Возникновение армянских общин Кавказских Минеральных Вод в XVIII-XIX вв.

Местное население с давнего времени знало о целебных свойствах минеральных вод и пользовалось ими задолго до покорения Россией Северного Кавказа. Но сведения о них в письменных источниках, несмотря на соседство с ними таких государств как «воинственная Грузия (Иверия) и коммерческая, богатая Армения, принимавших деятельное участие в событиях древнего восточного мира и нередко приходивших в соприкосновение с населением Северного Кавказа, были скудными».

Арабские и Армянские письменные источники о Северном Кавказе изобиловали различными, порою противоречивыми сведениями и носили исключающий точность и полноту историографических и политико-экономических сведений характер.

Начало изучению Кавказских минеральных вод положил Петр I во время Персидского похода. В 1722 году, возвращаясь из Дербента, он посетил Брагунские теплицы (источник Святого Петра), которые за пять лет перед этим были осмотрены по его повелению лейб-медиком Шобером. Описывая петровские воды, он сообщал: «Есть много и других горячих вод в этой стране и при том только в двух трех днях пути от Брагунских сверх того в земле черкесов бештаугорских очень славится прекрасный кислый источник».

Эти земли в то время не входили в состав России.

Достоверные данные о минеральных водах на Кавказе были получены только после научной поездки в эти места в 1773 году Гюльденштедта. Вскоре после посещения Гюльденштедтом горячеводских ключей в 1780 году была заложена крепость Константиногорск, а солдаты созданного гарнизона, по рассказам Конради, пользовались водой источника, расположенного в 4-х верстах от нес. «Эта крепость и послужила зачатком и основанием нынешнего Пятигорска».

С этого времени началось изучение и освоение Кавказских минеральных вод. Благодаря настойчивости А.П. Ермолова в 1822 году последовало «Высочайшее повеление составить планы и проекты устройства горячеводских источников», для чего была учреждена особая комиссия.

Интенсивное строительство, а также повышенное внимание к развивающемуся курорту впоследствии позволили генералу Емануелю ходатайствовать о преобразовании Горячеводска в город. 14 мая 1830 года указом правительствующего сената был учрежден новый окружной город Пятигорск, с переводом в него окружных присутственных мест вместо Георгиевска. Георгиевск же был преобразован в заштатный город. После этого стали быстро развиваться такие курортные города, как Ессентуки, Железноводск и Кисловодск.

С освоением Кавказских минеральных вод и образованием курортных городов наступил период переселения армян в этот регион. Среди образовавшихся армянских общин наиболее значительным было поселение армян в г. Пятигорске. Первыми переселенцами были в основном армяне-торговцы. Однако, как отмечает В.З. Акопян: «В числе первых на Горячих Водах построили свои особняки отставные армяне-офицеры. В письме генерал-майора А. Орлова начальнику Кавказской области генералу Г.А. Емануелю от 29 ноября 1827 г. упоминается особняк Варлаама Карповича Арешева (Арешьяна). Предки дворянского рода Арешевых, выходцев из Арцаха (Карабаха), в числе основателей Кизляра - первого российского города на Северном Кавказе. До приезда на горячие воды В. Арешев возглавлял кизлярское уездное дворянство. Это был крупный помещик, владевший 11145 десятинами земли в Кизлярском уезде, пожалованных за воинскую службу его предкам и ему самому. Дом Арешева, построенный в числе первых в курортном поселке, находился напротив выстроенной знаменитой Ресторации. В этом доме часто бывал М. Лермонтов. В настоящее время на месте дома Арешева располагается санаторий «Руно».

Следует остановиться на динамике роста армянского населения в этом крае. С упразднением Георгиевска как уездного города в 1830 г. значительная часть армянского населения стала переселяться в Пятигорск, ставший окружным городом Терской области.

По данным на 1-е января 1877 г. в Пятигорске проживало армян григорианского вероисповедания 352 чел., из них мужчин – 236, женщин - 116 и 55 человек католического вероисповедания, из них муж. - 40, жен. - 15. В городе уже функционировала Армяно-Григорианская церковь.

По данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., в Пятигорском округе проживало 3563 муж., 3259 жен. армяно-григорианского вероисповедания; 18 муж. и 18 женщин католического исповедания. В самом Пятигорске проживало 384 муж., 223 жен. армяно-григорианского исповедания и 1 - католического. Грамотных среди мужчин было 31,30%, среди женщин 9,48%. Грамотность же (среди преобладающих национальностей) армян Терской области составляла у мужчин 48,7% и женщин 26,2%, уступая только немецкой колонии (соответственно 56,8% и 51,3%).

Затем численность армян быстро растет и к 1-му января 1911 г. составляет в Пятигорске 1454 чел., Кисловодске 559.

Большой приток армян в эти края был связан с геноцидом армян в Османской империи 1914 г.

Армяне городов Кавказских Минеральных Вод занимались не только торговой деятельностью, среди них были высококвалифицированные каменщики и в городах являлись «главными конкурентами для каменных работ».

Как отмечают С.В. Болгачсв и А.Н. Коваленко, активную торговую деятельность в г. Пятигорске развил купец первой гильдии Никита Челахов. Его предпринимательская деятельность распространялась на гг. Ставрополь и Пятигорск. В Пятигорске он добился разрешения на строительство лавок и, несмотря на препятствия, чинимые начальником строительной комиссии, им фактически был построен первый в городе универмаг с торговлей различными видами товаров: «в 1-м - галантерейными, во 2-м - азиатскими, в 3-м - шелком, в 4-м - колониальными и европейскими винами. В 5-м находилась библиотека. К книгам купец был неравнодушен».

Елизавета Никитична Ходжаева, урожденная Челахова, получила значительное наследство. И усадьба Ходжаевых стала родовым гнездом видного архитектора Эммануила Бальтазаровича (Борисовича) Ходжаева, внесшего значительный вклад в архитектуру Кавминвод.

Видным предпринимателем г. Кисловодска конца Х1Х-начала XX вв. был Александр Алесандрович Гукасов, который способствовал развитию города, занимаясь розливом минеральной воды и ее сбытом. Выстроенная им кондитерская и кофейня привлекала туда элиту города, которая не только лакомилась прекрасно изготовленными изделиями, но и обсуждала насущные проблемы города и политической жизни.

В народном здравоохранении работало значительное число врачей армянской национальности. Среди них в г. Пятигорске в начале XX в., по неполным данным, трудились: врач А.С. Абулов, внутренние болезни, сифилис; А. Тертерянц, внутренние, детские и венерические болезни; доктор В.М. Арцруни, прием по болезни горла, носа и уха; доктор медицины Б.А. Навасардян, по сифилису, мочеполовым и хирургическим болезням; доктор медицины А.И. Катанян, по внутренним и нервным болезням; доктор медицины А.М. Акопянц, сифилис, мочеполовые и венерические болезни; доктор медицины М.П. Захарбеков; врач Т.М. Макарянц, мочеполовые и венерические болезни; функционировал химико-микроскопический кабинет доктора В. Тер-Григорьянца для анализов мочи, крови и проч.; в г. Кисловодске - А. Бабаев-Бабоян, по нервным и внутренним болезням и др.

Значительный, если не выдающийся вклад в дело строительства значимых сооружений на Кавказских Минеральных Водах внесла архитектурная династия Ходжаевых-Мержановых. Их предки в начале XIX в. перебрались из Новой Нахичевани «под защиту пушек Пятигорского гарнизона и Кисловодской крепости и начали свое торговое дело».

Доктор архитектуры, профессор (г. Москва) Б.М. Мержанов, потомок династии Ходжаевых-Мержановых в статье «Архитектурная династия», опубликованной в журнале hамайнк, приводит интересные данные о том вкладе, который внесли архитекторы их рода в строительство зданий и частных домов не только на Кавмингруппе, но и в других краях страны.

Оба рода, несмотря на сложные условия, когда караваны вьюков с товарами ходили под усиленной охраной драгунского конвоя, вели успешную торговлю, быстро богатели. Значительные денежные средства они тратили на образование своих сыновей, обучавшихся в Петербурге и за рубежом, отличались благотворительностью. Мужчины обоих кланов в связи с суровыми, по сравнению с Нахичеванью, условиями вступили в Терское казачье войско России и до 1917 г. являлись казаками. В конце XIX в. Эммануил Борисович Ходжаев заканчивает Петербургскую Императорскую академию художеств по классу архитектуры с Большой серебряной медалью и начинает самостоятельную творческую работу сначала в Пятигорске, а с 1910 года - в Кисловодске.

В этот период наступила благоприятная обстановка для развития российской архитектуры, и Э.Б. Ходжаев плодотворно работал во многих местах Северного Кавказа. Им построено значительное количество жилых и общественных зданий. Особенно его талант развернулся на ниве дачного строительства в Кисловодске. Многие дачи состоятельных людей, не похожие одна на другую, проектировались и строились в совершенно разных стилях - от эклектики до вошедшего тогда в моду стиля «модерн». Наиболее показательной является «Дача Шаляпина», построенная неподалеку от Кисловодска, ныне в ней размещается отделение местных творческих союзов.

По проектам Э.Б. Ходжаева в Терской и Кубанской областях возведено около трехсот строений. Архитектор Э.Б. Ходжаев был членом достаточно элитарного «Горного общества», прекрасно играл на рояле и на флейте, иногда выступал «для души» в составе Пятигорского симфонического оркестра, активно участвовал в общественной жизни. По его проекту построена карачаевская начальная школа, которая им и содержалась.

В начале XX в. из той же Новой Нахичевани в Кисловодск переехал молодой архитектор Мирон Иванович Мержанов (будущий отец автора статьи), сын управляющего одной из фабрик богача Унанова Ивана Мироновича Мержанова и его жена, в девичестве Ольга Мартыновна Миесерова. На Кавказских Минеральных Водах им было построено большое количество индивидуальных жилых домов и спроектирован крупный поселок для специалистов «Грознефти», отделение Госбанка, здание Нарзанных ванн Цустраха, санаторий ЦК комсомола Украины, спальный корпус санатория «Крепость» в Кисловодске, здание госбанка - в Пятигорске, крытый рынок и санаторий РККА в городе Ессентуки, санаторий ЦК в городе Железноводске, здание электростанции в Воронцовке Терского округа и многие другие. В 1929 году Мирон Иванович выигрывает открытый конкурс на проектирование в городе Сочи санатория РККА им. Ворошилова, строит его и получает в 1936 году высшую архитектурную награду - Гран-при Всемирной выставки в Париже.

Он был одним из организаторов и руководителей Союза архитекторов СССР. Главный архитектор ВЦИК, доверенное лицо, проектирующее лично для Сталина, был репрессирован, провел в лагерях и тюрьмах 11 лет, затем, после реабилитации, снова много проектировал и строил.

Как пишет В.З. Акопян, «у Горячих Вод армяне стали поселяться задолго до обнародования указа Сената от 14 мая 1830 г. об устройстве уездного города. После основания Константиногорской крепости здесь уже появились купцы- армяне из Георгиевска и особенно Новой Нахичевани, в то время одного из крупных городов на Юге России... Первым нахичеванцем, обосновавшимся на Горячих Водах, стал Карапет Хазизян, который уже в 1814 г. Развернул здесь активную торговую деятельность.

Приблизительно в это же время на Водах обосновываются предприниматели Чоргобян, Челахьян, Чалагаян, Шоршоян, Золотарян, Агакян и другие, но преимуществу нахичеванцы. Уже в первые десятилетия существования курортного города торговые заведения армянских купцов удивляли самого взыскательного покупателя». Города Кавмин-группы стали приобретать красивый архитектурный облик, а благоприятные природные и климатические условия и, особенно лечебные свойства минеральной воды, значительно увеличили приток больных и отдыхающих в благодатные места.

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top