Яндекс.Метрика Попытки Республики Армения по установлению отношений с Советской Россией

Попытки Республики Армения по установлению отношений с Советской Россией

Как было отмечено выше, в первые месяцы после провозглашения независимости Республика Армения, в крайне неблагоприятных для себя внешнеполитических и внутриполитических условиях, вынужденно нарушив подписанное ею 3-го июня 1918 г. в Батуми обязательство, а также пункты договора от 4-го июня того же года, весьма осторожно пыталась изыскать возможные пути установления отношений как с советскими, так и с несоветскими государственными образованиями России.
Республика Армения стремилась быть признанной со стороны Советской России в качестве независимого государства, желая установить с ней дружественные отношения с целью использования ее возможностей для решения ряда злободневных задач. В этой связи Рубен Тер-Минасян пишет следующее: «... не следует считать двойственностью то, что при попытках налаживания дружбы с Деникиным и Колчаком одновременно такие же попытки предпринимались в отношении большевиков. Это исходило из реалий того времени: Ленин имел такую же возможность стать хозяином Руси, какую имели Колчак или Деникин. А поскольку мы ставили целью добиться как сегодняшней выгоды, так и завтрашней, то, естественно, должны были попытаться найти общий язык с далеким московским Лениным и обеспечить признание со стороны России нашей нынешней и завтрашней независимости».
С этой целью на начальном этапе провозглашения независимости Армении в города и районы Советской и несоветской России были секретно командированы различные армянские делегации и курьеры в целях решения множества насущных задач, вставших перед страной. Безусловно, для политических сил Республики Армения большевистская идеология была неприемлемой, однако они искали пути установления нормальных дружественных отношений с Советской Россией.
После провозглашения независимости Армении в Москву отбыли Рубен Дарбинян (Арташес Чилингарян), Саркис Акопян (Липарит Назарян) и врач Акоп Завриев находившийся в Москве еще с 27-го мая 1918 г.). Они пытались установить стабильные отношения между Республикой Армения и Советской Россией, добиться признания де-юре Республики Армения как независимого государства со стороны России и использовать возможности последней для оказания помощи многострадальному армянскому народу. Однако возможности установления прямых связей с властными структурами Советской России были весьма ограниченными, и переговоры не дали каких-либо положительных результатов. В этой связи член делегации С. Акопян пишет: «Турки, с одной стороны, сжимали Армению железным обручем, а с другой – готовили страшный удар по Баку. Армения не имела никакой надежды на помощь извне, а между тем хищные соседи разрабатывали программы расчленения ее истерзанного тела. В этих условиях армянский народ поневоле должен был обратить свой взор на Москву. Провал первой попытки установления стабильных отношений с Советской Россией не вызвал у нас разочарования. Учитывая то обстоятельство, что один из влиятельных армянских коммунистов Саак Тер-Габриелян, подобно многим своим однопартийцам, не мог оставаться равнодушным к грозящей армянскому народу опасности и, в то же время, был достаточно близок с Лениным, мы обратились к нему с просьбой устроить столь важное для нас совещание. В результате обращения Тер-Габриеляна Ленин дал согласие сформировать комиссию из представителей двух партий, при этом Ленин сам назвал кандидатуры трех ее членов, а именно: Каменева (в качестве председателя комиссии), Аванесова и Тер-Габриеляна. От партии Дашнакцутюн были избраны Заврян, Чилингарян и я.
Первое заседание было назначено на 27-ое августа у Аванесова. В назначенное время мы все трое пришли туда, долго ждали, но из большевиков никто не пришел. В ту же ночь Заврян и я были арестованы... Через несколько месяцев, когда я уже вышел из тюрьмы, один из влиятельных большевиков, не скрывая своего возмущения, рассказал мне, что Аванесову и его приспешникам удалось не только еще раз сорвать совещание, но и получить право на наш арест.
Формальным поводом к принятию в отношении нас этой исключительной меры было следующее: когда летом 1918 года англичане арестовали в Баку С. Шаумяна и его товарищей, в Москве ряд большевиков потребовали взять в заложники находящихся там известных меньшевиков, эсеров и дашнаков, поскольку сформированное из представителей этих партий правительство Баку помогало англичанам. Это требование поспешил выполнить лишь «армянский комиссариат», приказавший арестовать дашнаков.
Под угрозой расстрела мы находились в тюрьме до марта 1919 года. Затем еще целый год нас держали в Москве и лишь весной 1920-го разрешили отправиться за границу. К несчастью, лишь я смог воспользоваться этим правом, а несчастный Заврян, который работал в больнице, заразился сыпным тифом и умер». Переговоры между представителями Советской власти и Республики Армения велись также в Берлине. В письме от 19-го августа 1918 г., адресованном Армянскому национальному (центральному) совету и правительству, руководитель армянской делегации А. Оганджанян пишет, что «... Россия против независимости (Республики Армения – Г. П.)». В этой связи 1-го октября 1918 г. А. Оганджанян и Г. Дзамоян встретились в Берлине с советским дипломатом Адольфом Иоффе. Эта встреча также закончилась безрезультатно.
«...Мы вас, армян, – говорил на встрече А. Иоффе, – спасаем от резни и уничтожения и теперь надеемся, что вы не станете поднимать вопрос о независимости, не будете в качестве отдельного органа требовать от нас денег». «Когда я сказал ему, – пишет далее А. Оганджанян, – что нами получено от министерства иностранных дел предложение опротестовать отказ Рос[сии] в признании нашей независимости, он просто взбесился и с пеной у рта произнес речь о том, что мы, вместо того, чтобы помочь им спасти Армению от турецкой резни, думаем о независимости, об удовлетворении наших классовых, мелкобуржуазных интересов, а не об интересах армянских рабочих, труд[ового] крестьянства и т.д. и т.п. Разгорелся горячий спор, длившийся два с половиной часа, из которого можно было заключить, что этим… ничего нельзя объяснить, и что без внешнего воздействия... они никогда не подумают о признании нашей независимости. Мы ушли, ничего не получив, и даже остались в долгу, якобы, за то, что мешаем каким-то Иоффе вырвать Армению из когтей Турции». Советская Россия не признала независимость Республики Армения и, фактически, отклонила предпринятую с армянской стороны попытку установления с ней отношений.
Вышеприведенные документы и материалы опровергают точку зрения ряда советских исследователей о том, что руководство Республики Армения не предприняло практических шагов для сближения с Россией. Более того, они представляли Республику Армения в качестве агентов международного империализма, а связь молодого армянского государства с несоветскими государственными образованиями Юга России рассматривали сквозь призму их борьбы с Советской Россией. Излишне говорить о том, что Республика Армения не принимала участия в борьбе против Советской России. Еще в первые дни независимости правительство республики приняло решение о сохранении нейтралитета в вопросе борьбы между большевиками и несоветскими государственными образованиями Юга России.
Подобная позиция правительства Республики Армения в отношении Советской России подтверждается многочисленными фактами. Так например, в конце ноября 1918 г. в Ереване полковником Лесли было передано правительству Армении официальное письмо генерала А. Драгомирова от 8-го ноября того же года, адресованное министру иностранных дел республики С. Тиграняну.
В этом письме генерал А. Драгомиров требовал, чтобы Республика Армения послала в Румынию делегацию для участия в совещании, которое должно было состояться 16-го ноября в Яссах и где должен был обсуждаться вопрос о «защите интересов России». Правительство Армении и в этом случае проявило большую осторожность. Необходимо было в первую очередь уточнить цель подлежащих обсуждению вопросов и лишь затем обсудить вопрос о целесообразности участия Армении в совещании.
Еще до получения приглашения на участие Республики Армения в созываемом в Яссах совещании подобное предложение поступило от председателя правительства Кубанского края Л. Бича. Направляясь в Ереван по поручению Г. Дзамояна, член Коллегии комиссариата Республики Армения при Центральной Раде Украины Ашот Тонянц 20-го октября 1918 г. встретился в Екатеринодаре с председателем правительства Кубанского края Л. Бичем, с которым обсудил вопрос об участии Республики Армения на предстоящей конференции представителей Юга России и автономных областей.
В адресованной министру иностранных дел Республики Армения официальной записке от 7-го ноября 1918 г. А. Тонянц пишет: «Узнав о том, что я направляюсь в Ереван, господин Бич просил сообщить правительству Армении, что Кубань очень хотела бы видеть ее представителя на предстоящей конференции представителей автономных областей Юга России. По словам господина Бича, о необходимости этой конференции и ее задачах уведомлены правительства Армении, Азербайджана и Грузии».
С помощью А. Джамаляна министру иностранных дел Республики Армения С. Тиграняну удалось выяснить, что главной целью созываемой конференции было «развернуть борьбу против большевизма». Правительство Республики Армения сочло нецелесообразным отправить свою делегацию в Екатеринодар, поскольку это не отвечало внешнеполитическим интересам республики. Более того, в самой Армении большевизм не имел прочной основы и не грозил безопасности страны.
Правительство Республики Армения воздержалось и от участия на совещании в Яссах. Сразу после окончания Первой мировой войны в Яссах было созвано совещание с участием представителей антисоветских сил России и стран Антанты, на котором должен был обсуждаться вопрос о создании единого фронта борьбы против Советской власти и где должны были быть уточнены дальнейшие формы и способы этой борьбы.
В совещании в Яссах принимали участие известные государственные и политические деятели бывшей Российской империи П. Милюков, И. Новиков, Н. Нератов, А. Гучков, Н. Хомяков, А. Титов, С. Третьяков, В. Шульгин, бывшие градоначальники Москвы и Киева Руднев и Демченко, всего 50 человек. Говоря о необходимости участия Республики Армения в совещании в Яссах и о подлежащих обсуждению вопросах, дипломатический представитель Республики Армения в Украине Г. Дзамоян в докладной на имя министра иностранных дел Республики Армения С. Тиграняна от 14-го ноября 1918 г. пишет: «... В настоящее время город Яссы стал центром дипломатической деятельности стран Тройственного союза. В Яссах состоялись ряд совещаний, в которых принимали участие известные русские общественные деятели, а также представители Добровольческой армии. Последним страны Антанты обещали оказать большую помощь. Страны Антанты решили восстановить Россию в ее бывших границах, за исключением Польши и Финляндии. Окончательную форму государственного управления России определит избранное на основе демократических принципов Учредительное собрание. Для «изгнания» большевизма из России страны Антанты решили из всех сформированных на ее территории армий создать единый фронт, действующий под командованием Добровольческой армии.
Было очевидно, что после «изгнания» большевизма из России упорная борьба между демократией и монархией не закончится, и она не будет ограничиваться пустословием, поскольку обе стороны обладают реальными силами – различные армии, отряды и так далее. Видимо, государственная жизнь в России еще долго будет сопровождаться потрясениями. В настоящее время в Яссах решается вопрос о возрождении России и в этой связи – также судьба Закавказья.
Вот почему для защиты наших интересов и уточнения нашей позиции в отношении России мы обязательно должны иметь своих полномочных представителей в Яссах. ...И в завершение сказанного прошу срочно отправить делегацию в Украину с правом посещения Яссы, если, конечно, до этого центр дипломатического совещания не переместится в другое место». Из докладной Г. Дзамояна ясно видно, что на созываемом совещании должна была быть решена задача создания единого фронта антисоветских сил, чему активно должны были содействовать страны Антанты, и тем самым реализовалась бы политическая программа «Единой, неделимой России». По этой программе отъединенные от Российской империи независимые республики Закавказья должны были воссоединиться с Россией.
Далее Г. Дзамоян упоминает о своей встрече и беседе с П. Милюковым, возвратившимся 12-го ноября из Екатеринодара. Во время этой встречи последний отметил: «В этой войне армянский народ доказал, что он является единственной нацией в Закавказье, которая имеет государственное мышление и непоколебимую волю. Должны быть восстановлены границы России, существовавшие на 1-ое августа 1914 г. Желательно восстановить единое Закавказье, чтобы армяне повлияли на другие составные части Закавказья Грузию и Азербайджан. Последние события доказали, что грузинам и мусульманам нельзя доверять. Образование автономного объединенного Закавказья выгодно для армян и по той причине, что в таком случае Тифлис окажется под непосредственным влиянием армян. Отношение Добровольческой армии к Грузии крайне отрицательное. Грузинское государство было создано немецкой политикой, и оно должно быть ликвидировано.
На конференции Россия должна быть представлена единой делегацией и всеми способами препятствовать тому, чтобы отделившиеся части России не имели на конференции своих представителей. Я еще раз заявляю, что преданность Армении России никогда не будет забыта, и я лично везде и всюду буду защищать интересы армянского народа».
В докладной С. Тиграняну от 23-го января 1919 г. Г. Дзамоян сообщает, что без участия делегаций закавказских республик русская делегация, обсудив 18-го ноября 1918 г. на совещании в Яссах вопрос о Кавказе, высказала следующую точку зрения: «Отдельное место занимает Армянский вопрос, по которому Россия не может не иметь своего голоса (мнение Милюкова). Делегация сочла необходимым выказать отрицательное отношение к требованиям Грузии и не поднимать вопроса о присоединении армян к России».
Республика Армения также отказалась участвовать в совещаниях, созванных на Принцевых островах Мраморного моря (февраль 1919 г.), в Варшаве (декабрь 1919 г.) и Екатеринодаре (ноябрь 1918 г., декабрь 1919 г.), так как в повестку дня этих совещаний были включены вопросы создания единого фронта борьбы с большевизмом и воссоздания единой России.
Таким образом, хотя и на начальном этапе существования Республики Армения дипломатические усилия правительства последней по установлению отношений с Советской Россией не увенчались успехом, но правительство Республики Армения, исходя из внешнеполитических интересов страны, не приняло участия в борьбе против Советской России.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме