Возникновение армянской общины в г. Моздоке в 18 - 19 вв.

Появление города Моздока связано с длительными кровавыми столкновениями русских войск с кабардинцами. И.В. Бентковский отмечает, что причиной сложившейся ситуации послужило заключение Белградского трактата, по которому Большая и Малая Кабарда были «оставлены свободными, а занимаемые ими земли должны были служить барьером между обоими государствами - Россисю и Турциего». Четкой границы между этими государствами не было. 19 аггрсля 1740 года царское правительство ггазначило комиссарами в эти места генерала, князя Репнина и тайного советника Неплюева, назначив им на расходы 25000 рублей. Кабардинцы же считали их своими исконными землями, на которых они с осени и до весны выпасали свои многочисленные табуны лошадей, начиная от Калауса по Буйволе и вверх по Тереку. Россия же на основании Белградской конвенции эти границы считала своими, что и послужило причиной кабардинцам с оружием в руках препятствовать продвижению царских войск и строительству Моздока, а затем Моздоко-Азовской линии.

До 1763 года в урочище Моздок постоянных жителей не было. 1 июля 1763 года генерал Ступишин выехал на новое место службы. Подполковник П.И. Гак, прибыв в урочище Моздок 5 июня 1763 года, сразу же приступил к строительству крепости. Этот год считают датой основания города Моздока.

Слово «Моздок» в переводе с местного наречия означал густой, или темный лес. Река Терек обтекала город с двух сторон, и прилегающие низины были болотистыми, в этих местах часто наблюдались наводнения. Город с одной стороны был открыт для неприятеля. Эту часть стали укреплять земляным валом. Моздок был обеспечен достаточным количеством запасов оружия, снарядов и др. Вокруг были сооружены посты: Секретный, Озерный, Заветный, Старомоздокский, Александровский, Петровский, Сушниковский, а также построено ряд станиц.

В 1775 году инженер Генерал Мордвинов представил план укрепления города и его строительства. Улицы в нем были размечены согласно плана прямыми и параллельными друг другу. Ширина улиц достигала 8 саженей, грунт в городе был глинистым.

При Екатерине II Моздок был заселен людьми многих национальностей, прибывших из различных мест Кавказа. Город в 1769 году насчитывал жителей мужского пола - 3203, женского - 1190 человек, из них армян мужского пола было 1405, женского - 272; грузин мужского пола - 241, женского - 171, черкесов - 150, женского пола не указано. В городе насчитывался 751 дом. Все строения были деревянными, изредка турлучными, жители в основном занимались торговлей, садоводством и скотоводством.

Численность армян в городе Моздоке быстро увеличивалась не только за счет прибывших из Персии, но и из «Араратских мест». Из статистических сведений о состоянии города Моздока следует, что в 1827 году число жителей армянского происхождения уже составило 2511 человек (мужчин - 1118, женщин 1393). Наряду с этим наблюдались качественные изменения в структуре населения, жизненного уровня и социального положения армянской части населения. В городе насчитывалось 357 домов, три армянских церкви. В их руках было 65 лавок, 17 погребов, 6 фруктовых садов, 5 виноградников, 500 лошадей, 1500 голов рогатого скота, 2200 овец. Они были владельцами 16 кожевенных заводов, на которых выделывался сафьян различных цветов (черный, желтый и красный) и другие кожаные изделия, реализуемые как на месте, так и за пределами области. Общая сумма реализуемых кожаных изделий в 1827 году составила 5550 рублей.

Армяне занимали ответственные административные и выборные должности: «по выбору в суде, судья, два по городу десятских, в полиции 3 человека. Показанные по сему люди все армянскаго Христианскаго Закона, а в обществе католиков мужска 7, женска 6 душ». А в 1875 году, в «Моздоке было введено городо- вое положение 1870 года и образована управа. Первым городским головой стал потомственный почетный гражданин Иван Степанович Тушмалов».

Периодически возникавшая необходимость отъезда членов армянского суда за пределы своих уездов по коммерческим делам встречала препятствие. На одну из жалоб 9 апреля 1820 года от членов Кизлярского суда был получен ответ и предложение главноуправляющего на Кавказе А.П. Ермолова, обсужденный на казначейском губернском правлении Моздокского армянского суда и в соответствии с «Указом Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского» правление на своем заседании приказало: «во исполнение выше изъясненного предложения Г-на Главноуправляющего в здешнем краю и в Грузии Кизлярскому и Моздокскому армянским судам предписать указами и велеть буде нынешним кому-либо присутствующим настоит необходимая надобность по коммерческим их делам быть в отлучке, то выбрав еще двух или трех человек о утверждении коих и об отпуске желающих отлучиться представит ему правление, равно и при учинении выбора присутствующих в оные виды в предыдущее время и трем членам назначать еще на основании высочайшего и губерниях учреждения 20-ой Главы статьи двух или трех человек, дабы они в случае необходимости отбыть куда-либо по коммерческим делам своим между собою чередоваться. Апреля 30 дня 1820 г.».

От живущих в городе Моздоке армян собирались следующие сборы: на поддержание почт - 2 руб. 51 коп., на этапные команды по 1 коп., на содержание при уезде лошадей - по 22 коп., полиции с пожарными «и инструментами» - по 63 коп., армянского суда, секретаря и писца - по 1 руб. 35 коп. с души.

Все армяне пользовались выгонной землей с прочими жителями Моздока, занятых ими по прибытии из Персии и «из других араратских мест», при поселении города Моздока по дарованной 1799 года октября 28 дня грамоте».

29 семейств армян, подведомственных суду, занимались торговлей красным товаром, купленным и привезенным из различных российских ярмарок, Грузии и Персии на сумму 19700 рублей. Из них следует выделить сукна разных сортов, шелковой и шерстяной материи, ситца и «нитяных изделий»; 37 семейств продавали медную, чугунную, фарфоровую, стеклянную, глиняную и деревянную посуду и прочие шелковые разных сортов товары, а также водку и вино разных наименований; 169 семейств занимались выделкой кож, 10 семейств - чеботарным мастерством; серебряным мастерством - 2 и медным - 2 семьи, а остальные армяне занимались извозом и «другими мелочными торгами и простыми работами».

В 1850 году в Моздоке церквей православных насчитывалось 3, церковь римско-католическая - 1, армяно-григорианских - 4. Домов, принадлежащих правительству, каменных - 4, деревянных - 1. Домов, принадлежавшим частным лицам, деревянных, турлучных и композиционного кирпича - 1170, лавок: каменных - 1 и деревянных - 156. Город населяли русские, армяне, грузины, осетины, черкесы - в числе около 8 тысяч душ; но всего больше армян, которых 1567 мужчин и 1714 женского пола. Относительно исповеданий, жители разделялись на православных, лютеран, католиков, григориан и мусульман. Купечество и промышленные армяне занимались торговлей, виноделием и шелководством, напротив, беднейшие промышляли хлебопашеством, скотоводством и извозами. Для оборотов торговли существовали две ярмарки - 23 апреля и 19 сентября и еженедельные базары. Общий оборот ярмарок восходил до 100 тысяч рублей серебром, от чего значительно поддерживался доход города, простиравшийся до 3242 руб. 13 % коп. серебром. На ярмарках проводился торг лошадьми и скотом. Фабричная и заводская промышленность была ничтожно мала. Виноделие далеко уступало кизлярскому, составляя одну тысячную часть последнего. В Кизляре вырабатывалось в год до миллиона ведер вина и водки. Тутовых деревьев в Моздоке насчитывалось 7950. Шелку выделывалось около 25 пудов. В 1848 году, кроме удовлетворения местной потребности, было вывезено для продажи на Нижегородскую ярмарку сырца 17 ½ пудов, который продан по 125 руб. Для народного образования в Моздоке существовало два училища: уездное и духовное. По климату город считался более здоровым, нежели Кизляр.

Общественная жизнь в Моздоке и, в частности, армянского населения стала непрерывно развиваться. Она не замыкалась только в пределах города, но носила общероссийский масштаб. Армянская общественность проявляла активность в различных сферах жизни общества. Примером этому может служить их обращение в 1860 году в правительственные инстанции с просьбой о разрешении им открыть клуб по примеру других городов России с целью «развеять однообразную жизнь, проводимую уединенно в домах, сблизиться с сословием русских и иметь общее место для развлечений и коммерческих переговоров». Они просили открыть клуб на правилах, установленных для Ставропольского клуба. Наместник Кавказа А.И. Барятинский дал разрешение на открытие клуба в Моздоке.

Этот клуб был открыт в 1862 году под названием «общественного собрания», но просуществовал недолго.

Но позднее учредители этого клуба, «особенно армянской нации передовые люди», вновь добились открытия клуба в начале 1878 года.

Благотворительность армянского населения Моздока, как и всех жителей города, носила выраженный характер. Это и сбор денежных пожертвований в пользу вдов и сирот воинов в 1877 году, павших при взятии Карса, и пожертвования в пользу черногорцев и жителей турецкой Армении. В марте 1878 года жители Моздока отслужили в церквах молебствия по случаю мира с Турцией и освобождения христианских народов от османского ига.

Город стал приобщаться к культурной жизни. Часто стали проводиться музыкальные вечера, организуемые горожанами. Так, в марте 1874 года в зале гостиницы «Тифлис» состоялся концерт Клементины Жованини из Баварии, которая исполнила армянский романс «Цыцернак» («Соловей»), балетные сцены и др. Зрители встретили ее «чересчур шумно и неумеренно», вызывая на бесконечное «бис».

Приобщение к культуре требовало и соответствующего повышения образовательного уровня населения Моздока. Многонациональный состав города формировался под влиянием русской культуры. Царское правительство и администрация города понимали важность сохранения национальных традиций общества как в культуре, так и в образовательном процессе. Всякое запрещение или подавление национального самосознания могло привести к нежелательным последствиям.

В 1803 году было открыто Моздокское уездное училище. Оно имело «предподготовительный класс, заменявший приходское училище», 1-й и 2-й классы, библиотеку. В училище преподавали также армянский и другие языки.

Но в ведомости об учебных заведениях Ставропольской Дирекции училищ за 1848 год отмечено, что Моздокское уездное училище открыто 2 мая 1820 года, на его содержание по штагу было положено 1720 рублей серебром в год, в том числе: 1577 рублей 16 копеек серебром из Государственного Казначейства, 142 рубля 86 копеек серебром из Моздокской городовой Ратуши и сверх того 100 рублей серебром ежегодно от Почетного смотрителя этого училища и 200 рублей серебром из экономического капитала Кавказского учебного округа. За обучение в одноэтажном доме купчихи Нойнакиной, где размещалось училище, уплачивалось 300 рублей серебром в год. Как отмечено в ведомости: «Моздокское уездное училище образовано по высочайше утвержденному в 18 день Декабря 1848 года положению Кавказскаго Учебнаго Округа и состоит из 3-х классов: одного приходского и двух собственно уездных, штатных чиновников - 4, учителей 7, сверхштатных - 1» и одного вакантного места. В библиотеке училища было 571 название книг, всего томов - 1635 в том числе названий на русском языке 482, на древнеклассическом - 48, на новейшем европейском - 4 книги. Кроме того, в училище было два барометра и один термометр.

По социальному происхождению обучающиеся дети распределялись следующим образом: дети дворян - 4, купцов 12, мещан - 28, духовного звания - 1; итого 49 детей, а в 1848 году уже обучалось 108 детей.

Из формулярного списка о службе и достоинстве чиновников за 1847 год следует, что смотрителем Моздокского уездного училища был коллежский регистратор Иван Михайлович Серебряков, 45 лет, армяно-григорианского вероисповедания, жалований и никаких других окладов содержания не получавший. На службу поступил в Кизлярское управление переводчиком, «с награждением - канцеляристом» за благотворительность в пользу бедных во время неурожаев в 1834 году, за что получил монаршее благоволение. Указом Правительствующего Сената в 1841 году за выслугу лет, произведен в коллежские регистраторы, со старшинством. По прошению его уволен от должности переводчика, со старшинством. Согласно его прошения, господином начальником Кавказским утвержден почетным смотрителем Моздокского уездного училища с обязательством жертвовать в пользу училища по 100 рублей серебром в год.

Учитель нижнего или начального класса Моздокского уездного училища, «состоящего по установлению в XIY классе» Никита Гаврилович Калустов, 26 лет, армяно-григорианского вероисповедания получал жалование 141 рубль 45 копеек серебром. Он обучался в Лазаревском институте восточных языков и до окончания курса уволен с аттестатом от 27 июля 1838 года. Согласно прошению в 1840 году был определен учителем приходского параллельного класса в Ростовское уездное училище. По прошению Пятигорским окружным начальником в 1842 году назначен в Георгиевскую городскую ратушу исполняющим должность столоначальника. В 1844 году по прошению был определен учителем нижнего начального класса в Моздокском уездном училище. Сверх своей обязанности с 29 июля 1846 года исполнял должность учителя армянского языка, а с 1849 года - должность библиотекаря, содержателя магазина предметных учебных пособий и архивариуса Моздокского уездного училища.

Армянская часть населения отличалась благотворительностью во всех сферах жизни общества. Примечателен документ, направленный Департаментом народного просвещения Харьковского учебного округа господину директору Кавказских училищ 24 августа 1826 года, в котором отмечалось, что «известный отличным усердием к пользам общим, в особенности, по части учебной города Моздока из армян гражданин Давид Серебряков сверх многих пожертвований известных вашему высокоблагородию, представленных им в сие училище и неоднократного содействия побуждением сограждан не только своего, но и всех города Моздока других обществ к улучшению здешнего учебного заведения, ныне взошел еще в училище с объявлением в коем изъяснял, что он за бедных и сирых не могущих за себя по добровольному Моздокских обществ приговор делать ежегодно десятирублевую взносы усердствуя ко благу общему желать упомянутую плату в училище взносам за каждого бедного ученика ежегодно и просит на сие его желание исходатайствовать у высшего учебного начальства соизволения».

В следующем документе указано, что «штатный смотритель, титулярный советник Моздокский житель из армян Давид Архипов сын Серебряков, имеющий от роду 36 лет при похвальном, честном и безупречном поведении, распоряжаясь собственным хозяйством и торговыми занятиями, с благоразумием и выгодою, в случаях требовавших особенного содействия, оказывая всегда готовность и усердие к пользе общественной и поручения от Моздокских обществ неоднократно на него возложенных исполнять со свойственною ему ревностию, а наипаче отличить себя усердным содействием в 1820 году при учинении общественного постановления, о взносе 25 рублей с каждого ученика в пользу училищ города Моздока и в нынешнем 1826 году июля 1-го при постановлении общества, о ежегодном взносе пятисот рублей на таковой же предмет сделав по отличном своему и минувших годах в пользу Моздокских учебных заведений соответственно от себя пожертвования наличными деньгами свыше 1500 рублей в удостоверение чего и дано свидетельство.

За подписанием шести гласных членов и почетнейших из общества Августа 19 дня 1826 года. Семь подписей на грузинском языке и 10 на армянском».

2 марта 1829 года из Министерства народного просвещения на имя директора училищ Кавказской области через попечителя Харьковского учебного округа поступило сообщение о награждении Моздокского гражданина из армян Давида Серебрякова медалью «за многие пожертвования, сделанныя им в пользу тамошних училищ. Г. Товарищ Министерства Народного Просвещения уведомил Его Превосходительство, что Государь Император по положению комитета Г.Г. Министров Всемилостивейше пожаловать соизволил Моздокскому жителю из армян Давиду Серебрякову серебряную медаль с надписью «за усердие на Аннинской Ленте» и препроводить сего числа указанную медаль с лентой к исправляющему должность начальника Кавказской области для отдачи по принадлежности».

Попечителем, в сопровождении директора училищ и по его распоряжению, был направлен в Моздокское уездное училище учитель армянского языка Ставропольской гимназии, священник Петр Патканов «для узнания успехов учеников в Армянском языке и нашел сведения их в том языке совершенно удовлетворительными...».

Ранее Моздокский почетный гражданин Тушмалов основал в своем городе армянскую школу.

В 1840 годах в Моздоке некоторое время был ссыльный декабрист А.П. Беляев. Побывав в «общественной школе» Моздокских армян он отметил, что армяне города обучают своих детей в «школах» и «из любопытства» А.П. Беляев и его попутчики задали армянским школьникам ряд вопросов по арифметике, географии, русской грамматике «и убедились, что учат их или учили тогда с толком».

Как отмечено в энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, в 1866 году город Моздок был «перечислен из Ставропольской губернии в Терскую область. Указом Его Императорского Величества заштатный г. Моздок 29 ноября 1866 года был причислен к Терской области с тем, «чтобы предоставленное живущим в оном Армянам и Грузинам по закону (т. 5. Сг. 9. Уст. Рекр. изд. 1869 г.) права отправлять рекрутскую повинность деньгами было оставлено до времени в своей силе».

К тому времени в городе было церквей православных 4, армяно-григорианских - 5, католическая - 1, протестантский молитвенный дом - 1. Жителей было 14126 (7626 мужчин и 6501 женщина): русских - 3998, кавказских горцев - 2820, ногайцев, калмыков и других кочевников - 392, татар - 2492, армян - 3268, грузин - 695, немцев - 49, поляков - 96, евреев - 54, других национальностей - 262. Мещан и цеховых насчитывалось 9114, туземного сельского сословия - 3292, казаков и других военных сословий - 629, крестьян - 582, купцов - 261, почетных граждан - 65, духовенства - 61, дворян - 110, прочих сословий - 12. Православных - 6785, раскольников - 215, христиан других исповеданий - 3482, евреев - 54, магометан - 3514. других исповеданий 16. Городской земли 15471 десятин; из них 579 десятин под садами и лесом.

Моздок увеличивался в основном за счет механического прироста населения. Как указывают А.Г. Кучиев и соавт., ссылаясь на Отчет начальника Терской области..., в конце XIX века в официальных источниках о сословном составе Моздока появляется новый термин «остальные сословия», которые нивелировали общую картину и по данным 1899 года они были следующими: дворяне - 171, почетные граждане - 154, купцы - 602, мещане и цеховые - 9911, казаки и другие военные сословия - 536, крестьяне - 2208, туземцы сельского сословия - 44, остальные сословия 497. Всего - 14123 человека.

В пореформенной России в городах некоторые сословия Моздока постепенно исчезали и растворялись в бессословных буржуазных структурах.

В 1874 году можно было привести данные по вероисповеданию: В Моздоке было: православных - 3295 мужчин и 1187 женщин, единоверец - 1, раскольников - 5, армяно-григориан - 1765 мужчин и 1281 женщина, римско-католического исповедания 243 и 38, протестантов - 20, иудаистов - 16 мужчин и 5 женщин, магометан - 965 и 723, молокан - 61и 45. Всего - 6371.

К началу XX века национальный состав населения Моздока слал резко изменяться. Свидетельством этому являются статистические данные за 1900 год о преимущественном увеличении числа русских и осетин. В городе в это время проживало14329 человек, их них: 4984 русских, 4944 осетин и кабардинцев, 310 ногайцев, 2993 армянина, 846 грузин, 17 евреев, 85 поляков, 147 немцев и 19 представителей других национальностей.

С образованием в 1899 году в административном управлении города Моздокского казачьего отдела многие исполнительно- распорядительные функции перешли в ведение атамана. По примеру Пятигорского, Кизлярского и Сунженского отделов в Моздоке был образован штаб общественно-хозяйственной и войсковой жизни. Он имел три служебно-административных отделения: строевой, гражданский и продовольственный. В основе структуры управления отделом был заложен принцип совмещения военной и гражданской власти.

Наряду с развитием сельскохозяйственного производства, значительное место уделялось развитию промышленных предприятий. Состояние торговли в городе, в основном, зависело от привозных товаров промышленного и сельскохозяйственного производства. По сведениям за 1915 год, когда уже полыхала Первая мировая война, в городе, станицах и других населенных пунктах функционировало 475 торговых заведений, из них 49 заведений (5,9%) принадлежало казакам. Наиболее известными купцами в Моздоке были: П.Н. Бежанов - мануфактурная торговля в розницу; П.П. Вардах - продажа земледельческих машин и орудий; Е.М. Вартанов - мануфактурная торговля; И.А. Ганжумов - торговля мануфактурными товарами, кирпичом, чаем, сырыми кожами; А.И. Григоров - скобяные товары; Н.И. Гусаков - торговля обувью; А.Г. Егоров - торговля писчебумажными товарами и оружием; А.П. Калустов - торговля галантерейными товарами; И.Г. Кожевников - торговля бакалейными и скобяными товарами, а также сахаром и галантереей и др., И.Ф. Крупнов - торговля бакалейными товарами; Г.И. Седов - торговля сырыми кожами и овчинами и др.; Сумма торговых оборотов в городе за 1915 год превысила 2213000 руб., а сумма прибыли составила 226135 руб.

Необходимо также отметить нарастание революционных настроений и стихийных выступлений населения, недовольных существующими порядками. Наступил период революционного движения, во главе которой стала социал-демократическая группа. Однако надо отметить, что армянская часть населения города почти не участвовала в этом движении.

В завершение описания городов Кизляра и Моздока следует упомянуть высказывание Михаила Крюкова о том, что, несмотря на отсутствие водных транспортных сообщений, с установлением спокойствия в крае разовьется торговля с горскими народами, которые возьмутся за плуг и будут в изобилии снабжать губернию различными продуктами. «Кавказские Минеральные Воды, которые, несмотря на редкие достоинства во врачебном отношении, до сих пор мало посещаются из преувеличенного страха об опасности, привлекут множество посетителей, разумеется, людей богатых, которые часть своих средств неизбежно должны оставить в губернии. Ее население распространится и доставит возможность к разработке тех источников хозяйства в промышленности, на бедность которых нельзя жаловаться».

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top