Переселение армян на Северный Кавказ в эпоху Петра I и Екатерины II

Преобразования российского государства в эпоху Петра I происходили в сложных условиях противоборства со Швецией, стремлением царского правительства ввести Россию в систему европейских государств. И, несмотря на это, Петр I с неослабным вниманием следил за ходом событий на Востоке и «со свойственною ему проницательностью готовил почву для осуществления там своих великих предначертаний».

В его задачи входили не только политические и торгово- промышленные, но и культурно-нравственные цели освобождения христианских народов, находившихся в рабстве и угнетении у мусульман. Он первый оценил те выгоды и преимущества, которые давали нравственные узы, соединявшие эти христианские народы с Россией.

Как пишет Г.А. Эзов, в борьбе с Турцией Петр I обращался с воззванием в содействии к грекам и славянам, а по персидским делам вошел в сношения с армянами.

Сношения Петра I с армянами находились в непосредственной связи с персидским походом и имели для него особую значимость. Документы того периода проливали свет на планы Петра и ту подготовительную работу, к которой он готовился с усиленной энергией.

Наряду с этим, когда был заключен Карловицкий мир (1699 г.) и Турция впервые лишилась значительной части территорий, населенных христианскими народами, когда этот договор привел к началу развала Османской империи, создались благоприятные условия для России в освобождении подвластных туркам областей, населенных христианами.

Турция к тому времени еще была сильным государством и се стремление покорить Кавказ и отобрать у Персии се западные провинции вызывало тревогу у Петра. Он осознавал, что если бы Турции удалось осуществить свои намерения, то положение России на южных границах оказалось бы тяжелым. Опустошительные набеги закубанских, терских и крымских татар, признававших власть султана, были этому реальной угрозой.

Внутриполитическая жизнь Персии, состоявшей из нескольких областей, осложнялась отсутствием государственной связи между ними, и при благоприятных условиях ханы выходили из подчинения шаха или признавали над собой власть Турции. В число таких ханств входили: христианская Грузия, в пределах древней Армении - Нахичеванское, Эриванское, Карабахское и др. ханства, в которых проживала значительная часть армян. Отсутствие единства между ханствами, взаимная вражда между мусульманами и христианами создавали благоприятные условия для грабителей, туркменских шаек, опустошавших страну.

Приход к власти Сефеидов в XYI веке укрепил позиции шахов. Один из выдающихся Сефеидов по своей реформаторской деятельности шах Аббас I Великий (1585-1628) овладел прежними персидскими территориями: Тавризом, Нахичеваном, Эриванью, Ганджою и другими областями. Шах Аббас задумал образовать пустыню между турецкой границей и Эриванью, чтобы турецкая армия в пределах Персии не находила средств к пропитанию. Он велел принявшему мусульманство грузину Амир Гюна-хану в три дня выселить армян из этих мест и, чтобы они не смогли вернуться, приказал сжечь леса, строения, хлебные запасы и отравить колодцы. Это поручение было выполнено с неумолимой жестокостью.

Описание этих бесчеловечных акций было отражено у современного историка Арак ела Тавризского: «Переселенцев поспешно гнали, намеренно по труднопроходимым местам, крутизнам гор и ущельям, дабы турецкое войско их не настигло. Прибыв к р. Араке, несчастное население перед собою имело реку, которая все уносила и поглощала в своих водах, сзади - Персиян, которые мечом все истребляли, и не было никакого спасения. Раздавались плач, крики отчаяния и вопль, и ниоткуда це было помощи. Безжалостные воины персидские насильно гнали их в реку; кто хватался за край лодки, кто за хвост лошади, быка или буйвола, кто сам переплывал. Не умеющие же плавать, а также слабосильные, старики, молодые девушки и дети покрывали поверхность реки, которая уносила их, как сучья весною, и многие погибли. Персияне же на лошадях вращались между христианами, если замечали девушек или жен, которые им нравились, хватали как бы для переправы через реку и, достигнув берега, не оставляли их на нем, а увозили куда хотели; другие занимались воровством, грабительством и убийствами. Многие матери должны были бросить дорогою своих детей, другие покидали больных своих. Одним адовом, бедствия и ужасы невыносимые постигли нашу нацию, и я недоумеваю, каким образом мне выразить плач и вопль над гибелью народа армянского, который подвергся таким несчастиям.

Из 60 тысяч переселенных семейств уцелело только 20 тысяч. И когда до шаха дошли сведения, что многие армяне, не желая расстаться с родиной, укрылись в лесах, ущельях гор и пещерах, он послал вооруженные силы для их истребления.

После смерти Аббаса слабые приемники шаха привели к упадку страну. Пользуясь военной и экономической слабостью Персии, турки вновь овладели Грузией и всеми армянскими провинциями. В это время Петр решил начать Персидский поход, чтобы предотвратить захват турками прикаспийских областей.

Армения с возникновением Османской империи была постоянным театром военных действий между Турцией и Персисй.

Как пишет Г.А. Эзов, в сравнительно лучшем положении находилась та часть Армении, которая называлась Карабахом, (в который к концу XIX века входили Шушинский, Зангезурский, Джеванширский уезды Елизаветопольской губернии). Благодаря гористой местности гам сохранялись остатки прежней политической власти. Мелики, управлявшие Карабахом, находились в наследственном управлении и могли оказывать сопротивление шахским войскам. Они вошли в сношение с Петром I, возобновив их при Екатерине II, и не прекращали отношения с Россией до тех пор, «пока русская власть не утвердилась в их стране».

В начале XYIII века плодоносная, богатая и гористая страна Карабах была населена 200000 армян и 100000 татар и персов. Область была разделена на пять провинций, и каждая из них находилась под управлением армянского князя, со званием Мелик, что на арабском языке означало «царь».

Первые политические сношения России с армянами относятся к царствованию Петра I. У истоков этих отношений стояли армянские представители духовенства и мелики архимандрит Минас и Израель Ори. Они прибыли с рекомендательным и сочувственным письмом баварского курфюрста от имени папы к русскому царю «хлопотать у него о вооруженной помощи Армении и освобождения ея из-под ига мусульман.

Петр I, приняв армянскую делегацию в 1707 году, отравил Исраеля Ори в Армению с извещением, «что готов оказать свое содействие к освобождению». Подобное сообщение вызвало среди армян надежду на скорую помощь. Они стали готовиться к восстанию, тем более что изданный в 1711 году указ Петра подтверждал мнение о том, что царь помнит об армянах и обещал селившимся в России их единоплеменникам покровительство и различные привилегии. Подобный указ был издан царем после Дагестанского похода. В этом походе русским войскам значительное содействие оказали христианские народы Кавказа и в том числе армянские карабахские мелики, «явившиеся с 35-ти тысячным войском».

Переселение армян на Северный Кавказ началось с 20-х годов XYIII века, когда Петр I со своими войсками дошел до побережья Каспия и взял город Дербент. Мелики (князья) Карабаха восстали против Ирана в расчете на помощь русских. По события в Европе отвлекли Петра и не дали возможности освободить Армению.

Рассматривая процесс миграции армянского населения на просторы Северного Кавказа, необходимо отметить непосредственную связь с персидским походом Петра I, при котором царская Россия предприняла активные шаги по организованному переселению армян на завоеванные территории прикаспийских земель. Одновременно она выступила в роли покровителя и защитника вновь образованных армянских общин.

Царское правительство понимало, что успеху в покорении прикаспийских земель могли способствовать доброжелательные отношения проживающего на этих территориях населения. Но так как в этих краях проживали преимущественно сюниты - единоверцы Османской Империи, Россия была крайне заинтересована в переселении туда христианского населения - армян и грузин. В инструкции Петра I от 23 мая 1724 г. главнокомандующему русскими войсками в Прикасиии генерал-лейтенанту М. Матюшкину предписывалось, что необходимо всячески стараться привлечь и поселить армян и других христиан в Гилане, Мазандаране, а число магометан, особенно турецкого происхождения, стараться негласно убавлять, насколько это возможно.

В 1710 году он повелел отвести «карабахскому армянину Сафару Васильеву в Кизлярском урочище, близ казачьих городов, землю под шелковичное заведение».

Сафар Васильев получил на эту землю грамоту 13 марта 1718 года: «Таким образом, первым землевладельцем на Северном Кавказе был армянин Сафар Васильев». (см. Бентковский И.В. Дела наши на Северном Кавказе от высадки Петра I в Аграхани (1722-1804). //Б.м. Б.г. С.74).

Как пишет И.В. Бентковский, после того, как в 1722 году гарнизоны и жители г. Терки были переведены в основанную Петром I крепость Св. Креста, Сафар бросил свой завод и переселился на р. Сулак. Па прежнем же его месте образовалось селение Сафар. Спустя пять лет, после смерти в 1730 году С. Васильева, генерал Аншеф Левашов избрал Кизлярское урочище для строительства крепости. Наследники Сафара начали хлопотать о возвращении земли, отведенной им в 1710 году под «шелковичный завод». Их права на земли были восстановлены 17 сентября 1740 года, но на левом берегу Терека, в 60-ти верстах от Кизляра, в количестве 8489 д. 2087 с.

Лука Ширванов, вероятно наследник С. Васильева, получив на эту землю в 1740 году грамоту императрицы Елизаветы, продал её генерал-майорше Хастатовой (муж Хастатовой, генерал Хастатов, армянин по происхождению, прим, авт.), которая переселила на ней 40 душ крестьян. Селение это, называемое Сарафанниково (вернее Сафаранниково - от Сафара) в 1804 году имело 15 дворов русских крестьян, 61 армянских, 46 грузинских дворов и шелковичный завод. 2 июля 1809 года завод был взят в казну, армяне и грузины (кажется, обращенные в казаки) основали станицу Шелкозаводскую.

Следует также отметить, что на послание армянских патриархов Исаи и Нерсеса императору Петру I с просьбой принять армянский народ под покровительство России 10 ноября 1724 года последовала Грамота императора Петра I армянскому патриарху Исайю, юзбашам Авану и Мирзе, всему армянскому пароду о принятии их под покровительство России.Грамота гласила: «Божиею милостию мы, Петр Первый, Император и самодержец Всероссийский и проч., и проч., и проч.

Честнейшему Патриарху Исайю и честнейшим юзбашам Авану и Мирзе и всем прочим честным юзбашам и управителям, и всему честному армянскому народу наша императорская милость и поздравление.

Объявляем вам чрез сию нашу милостивую грамоту, что мы чрез отправленных от вас попа Антония и Кевха Челебия ваше покорнейшее доношение получили и от оных пространнее изустно донесено о желании вашем, дабы мы вас с домами и фамилиями в высокую нашу императорскую протекцию приняли и для жилища и свободного вашего впредь пребывания в новополученных наших персидских провинциях, по каспийскому морю лежащих, удобные места отвесть повелели, где бы вы спокойно пребывать и христианскую свою веру без препятствия по закону своему отправлять могли. И понеже мы честный армянский народ ради христианства во особливой нашей милости содерживаем, того ради мы на сие ваше прошение всемилостивейше соизволяем и потребные указы от себя послали к управителям нашим тех новополученных...».

С основания крепости Кизляра и до 1765 года раздача земель на Северном Кавказе в частное владение «как будто предоставлена была усмотрению местных властей». Из армян значительный надел земли был отведен Гургену Арешеву и многим другим, о чем будет указано в разделе истории Кизляра.

Вся история сношений между Россией и армянами была неразрывно связана с церковью.

Положение армян в мусульманском мире оставалось не только тяжелым, но и угрожающим их существованию. В Персии были приняты законы, направленные на ущемление имущественных прав армян. В одном из законов, так называемого закона Имама Джафара, в силу которого член семьи, принявший мусульманство, становился единственным наследником всех своих родных христиан, в какой бы степени родства с ними он ни состоял.

Но часто совершенно чужие люди, принявшие мусульманство, на основании ложных показаний свидетелей из магометан, признавались родственниками и присваивали имущество армян.

Значительный вред христианскому населению приносили католические миссионеры, принадлежавшие к разным орденам и национальностям. Они прибывали в Персию с рекомендательными письмами от своих правительств, принуждая армян принять католичество.

Среди армянского населения это вызывало недоумение: почему вместо того, чтобы учить неверующих магометан и перевести их в христиан, они перенесли свою ненависть и клевету на христиан армян. Они не допускали мысли о том, что это делалось с ведома Папы Римского. Эчмиадзинские католикосы неоднократно обращались к папам с посланиями прекратить миссионерам «столь противохристианские поступки».

Армянская общественность России, Индии и др. государств внимательно следила за событиями, происходившими в Армении. Русско-турецкая война, начавшаяся в 1768 г., всколыхнула национально-освободительное движение, вызвала надежду на освобождение армянского народа от тяжелого гнета Османской империи. В 1769 г. крупный представитель армянских торгово- промышленных кругов Мовсес Сарафян представил Коллегии иностранных дел России проект освобождения Армении, восстановления армянского государства. Проект состоял из 14 глав. В нем предполагалось «с помощью русского военного корпуса, военных отрядов из армян, живущих в Москве, Астрахани, Кизляре, Моздоке и других городах, военных сил Карабаха и Грузии освободить и затем не только Западную Армению, находившуюся под властью Турции, но и всю Армению».

Но позиции России в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. усилились только в прибрежных районах Черного моря. Царское правительство первоочередной задачей ставило создание доминирующего положения на Каспийском море. Россия воспользовалась начавшимися в Иране междоусобными распрями и наметила в 1779 г. организацию похода в Закавказье. Она прибегла к услугам руководителей освободительного движения закавказских народов и в значительной части армянского. Среди видных деятелей армянского освободительного движения последней трети XYIII века в России выделялись представитель духовной епархии российских армян Иосиф Аргутинский (1743-1801) и крупный негоциант Ованнес Лазарев (1735-1800). «Подготовка военного похода против Персии была поручена А.В. Суворову. В январе 1780 г. в Петербурге состоялось несколько встреч, с одной стороны, между государственными и военными деятелями России, с другой, Аргутинским и Лазаревым, во время которых армянские предводители обстоятельно осведомили первых о военно-политическом и экономическом положении Закавказья».

А.В. Суворову была представлена докладная под названием «Нота господина Ивана Лазарева».

Армянское национально-освободительное движение к концу XYIII в. достигло наивысшего накала. Свержение персидского ига и восстановление армянского государства приобрели реальные черты. Это позволило Артутинскому вновь разработать в 1783 г. проект под названием «Форма союзного договора между двумя народами - русским и армянским» и представить русскому двору.

В нем содержалось предложение политического устройства будущей Армении, взаимоотношений между Армянским государством и Российской империей под протекторатом России. Возможность присоединения Восточной Армении к России нашла горячий отклик среди армянского населения Тифлиса, Индии, России.

Эчмиадзин являлся центром армянской церкви и всего армянского народа, и поэтому изданная в 1724 году высочайшая грамота на имя эчмиадзинского патриарха Исаи (а вернее Гандзасарского католикоса, прим, авт.) явилась «выдающейся эпохой в истории русско-армянских сношений». Событие это объяснялось тем, что прежде Россия сносилась лишь с частными лицами армянского народа, «теперь к ней обращался его представитель, патриарх, и русский император не оставил этого обращения без ответа. Это было началом новой эры для армян».

Сношения Петра I с иерархами армянской церкви в основном происходили не с эчмиадзинскими католикосами, облеченными высшей духовной властью, а с Гандзасарскими, местом пребывания которых был Гандзасарский монастырь близ Шуши (Карабах - Арцах, прим авг.). Эчмиадзинские католикосы, находясь под двойным гнетом Шаха и хана Эриванского, опасаясь навлечь на себя их гнев и подозрение, не могли в полной мере осуществить мечту открытого сближения с Российским престолом. И поэтому в Карабахе, «где гнет персидский был не столь чувствителен» и католикосы пользовались большей независимостью, отношения с русским двором во все время царствования Петра I были постоянными. Особенно в этом отношении проявил себя католикос Исаи. Он всегда сообщал Петру сведения о внутренних делах персидских и в ожидании его прихода собрал вспомогательное войско из армян, заготовил значительные запасы продовольствия и фуража для русского войска.

В 1726 году армянский патриарх Нестор продолжил линию своего предшественника по сближению двух народов и при Екатерине I получил ответную грамоту, поддерживающую прежнюю позицию Петра. Однако во время царствования Анны Иоановны армянский народ почти полностью лишился покровительства России, и в 1734 году даже был издан указ о возвращении в Персию армян, получивших русское подданство. Но затем через несколько лет этот указ был отменен.

Возрождение тесных отношений между двумя народами наступил при Екатерине II. Взаимные сношения армянского патриарха с русским правительством начались в 1766 году, когда католикос Симеон прислал впервые к императрице архимандрита Давида с грамотой и мощами в дар. Через два года последовала высочайшая грамота, даровавшая патриарху благоволение и покровительство императорского двора; «при этом католикосу предоставлялось право иметь в своем ведении по духовным и церковным делам всех русских армян и посылать к ним, в случае необходимости, уполномоченных лиц духовного звания».

Католикос Гукас (1780-1800) был сторонником восстановления Армянского царства, и мысль об этом была «на пути к осуществлению». Екатерина II «изъявила согласие на восстановление Армянского царства под покровительством России», о чем будет сказано ниже.

Последовавший Кучук-Кайнарджийский мир, заключенный в 1774 году, стал важнейшим результатом русско-турецкой войны 1768-1774 гг. В договоре было закреплено приобретение Россией выхода к Черному морю и право прохода русских торговых кораблей через проливы.

Этот договор поставил христиан востока под покровительство России с огромными незаселенными земельными пространствами, оказал огромное влияние на судьбу армянского народа. Армянский архиепископ в России Иосиф Лргутинский вывел из Крыма и Турции 15 тысяч армян и расселил их вблизи Дона, построив в 1779 году город Нахичевань-на-Дону, населив их исключителыю своими соотечественниками. Акт этот был осуществлен жалованной грамотой императрицы Екатерины, которая соизволила, чтобы армяне пользовались «не только всеми теми правами и преимуществами, каковыми все подданные России издревле наслаждаются», но, сверх того, даровавшей переселенцам множество льгот, таких как: перевозку из Крыма за счет казны всего их имущества, «которое только перевезено быть может», о ведение в их вечное пользование огромнейших земельных пространств, освобождение на десять лет от всех повинностей, свободу от постоев и отдачи в войска рекрут. Правительство не только даровало земледельцам по тридцать десятин, но и продовольствие на первый год, семена, скот с возвращением всех затрат через десять лег.

А. Худобашев отмечает, что «многие тысячи Армян, во дни Петра Великого, оставляли Персию, Польшу, Турцию и переселялись в Россию. Содействуя ея обогащению торговлею, про- мышленностию и земледелием, армянин Сафраз представил, в 1779 г., Императрице Екатерине II необыкновенной величины и красоты алмаз, ныне украшающий Императорский скипетр. Другой бриллиант, не менее замечательной величины, представлен Армянским Князем Абамеликом Императору Павлу I».

В 1799 году рядом важнейших грамот армянским обществам: астраханскому, кизлярскому, моздокскому, григориопольскому, дербентскому, крымскому и др. были подтверждены привилегии, ранее данные представителям общин. Наряду с этим, в этом же году в русское подданство были приняты два карабахских мелика с подвластным им населением.

Русское правительство до конца XYIII века не пыталось оказывать влияние на избрание или утверждение эчмиадзинского католикоса.

Свою политическую и экономическую позицию на Северном Кавказе Екатерина II определила своим Высочайшим указом 5 мая 1785 года, в котором предписывалось «правящем должность Саратовского и Кавказского генерал-губернатора генерал-поручику Павлу Сергеевичу Потемкину об устройстве Кавказской губернии». Этим указом: а) признано полезным устраивать города в близости горских народов; б) повелено ввести городовое положение, утвержденное 21 апреля т.г. в Кавказском наместничестве в Кизляре, Моздоке и других городах, где управление городское прежде единственно относилось к военному ведомству; в) для развития торговли и ремесел дозволено иностранцам селиться в городах Кавказского наместничества; г) обещано также дать вскоре разрешение селиться в Кавказской губернии выходцам из Закавказья, а армянам основать города...».

Интересные сведения содержатся в ценном библиографическом издании известного армянского библиографа, подполковника русской армии, действительного члена Императорского Русского Географического общества М. Миансарова (М. Миансарян) «Библиография Кавказа и Закавказья» за 1874-1876 гг., в частности по армянскому вопросу. Следует отметить стремление России образовать в Карабахе независимую армянскую провинцию.

Ордером князя А.Г. Потемкина 19 мая 1783 года предписываюсь: «... ласкать армян, чтобы иметь их готовыми содействовать предприятиям России в Карабахе и Армении, клонящимся к составлению из них сильного христианского государства в Азии под верховным покровительством России...», но преждевременная кончина Екатерины II положила конец грандиозным, на целое столетие вперед глядевшим предприятиям.Таким образом, приоритетное значение в заселении Северного Кавказа в эпоху Петра I и Екатерины II придавалось армянским переселенцам, способным оживить экономическую жизнь важного для России региона и создать стабильную ситуацию в обществе. Для полного представления той роли, которую сыграли армянские переселенцы на Северном Кавказе, целесообразно рассмотреть по их месту проживания в городах и крупных населенных пунктах. Это позволит представить в целостном виде одну из крупных национальных общин Северного Кавказа.

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top