Яндекс.Метрика Историческая необходимость установления отношений Республики Армения с Россией

Историческая необходимость установления отношений Республики Армения с Россией

Летом 1918 г. Республика Армения находилась в изоляции от внешнего мира, и под угрозой было само физическое существование армянского народа. В этой ситуации достигнуть какого-либо соглашения с турецко-татарскими соседями было попросту невозможно, поскольку они не желали смириться не только с политическим, но и физическим существованием армянского народа. Армянский народ вынужден был вести постоянную и непримиримую борьбу против турок, в противном случае ему грозило уничтожение.
Лишь своими собственными силами он не мог обеспечить свое дальнейшее существование, настолько неравной была борьба. В таких условиях он инстинктивно должен был ухватиться за любую внешнюю силу, которая могла помочь ему предотвратить турецкую опасность. «Исторически для турок сдерживающей силой был русский. И весьма естественно, что в своей роковой борьбе против турок армянин продолжал питать определенную надежду на помощь со стороны русского, хотя и русские находились далеко». Инстинкт самосохранения направлял армян в сторону России. В первые месяцы после провозглашения независимости Армении, при крайне неблагоприятных для страны внутриполитических и внешнеполитических условиях, в армянских политических и общественных кругах царило желание установить дружественные дипломатические отношения с Россией, независимо от ее государственно-политического устройства.
В своих воспоминаниях Главнокомандующий вооруженных сил Юга России генерал А. И. Деникин пишет: «…все усилия национального совета армян по преимуществу социалистического состава, даже в руководящей партии дашнакцаканов (20 из 40 членов), были направлены на сохранение физического существования армянского народа, в этот момент более чем когда-либо жило яркое сознание необходимости государственной связи с Россией. Всякой Россией, независимо от ее политического строя, – хотя бы и советской, лишь бы она обладала силой и возможностью спасти армянский народ. Но такой России тогда не существовало».
Действительно, в этом историческом отрезке, а именно – летом 1918 г. – не было единой сильной России. Она содрогалась от внутреннего политического противоборства, в котором, с одной стороны, принимала участие Советская Россия, а с другой – действующие на юге и востоке возглавляемые генералом А. Деникиным и адмиралом А. Колчаком антисоветские силы, которыми были созданы несоветские государственные образования. В этих условиях руководство Республики Армения оказалось перед выбором: в каком направлении идти, с какой Россией налаживать связи. До этого в апреле по настоянию Турции антисоветские силы Закавказья отъединили его от России. Фактически, от России была оторвана и Республика Армения. В этот исторический момент Турция сжимала в своих тисках Республику Армения, грозя уничтожением всего армянского народа. В такой роковой час единственной надеждой Республики Армения была Россия, вне зависимости от того, какая это Россия с точки зрения политической структуры.
В новосформированном правительстве Республики Армения было даже озвучено требование о воссоединении ее с Россией. Об этом свидетельствует сводка № 28 от 24-го октября 1918 г. отдела пропаганды «Особого совещания» при Главном командовании вооруженных сил Юга России. В ней говорится, что помощник министра иностранных дел (МИД) Республики Армения Геворк Мелик-Карагёзян (Каракозов) заявил о том, что: «Политика Армении благоприятна для России, включительно до положительного разрешения вопроса о воссоединении с Россией; если бы в силу внешних обстоятельств правительство Армении и оказалось вынужденным делать официальные заявления другого характера, министр предлагает рассматривать эти заявления как вынужденные». В той же сводке отмечается: «... по мнению Тер-Карапетова, воссоединение Армении с Россией окажется возможным в случае, если российские государственные власти предпримут в этом направлении активные и реальные шаги. Армения лишена возможности предпринять самостоятельные шаги в этом направлении, т.е. предложение о воссоединении должно было исходить от России.
Дипломатический представитель Республики Армения в Грузии А. Джамалян в направленном Московскому Армянскому национальному комитету и Совету обеспечения Армении письме от 8-го августа 1918 г. отмечает следующее: «Русские вообще настроены к нам дружелюбно, но они не имеют политического веса в Закавказье. Разногласий между нами и русскими не было и нет». В начальный период гражданской войны Россия не имела активных дипломатических сношений с Закавказьем. «Для России Армения не представляла такой большой ценности, чтобы она думала о ее спасении; она была занята своими внутренними делами», – пишет в этой связи Рубен ТерМинасян.
В подобных сложных для Республики Армения политических условиях официоз Армянской революционной партии Дашнакцутюн – газета «Занг» в редакционной статье от 8-го декабря 1918 г., озаглавленной «Россия и Армения», следующим образом высказывается об армяно-русских отношениях: «Наше отношение к России обусловливается той политической ситуацией, которая возникла независимо от нас и вопреки нашей воле. Мы не хотели отделяться от России, однако нас отделили. Мы не преследовали цель провозгласить независимость, но нас вынудили. Заботясь о физическом существовании нашего народа, мы предприняли такие шаги, к которым мы не прибегли бы в другом случае.
При создании Республики Армения наименьшую роль сыграли субъективные факторы. И, к несчастью, такое положение сохраняется по сей день. Наше географическое положение, политические условия имеют решающее значение при определении нашей позиции. Не мы должны решать нашу политическую судьбу, а внешние силы, не подчиняющиеся нашему желанию». Далее газета «Занг» утверждает, что независимость, равно как и какая-либо иная политическая форма не является идеалом, и что высшая цель – это сохранение физического существования армянского народа и обеспечение благоприятных условий для его социально-экономического и культурного развития. «Будет ли Армения независимой, или она будет одной из губерний России, – продолжает далее газета «Занг», – армянская демократия никогда не забудет тот большой цивилизационный вклад, который внесла в нее свободолюбивая часть России. История армянского народа последнего столетия и соответствие направленности армянского демократического движения направленности современного революционного движения могут свидетельствовать лишь о том, что великая Россия и маленькая Армения связаны друг с другом очень крепкими узами, и определяющим судьбу мира силам останется лишь решить, какими впредь будут эти связи: только культурными или и политическими, и государственными».
Официальная позиция правительства Республики Армения в вопросе об армяно-русских отношениях представлена в программе деятельности сформированного Ов. Качазнуни временного правительства: «Уход России из Закавказья буквально является несчастьем для Армении. Это было нежелательно для нас, и если Россия когда-нибудь вернется в Закавказье, то получит нашу поддержку. Однако наша текущая политика не может строиться на пророссийской ориентации. В настоящий момент Россия не может ничем нам помочь (речь идет о реальной помощи на месте, а не о дипломатической поддержке на Константинопольской конференции). По этой причине полагаю, что дипломатические игры с Россией могут быть губительными для нас.
Это усилит недоверчивость турок, и они, не колеблясь, прибегнут к соответствующим мерам, чтобы воспрепятствовать нашему сотрудничеству с Россией... Прорусская ориентация является политическим направлением, которое может быть необходимо в будущем, однако сейчас она может привести к новым осложнениям». Как видим, Ов. Качазнуни достаточно трезво оценивает сложившуюся ситуацию. Турки пристально следили за политическими действиями Республики Армения и сделали бы все, чтобы не допустить ее сближения с Россией, не останавливаясь при этом ни перед чем. Так что дипломатические отношения Республики Армения с Россией и впрямь могли быть губительными. Однако это не означало отрицания роли русского фактора в судьбе армянского народа.
Просто в этот момент необходимо было вести весьма осмотрительную и трезвую политику. «Такова политика, которую я намерен вести, – заключает Ов. Качазнуни. – Она продиктована ситуацией, сложившейся на сегодня. Если ситуация изменится, а это в наши дни может случиться в любую минуту, и станет ощущаться необходимость резкого изменения политического курса, то в таком случае я уступлю свое место другим, которые гораздо лучше оценят сложившуюся ситуацию и поведут страну по новому пути». 3-го августа 1918 г., на втором заседании парламента Армении, Ов. Качазнуни представил программу правительства относительно внешней и внутренней политики страны. Однако он не озвучил официальную позицию правительства Республики Армения по вопросу об армяно-русских отношениях, и это обстоятельство вызвало откровенное недовольство депутатов А. Хондкаряна, А. Меликяна и С. Мамиконяна . 5-го августа 1918 г., на третьем заседании парламента республики, при обсуждении программы правительства А. Хондкарян выразил удивление по поводу того, «что ни слова не сказано о предстоящих отношениях с Россией. Объясняется ли это тем, что правительство считает этот вопрос решенным, или есть другие соображения? Во всяком случае, социалистическая – революционная фракция постарается восстановить единый революционный фронт с Россией и связать кавказскую демократию союзническими связями с демократической республикой России». Большевик А. Меликян, высказавшись против независимости Республики Армения, предложил «восстановить связь с Россией, независимо от того, какая в России партия стоит у власти».
Дело в том, что оглашение на заседании парламента республики позиции ее правительства по вопросу об армяно-русских отношениях было чревато непредсказуемыми последствиями. Для Турции это могло послужить поводом к началу новых военных действий против Республики Армения. Еще 3-го июня 1918 г. в Батуми руководителем делегации Республики Армения А. Хатисяном под давлением Турции был подписан документ с принятием определенных обязательств. В этом документе, в частности, отмечалось: «Мирная делегация Армении на основе личных переговоров с Вашим превосходительством и в связи с подписанием договора о мире и дружбе между Османской империей и Арменией имеет честь удостоверить в следующем: правительство Республики Армения обязуется на протяжении всей войны не сохранять каких-либо дипломатических связей с теми государствами, которые находятся в состоянии войны с Османской империей».
Как видно из этого документа, Республика Армения, с одной стороны, брала на себя обязательство в течение всей войны не иметь связей со странами Антанты, в том числе и с Россией, с другой – обнародование этого документа могло отразиться на престиже правительства, поскольку, как пишет А. Джамалян, «восточные армяне мечтали о возвращении русского господства».
А что имел в виду Ов. Качазнуни, отмечая в своей программе, что «в настоящий момент Россия ничем не может нам помочь»? Дело в том, что Россия в это время была охвачена гражданской войной, и трудно было предсказать победу какой-либо из противоборствующих в этой стране сил: Советской (Красной) армии, Добровольческой армии генерала А. Деникина и армии адмирала А. Колчака. 21-го июля 1918 г. армянский военный комиссар Северного Кавказа и Донской республики Сирак Григорян в письме, адресованном Армянскому национальному (центральному) совету Тифлиса, пишет следующее: «В настоящее время вся Россия являет собой арену развернутой гражданской войны, где созданы многочисленные фронты, и население разделено на различные группы, истребляющие друг друга. Какая власть возникнет из этого всеобщего хаоса, выяснится в скором будущем».
Будучи изолированной от внешнего мира, Республика Армения, вынужденно нарушив подписанное ею 3-го июня 1918 г. в Батуми обязательство, а также пункты договора от 4-го июня, тайно стала искать возможности налаживания связей как с советскими, так и с несоветскими государственными образованиями России, невзирая на бушевавшую в этой стране кровопролитную гражданскую войну. В первые месяцы существования независимой республики Армения причины, побудившие ее искать связи с Россией, были настолько весомые, а требующие незамедлительного решения национальные вопросы были столь многочисленны, что не могли остаться неучтенными парламентом и правительством Республики Армения:
1. Важным обстоятельством было то, что полагаясь на доброжелательное отношение России, новосформированное правительство Республики Армения пыталось добиться признания независимости собственного государства и обеспечить дружественные отношения как с советскими, так и с несоветскими государственными образованиями России.
2. Правительство Республики Армения питало надежду, что Россия каким-то образом сможет нейтрализовать проявляемую в отношении независимой Армении враждебность со стороны Азербайджана и Грузии.
3. Россия нейтрализует постоянно грозящую Республике Армения опасность со стороны Турции.
4. Оказавшаяся в блокаде Республика Армения надеялась закупить в России зерно, оружие, боеприпасы и жизненно необходимые товары.
5. Правительство Республики Армения было озабочено судьбой тысяч армянских солдат и офицеров бывшей царской армии, возвращавшихся в годы Первой мировой войны с Западного фронта, а также из немецкого и австро-венгерского плена и скопившихся на Юге России в поиске путей возвращения на Родину.
6. Важна была также проблема поддержки армянских общин Советской России и Юга России (Дона, Кубани, Терека и Северного Кавказа), а также использования на благо Родины их интеллектуального потенциала и материальных средств. Организация товарообмена между Республикой Армения и Кубанским краем, «Особым совещанием» Добровольческой армии Юга России была одной из задач, требующих безотлагательного решения. Правительство Республики Армения предполагало отправить в Екатеринодар армянский коньяк, спирт, хлопок, кожу и другие товары, а из Екатеринодара получить зерно, продовольствие, оружие и иные необходимые товары.
7. Одной из важнейших причин установления связей Республики Армения с Россией, несомненно, была проблема армянских беженцев, требующая незамедлительного и окончательного решения. В годы Первой мировой войны уцелевшая от турецкой резни часть армянского народа вынуждена была покинуть свою родину и обосноваться в ближних и дальних странах, в том числе и в России. В различных районах Советской России скопилось около 30 тысяч армянских беженцев.
Лишь на Юге России, в Донском и Кубанском крае, в районах Терека и Северного Кавказа нашли пристанище более 100 тысяч армянских беженцев и несколько тысяч бывших армянских военнопленных, находившихся в крайне тяжелом и беспомощном состоянии. Очевидец этой трагической ситуации Рубен Дарбинян в своих воспоминаниях пишет, что в годы Первой мировой войны число армян, бежавших из Западной Армении в южную Россию и на Северный Кавказ, настолько возросло, что повсюду слышалась родная речь: «иногда казалось, что находишься не в России, а в Армении». Если в 1917 г. число армянских беженцев на Северном Кавказе составляло 70 тысяч, то в январе 1919г. оно уже достигло почти 100 тысяч. Обращаясь к тяжелому и трагическому положению армянских беженцев, газета «Оризон» пишет, что нашедшие пристанище в Екатеринодаре около 8 тысяч, во Владикавказе – 10 тысяч и в Армавире – 18 тысяч армянских беженцев лишены крова, совершенно беспомощны, и ежедневно от голода и болезней умирают десятки человек.
Армянский военный комиссар Дона и Северного Кавказа С. Григорян, дипломатический представитель Республики Армения в Украине Г. Дзамоян и ряд представителей армянских национальных организаций этих районов с тревогой обратились в Армянский национальный (центральный) совет в Тифлисе, прося руководство Республики Армения принять срочные меры по возвращению на родину армянских беженцев и военнопленных. В адресованном Армянскому национальному (центральному) совету Тифлиса письме от 28-го июня 1918 г. С. Григорян сообщает, что армянские «беженцы находятся в крайне плохом положении. Отсутствие жилых помещений, нехватка хлеба и воды, отсутствие хороших организаторов и особенно неблагосклонное отношение местных властей и русского народа создают страшно тяжелое положение для армянских беженцев. Очень часто тысячи людей остаются на какой-то второстепенной станции, где невозможно найти ни хлеба, ни воды, и местная власть не разрешает им добраться до места их назначения... Многие умирают от голода. Часть умерших по сей день остаются на станциях .... незахороненными.
Налицо провокационная политика в отношении беженцев. Их притесняют, называя автономистами, грабившими русских на Кавказе, а также изгнавшими их оттуда. Местные армянские комитеты не в состоянии управлять делами беженцев, у них нет соответствующих сил и организаторов. Необходимо принимать меры, пока не поздно». Тяжелым и бедственным было положение армянских беженцев и военнопленных особенно в тех местах, где не было армянских национальных организаций или дипломатических и консульских представительств.
Таким образом, вышеприведенные многочисленные документы и материалы свидетельствуют о том, что в первые месяцы существования Республики Армения Армянский национальный (центральный) совет и правительство страны вели весьма осмотрительную политику в отношении государственных образований на территории России, придерживающихся диаметрально противоположной политической ориентации, однако установление дружественных дипломатических отношений с Россией, вне зависимости от ее государственно-политического устройства, являлось для армянского народа насущной необходимостью, обусловленной внутри и внешнеполитическими условиями Армении.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме