Эдиссия в 20-х годах 20 века

После 1917 года положение эдиссийцев не только не улучшилось, как обещали большевики, а значительно ухудшилось. В результате гражданской войны, которая вонзила свой обоюдоострый клинок и в Эдиссию, хозяйство крупного армянского селения было окончательно подорвано и разорено.

Окончание войны, казалось бы, создало предпосылки для восстановления хозяйства. Однако новая власть не спешила показать населению свое гуманное лицо. На место старых царских бюрократов пришли новые, советские. В одном из документов оргколлегии Терского окружкома ВКП(б) за 1926 г. говорилось: «С 1920 г. в селе существовала коммунистическая ячейка из 60 — 70 человек, которая занималась исключительно выкачиванием продразверстки. Была организована общественная столовая для коммунистов и служащих, ставшая предметом всяческих слухов и разговоров... Население было терроризировано действиями бывшего предсельсовета Назарова, наводившего наган на «непослушных» граждан и на «контрреволюцию».

Новая экономическая политика вселила в эдиссийцев надежду. Крестьянам было сделано несколько экономических уступок: снижен государственный налог, увеличен период сдачи земли в аренду, сняты различные административные помехи для свободной торговли и др. В 1924 г. в Эдиссии «убрали» старых руководителей и заменили новыми, которые могли бы в более полной мере отразить новую, более человечную, политику.

     Эти меры не могли не порадовать хлебороба-эдиссийца, истосковавшегося по мирному и спокойному труду, хозяйство которого находилось в плачевном состоянии. А что оно из себя представляло в Эдиссии, говорят официальные данные: «Огромное большинство населения (более 3,5 тыс. — В. А.) состоит из бедняков и батраков. Количество не имеющих рабочего скота хозяйств составляет 5136 (400 хозяйств), а имеющих одну голову скота — 23% (181 хозяйство), беспосевные хозяйства составляют 19% (152 хозяйства), имеющих до двух десятин посева насчитывается 34% (263 хозяйства)».

Шаг за шагом восстанавливалось хозяйство армян. Получило развитие огородничество. Причем эдиссийский чеснок, как и в прежние времена, славился по всему Югу России — до Астрахани и Царицина. Вновь заколосилась степная нива.

Особое воодушевление у эдиссийцев вызвало предоставление их сельскому Совету статуса национального (автономного) сельсовета. В отличие от обычного, в национальном сельсовете использовался в качестве официального родной язык, обеспечивалось национальное представительство в органах власти. Создавались благоприятные условия для развития национальной культуры. Интересно отметить, что, помимо армянского, в Степновском районе (в то время Эдиссия входила в этот район) были образованы и другие национальные сельсоветы: четыре немецких (Ольгинский, Энгенгейский, Надежденский, Эбентальский) и один украинский (Андреевский).

Конечно же, сразу возникла проблема, на каком языке осуществлять делопроизводство в органах власти сельсовета, вести обучение в школе, где обучалось тогда около 200 мальчиков и девочек. И действительно, положение было не из легких. Наблюдалась большая тяга к армянскому языку, на котором говорили предки. Но им в достаточной степени (как свидетельствуют данные того времени) владело около трети мужчин. Еще хуже эдиссийцы говорили по-русски.

Такая проблема была не только в Эдиссии. Горячие дискуссии по языку делопроизводства и обучения велись в то время в двух армянских национальных районах (Мясниковском на Дону и Армянском на Кубани) и десятках национальных сельсоветах Северного Кавказа, где в 20-х годах проживало 200 тысяч армян. Во всех этих национальных районах и сельсоветах население говорило на различных диалектах армянского языка. Но в Эдиссии положение было особое. Горькая судьба потомков древней Эдессы вынудила говорить «на смешанном и искаженном тюркском языке».

Но так же как и в других местах, эдиссийцы свой выбор остановили на литературном восточноармянском языке. И вновь зазвучали в школе звуки армянских букв. Вместе с детьми в школу потянулись их родители. Об этом рассказывал председатель Национального отдела Терского окрисполкома Серебрякян в своем докладе об обследовании Эдиссии: «Особенный интерес, — отмечал он, — проявляет население к жизни школы, к занятиям в ней. Некоторые родители учеников приходят в школу и просиживают на уроках, чтобы узнать чему учат их детей».

Конечно, далеко не все было благополучно в двадцатые. Не все эдисеийцы допускались к выборам в сельсовет, безудержной критике и даже преследованиям подвергались те, кто осмеливался зайти в церковь... И все же эти годы ни в какое сравнение не идут с тем временем, которое пришло им на смену. «Великий перелом» 30-х и последующих лет на долгие годы лишил надежды на светлое будущее. Остается удивляться, как в страшной мясорубке предшествующих десятилетий сохранилась церковь в Эдиссии? Церковь, которая сегодня, как и прежде, становится очагом возрождения.

Акопян В.З. и др.

"  Едессия. Страницы истории".  Москва, Интер-Весы, 1993

Top