История армянских поселений на юге России

Армяне (самоназвание - hай), нация, родной язык которой образует отдельную группу индоевропейской языковой семьи. Этнической родиной армян является Армянское нагорье, на севере которого ныне расположены Республика Армения и Нагорно-Карабахская Республика. Большая часть исторической Армении находится в пределах современной Турции. Общая численность в мире более 8 млн., в том числе на Юге России – около 800 тыс. Армянская цивилизация относится к древнейшим цивилизациям мира, а ее государственность знала немало взлетов и падений.

Древнейшей этнической основой армян были разноязычные племена, населявшие Армянское нагорье и Малую Азию. Становление древнеармянской народности проходило в период существования государства Урарту (IX– VIвв. до н.э.), соперника Ассирийской державы. В 782 г. до н.э. на месте нынешней столицы Республики Армении Еревана была основана царем Аргишти крепость Эребуни. Вскоре после падения государства Урарту на его юге образовалось государство Армина, упоминающееся в трехъязычной Бехистунской надписи царя Дария I. Античные источники подразделяли Армению на Великую (в пределах Армянского нагорья и части Закавказья) и Малую (на востоке Малой Азии). После похода Александра Македонского Великая Армения приобрела независимость, пока она не подпала под власть Селевкидов. В 190 г. до н.э. Армянское царство вновь стало независимым. При царе Тигране II(95 – 55 гг. до н.э.) были объединены все земли населенные армянами, и даже соседние области. На этом этапе происходило приобщение элиты к эллинистической культуре. С Iв. до н.э. армянский народ вел беспрерывные войны с экспансией Рима и Парфянского царства. Хотя в 387 г. Великую Армению разделили между собой две империи Восточно-Римская и Персидская (Иранская), армянская государственность сохранялась до Vв. н.э. Уже в Iв. н.э. в Армению проникает христианство, которое в 301 г. становится государственной религией. Армянская церковь получила название апостольской, так как по священному преданию первыми проповедниками христианства в Армении были апостолы св. Фаддей и св. Варфоломей. Русская церковь называет Армянскую церковь по имени Григория Просветителя, ставшего первым патриархом. В 405 – 406 гг. просветитель Месроп Маштоц создал национальный алфавит, который без существенных изменений используется и сегодня.

Находившаяся на стыке различных цивилизаций, где сходились интересы сильнейших держав древности и средневековья, Армения стала ареной беспрерывных войн и нашествий, которые в конечном итоге привели к потере государственности на большей части своей территории, гибели населения, разорению городов и селений, насильственным переселениям и миграциям. Величайшей трагедией армянского народа стал геноцид, организованный турецким правительством в годы Первой мировой войны (24 апреля является Днем Памяти жертв трагедии). На своей родной земле было поголовно уничтожено почти все население (ок. 2 млн.). Спаслась только та часть армян, которая проживала в Восточной, русской Армении.

Трагическая судьба народа привела к возникновению многочисленной диаспоры. Оказавшись на территории других государств, в том числе и в России, армяне частью ассимилировались, частью сохранили свою самобытность. Армянские поселения в России формировались на всем протяжении существования Российского государства. Первые сведения об армянах на территории Древней Руси относятся к Х в.

Хотя крупные армянские поселения на Северном Кавказе возникают в XVIIIв., когда Россия начинает основательно здесь укрепляться, уже на заре христианской эпохи устанавливаются тесные связи армян с предками нынешних осетин, вайнахов, адыгов и других народов региона. Армянское присутствие на Северном Кавказе в древности происходило в контексте общего греко-римского освоения причерноморского региона. Население колоний обычно подразделяли на варваров (скифы, сарматы и др.) и греков. А так как античная традиция связывала близким родством армян с грекам, античные источники не выделяли армян из общей массы населения причерноморских колоний. Так, римский историк Помпей Трог, основываясь на греческих источниках, отмечает: «И Армений, также фессалиец, один из числа вождей Язона, снова собрав толпу, повсюду бродившую после смерти царя Язона, основал Армению». На этом этапе армянское присутствие носило эпизодический (и, вследствие не изученности проблемы, гипотетический) характер.

Особое место занимали юго-восточные «ворота» Северного Кавказа – город Дербент, находившийся на стыке северокавказского, иранского и армянского миров. В силу этого, его население состояло из кавказских албанцев (в этническое сообщество которых входили некоторые народы Дагестана), армян, персов, евреев и других народов. Источники содержат многочисленные сведения о миссионерской деятельности христианских проповедников из Армении с народами Северного Кавказа уже в первые века христианской эры, то есть, в позднеантичный период. Так, например, внук Григория Просветителя Григорис в первой половине IVв. отправился с проповедью Евангелия в Южный Дагестан. Хотя ему удалось посеять первые семена христианства, жизнь его закончилась трагично. На юго-востоке от Дербента, в селе Моллахалил, на месте гибели св. Григориса, армяне впоследствии возвели часовню. Под влиянием армянских священнослужителей даже агрессивные гунны стали принимать христианство. По свидетельству сирийца Захария Ритора, примерно в Vв., семь священнослужителей во главе с проповедником Кардосом направились в страну гуннов. Кардоса, который 14 лет приобщал кочевников к христианству, сменил другой армянский епископ – Макарий. При его содействии была построена кирпичная церковь для вновь обращенных в христианство гуннов.

Средневековый историк Мовсес Каганкатваци приводит одно из посланий (Vв.) предводителя гуннов к царю Армении и католикосу с просьбой прислать епископа для проповеднической деятельности среди его соплеменников. В письме говорится, что о Христе они впервые узнали «со времен наших набегов в вашу страну». И далее: «Исполнилось слово Христа – Бога нашего, и у нас, в стране северян, было проповедано Евангелие Его, которому нас основательно обучил Исраэл – муж превосходный, епископ области Мец Кохманк. Теперь же, услышав от прибывших к вам о знамениях, совершившихся у нас, соблаговолите исполнить нашу просьбу – отправьте к нам блюстителем того же Исраэла… Ведь если он будет находиться среди нас и мы с вами будем иметь одну веру, то и набеги войск диких народов на вашу страну прекратятся. Будьте здравы!». Форпостом армянских миссионеров был город Чор (Джора) вблизи Дербента. Здесь находилась резиденция армянских епископов Агванка. Однако набеги хазар заставили епископа переехать в армянский город Партав (Барда), расположенный на реке Куре. После смерти Аттилы, установившего с князьями Армении тесные отношения, племенной союз гуннов распался, что значительно ослабило влияние армянских миссионеров на Северном Кавказе.

В средние века, присутствие армян в регионе уже носит далеко не эпизодических характер, как это было на предыдущем этапе. В XIXв. недалеко от Майкопа археологической экспедицией были обнаружены развалины церкви с армянской строительной надписью 1170 г. На этой территории поселились предки черкесогаев (черкесские армяне). По преданию, первыми армянскими поселенцами в горах Черкесии являлись воины, прибывшие сюда в XI– XIIвв. из средневековой армянской столицы Ани, разоренной азиатскими кочевниками. Они с почетом были приняты местным населением и вскоре заняли высокое положение в их сословной иерархии. Черкесогаи пополнялись за счет более поздних переселенцев из Крыма, где только в районе Феодосии в период господства генуэзцев из 70 тыс. жителей более половины составляли армяне и действовали около тридцати армянских церквей и монастырей.

Интенсивные контакты с адыгами привели к тому, что элементы горской культуры проникают во все сферы их жизни. Однако полной ассимиляции черкесогаев воспрепятствовала приверженность к Армянской церкви. В настоящее время культовых сооружений этой группы армян фактически не осталось, кроме фрагментов хачкаров (крест-камень). Так, в Темрюкском музее хранится хачкар, найденный на Кубани и датируемый XIII– нач. XIVв. Христианские храмы и символы подверглись впоследствии тотальному уничтожению крымскими ханами. Крымское ханство, распространявшее свое влияние на Северный Кавказ, подвергало христиан преследованиям. Особенно пострадали армяне и их священники во время похода крымчаков в 1717 г. Представители армянского духовенства - «шогены» были перебиты, а церковные общины прекратили существование. В период Кавказской войны прорусски настроенные черкесогаи переселились на территории, подконтрольные российской администрации, основав целый ряд населенных пунктов и город Армавир (1839). Тогда же было основано селение Карабета Талдустына, на левом берегу реки Лабы, названное по имени одного из руководителей группы переселенцев. В районе Кавказских Минеральных Вод черкесогаями были основаны два небольших поселения. Одно из них  располагалось в нескольких километрах от Горячих Вод в имении известного землевладельца Тамбиева.

В XIIIв. небольшая группа армянских поселенцев появилась на Дону. В памятной записи одной из рукописей ереванского Матенадарана засвидетельствовано переселение в 1299 г. в город Азак (Азов) армянской общины, которая из года в год пополнялась за счет жителей Армении и Крыма. В начале XIVв. в Азове уже была построена церковь св. Григория Просветителя. Известно, что в 1341 г. настоятелем при ней являлся Тер-Саргис, сын служившего здесь священника Тер-Мануэля. По свидетельству автора указанной рукописи Тертера Ереванци, прибывшего в Азак незадолго до 1341 г., в начале 40-х гг. XIVв. в городе произошел конфликт между венецианцами и татарами, в результате которого больше всего пострадали армяне. Армянская община просуществовала в городе, по крайней мере, до погрома 1395 г., устроенного Тимуром. Армянские ремесленники и купцы составляли значительную часть населения практически всех ордынских городов. В числе строителей почти повсеместно фигурируют армяне. О существовании значительной армянской общины в ордынском городе Маджары (на востоке Ставрополья) свидетельствуют найденные там образцы армянской архитектуры.

В конце средневековья своеобразным центром российских армян становится г. Астрахань. В нем имелась многочисленная армянская колония, возникшая еще в XIIIв. Присоединение Астраханского ханства к России создало благоприятные условия для местных христиан. В 1613 - 1640-х гг. в Астрахани был построен большой гостиничный двор, на территории которого уже в начале XVIIв. имелась армянская церковь Успения св. Богоматери. Позже в городе были построены и другие армянские церкви. В связи с этим в 1717 г. здесь впервые учреждается епархия Армянской апостольской церкви, являвшаяся духовным центром армян Северного Кавказа.

На протяжении многих веков, сохранялась армянская община на юго-востоке Северного Кавказа - в Дербенте. В первой трети XVIIIв. местная община значительно пополнилась за счет карабахских армян, находившихся на русской службе в период Персидского похода Петра I(1722). Тогда армяне проживали не только в Дербенте, но и в девяти селениях соседней Мушкурской провинции, населенной в основном дагестанскими народами. Каждая армянская сельская община имела самоуправление с выборным старостой, священником. С тех времен (а может быть и более древних) в ряде мест сохранились армянские кладбища с многочисленными хачкарами и надгробиями.

Укрепление русского централизованного государства существенно повлияло на усиление северного направления миграции. В лице России армяне видели не только гарантию своего физического спасения, но и надежду на восстановление своего национального очага на исторической родине. Последнее соответствовало и геополитическим интересам Российского государства. Поэтому, в период утверждения России в регионе начинается самая интенсивная миграция армян на Северный Кавказ.

После основания в 1736 г. крепости Кизляр, здесь поселилось 450 армянских семей из Дербента, Карабаха, Персии, преимущественно семьи служащих Армянского эскадрона, принимавшего участие в персидском походе Петра I. Значительную часть населения Кизляра вплоть до середины XIXв. составляли армяне. В 1804 г. из 6 тыс. жителей города их было 5 тыс. Немало кизлярских армян переселилось в Моздок сразу же после его основания в 1762 г. В 1785 г. из почти 900 жителей Моздока более 700 были армяне.

Первое армянское поселение на Тереке появляется в начале XVIIIв. Известный армянский предприниматель Сафар Васильев в 1710 г. получил от императора Петра Iправо построить на берегу Терека шелковый завод, который стал первенцем российских шелковых заводов. Вскоре после основания завода выросло  армянское поселение, названное Сарафанниково (с конца XVIIIв. – Шелкозаводское). В 1718 г. С. Васильев получил от русского правительства разрешение «с прочими армянами построить на Тереке церковь армянскую своим иждивением, в которой отправлять им службу по своему закону без всякого препятствия и утеснения от тамошних жителей». Храм в честь Богоматери являлся наиболее старинной из всех известных в Восточном Предкавказье армянских церквей. В связи с выездом основной массы армянских поселенцев церковь прекратила свое существование. Наследником С. Васильева выступил армянин генерал В.М. Хастатов. В имение Хастатовых приезжал М.Ю. Лермонтов, состоявший с ними в родственных связях. Армяне населяли и соседнее селение Паробочево, основанное в середине XVIIIв. при шелковом заводе, построенном по заданию российского правительства венгром Паробочем.

Наиболее массовым стало в тот период переселение крымских армян, происходившее по инициативе российского правительства с целью подрыва экономики Крымского ханства и освоения малонаселенных южных районов империи. В августе 1778 г. на берега Дона прибыло более 12 тыс. крымских армян. По высочайшему указанию Екатерины II, поселившиеся на Дону армяне, основали многочисленную колонию, состоящую из нескольких селений (Чалтыр, Топты, Мец-Сала, Султан-Сала, Несвитай) и города Новой Нахичевани (Нахичевань-на-Дону), названного по имени древнего армянского города на берегу Аракса9. Донские армяне в течение длительного времени пользовались широким внутренним самоуправлением. Новая Нахичевань традиционно считалась социально-экономическим и культурным центром южно-российских армян. Однако к началу ХХ века самоуправление было урезано. В результате первой мировой и гражданской войн хозяйство крепких до этого селений было ощутимо подорвано. 50-тысячное армянское население после установления советской власти было фактически «расчленено» на две части. Новая Нахичевань все больше интегрировалась в Ростов-на-Дону, а из армянских сел был составлен Мясниковский район, названный по имени общественного деятеля Александра Мясникяна (Мясникова). Этот район в середине 20-х гг. получил статус национального, а официальным языком в районе, наряду с русским, являлся армянский.

В 1796 г. русское войско предпринимает поход на Дербент, находившейся в то время под контролем Персии. Местные армяне оказали всестороннее содействие русским, за что они подверглись гонениям со стороны мусульманских фанатиков. Вследствие этого встал вопрос о переселении в российские пределы Северного Кавказа дербентских и мушкурских армян. Правительственные круги России, понимая значение новых поселенцев в хозяйственном освоении края, приняли положительное решение. Прибывшие весной 1797 г. дербентские армяне, в первую очередь, поселились в местах компактного проживания своих соотечественников в Кизляре, Моздоке, Шелкозаводской, Паробочево и др. Часть дербентских армян обосновалась на отведенных для них землях между дачами Терского семейного войска и владениями коллежского советника Тарумова. Здесь они основали селения Дербентское на р. Прорва, Малохолинское и Караджалинское на р. Бекет, находившиеся в 17 - 20 верстах от Кизляра. В Караджалинском вскоре поселилась большая группа карабахцев, вот почему за этим населенным пунктом закрепилось второе название - Карабаглы. Новым поселенцам были предоставлены обширные права, закрепленные в Указе Павла I  Сенату от 15 апреля 1799 г. и в Жалованной грамоте императора от 28 октября 1799 г.

В этих документах указывалось, что армянам, имеющим склонность к городскому образу жизни, к занятиям ремеслом и торговлей, позволялось основать новый город, получивший название Святой Крест (Сурб Хач). Он был в советское время несколько раз переименован (Прикумск, Будённовск). За два года до подписания императором указанной грамоты 70 семей коренных кизлярских армян обратились к властям с просьбой выделить им достаточное количество земли в Прикумье. Но уже 4 августа 1798 г. Павел Iподписал Указ Сенату об отводе земель на том же месте вновь прибывшим дербентским армянам - «доныне еще не водворенным». Определенная под будущий город «болотистая и нездоровая местность» находилась, по описанию губернского землемера Витте, «по речке Томузлову по левому берегу до устья помянутой речки, и от того вниз по реке Куме по левому же берегу до реданта Мажарского, и противу тех мест к речке Буйвола».

Становление города Святого Креста происходило чрезвычайно трудно. Долгое время население его не прирастало, и его никак нельзя было назвать городским по образу жизни и занятиям жителей. Межевание земли затянулось на долгие годы, поэтому дербентские армяне, которым этот город предназначался, основательно обустроились в селах Кизлярского уезда. В самом г. Св. Креста численно преобладавшие кизлярские армяне безуспешно пытались добиться таких же прав, которые предусматривались грамотой их дербентским соотечественникам. Не получив соответствующего удовлетворения, некоторые из них возвратились обратно в Кизляр. Таким образом, население Святого Креста в первые десятилетия не превышало 200 человек. Вследствие этого встал даже вопрос об упразднении города. Но 28 апреля 1826 г. было принято решение: «Город Святого Креста оставить заштатным».

Решение сохранить город (пусть даже «заштатным») предопределило судьбу армянских сел на притоках р. Терек. Движение горцев заставило русское правительство усилить Кавказское линейное войско за счет причисления к военному ведомству жителей казенных селений. Это решение распространялось и на 2010 (559 семей) жителей сел Малохолинское, Дербентское, Караджалинское и Паробочево, которые Указом императора Николая Iот 2 декабря 1832 г. в одночасье стали казаками, что должно было коренным образом изменить их традиционный образ жизни. Часть армян обратилась к властям с просьбой оставить их в прежнем состоянии. 12 января 1835 г. особым императорским решением это ходатайство было удовлетворено. Но одновременно армянам дали понять, что они теряют право на свои земли, теперь уже ставшие казачьими. Единственным выходом оказалось переселение в Святой Крест.

Переселение происходило болезненно, так как армянам пришлось бросить нажитое за десятилетия недвижимое имущество, сады и виноградники. Однако, прибыв в Святой Крест, они обнаружили, что оказались обманутыми, так как потеряли все права, в частности на получение земли в размере 30 десятин. Благодаря прибывшим сельским армянам, облик г. Святого Креста коренным образом изменился. В 1847 г. в нем уже проживало 2266 человек, в том числе 2087 недавно прибывших и 179 старожилов из кизлярских армян. В эти годы (город тогда административно входил в Пятигорский уезд Ставропольской губернии) составляется план благоустройства заштатного города. Начались работы по обеспечению надежного водоснабжения, строительству общественных зданий. Лицо города, как и в других местах, определял храм Божий. Первая церковь Св. Георгия Победоносца была построена из маджарского кирпича еще в 1819 г. В 1849 г. строится вторая армянская церковь во имя Спасителя. Третья церковь во имя Божией Матери (Сурб Аствацамайр) была сооружена в конце ХIХ в. В настоящее время в городе функционирует лишь  одна небольшая церковь Сурб Хач. Остальные были варварски разрушены.

Самым существенным явлением в общественной жизни города в середине XIXв. стало воссоздание магистрата, получившего название Армянский суд. Подобный орган самоуправления был и раньше, нотогда он руководствовался «Судебником», составленным в середине XVIII в. в Астрахани на основе норм средневекового армянского права. В связи с Указом Николая I(1849) суд теперь должен был использовать законы Российской Империи.

Городской магистрат содействовал открытию в начале 1870-х гг. армянского церковно-приходского училища. В церковных помещениях и раньше за небольшую плату священник обучал детей грамоте. Теперь же учебное заведение финансировалось и из городского бюджета. В год на его содержание выделялось более 1000 рублей. В конце этого же десятилетия открылось второе двухклассное училище, перешедшее впоследствии в ведение Ставропольской губернской дирекции. Несмотря на то, что приходское училище финансировалось тремя армянскими церквами города, его не раз закрывали губернские власти, хотя после настойчивых требований общественности и духовенства оно вновь открывалось. Приток русского населения в начале XX в. способствовал открытию новых учебных заведений уже с обучением на русском языке. В то время во всех семи начальных училищах (кроме армянского), несмотря на смешанный национальный состав учеников, преподавался и армянский язык, который по желанию изучали и русские дети.

7 марта 1878 г. губернское правление приняло решение об упразднении Армянского суда. Это был удар по национальному самоуправлению. К тому же на рубеже 80-90-х годов XIXв. начинают происходить изменения в этническом составе населения города. Царская администрация поощряла поселение в городе русских семей. Чтобы сделать Святой Крест привлекательным для них, на его территории в 1890 г. началось строительство собора в честь Преображения Господня при мужском Воскресенском монастыре. Уже в 1893 г. из 4257 человек, проживавших в городе, насчитывалось 3217 армян, 1037 русских и 4 еврея. В начале XX в. численность русских и армян уравнялась, и город фактически стал русско-армянским.

Новые явления, произошедшие в развитии г. Святой Крест, обусловили решение о введении в середине 90-х годов нового управления. В период революции 1905 г., когда вся страна и соседние села напоминали кипящий котел, город оставался спокойным «оазисом». Наоборот, здесь имел место экономический рост. Городские расходы в 1906 г. по сравнению с предшествующим десятилетием, удвоились и исчислялись значительной суммой в 53 496 руб. 7 апреля 1907 г. в городе учреждается Общественный банк,  председателем которого был избран А.З. Калабеков (в декабре 1914 он возглавил городскую думу). Накануне первой мировой войны в Святом Кресте собирались еженедельные ярмарки, появились десятки новых торговых заведении и предприятий: пивоваренный, мыловаренный и кирпичный заводы, маслобойни, мельницы и др. Динамично развивающийся город привлек внимание акционерного общества Владикавказской железной дороги, предложившего прокладку линии от станции Георгиевск до Святого Креста. Заручившись поддержкой горожан, акционерное общество в 1911 г. получило правительственное одобрение на строительство дороги. Железнодорожная магистраль Георгиевск - Святой Крест, оставив уездный центр с. Прасковею в стороне, повысила статус Святого Креста. В 1911 г. началось перемещение уездных учреждений в город. К концу первого десятилетия численность населения города превзошла 10-тысячный рубеж, а русское население превысило армянское (последних было 4414 человек).

Из армянских населенных пунктов, образовавшихся на Тереке в конце XVIIIв. после образования Святого Креста, сохранилось лишь одно – Карабаглы, в котором и сегодня преимущественно проживают армяне12. Правда, рядом с Карабаглами находились многочисленные имения, принадлежавшие армянским помещикам и купцам. Крупнейшими землевладельцами были как дворяне, так и богатые купцы: Хастатовы, Ахвердовы, Арешевы, Тарумовы, Аглицовы, Вагановы, Серебряковы, Балуевы, Калантаровы, Кочкаевы, Ходжаевы, Калустовы, Тавакеловы, Бурджаловы, Мишвеловы, Петросовы  и некоторые другие. Уже в первой половине XIXв. армянским помещикам и купцам удалось создать многоотраслевое хозяйство и получать от продажи произведенной продукции значительные доходы.

Жители мускурского села Кильвар основали селение Едессию. В свое время кильварцам был насильно навязан тюркский язык, но они сохранили стойкое национальное самосознание и христианскую веру. Кильварцы вначале образовали села Азмань и Манучаров, но затем им приглянулось место на высоком левом берегу речки Куры (севернее Моздока), известное по тем временам как Касаева Яма. Это было лесное урочище, принадлежавшее семейству отставного майора Ростованова. Последний уступил часть своего надела 50 семьям, прибывшим в 1797 г. Таким образом, в конце ХVIIIв. в 40 км от Моздока появилось армянское селение Касаева Яма, которое позже по просьбе жителей была переименовано в Едессию (русский вариант – Эдиссия), в память о древнем армянском городе, где в I в. правил царь Абгар, принявший от апостолов христианство. По числу жителей Эдиссия долгое время являлась самым крупным армянским селением в Восточном Предкавказье. В 1833 г. здесь проживало 1015 человек, а в 1906 г. - 3748 человек. После обустройства кильварцев на новом месте началось строительство церкви. Первая церковь, возведенная в 1802 г., по внешнему виду не отличалась от других домов эдиссийцев. И только в 1830 г. в центральной части села уже из сырцового кирпича была построена купольная церковь Сурб Аствацацин (Святой Богородицы). Свой современный облик эта уникальная церковь, благодаря инженеру-строителю Ефрему Аваковичу Авшарову, приняла накануне Первой мировой войны. Церковь Сурб Аствацацин многие десятилетия являлась центром национального просвещения. Эдиссийские армяне, использовавшие чуждый им тюркский язык, испытывали тягу к национальному образованию. Мечта сбылась 10 января 1865 г., когда открылось одноклассное мужское церковно-приходское училище. Оно расположилось в притворе храма и содержалось за счет церкви, средств от продажи книг и денежных пожертвований жителей. В училище преподавали Закон Божий, армянский язык, русский, арифметику, чистописание и пение. Занятия вели священники (наиболее известны пастыри из рода Арутюнянов и Власянов), которые рассказывали детям также и об истории Армении. В 1884 г. эдиссийцам удалось построить специальное здание для школы. Общее количество учеников в 1891-1892 учебном году достигло 83. В 1907 г. было возведено еще более вместительное здание для приходского училища, на базе которого в следующем году открылся и женский класс. Вера и национальное самосознание у эдиссийцев связаны неразрывно. И, когда власти попытались разрушить церковь, все население встало на защиту своей святыни, и отстояли ее. В настоящее время Эдиссия является крупнейшим сельским населенным пунктом Курского района Ставрополья.

История городов Георгиевска, Ставрополя, Екатеринодара, Владикавказа, Грозного и Кавказских Минеральных Вод неразрывно связана с укреплением южных рубежей огромной империи. 24 апреля 1777 г. Екатерина IIподписала Указ о создании Азово-Моздокской оборонительной линии с цепью крепостей, вокруг которых возникли вышеназванные города. Первые два десятилетия линейные города никак не развивались. Царская администрация, заинтересованная в их развитии, поощряла заселение их армянскими ремесленниками и купцами. С начала XIXв. практически во всех линейных городах уже имелась армянская община. Почти во всех этих городах армяне составляли второй по численности (после славян) этнос. В их экономической жизни они занимали ведущие позиции. Так, например, в Екатеринодаре в начале ХХ в. (численность армян составляла 3822 человек) основный капитал находился в руках армян-предпринимателей Богарсуковых, Тарасовых и Хачадуровых. Их торговые заведения и особняки и сегодня украшают центральный проспект города Краснодара.

Сразу же после основания Георгиевской крепости в 1777 г. здесь появилась армянская община, компактно проживавшая в отдельном городском районе. Известно, что уже в  1817 г. здесь функционировала армянская церковь Св. Георгия (Сурб Геворг), сооруженная из дерева. Прихожанами этой церкви являлись жители не только Георгиевска, но и городов Кавказских Минеральных Вод. Экономика города почти полностью была в руках армянских предпринимателей. Однако, численность местной общины не только не возрастала (500 человек), но к концу XIXв. сократилась. Периодически армяне покидали город и поселялись в других городах Северного Кавказа. Так, например, уже в 20-е гг. ХIХ в. несколько десятков семей переселилось в Ставрополь, куда был перенесен областной центр. Судьба армянской церкви (имеются предположения, что речь идет о второй армянской церкви), располагавшейся по улице Шилина, была такова. В 1937 г. ее закрыли, а в начальный период войны церковное помещение превратили в оружейный склад. В августе 1942 г., перед самым приходом германской армии, здание церкви взорвали.

Первые армяне появились в Ставропольской крепости сразу же после ее основания в 1777 г. На  карте Ставрополя за 1805 г. уже было обозначено Армянское кладбище. Правительство, заинтересованное в развитии уездного городка, в 1808 г. приглашает в Ставрополь 50 армянских семей из Новой Нахичевани, к которым вскоре присоединяются армяне из других мест Северного Кавказа. Армянское население поселилось у Крепостной горы, составив отдельный квартал (Армянская улица). В 1824 г. центр Кавказской области был перенесен из Георгиевска в Ставрополь, что повлияло на переселение в новый областной центр нескольких десятков георгиевских армян. Этому, по всей видимости, способствовал предводитель Ставропольского дворянства (с 1821 по 1839 гг.) Степан Худобашев (Худобашьян), впоследствии ставший окружным начальником. Заметный след в истории города оставили дворяне: И. А. Ахвердов, исполнявший должность городничего (30-е гг.), А. И. Ахвердов, предводитель кизлярских дворян, Г.А. Калантаров, почетный попечитель гимназии и др. Армянская община, несмотря на свою относительную малочисленность (в 1872 – 666 человек, в 1913 г. – 1,5 тыс.), в экономическом отношении определяла лицо города. В числе крупнейших предпринимателей города значились Гавриил Тамамшев, Гавриил Тер-Микелов, у которого годовой оборот капитала в 1868 г. составлял 1,3 млн. рублей, Александр Мясников (600 тыс.), Макар Попов (250 тыс.), Семен Аладжалов (100 тыс.) и др. В ежегодном торговом обороте города около 50% от всех сумм приходилось на капитал армянских купцов, тогда как доля армянского населения к концу XIXв. не превышала 3%. В начале ХХ в. армянам принадлежали десятки торговых заведений. Крупнейшими предпринимателями в этот период становятся братья Поповы (Паповяны), огромные суммы тратившие на поддержку образования и культуры в городе.

Культурным и общественным центром ставропольских армян была церковь Сурб Григор Лусаворич, строительство которой началось в 1808 г. и завершилось в 1836 г. Тогда благочинным церкви был назначен Петр Патканов, много сделавший для становления образования на родном языке. Он многие годы преподавал армянский язык в губернской гимназии. В 1851 г. способствовал открытию национального церковно-приходского училища. В Ставрополе жили и учились известные арменоведы: К. Патканов, А.К. Дживелегов, Г.И. Кананов. Основателем первой музыкальной школы и первым популяризатором симфонической музыки был армянин Е. И. Попов.

В 1881 г. на средства Макара Попова и Ивана Чувалова завершилось сооружение новой церкви Св. Григория Просветителя, ставшей подлинным украшением губернского центра. При советской власти церковь закрыли, все ее  имущество было реквизировано, а само величественное сооружение превращено в склад. В 1968 г. по решению партийных органов прекрасный архитектурный памятник, главное культовое сооружение армян края, был варварски разрушен. Владикавказская железная дорога (1875 г.) оставила губернский центр в стороне. Этим объясняется значительный отток активной части армянской диаспоры из Ставрополя в другие города Северного Кавказа.

С постройкой крепостей в долине Подкумка и началом эксплуатации целебных минеральных вод стали развиваться курортные города, в которых также возникли армянские общины. Самой крупной из них была армянская община Пятигорска. У Горячих Вод армяне стали поселяться задолго до того, когда впервые был обнародован указ Сената от 14 мая 1830 г. об устройстве нового уездного города при Константиногорской крепости. К юго-востоку от ст. Горячеводской, в районе рощи, за которой надолго утвердилось название «Армянский лес», находилась деревня черкесогаев. По некоторым данным, она располагалась в имении известного помещика Тамбиева, занимавшегося коневодством. На «Карте Кавказа», изданной в Берлине в 1854 г., этот населенный пункт именовался «Арменская».

Купцы из Новой Нахичевани, обосновавшиеся на Горячих Водах, развернули здесь активнейшую торговую деятельность. Среди них особо выделялся в первое время Карапет Хазизян, поселившийся в Пятигорске не ранее 1814 г. Приблизительно в это же время на Водах обосновываются предприниматели Чоргобян, Челохян, Чалагаянц, Шоршоянц, Золотарянц, Агакянц и другие. О том, что армяне были в числе первопоселенцев, свидетельствовали надгробия старого общего кладбища. Самая ранняя могила там относилась к 1823 г. Армяне построили добротные особняки. В письме генерал-майора А.П. Орлова начальнику Кавказской области генералу Г.А. Емануелю от 29 ноября 1827 г. упоминается особняк В.К. Арешина (Арешьяна). На Горячие Воды приезжали подлечиться и отдохнуть армяне, имена которых хорошо известны истории. Так, из «Ведомостей посетителей Горячих Вод в сезон 1818 г.» и за следующие годы мы встречаем известные фамилии Лалаева, Мадатова, семьи Хастатова и др.

В первые десятилетия существования курортного города торговые заведения армянских купцов удивляли самого взыскательного столичного покупателя. В «Княжне Мери» М.Ю. Лермонтов упоминает самый солидный пятигорский магазин Никиты Артемьевича Челахова (Челахьяна), нахичеванского купца 1-й гильдии. Налоговые поступления от его торговых заведений серьезно укрепляли городской бюджет. Кроме того, он занимался благотворительной деятельностью. Так, по просьбе бывшего начальника области генерал-адъютанта Граббе Челаховым было устроено в Пятигорске четыре моста, отпущена немалая сумма на укрепление пожарной службы. В 1843 г. он пожертвовал в пользу Кавказской областной гимназии имущество на весьма солидную по тем временам сумму - 2048 руб. серебром. В 30-е гг. в Пятигорск начинают переселяться георгиевские армяне. В  официальном послании барона Григория Розена министру финансов Е.Ф. Канкрину от 27 августа 1836 г. предлагалось закрепить на длительный срок экономические и финансовые льготы «мещанам, переселяющимся в Пятигорск из Георгиевска». А в письме московского мещанина А. Тимофеева тому же министру предлагалось широко привлечь на ярмарку в Пятигорск георгиевских купцов, напечатав объявления и на армянском языке.

К середине 30-х гг. XIXв. армянское население настолько увеличилось, что видные представители общины обратились к правительству с просьбой выделить участок под строительство церкви. В 1836 г. в Петербурге было разработано два варианта проекта небольшой церкви с колокольней, но по неизвестным причинам ни один из них не был осуществлен. В 60-е гг. XIXв. армянская община вновь ставит перед городскими властями вопрос о том, что церковь в городе необходима, и просит выделить под постройку место на углу Базарной и Царской. Наконец, в 1869 г. было получено окончательное разрешение на строительство церкви Свв. Переводчиков Саака и Месропа (Сурб Таргманчац) на отведенном властями месте (сейчас это угол улиц Крайнего и Кирова). Все слои общины приняли участие в возведении церкви. Помощь приходила и из других мест Северного Кавказа, Св. Эчмиадзина, Астраханской армянской духовной консистории (епархии).

1887 год стал этапным в истории армянской общины. Здесь открылось церковно-приходское училище, ставшее наряду с церковью важным национальным духовным и культурным центром. Церковь и школа стали новым импульсом в жизни армянской общины. Армянское население, численность которого с каждым годом возрастала (в 1913 г. около 2-х тысяч), активно участвовало во всех сферах жизни города. Среди армян были известные в городе-курорте врачи, учителя, художники, предприниматели. Но особо известны были предприниматели, среди которых успешно вели торговое дело братья Григор, Давид и Арам Маркосяны - владельцы «Торгового дома». Филиалы этого заведения находились в других городах Северного Кавказа. Маркосянам принадлежала лучшая в Пятигорске гостиница «Бристоль». Хорошо известными торговцами были Геворк Сархошев, Баба Смбатов (владелец крытого рынка) и, конечно же, А. Гукасов. Кто не знает «Кондитерскую Гукасова» у входа в «Цветник»? Сегодня просто невозможно представить курортный парк «Цветник» (да и вообще Пятигорск) без этого изящного сооружения. В «Иллюстрированном путеводителе по Кавказу» Григорий Москвич писал: «В Пятигорске - кофеен много: лучшая из них - Гукасова».

Если в первые десятилетия в Пятигорске поселялись преимущественно предприимчивые люди из Новой Нахичевани, Георгиевска, Моздока, Кизляра, то есть из других армянских поселений и общин Северного Кавказа, то на рубеже XIX- XXвв. и, особенно, после 1915 г. наметился приток армян, спасшихся от геноцида, учиненного турецким правительством. Пятигорские армяне глубоко сопереживали событиям на исторической родине. Десятки мужчин записывались в добровольческие отряды, шел сбор пожертвований. Кипучую работу развернуло Пятигорское отделение Кавказского армянского благотворительного общества. Когда легендарный Андраник прибыл летом 1916 г. в Пятигорск, местные армяне, вняв призыву генерала, собрали крупную сумму для помощи беженцам.

Гражданская война, завершившаяся установлением советской власти, подорвала экономическую основу армянской общины. Состоятельные армяне, имевшие широкую прослойку в городском обществе, подверглись репрессиям, а их имущество - национализации. Правда, у бедной части общины, среди которых преобладали беженцы, спасшиеся от турецкого ятагана, новая власть породила надежды на светлое будущее. В городе издавалась газета «Кармир орер» («Красные дни») - первая армянская газета на Юге России после советизации. Вскоре продолжились занятия в армянской школе. Некоторое время работали национальные благотворительные организации, которые оказывали помощь беженцам и собирали средства для оставшихся без крова жителей Гюмри, разрушенного землетрясением 1926 года. По национальным избирательным участкам проходили выборы в городской совет, где было значительное представительство от 5-тысячной общины. Тогда армяне, как и сейчас (более 25 тысяч по последней переписи), составляли вторую по численности группу населения. В двадцатые годы в здании церкви Св. Переводчиков вначале устроили музей краеведения, а затем спортивный зал. После войны закрыли армянскую школу, а в 1959 г. возведенная на народные деньги церковь была разрушена. На ее месте было выстроено здание института «Промстройпроект».

Армяне поселились в курортном городе Кисловодске в год его основания (1803 г.). Так, одним из первых сооружений в русской крепости стал особняк Хастатовых. Генерал-майор Аким Васильевич Хастатов (1756 – 1809), выдающийся военный деятель России, происходил из знатного армянского рода. Его предком был известный предприниматель Сафар Васильев. Супругой Акима Васильевича являлась Екатерина Алексеевна, урожденная Столыпина (сестра бабушки М.Ю. Лермонтова). Дочери Хастатовых были связаны брачным союзом с известными деятелями той эпохи. Первая, Мария Акимовна, в 1809 г. вышла замуж за Павла Петровича Шан-Гирея, от брака с которым у нее были дети, в том числе Аким Павлович, друг детства М.Ю. Лермонтова. Вторая, Анна Акимовна, была замужем за генерал-майором Павлом Ивановичем Петровым (1790 - 1871), ставшим в 1834 г. начальником штаба войск Кавказской линии. Дом Хастатовых, в котором проживала со своими детьми после смерти мужа Екатерина Алексеевна, был своеобразным центром культурной жизни в Кисловодске. У них неоднократно гостил М.Ю. Лермонтов.

Десятки прекрасных домов в старом Кисловодске принадлежали известным предпринимателям и деятелям культуры армянского происхождения: Тамбиевым, Тамамшевым, Малхасянцам, Гукасовым, Тахтамировым, Тер-Погосовым, Ходжаевым, Мержановым и другим. В «Иллюстрированном путеводителе по Кавказу» (СПб, 1912) отмечается, что их гостиницы, рестораны, торговые заведения славились далеко за пределами города. Одним из таких сооружений являлся 3-этажный особняк Ивана Даниловича Тер-Погосова, за которым долгое время утвердилось название «Дом «Реккорд». Это здание было сооружено по последней моде и являлось самым комфортабельным особняком в городе. При нем работала своя электростанция, существовало паровое отопление. В «Реккорде» снимали комнаты самые именитые гости курорта, в том числе княгиня Трубецкая, Голицина, Чавчавадзе, балерина Гельцер и др. При советской власти в особняке в разное время размещались ЧК, Горсовет, Дом пионеров.

Армянское население численно возросло с конца ХIХ в. и, особенно, после 1915 г. за счет беженцев из Западной Армении. Именно они составили ядро армянской общины города, образовав компактное поселение, именуемое Армянским поселком. В начале века местное армянское общество предприняло решительные меры по воплощению своего давнего намерения соорудить в городе церковь. Вскоре эти замыслы частично претворились в жизнь. В самом центре города был сооружен молельный дом и школа при нем. Добротное здание располагалось по нынешнему проспекту Ленина, там, где сейчас находится военный санаторий. Увы, кровавое колесо гражданской войны уничтожило этот духовный и культурный очаг. При новой власти единственным «островком» национальной жизни в Кисловодске до середины 40-х гг. являлась армянская школа, созданная благодаря поддержке армянского поэта Ваана Терьяна.

Владикавказбыл основан в 1784 г., как крепость для охраны военной дороги, соединявшей Россию с Южным Кавказом. В крепости селились не только русские офицеры, многочисленный служивый люд и осетины из ближайших сел, но и представители других народов, в том числе и армяне. В первой половине ХIХ в. их уже насчитывалось не менее 100 человек – служащие, купцы и ремесленники. Но это были постоянные жители города-крепости. Для армян Владикавказ являлся своеобразным «перевалочным пунктом» между Северным и Южным Кавказом, поэтому численность армянского населения здесь сильно колебалась. Судя по документам, в конце 1830-х гг. армяне предприняли первые шаги по сооружению своего храма. По крайней мере, в 1843 г. здесь действовала небольшая церковь Св. Григория Просветителя.

В 1860 г. Владикавказ получает статус города, а с 1863 г. становится административным центром вновь образованной Терской области. С этого времени наблюдается интенсивный рост его армянского населения (в 1861 г. – 400 человек, в 1913 г.– 5400, в 1926 г. – более 6500). В 1863 г. на должность начальника области получил высочайшее назначение генерал, граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов, будущий министр внутренних дел России, герой русско-турецких войн, принимавший активное участие и в Кавказской войне. Лорис-Меликов оказывал содействие своим соотечественникам, в том числе и по вопросу строительства новой церкви (1864 г.), прихожанином которой он являлся. Учитывая заслуги графа перед Отечеством, центральный проспект города (ныне пр. Ленина) был назван его именем.

По соседству с церковью на частные пожертвования армянская община приобрела здание, в котором в середине 70-х гг. ХIХ в. открылось первое приходское училище. Осенью 1883 г. начались занятия в женском училище. Для материальной поддержки учебных заведений община организовала «Армянское для всепомоществования учащимся общество». Его правление состояло из пяти человек и имело в своем распоряжении 400 рублей, ежегодно ассигнуемых городской управой, и 1000 рублей, регулярно поступавших из средств церкви. Кроме того, выделялись добровольные пожертвования для семей малоимущих, которые вносили в храм состоятельные армяне города. Позже на средства для училища было возведено специальное, просторное здание, примыкавшее к церковному двору. В училище имелась богатая по тогдашним меркам библиотека с книгами на армянском и русском языках. Училище имело и своих почетных блюстителей, в числе которых был отец знаменитого режиссера и актера Е.Б. Вахтангова – Баграт Сергеевич.

Владикавказские армяне ближе других армянских общин Северного Кавказа находились от Родины и первыми получали вести из Армении. В городе неоднократно проводились всевозможные акции в поддержку своих соотечественников. Так, например, 4 июня 1894 г. местный полицмейстер доносил, что местные армяне провели масштабную акцию «по сбору добровольных пожертвований пострадавшим от неурожая (и, безусловно, жертвам турецких погромов) соплеменникам в азиатской Турции и селах Эриванской губернии». Стойкое национальное самосознание владикавказских армян явилось одной из решающих причин того, что жемчужина Владикавказа – армянская церковь сохранилась, и дорога к ней «не заросла травой».

Крепость Грозная была основана в 1818 г. генералом А.П. Ермоловым и вплоть до 1869 г. являлась важным стратегическим форпостом России на Кавказе. После окончания Кавказской войны  и усмирения горцев она начала превращаться в город. Такой статус был утвержден в 1870 г. В начале 60-х гг. в Грозном уже имелась небольшая (более 200 человек), но сплоченная армянская община. В апреле 1863 г. группа армян обратилась к начальнику среднего военного отдела Терской области генерал-майору А.Г. Туманову (Туманяну) с просьбой взять под свою опеку строительство армянской церкви. К строительству церкви грозненское армянское общество приступило во второй половине 1860-х гг. Церковь, получившая название «Армянская», начала действовать в 1872 г. Несмотря на относительно небольшую численность, армяне Грозного (в 1913 – 1400 человек, в 1926 г. – 5843) занимали ведущее место в социально-экономической жизни города. Торговые заведения А. Авакова, А. Ахвердова, Н. Баграмова, Г. Беглярова, А. Буниатяна, братьев Вартановых, С. Киракосова, Б. Оганова, А. Ростованова и других считались наилучшими. Но особое место в списке выдающихся армян занимает И.А. Ахвердов, в 1893 г. основавший добычу нефти. В начале ХХ в. конкуренцию ему пытались составить бакинские нефтепромышленники-армяне (Манташев, Лианозов, Маилов, Цатуров) открывшие в Грозном филиалы своих фирм.

Если до середины XIXв. на Северном Кавказе поселяются преимущественно кавказские и персидские армяне, то во второй половине большинство переселенцев прибывало из армянских областей Османской империи, где начинаются масштабные преследования христиан (армян и греков) в ответ за их про российскую ориентацию. Российское и турецкое правительство после окончания Кавказской войны с горцами фактически осуществили «обмен» - вместо покинувших родные края горцев Закубанья, переселившихся в Османскую империю, преимущественно на Кубань прибыли тысячи семей армян и греков.

Наиболее многочисленной стала группа переселенцев из исторической области Амшен (юго-восточное побережье Черного моря). Они в 1864 г. основали первое свое селение Армянское Шапсухо (совр. Тенгинка). Уже в 90-е гг. XIXв. армянское население Черноморской губернии составляло более 10% от всех жителей. Крупнейшими их поселениями стали Вардане (входившие в него селения Лоо, Хобза, Ходжиепс), Армянская, Подхребтовая, Уч-Дере, Полковничье, Терзиян и многие другие. Вторая, еще более массовая волна переселенцев, состояла из беженцев Западной Армении, спасшихся от геноцида, учиненного турецким правительством в 1915 - 1923 гг. Обездоленные беженцы поселились во всех более или менее крупных городах, где уже имелись армянские общины. Кроме того, ими были основаны десятки селений, в основном, на Кубани, где только в Майкопском отделе образовалось около 70 армянских сел и хуторов. В период новой экономической политики, когда власти в известной мере учитывали национальные особенности, из армянских сел Хадыженского и Горячеключевского районов был образован национальный район. Через год, 12 апреля 1926 г. было принято постановление ВЦИК  «О выделении Армянского района в Майкопском округе Северо-Кавказского края». Административным центром автономного района стала станица Елизаветпольская (в настоящее время поселок Шаумян Туапсинского района).

На Ставрополье и Тереке западные армяне стихийно, вопреки многочисленным препятствиям, поселялись преимущественно в городах. Власти соответствующих округов лишь в конце 20-х гг. позволили основать только два селения в восточных районах Ставрополья - Арарат и Максимовку. Небольшие армянские общины появляются в городах, где раньше не было таковых (Ессентуки, Железноводск, Минеральные Воды и др.).

В советский период, на Северный Кавказ прибывают новые группы армян, в основном из Азербайджана (в Ставропольский край, Грозный и др.) и Грузии (в Краснодарский край, Ростов-на-Дону и др.). Этот процесс усиливается, начиная с 60 – 70-х гг., когда власти Азербайджана стали интенсивно проводить политику выдавливания коренного населения из Нагорного Карабаха и некоторых других районов, включенных в состав этой республики вопреки воли коренного армянского населения. В результате тысячи карабахцев и гандзакцев (кировабадцев) поселяются на Северном Кавказе, в том числе на Кавказских Минеральных Водах. На рубеже 80 - 90-х гг. уже прошлого века, преимущественно у своих родственников, нашли пристанище армяне, спасшиеся от погромов в Сумгаите, Баку и Кировабаде. В Краснодарском крае разместились амшенцы из Абхазии, чьи многочисленные селения были разрушены в ходе грузино-абхазской войны. Наконец, на Северном Кавказе нашли свой временный очаг десятки тысяч оставшихся без крова жителей городов и сел Армении, пострадавших от страшного землетрясения.

В целом ряде современных изданий говорится о том, что армяне, являясь после русских и чеченцев, третьей по численности этнической группой, стали значительным элементом на Северном Кавказе только после распада СССР. Однако за почти столетний период, в процентном отношении существенных изменений не произошло. Так, по данным Всесоюзной переписи населения 17 декабря 1926 г. (кстати, одной из самых объективных в советский период) в Северо-Кавказском крае армяне по своей численности (162.186) уступали лишь русским - 3.841.063, украинцам - 3.106.852 (причем украинцами себя назвали большинство казаков) и чеченцам – 296.282. В тот период, для сравнения, другие этносы имели следующую численность: осетины - 155.400, кабардинцы - 139.689, немцы - 93.915, ингуши - 72.043, черкесы - 64.031, карачаевцы - 55.068, белорусы - 51.317, евреи- 42.476, балкарцы - 33.280, греки - 32.176, татары - 19.053, поляки - 18.425, грузины - 15.011, калмыки - 11.712, ногайцы - 9.948, кумыки - 6.520, персы- 3.400 и многие другие. Еще более пестрой была национальная карта Дагестана. Население этой республики составляло более 780 тыс. представителей десятков многочисленных и малочисленных этносов.  При этом следует иметь в виду, что тогда десятки тысяч беженцев-армян, ютившихся в подвалах, заброшенных казармах и других местах, как отмечали в тот период работники национальных секций, переписаны не были.

Действительно, армянское население Северного Кавказа в абсолютных цифрах увеличилось. Однако удельный вес их в целом не изменился. Большинство армян-старожилов Северного Кавказа подверглась сильным ассимилятивным процессам. В то же время, рост армянской диаспоры на Северном Кавказе за счет прибывших мигрантов из Закавказья рождает социально-экономические и этнополитические проблемы, как для населения края (русских, казаков), так и для самих мигрантов. Хотя армянская диаспора Северного Кавказа «не продуцирует радикальных этнополитических настроений, не выдвигает политических требований, территориальных притязаний», и в целом, настроена «русофильски», сам факт роста армянского населения в регионе имеет конфликтогенный характер. Увеличение диаспоры вызывает неоднозначную реакцию у местного населения, раздраженного притоком переселенцев. Большинство русского населения не осведомлено об исторической позиции армянства, и не выделяет армянское население из «общекавказской» массы. Это в свою очередь вызывает непонимание у самих армян, которые свою христианскую принадлежность рассматривают, как основание для несколько иного отношения. Правда в последнее время армянская миграция приостановилась и имеет место частичная реиммиграция, в которой заинтересованы власти Р. Армения и НКР.

В целом, демократические процессы в России создали условия для пробуждения национального самосознания армянской диаспоры. В 90-е гг. ХХ в. во всех городах и населенных пунктах, где проживает армянское население, возникли национальные объединения. В соответствии с федеральным законодательством, некоторые из них зарегистрировались в качестве национально-культурной (экстерриториальной) автономии. Возрождается религиозная жизнь. Восстанавливаются сохранившиеся церкви (Армавир, Владикавказ, Буденновск, Ростов-на-Дону), строятся новые (Адлер, Сочи, Пятигорск, Кисловодск, Краснодар). Вокруг них выросли культурно-религиозные комплексы, где проводятся народные гуляния, отмечаются памятные даты. При церквах начинают функционировать воскресные школы. Налаживается издание периодики. В 2001 году во всех крупных общинах проводились мероприятия, посвященные 1700-летию принятия Арменией христианства как государственной религии. Наиболее значительными из них на Северном Кавказе стали фестивали армянской культуры в Сочи и Пятигорске. В 1997 г. с архипастырским визитом Северный Кавказ посетил глава Армянской Апостольской Церкви Верховный Патриарх Гарегин I, а в 2003 г. его преемник Гарегин II.

Северный Кавказ, как и вся Россия, сегодня переживает сложное время социально-экономического, идеологического и политического выбора. Этот процесс всегда сложен, а успешный исход его зависит от нормального самочувствия каждого этноса. Достигнуть мира и согласия в многонациональном регионе можно неимоверными усилиями всех слоев общества, которые достаточно осведомлены о происхождении, этнической истории, особенностях культуры и традициях народов. Эти цели, на примере одной диаспоры, преследует настоящий очерк.

Акопян В.З.

Краткий очерк по истории армянских поселений на Юге России. Пятигорск: ПГЛУ, 2005

Top