Особенности правового положения армянской общины Кизляра в XVIII – первой половине XIX в.

С XVIII в. в низовьях реки Терек шел процесс формирования армянских общин, которые пользовались поддержкой российского правительства. Петровские указы 1711, 1719, 1720 гг. предоставляли представителям армянских торговых кругов значительные привилегии. Поощряя приток армян в Россию, Петр I в 1711 г. предписывал, что Сенат должен «… армян, как возможно, приласкать и облегчить, в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большего их приезда». Поощряя торгово-экономические развитие Притеречья, российские власти поощряли переселение сюда армян. Наиболее многочисленная армянская община сложилась в г. Кизляре, основанном в 1735 г. Уже в первое десятилетие жизни города комендант распорядился освободить армян, переселенных из Ирана, Турции и Закавказья, от постоя солдат и не привлекать их к государственным работам в городе и вне его.

В 1744 г. Правительствующий Сенат принял решение расселить всех «инородцев» в Кизляре по отдельным слободам. Это гарантировало этническим общинам возможность самоуправления. Армянская община – самая крупная в Кизляре – получила возможность решать вопросы внутренней жизни под руководством избранного старшины и под контролем коменданта и гражданской конторы. В том же году указами Сената армянам предоставлялись привилегии при поступлении на военную службу, при строительстве домов, предоставлении земель и участков в окрестностях Кизляра.

Во второй половине XVIII в. правительство России продолжало политику по привлечению в край переселенцев из Закавказья. Так, указом от 8 июля 1771 г. Сенат распорядился не ущемлять прежние права и привилегии кизлярских армян. В 80-х гг. XVIII в. ряд императорских указов, направленных кавказским властям, содержал круг привилегий, пожалованных иностранцам, принявшим российское подданство, с условием, что они не будут противоречить общегосударственным законам и окажут содействие росту политического и экономического потенциала империи. Указы 1783 и 1784 гг. разрешали утверждение армянских магистратов и суда. В 1785 г. был обнародован манифест, обещавший народам, приглашенным в Кавказскую губернию, пристанище, право на свободное вероисповедание, занятие торговлей, ремеслом и промыслами. Переселенцы на 6 лет освобождались от государственных налогов, а по истечении этого срока они могли остаться или уйти с условием выплаты налога в течение трех лет.

Согласно Жалованной грамоте от 28 октября 1799 г., в Астрахани, Кизляре и Моздоке все армяне должны были считаться «временноподданными» Российской империи. Им предписывалось «суд и расправу» вести в соответствии с национальными традициями и обычаями, на общих принципах азиатского суда, утвержденного в Астрахани, через членов общины, избранных специально для этого. Суд должен был функционировать под надзором губернского правления и губернатора. Армянских купцов, проживавших в упоминаемых городах, освобождали от приписки к купеческим гильдиям. Жалованная грамота, дарованная кизлярским армянам, предоставляла им право арендовать земли и угодья в окрестностях Кизляра с условием уплаты земельного налога. На таких же условиях разрешалось пользоваться местами для рыбной ловли. Грамота жаловала право вести свободную беспошлинную торговлю всеми регламентированными товарами собственного производства в России и за ее границами, но с условием уплаты пошлины, предусмотренной торговым положением. Кизлярская армянская община должна была пользоваться предоставленными землями на правах аренды, уплачивая соответствующий земельный налог. Переселенцам из Дербента и Мушкура предоставлялось освобождение от всех видов налогов и государственных повинностей сроком на 10 лет, после чего купцы обязаны были платить налог в размере 10 % от своего капитала, а горожане и ремесленники – по 2 рубля с семьи. Земледельцам предписывалось платить по 5 копеек в год с каждой из 30 предоставленных им десятин.

В Жалованной грамоте от 28 октября 1799 г. были четко очерчены рамки привилегий, дарованных армянской общине, но особо оговаривались права и привилегии торгово-промышленного сословия, что объясняется той пользой, которую государство намерено было получить от экономической деятельности его представителей. В грамоте были учтены и интересы духовенства. Духовному предводителю российских армян разрешалось свободно исповедовать армянскую религию, строить церкви и монастыри. Жалованная грамота 1799 г. даровала армянам право на самоуправление. В 1800 г. был учрежден армянский суд в Кизляре. Иногда его именовали в документах «Кизлярский ратгауз». Как и другие ратгаузы, он являлся органом местного самоуправления, рассматривал финансовые и судебные вопросы. Содержание суда, его канцелярии и делопроизводителя было возложено на армянскую общину. Суд рассматривал споры и иски по разнообразным вопросам, возникавшим в общине. Суд извещал спорящих о принятом решении, а они были обязаны в течение 8 дней после получения под расписку решения суда ответить согласием или несогласием относительно принятого решения. Если кто-либо был неудовлетворен результатами расследования, мог опротестовать приговор в Кавказском областном управлении, а если и этот орган не удовлетворял чаяниям просителя, то он мог обратиться в Правительствующий Сенат. По указу от 29 апреля 1802 г. решения армянского суда не подлежали опротестованию или пересмотру со стороны губернского правления, которому отводилась лишь роль защитника армянского суда, осуществлявшего контроль его деятельности.

Армянский суд Кизляра пользовался широкими правами. Он рассматривал судебные дела, руководил и текущей жизнью общины, следил за сбором налогов, решал правовые и административно-хозяйственные вопросы. До ликвидации армянского суда в 1838 г. в его юрисдикцию входила и выдача купеческих паспортов. Судопроизводство и всё делопроизводство велось на армянском языке на основе «Армянского судебника», который впервые стал использоваться астраханскими армянами в 1746 г. Судьи старались примирить враждующие стороны, обращаясь к помощи посредников (медиаторов). Судебные дела рассматривались согласно национальным обычаям и нормам права, приговоры выносились по совести. Армянский суд включал главного судью и двух его заместителей, избираемых, с учетом имущественного ценза, из представителей различных слоев населения на один год. Кроме того, на том же собрании избирались два кандидата на роль судьи и четыре кандидата на роль его заместителей (заседателей). В армянском суде присутствовало еще одно лицо – стряпчий (делопроизводитель), который назначался местными российскими властями из числа русского населения. Его роль сводилась к тому, чтобы следить за порядком судопроизводства, не вмешиваясь в его ход.

Армянский суд в Кизляре был упразднен по указу Государственного Совета от 24 марта 1840 г. «О ликвидации действующих в Астрахани, Кизляре и Моздоке особых армянских судов». Местным армянам было предписано пользоваться общими судами. В случае необходимости им разрешалось избирать из числа армянской общины посредников – представителей для разрешения споров и жалоб на принципах третейского суда.

Таким образом, особенностью правового положения армянской общины Кизляра в XVIII – первой половине XIX в. было наличие льгот, которые защищали экономические интересы армян в Российской империи, предоставляли им свободу вероисповедания, права самоуправления и суда. Важную роль в сохранении привилегированного положения армянской общины Кизляра сыграла Жалованная грамота Павла I от 28 октября 1799 г. В первой половине XIX в. российские власти признали, что привилегии, данные переселенцам в XVIII в., не могут быть бессрочными, и начали выработку мероприятий, направленных на уравнение в правах всех граждан империи.

И.А. Суздальцева, Д.В. Аганесова.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы III Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 30–31 мая 2018 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.