Яндекс.Метрика Программы освобождения Армении второй половины XVIII века

Программы освобождения Армении второй половины XVIII века

В начале XVIII в. в армянской действительности победила идеоло­гия, согласно которой спасение родины является прежде всего непо­средственным делом ее сыновей. Этот новый этап в истории освобо­дительной борьбы армянского народа имел решающее значение для судеб армянского народа.

Особенностью этого этапа национально-освободительной борьбы было выделение из среды армянского народа лидеров и политиче­ских деятелей, осознающих глубину и масштабность стоящих перед ними задач. Для осуществления всенародного дела – освобождения армянского народа от порабощения и истребления, кроме его воли и желания требовались сила, оружие, войско. Всем этим в то время армянский народ не располагал. Чужеземные захватчики давно разо­гнали армянское войско. Уцелевшие в горах Карабаха и Сюника не­организованные вооруженные отряды и дружины были малочислен­ны и разрознены, и их сил было явно недостаточно для освобождения Армении.

Важным этапом в армянском национально-освободительном дви­жении явилось тайное совещание армянских меликов в Ангехакоте в 1699 году, где наряду с анализом тяжёлой ситуации говорилось о необходимости создать свои войсковые соединения. Обсуждались также конкретные действия осуществления этого общего единодуш­но поддержанного меликами проекта освобождения Армении. Участ­ники совещания обсудили и вопрос о соотношении сил, которым со­бирались противостоять, и пришли к заключению о том, что одним им не справиться и необходимо заручиться поддержкой сильных союзников. С этой целью они отправили своих посланцев – видных деятелей армянского освободительного движения Исраела Ори и Ми­наса Тиграняна – просить помощи у европейских государств, при­чем наделили их самыми широкими полномочиями. В доверительном письме, врученном И. Ори, армянские мелики (29 апреля 1699 года) писали: «...готовы семы мы все имения, богатства, кровь и живот на сие отдати...» (т. е. делу освобождения Армении – С.С.) и заявляли, что «они согласны» на все договоры, которые заключит он. Послание они направили Папе Римскому, курфюрсту Пфальца и русскому царю Пе­тру Алексеевичу.

В этих посланиях они просили помощи в своей освободительной борьбе, одновременно знакомили адресатов со своими возможно­стями: «мы имеем деньги, имущество, людей, способных носить ору­жие и все, что нужно для нашего предприятия...», другими словами все то, что необходимо в качестве материальных средств для любого освободительного движения. 29 сентября 1699 г. Исраел Ори и Ми­нас Тигранян представили государствам, входившим в антитурец­кую коалицию, военный проект освобождения Армении и просили оказать помощь армянскому народу.

Западноевропейские державы исходя из своих соображений и ин­тересов уклонились от помощи армянскому народу. Оставалась на­дежда на Россию.

Формирование и победу русской ориентации в освободительном движении прочно связывают с периодом деятельности Исраела Ори, когда представленная им Петру I программа освобождения Армении из-под чужеземного ига привлекла к себе внимание царского пра­вительства, заложила прочное начало для последующих сношений армян с русскими, стала важным этапом на пути осуществления внешней политики царизма на Ближнем Востоке.

В Москве И. Ори встретился с Петром I и передал ему пись­мо сюникских меликов. Пётр пообещал оказать армянам помощь по окончании войны со Швецией. Благодаря широкой эрудиции и своему интеллекту И. Ори привлек к себе симпатии император­ского двора. Было решено, что нужно послать специальную миссию в Персию во главе с И. Ори, которая бы узнала умонастроения мест­ных жителей, собрала бы информацию о дорогах, крепостях и т. д.

Пётр I, писал С.Н. Глинка, отправил «Ория в Армению с извещени­ем, что он готов подать ей руку помощи». Основные задачи миссии И. Ори вполне соотносились с целями, которые преследовала Россия на Кавказе: расширение границ для развития торговли на азиатских рынках; привлечение трудолюбивого армянского народа для освое­ния южных областей; создание заслона, буферной зоны от возмож­ной агрессии Ирана, Турции, упрочение своего влияния на Ближнем и Среднем Востоке. Стратегическое значение этого курса возрас­тало по мере усиления реваншистских тенденций в политике Турции и Ирана.

В 1707 году после всех необходимых приготовлений Ори в ран­ге полковника русской армии с большим отрядом выступил в путь. Французские миссионеры в Персии попытались предотвратить при­бытие Ори в Исфахан, донося шаху, что Россия хочет образования независимой Армении, а Ори хочет стать армянским царём. В Шема­хе он повстречался с местными лидерами грузин и армян, поддержав их ориентацию на Россию. В 1709 году он прибыл в Исфахан, где вновь вёл переговоры с политическими лидерами. В 1711 году, воз­вращаясь в Россию из Персии, И. Ори неожиданно умер в Астрахани.

Но спустя 11 лет, сразу после окончания войны со шведами, Петр вернулся к планам похода на Кавказ. «Casus belli» был найден довольно изящный: в приграничных с Россией провинциях вспыхнуло восста­ние недовольных религиозной политикой, проводимой шахом. Было объявлено, что мятежники нападают на русских купцов, а также со­вершают грабительские вылазки через российскую границу, поэто­му Российская империя вводит в мятежные регионы свои войска. Поход длился чуть более года и завершился убедительной победой России. Однако больших успехов достичь не удалось из-за активиза­ции Турции, столкновение с которой ещё пока было нежелательно. Россия довольствовалась рядом прибрежных территорий нынеш­них Дагестана и Азербайджана. Однако после смерти Петра в сере­дине 30-х годов XVIII века эти земли были возвращены персам в об­мен на беспошлинную торговлю и военный союз против Османской империи. Персы, разумеется, сразу же заключили с османами сепарат­ный мир в начавшейся в 1735 году войне между Россией и турками.

Тем не менее какие-то связи уже установились, и еще при Петре армянам разрешили массово селиться в прикаспийских регионах. При Екатерине II, когда российская армия уже успешно воевала с турками, разрабатывался план освобождения Армении и провозгла­шения ее протекторатом. Возглавлять группу войск, которая должна была освобождать, был назначен сам А.В. Суворов, но в итоге от это­го плана отказались.

В 1722 году армяне Сюника и Нагорного Карабаха подняли вос­стание против персидского господства. Восстание возглавляли Давид Бек и Есаи Гасан-Джалалян, сумевшие на несколько лет свергнуть иранское господство. Восстание охватило также Нахичеванский край. В 1727 году Сефевиды признали власть Давид Бека над регио­ном, а сам полководец даже получил право чеканить монеты. В 1730 году с убийством его преемника Мхитара Спарапета 8-летнее восста­ние армян Сюника завершилось.

Новое оживление армянского национально-освободительного дви­жения наблюдается во второй половине XVIII столетия. В конце XVIII столетия армянские мелики Нагорного Карабаха вели неустанную борьбу с Ибрагим Халил-ханом в надежде восстановить в Карабахе армянское правление с помощью Российской империи. Мелики об­ращаются к императрице с просьбой направить в Арцах 10-тысячное русское войско и сообщают, что сами готовы восстать.

Республиканские принципы будущего независимого армянского государства в 1773 году были сформулированы и представлены Шаа­миром Шаамиряном в труде «Западня честолюбия». В работе Западня честолюбия (Мадрас, 1775) (Որոգայթ փառաց) Шаамирян развивал идею освобождения Армении от иранского и турецкого господства посредством народной революции, утверждал, что лишь в союзе с Россией Армения может обрести и сохранить национальную самостоятельность. Его Мадрасским политическим кружком была разработана «Южная программа» будущего устройства Армении как альтернатива «Северной программе», разработанной армянами России Лазаревым и Аргутинским. В «Южной программе» основная роль в борьбе против турецко-иранского господства отводилась карабахским меликам. При всей разности программ «северян» и «южан» их объединяло то, что освобождение Армении должно произойти при помощи русской армии, а будущее армянское государство должно находиться в вечной дружбе с Россией.

Ведущими деятелями национально-освободительной борьбы эпохи являлись Иосиф Эмин и Мовсес Баграмян, выдвигавшие различные планы воссоздания армянского государства.

В июне 1769 года астраханский промышленник Мовсес Сарафян представил Коллегии (Министерству) иностранных дел России про­грамму освобождения Армении. Его программа предусматривала формирование добровольческих отрядов из проживающих в России армян и грузин, которые вместе с русскими войсками должны были направиться в Грузию. Командиром добровольческих отрядов должен был стать армянин по происхождению, который подчинялся бы русскому командованию. Мовсес Сарафян предлагал подключить к антитурецкой компании арцахских меликов, снабдив их оружием и военным снаряжением. Согласно программе Мовсеса Сарафяна, после освобождения Армении воссоздавалось армянское государство, царем которого должен был стать один из меликов Арцаха. После окончания войны в мирный договор предлагалось включить специальный пункт, согласно которому Армения считалась страной, находящейся под покровительством Российской империи. При необходимости Россия могла оказать военную помощь Армении. Программа М. Сарафяна была представлена начальнику Коллегии иностранных дел России графу Н.И. Панину, которого в ней заинтересовало то обстоятельство, что во время будущих военных действий против турок можно будет использовать военную силу армян. См.: 1769 г., июня 8 – Проект Мовсеса Сарафова // Армяно-русские отношения в XVIII веке.

Представители армянского освободительного движения Иосиф Эмин, Иосиф Аргутинский, Иван Лазарев и др., разочаровавшись в бездеятельной политике европейских стран в отношении христи­анских народов Востока, в дальнейшем связывали свои надежды на избавление от персидского и турецкого ига и воссоздание армянского государства с Российской империей. Ими были разработаны и пред­ставлены царскому правительству варианты проектов возрождения государственности в Армении. Однако они остались нереализованными, поскольку Россия была занята войной с Турцией на Балканах.

Учитывая развитие русско-армянских и русско-грузинских отно­шений, в частности, подписание Георгиевского трактата между Рос­сией и Грузией (1783), по которому Восточная Грузия перешла под протекторат России, Турция и Иран развязывают агрессивные дей­ствия на Кавказе.

Грузинскому царю Ага Мухаммед предложил порвать все отноше­ния с Российской империей и вернуться под крыло Персии. Ираклий II отверг предложения иранского правителя. Весной 1795 года персы собрали 50-тысячную армию для вторжения в Закавказье. В конце августа 1795 года персидская армия разорила Тифлис. Императрица Екатерина II, узнав о персидском вторжении в союзную Картли-Ка­хетию, приняла решение наказать персов. Надо сказать, что Персидский поход был предпринят не только с целью наказания «немирной» Персии, но и должен был дополнить т. н. «Греческий проект». По данным П. Зубова, 35-тыс. армия, покончив с иранскими делами, должна была быть направлена в турецкую Анатолию и наступать по направлению к Стамбулу-Константинополю. В это время другая русская армия – под командованием Александра Суворова – должна была пройти Балканские горы и, захватив Адрианополь, выйти на непосредственные подступы к столице Османской империи. Одновременно русский Черноморский флот блокировал проливы Босфор и Дарданеллы и готовился провести десантную операцию. У Петербурга были глобальные замыслы по преобразованию Османской империи, согласно которому Греция и славянские народы должны были получить свободу. Существовал и проект восстановления Византийской империи во главе с русским царём.

В 1796 году в Кизляре начали формировать сильный русский корпус, главнокомандующим которого был назначен генерал-поручик граф В. Зубов. Русская армия взяла Дербент, Баку, Шемаху и др.

6 ноября 1796 года скончалась императрица Екатерина II. Взошед­ший на престол Павел I приостановил военную экспедицию. Войскам был отдан приказ возвращаться на линию. Таким образом удачный с самого начала поход графа Зубова закончился возвращением под персидский контроль всех завоеванных областей. Надо сказать, что эта военная операция – одна из блестящих русских военных кампаний. В русское подданство перешел ряд территорий – Дербентское, Бакинское, Кубинское, Карабахское, Шемахинское, Гянджинское княжества. Под русским контролем был Дербент, западный берег Каспия. Петербургу оставалось только закрепить результат военной операции. Грузия осталась наедине с персами. Но убийство Аги-Мухаммеда-хана, которое совершили его слуги, и последовавшая за ним новая смута в Персии изба­вили грузин от нового нашествия.

В 1798 году скончался грузинский царь Ираклий II. На престол вступил его сын Георгий XII. Георгий отлично понимал, что Грузия, терзаемая внутренними распрями и находившаяся под давлением мусульманских соседей, не способна на независимое существование. Император Павел, рассмотрев просьбу грузинского царя Георгия, принял решение о принятии Грузии в состав своей империи. Мани­фест о присоединении Грузии к Российской империи был подписан в Петербурге 18 декабря 1800 года.

По воле императора Павла I грузинским царством стал управлять сын Георгия, Давид, который с первых же шагов начал нарушать условия, заключенные его отцом с Россией, и мало-помалу присвоил себе царскую власть в Грузии. Вступивший на российский престол 11 марта 1801 г. император Александр I манифестом 18 сентября того же года упразднил грузинский престол, и Грузия вошла в состав Российской империи как отдельная область.

Т.о. если до 1801 года, то есть в течение почти целого столетия, политика русского царизма была направлена на создание объединен­ного армяно-грузинского зависимого от России государства в Закав­казье, то после присоединения Грузии и ликвидации грузинской го­сударственности вышеуказанный проект снимается с повестки дня, а внешняя политика царизма приобретает аннексионистский харак­тер. Между тем, многие деятели освободительного движения армян­ского народа все еще продолжали лелеять хрупкую надежду на вос­создание своей государственности.

Вместе с Грузией в состав Российской империи вошли и давно ставшие подвластными Картлийскому царству армянские области Памбак, Лори, Казах-Шамшадин. Тем самым фактически начался процесс вхождения Восточной Армении в состав России.

Становление арменоведения в России в первой трети XIX века. Вопросы историографии и источниоведения. Сергей Саядов. Ростов-на-Дону, 2018 г.

Читать еще по теме