всколыхнули этносоциальные сообщества и их субэлиты. Возникло движение за возрождение российского и донского казачества, практически одновременно заявили о своём национальном и культурном возрождении донские армяне, немцы, евреи, татары. Начался процесс этнической консолидации и создания обновлённых, полноценных общественных и культурных организаций, в том числе «Ново-Нахичеванской-на Дону армянской общины» в 1988-1989 гг. Буквально за несколько лет интенсивной работы с властями области и армянским населением община смогла поставить и разрешить множество важных вопросов, в том числе и возвращение к обязательному преподаванию армянского языка в школах, открытие на базе школы № 14 традиционной армянской гимназии (спецклассы) и др.

Поднявшаяся одновременно мутная волна национализма в республиках СССР в период кризиса перестройки привела к Сумгаитской трагедии 1988 г., к страшным бакинским погромам и сложнейшему конфликту вокруг Нагорного Карабаха, а в новой Российской Федерации – к Чеченскому конфликту на Кавказе, тесно связанному в т.ч. и с проблемами Закавказья. Эта ситуация, по мнению политологов и социологов, объективно привела к целому ряду очередных волн миграции и переселения армян на Юг России и Дон.

Современный четвёртый период хронологически определяется с 1991 г. по настоящее время и связан с процессами политической модернизации Российкого и Армянского государства и общества. Благодаря новейшим исследованиям историков, политологов и этносоциологов возможно выделить здесь ряд этапов:

В первый этап (с 1989-1991 по 2000 гг.) можно включить кризис и распад СССР, новые «волны» процесса миграции и активное пополнение армянских общин Юга России до создания федеральных округов и Южного федерального округа. Укрепление стратегического сотрудничества с Арменией непосредственно через «народную дипломатию» и на региональном уровне субъектов федерации (Ростовской области и Республики Армения с 1996), «Северо-Кавказской Ассоциации социально-экономического сотрудничества», ВКО «Всевеликое войско донское» и других.

Второй этап обозначился с приходом к власти Президента РФ В. В. Путина, с обозначения новых подходов к политике на Северном Кавказе и в Закавказье и формирования структур Южного федерального и Северо-Кавказского округов, т.е. с 2000г. по настоящее время. Уже с середины 1990-х годов в Ростове-на-Дону было открыто официальное представительство, а позднее и Генеральное консульство Республики Армения в Ростовской области и в Южном Федеральном округе во главе с А. Гомцяном. За это время налажены теснейшие экономические, культурные связи и контакты между руководством Армении, Ростовской области и ЮФО (Южного Федерального округа), идёт постоянный обмен делегациями на всех уровнях. Совместная подготовка и проведение крупных мероприятий, праздников, выставок и научных форумов и конференций с участием первых лиц России, Армении и Ростовской области стала доброй традицией и её следует всячески поддерживать и продолжать.

В этот исторически сложный переходный период Россия, в особенности Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края, вновь стали для беженцев и переселенцев-армян фактически вторым родным домом. Многие из них прибывали сюда вместе с семьями, другие, оставив семьи дома, приезжали только на сезонные работы, готовя почву для окончательного переселения.

Спустя уже почти 20 лет подавляющее большинство из них считают Дон и Ростовскую область своей «второй Родиной» и возвращаться в Армению не собираются. В самом начале ХХI веке этносоциологи М. А. Аствацатурова, Г. С Денисова, Ю. Г. Волков, Н. В. Черноус, А. А. Хастян параллельно и весьма активно начали изучение данных проблем. Актуализация этнического самосознания армянского населения Юга России в последнее десятилетие во многом была вызвана большим потоком армянских беженцев и переселенцев из стран ближнего зарубежья (Грузии, Азербайджана и Нагорного Карабаха, Армении).

Одним из привлекательных районов для нового места жительства для армянского населения стал Юг России, в т.ч. Ростовская область. Этот выбор был обусловлен целым рядом причин:

– здесь исторически уже сложились компактные поселения армян;

– незначительная культурная дистанция, обусловленная существованием культурных универсалий, сформировавшихся за годы существования СССР;

– экономическая привлекательность региона, связанная с наличием инфраструктуры, позволяющей найти свою экономическую нишу в сфере услуг;

– привычные природные и климатические условия и др.

Имеются и серьёзные заделы по анализу качественного и количественного состава обновлённой диаспоры. Интересен здесь сравнительный анализ последних переписей населения. По Общероссийской переписи населения 2002 г., армяне составляли в России – 1 млн 130 тысяч человек, по Ростовской области – более 180 тыс. По переписи 2010 г. – 1 млн.183 тысяч в России, и около 300 тысяч в Ростовской области, таким образом, по сравнению с данными переписи советского периода 1989 г. (532,4 тысяч) произошло значительное увеличение их численности. По территориям Ростовской области в Мясниковском районе – 58,3 % армян; в Егорлыкском районе – 4,9 %; в Целинском районе – 3,5 % и в Красно-Сулинском районе – 2,9 %. Весьма высокий показатель сохранялся по городам Ростов-на-Дону, Таганрог, Азов и Новочеркасск.

Согласно материалам многочисленных исследований, наибольшие потоки мигрантов в ЮФО России следуют из Армении. Значительное число армян переселялось именно на Юг России, этому способствуют и сложившаяся в регионе армянская диаспора, и многовековой опыт совместного проживания армян и русских.

Известный исследователь проблем армянской диаспоры на Юге России М.А. Аствацатурова характеризует армянскую миграцию 1990-х годов как «эвакуационную и стрессовую». Важным фактором успешной адаптации на новом месте являлись этнокультурные характеристики армян: их конкурентоспособность, умение встраиваться в структуру новых социально-экономических, правовых, культурных и «приватно-личностных связей», способность к модернизации, к адекватным действиям в меняющихся условиях. Миграционные потоки и, в частности, армянский, были вызваны процессом распада единого государства – СССР, сопровождавшимся политической нестабильностью, межэтнической конфликтностью, резким экономическим спадом. Значительная экономическая активность вновь прибывших армян в города Юга России, усилившая экономическую конкуренцию, привела к заметному потеснению представителей коренного населения (независимо от национальности) в престижных сферах занятости, создала напряженность на рынке жилья, вызвала заметную межэтническую напряженность в регионе и негативную установку коренного населения по отношению к армянам в целом. Этим и объясняется формирование конфликтного потенциала в регионе в период 1990-х годов. Следовательно, большой интерес вызывает изучение общественного мнения местного населения по проблемам миграции, что необходимо для корректировки принятия правильных управленческих решений и, одновременно, для разработки пакета мер, воздействующих на местное сообщество в целях оптимизации межэтнических отношений. Особую роль в связи с этим стали играть социологические опросы и исследования в последние 15 лет.

Особенно значимым стал опыт Ростова-на-Дону и Ростовской области, где за 20 лет крупных конфликтов и проблем с армянской диаспорой практически не возникало. Новоприбывшие армяне мигранты постепенно составили наравне с «донскими армянами-старожилами» единое обновлённое этносоциальное сообщество армян Ростовской области. Этому активно способствовала деятельность общины и поддержка администрации области, нормальные дружественные отношения с казачеством и общинами других титульных и новых диаспор «Тихого Дона».

Исходя из этого позитивного опыта, в 2002-2010 гг были проведены опросы населения в городах Юга России. В Ростове-на-Дону, методом стандартизированного интервью был проведен опрос на выявление спектра мнений по проблемам миграции, которые включали в себя как оценку миграционной ситуации, так и ожидания населения в области предпочтительных направлений действий органов власти в сфере регулирования миграционных процессов. Результаты их учитывались областными и муниципальными органами власти и управления при разработке и реализации социально-экономической политики и корректировке межэтнических процессов.

Огромную роль в возрождении экономических, духовных и культурных традиций донских армян, их отношений с властями, с вновь прибывшими представителями армянской диаспоры, возрождающимся казачеством и другими народами Дона и Юга России играет многоплановая деятельность созданной в 1988-1989 гг. «Нахичеванской-на-Дону армянской общины». В разное время ее признанными лидерами были К. Хурдаян, Дж. Вартанян, М. Багдыков, В. Восканян, братья В. и Р. Самургашевы, С. Саядов, Р. Захарова. Последние годы её бессменно возглавляет нынешний авторитетный руководитель – А. Сурмалян, известный предприниматель и меценат, депутат Законодательного собрания Ростовской области последних двух созывов. В расширенный Совет общины сегодня входят боле 50 человек, в числе которых есть известные предприниматели, учёные и деятели культуры, спортсмены, депутаты Законодательного собрания Ростовской области и муниципальных образований городов и районов.

Община уже на протяжении более чем 25 лет выражает интересы представителей всего этносоциального сообщества армян, активно взаимодействуя с органами власти Ростовской области, всеми основными этносами и казаками. Занимая по численности населения весьма значимое 3-е место (около 20%), община и её актив бережно сохраняют и приумножают уникальные культурные (в т.ч. язык-диалект, литературу, музыку, фольклор) традиции этнического сообщества донских армян, сложившиеся за эти столетия, и с честью готовятся к празднованию своего 230-летнего юбилея.

Руслан Тикиджьян, Валерий Мелконян,

Арменоведческие вопросы, Бюллетень Ереванского государственного университета, 2015

Top