Возникновение армянского поселения села Эдиссия

Вторым поселением, жалованным грамотой Павла I, стало село Едессия, или Эдиссия. Не вдаваясь в детали топонимики названия села, остановимся на точке зрения Р.А. Симоняна, который на основе сохранившихся документов называет это поселение Едессия, а происхождение названия относит к осколкам разбросанного далеко от своей древнейшей родины армянства.

Через пять лет после того, как 28 октября 1799 года Грамотой императора Павла I Дербентским и Маскурским армянам было разрешено образовать город, названный Святым Крестом, другим указом императора было образовано поселение Касаевой Ямы, которое позднее было переименовано в село Эдессия.

Переселение армян с помощью русского правительства началось в июне 1797 г., когда 50 семейств села Килявар (Кильвар), расположенного рядом с селами Бекетей и Карабаглы, обосновываются в отведенном правительством месте, где прежде пас свои атары горский князь Касай. При Екатерине II эта территория стала числиться как государственное владение, принадлежащее надворному советнику Казачковскому. И здесь, на западной окраине, стала формироваться казачья станица Курская. Эта местность была с ухабами и ямами и поэтому называлась Касаева Яма. По армянским источникам она называлась именем реки Куры - Курай, а жители - курайцами. Они то и стали ядром Едессии. Впоследствии армяне расселились вверх и вниз по реке Куре, создав кварталы Мангалар и Глоуз, а в центре построили церковь Св. богородицы. Все они были карабахскими армянами. Однако жители кварталов отличались своим характером. Одни из них были отчаянными храбрецами и драчунами, другие славились искусным мастерством, а третьи - любовью к книгам и торговле.

С возникновением поселения Едесия Грамотой Павла I от 28 октября 1799 г., устанавливалось, что как и жителям Святого Креста, на каждую душу полагалось по 30 десятин земельных угодий, а также отмечалось, что по мере прибытия армян, им будут выделены земли и ряд других привилегий.

Земельные проблемы были одними из важных сторон жизни едиссийцев. Местные власти затягивали, создавали волокиту с выделением земли. Жители поселения были вынуждены писать жалобы, и царское правительство выступало в их защиту. Управляющий гражданской частью в Ставропольской губернии предложением от 7 февраля 1850 года за № 425 сообщил Губернскому Правлению, что Государь Император, согласно представлению Господина Наместника, Высочайше соизволил, повелев: «Армянам села Касаевой Ямы, в Кизлярском уезде, Ставропольской губернии, оказать следующие облегчения: 1) все податные и рекрутские недоимки с них сложить и впредь не взыскивать, 2) с Армян происходящих от тех лиц, кои поселились до воспоследствия грамоты 1799 года, вместо теперешней подушной подати, взимать, в течение двадцати лет, ту подворную подать в казну, которую платят армяне городов Карасу-Базара, Старого Крыма, Кизляра, Святого Креста и Нахичевана, на основании мнения Государственного Совета от 25 ноября 1840 года, Высочайшего указа от 2 сентября 1846 года и высочайшего повеления последовавшего 14 июля 1849 года, и 3) дозволить армянам села Касаева Яма составить из себя особое общество, на основании ст. 457 11 Т. Св. Зак. Учреждения об управлении иногородцами, свой особый суд. Об этом Губернское Правление публикует для всеобщего сведения».

В Эдиссии армянский суд состоял из судьи, двух заседателей и секретаря. Все они избирались обществом и утверждались губернским правлением.

Примечательна сама присяга членов армянского суда, на которую были приглашены все знатные едиссийцы и духовенство: «После благ очестивой литургии все приглашенные собрались в отводе ином для суда доме. Здесь привели к присяге членов суда и назначили секретаря. Церемонию возглавил священник из станицы Курской. А на следующий день 18 декабря 1850 года доверенные села Вартан Хачатуров, Оган Миранов, Торос Артемов, Апет Мкртычев, Степан Муратханов, Артем Асланов - всег о 60 человек - подписали соглашение о строгом соблюдении положения об армянском суде и уплате всех податных сборов.

Царское правительство своим указом в 1840 г. упразднило армянские суды в национальных колониях, но сохранило Магистрат, как орган городского управления. При магистрате сохранялся избираемый армянами словесный суд, принимавший только устные решения. Указ вызвал недовольство и протест против такого положения среди горожан Едиссии. Они объясняли свой протест тем, что большинство переселившихся армян не знали русского языка. Исходя из отмеченных фактов и особенно важных для страны экономических выгод, правительство в 1849 г. пошло на уступки и восстановило армянские суды в Святом Кресте и местечке Едиссии. И пользовались они не национальными обычаями и не армянским «Судебником», а законами Российской империи. Названные суды просуществовали до городских реформ 1870-х годов.

9 ноября 1850 г. Губернским Правлением была заслушана записка поверенного от Армянского общества, села Касаевой Ямы Асатура Голубекова, поданная Г. Гражданскому Губернатору. Губернское Правление сообщило: «Высочайшею Грамотою дарованною в 1849 году предоставлено их обществу иметь и управляться своим собственным Судом. Ныне в ознаменование этого счастливого для них преобразования, общество считать, чтобы селение Касаевой Ямы назвать местечком: Эдессия в память древнего столичного города Эдессы, где царствовал некогда Армянский Царь Авгарь».

Государь Император, по представлению господина Наместника Кавказского Комитета «Высочайше соизволил повелеть: находящиеся в Ставропольской губернии в Кизлярском уезде, село Касаеву Яму, жителями коего Армянам, по высочайшим повелениям, предложенным им, Господином Министров Юстиции, Правительствующему Сенату 5-го Января 1850 года за № 284 и 24 Января 1851 года за № 2090, дарованы разные льготы, дозвонено составить из себя особое общество и иметь свой суд и которое за сим изъято из ведомства управления Государственных Имуществ, переименовать, согласно просьбы жителей, в местечко Эдессию».

31 января 1852 г. в газете «Губернские ведомости» появилось сообщение о переименовании села Касаева яма в Эдессию решением, принятым Правлением гражданской частью Ставропольской губернии.

Вот, что пишет генерал-лейтенант Павел Хрещатицкий, действительный член Московского и Кавказского обществ сельского хозяйства: «В 35 верстах от Моздока лежит местечко Эдиссия, населенное армянами, около 55 лет назад вышедшими из Персии, от чего и до сих пор еще селению этому простой туземный народ дает название Дербент.

Эдиссийцы Григорианского исповедания имеют каменную церковь, дома из земляного кирпича, за неимением поблизости строевого лесу: деревянный дом был здесь только один, который и служит для почетных посетителей местечка постоянной квартирою. Внутренность дома, прихотливо расписанная красками, напоминает избы Саратовских колонистов. Кровли домов вообще плоские, постланные камышом, обмазанные глиною, улицы узки и кривы, бездна собак, непременную мебель жилищ составляют норы, убранные паласами собственного изделия, а у богатых даже персидскими коврами.

Паласы эти, выделываемые из шерсти на особых станках, устраиваемые на крыльцах дома, приготовляются женщинами точно так же, как и персидские ковры, с тою разницею, что работа над ними проще, так как лицевая сторона не имеет ворсы. В продажу таких паласов эдиссийцы почти не выпускают, разве кто из крайности, зато каждая невеста должна непременно принести за собой один или несколько паласов, чтобы покрыть ими свой брачный порог».

Далее автор продолжает, что домов в Эдиссии 176, жителей обоего иола - 1566. Кроме земледелия и скотоводства они занимаются шелководством. Преимущественно сеют пшеницу и просо, овес производят немногие. В последние два года стали сеять лен, редко прибегали к посеву ржи. Вначале на целинных землях урожай пшеницы был высоким, но постепенно снизился из-за того, что землю не удобряли, но урожай проса постоянно был в изобилии. Распашка земли производилась плугами. Зажиточные скотоводы имели в своем хозяйстве 10 коров, 20 быков, от 50 до 100 баранов. Но были скотоводы и побогаче, которые владели хуторами. Из плодов и овощей жители выращивали арбузы, дыни, тыквы, яблоки, огурцы, сливы, виноград. Капусту почти не выращивали, хотя покупали ее на базаре. Для топлива использовался тальник, камыш, в изобилии произраставший на берегах р. Куры. Из числа всех заслуживал упоминания священник Стефан Сафаров, выделывавший 25 фунтов шелка, Назар Ростомов - 24 фунта, Мартирос Петряев - 20 фунтов шелка. Всего в Эдиссии выделывалось от 5 до 7 пудов шелка. Избыток хлеба продавался на базарах Кизляра и Моздока, скот на ярмарках в Моздоке. Шелк поступал в продажу по цене 2 руб. серебром за фунт, или в обмен на товар.

Интенсивное заселение плодородных степей Северного Кавказа, начавшееся в период царствования Екатерины II, превратило этот регион в одну из житниц России. Сельскохозяйственная продукция была основой жизнедеятельности населения.

С прибытием новых поселенцев из армян в Эдиссию, обещанные 30 десятин земли на душу населения, правительство под разными предлогами не выделяло. Плодородие земель из-за неиспользования удобрений резко снижалось, а засуха 1848 - 1849 гг. привела к тому, что посевы не давали урожая. В этих условиях в связи с голодом крестьяне обратились к правительству с просьбой отсрочить сбор налогов с урожая последних двух неурожайных лет.

Неоднократные просьбы об облегчении участи поселения Едессии заканчивались безрезультатно.

Направлена просьба-жалоба Правительствующему Сенату 6 июня от доверителей поселения Едессии на С тавропольскую Казенную Палату Саакова и Хачатурова «о причислении их с доверителями в мещане для платежа полной подати и рекрутских складочных денег, тогда как они таковому платежу подлежать не должны по Высочайшей Грамоте 28 Октября 1799 года армян из Персии переселившимся данной, и Высочайшему повелению, 14 Января 1850 года состоявшемуся, просят сложить с них недоимку казенных податей и рекрутских складочных денег и обложив их только одною подворною податью, сравнить их на будущее время в отбывании казенных и других податей с армянами г. Св. Креста, которые в одно время с доверителями их, просителей, вышли из Персии и имеют в хранении своем Грамоту 1799 года».

Правительствующий Сенат отклонил эту просьбу, мотивируя ее тем, что из старожилов селения осталось 13 человек. Ставропольская Казенная Палата 28 июля 1858 г. подтвердила эго решение и отказала жителям селения Едессии в просьбе.

Население сел, расположенных по реке Куре, понимало, что без орошения и удобрения земли им не выйти из тяжелого положения. Засуха последних двух лет утвердила их в мысли о необходимости орошения земель. Река Кура была мелководной, и в летний период, особенно в засушливые годы, воды ее не доходили до Эдиссии, находящейся в ее низовьях. Вода в реке подвергалась гниению, массовому развитию москитов и комаров, заражая людей различными инфекционными заболеваниями. Болезни уносили жизни десятков и сотен людей, окрестных сел и деревень. В 1868 и 1869 гг. засуха вновь повторилась, вызвав повальный голод и болезни.

Командир Кавказского корпуса А.Т. Ермолов, ознакомившись с тяжелой обстановкой в сельском хозяйстве, дал согласие на предложение перевести воды полноводной Малки по 21-й километровому каналу в Куру.

За осуществление этой идеи взялся штатский и военный командир Терской области, генерал-адъютант, граф Микаэл Лорис-Меликов, внесший большой вклад в хозяйственное развитие Северного Кавказа.

М.Т. Лорис-Меликов изучил колебания режима вод в Куре около Едессии, приступил к оформлению проектно-сметной документации и после выделения необходимых средств 23 февраля 1870 г. приказал командиру 1-й Армии Терского казачьего войска начать строительство так называемого Маринского канала.

Воды Малки достигли Куры и Едессии, оросив не только земли вокруг поселения, но и восточные ногайские степи. Кура быстро очистилась от зловонной воды, что позволило жителям окрестных сел строить на ней новые мельницы.

В 1869 г. в Кавказской области была создана Терская область с центром во Владикавказе. Решением Государственного совета 9 февраля 1871 г. село Едесия-Эдиссия с прилегающими хуторами Канова (120 дворов) и Ростовановка (22 двора) присоединены к Терской области.

В отличие от других городов и поселений, созданных армянами, таких как Св. Крест, Армавир, Новый Нахичевань и др. Эдиссия, несмотря на многочисленность населения, не могла претендовать на более высокий статус. Она не имела возможности приобщиться к русской культуре. Р. Симонян пишет: «Однако Едесия не стала развитым, густонаселенным армянами городом Российской империи... ибо не могла приобщиться ни к армянской, ни к русской культуре по причине своего туркоязычия.

Европейская цивилизация с запозданием входила в село наших, столь трудолюбивых едессийцев. Достаточно сказать... По сравнению с другими армянскими поселениями здесь слабо были развиты ремесла, торговля, службу в церкви люди слушали на «чуждом» армянском языке, на котором говорящие составляли каплю в море иноязычия. А церковная школа с несколькими десятками учеников не могла играть существенной роли в возвращении к родному языку, ибо не в силах была создать необходимую языковую среду».

Перед Первой мировой войной, по данным В. Акопяна и со-авт., Едессия представляла следующую картину: «В селении имелось 715 дворов с населением 4146 душ (мужчин - 2024, женщин - 2121). Земельный надел составлял 14970 десятин, в том числе 113 десятин леса. Сельскими делами ведало хозяйственное правление. Основным духовным и культурным центром Едессии являлась церковь Успения Пресвятой Богородицы (Сурб Аствацацин), построенная в 1830 году. При ней имелось армянское приходское училище. Торговлю вели 5 мануфактур, 14 бакалейных, казенная и частная винные лавки и две пивные. Имелись три мукомольные мельницы, столовая, склад земледельческих машин. Оживленно работало кредитное товарищество».

Бросая взгляд на историю Едессии, необходимо отметить трудолюбие ее жителей и законопослушность. Несмотря на потерю родного языка в условиях выраженной ассимиляции, они смогли сохранить не только основные устои своей нации, но и, прежде всего, христианскую веру. Если в городах, основанных армянами, и поселениях со значительным процентом представителей этого народа процент их среди населения быстро сокращался, то едесийцы смогли сохранить мононациональный состав села даже в советский период и до настоящего времени.

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top