Яндекс.Метрика Грузия и армяно-русские отношения (1918-1920 гг).

Грузия и армяно-русские отношения (1918-1920 гг).

На отношениях Республики Армения с Югом России отрицательно сказалось также антирусское, откровенно враждебное отношение Грузии и Азербайджана. Это еще более усугубило антиармянские настроения англичан. Дело в том, что грузины и азербайджанцы имели пронемецкую и протурецкую ориентацию. Вступление английских войск в Закавказье вызвало опасения грузин и азербайджанцев. «Многие из руководителей последних еще до прихода англичан сложили свои чемоданы, чтобы уехать из Баку», – писал Арташес Абегян. А армяне были спокойны, будучи уверенными в том, что удостоятся доброжелательного отношения англичан, поскольку они внесли ощутимый вклад в победу государств Антанты. Однако, как пишет журнал «Айреник», когда «британские оккупационные армии вступили в Баку, а затем в Тифлис и Батуми, и когда англичане сменили немецких военачальников и дипломатов, то вскоре выяснилось, что они (англичане) вовсе не питают симпатии к армянам и даже не собираются оказать какое-либо практическое содействие с целью защиты самых справедливых интересов Армении».
Более того, армянская сторона была удивлена тем, что, как отмечает А. Бабалян, военные командиры «союзной» Великобритании «проявляют заботу в отношении германофилов и туркофилов грузин и азербайджанцев и, урезая наши территории (Республики Армения), отдают их им».
12-го декабря 1918 г. на заседании Бакинского Армянского национального совета генерал Багратуни выразил свое негодование в связи с действиями англичан, отметив, что «взятый Томсоном курс совершенно неприемлем для армян. Не может быть одинакового отношения к Азербайджану, Грузии и Армении, ибо армяне придерживаются ориентации союзников». «Мы вновь были обмануты, – пишет Ов. Качазнуни, англичане не учли этого. Будто не знали или забыли, что мы их союзники, а по отношению к грузинам и азербайджанцам проявили такое великодушие, которое для нас было совершенно неожиданным и отчасти даже непонятным.
Конечно, мы пожаловались на англичан, сказав, что это неблагодарные люди. Это было самым легким способом объяснения непонятных нам явлений. Назвали их неблагодарными и на душе легче стало, уже не было надобности искать причины этой неблагодарности». Арташес Бабалян в свою очередь сообщает, что в декабре 1918 г. во время беседы с британским генералом Уоккером Ов. Качазнуни выразил недовольство политикой Великобритании в отношении Республики Армения. Генерал, не колеблясь, ответил премьер-министру: «Кто сказал, что вы наши союзники... Мы должны руководствоваться осознанием наших интересов».
Каковы же были причины антиармянской политики англичан? Вступив в Закавказье, англичане заметили, что грузины и азербайджанцы открыто придерживаются анти-русской враждебной позиции, а армяне поддерживают связь с их потенциальным врагом – Россией. 5-го декабря 1918 г. в Тифлисе состоялась встреча дипломатического представителя Республики Армения в Грузии А. Джамаляна с министром иностранных дел Грузии Е. Гегечкори. Встреча преследовала цель сгладить имеющиеся разногласия в сфере внешней политики обеих республик. Во время этой встречи А. Джамалян представил три возможные перспективы внешней политики Кавказа:
«а) Деникин победит большевиков и захватит Закавказье;
б) большевики победят Деникина и двинутся в сторону Закавказья;
в) англичане и союзники захватят Закавказье и навяжут свою волю народам Закавказья, при этом учитывая либо не учитывая их желания и настроения.
Как Вы относитесь к каждому из этих трех положений? Нам необходимо это знать, чтобы можно было перейти к конкретным вопросам армяно-грузинского сближения или сотрудничества». На это Е. Гегечкори ответил: «Деникин неприемлем ... равно, как и большевики; мы должны бороться как с Деникиным, так и с большевиками». На вопрос А. Джамаляна о том, как Е. Гегечкори представляет борьбу с генералом А. Деникиным и большевиками, последний «не дал определенного ответа».
Несомненно, Грузия заняла откровенно враждебную позицию как в отношении советской, так и антисоветской России. Правительство Грузии, спекулируя на антирусской позиции англичан и связях Республики Армения с Югом России, использовало все возможные дипломатические средства, дабы усилить антиармянские настроения англичан. А. Бабалян отмечает, что грузины старались всячески дискредитировать армян «в глазах англичан, заявляя о том, что будучи русофилами и считая Республику Армения временным явлением, армяне стремятся поддерживать дружественные отношения с Россией и с нетерпением ждут того дня, когда русские вновь захватят Закавказье».
В адресованной С. Тиграняну секретной докладной записке от 20-го января 1919 г. генерал Г. Корганов сообщает, что правительство Грузии убеждает англичан в том, что будто «единственная мечта армян – воссоединиться с Россией. Три дня тому назад один из членов грузинского правительства уверял меня в том, что в Ереване, на одном из собраний партии Дашнакцутюн было принято решение политического характера, требующее присоединения Закавказской Армении к России». В секретной докладной записке №1321 от 9-го февраля 1919 г. на имя министра иностранных дел Республики Армения советник дипломатического представительства Республики Армения в Грузии Микаел Туманян сообщал о том, что «Грузинские круги стараются убедить англичан, что армяне желают возвращения русских на Кавказ и недовольны английской политикой». М. Туманян продолжает далее: «Сообщаю об этом ... чтобы во время Вашей встречи с отбывшим в Карс генералом Уоккером вы опровергли эти сплетни».
Действительно, сведения, распространяемые грузинами об армянах, не соответствовали реальности. То, что армяне были русофилами и поддерживали связь с Добровольческой армией Юга России, было общеизвестным фактом. Однако они никогда не пытались войти в состав России либо воссоединиться с ней, и вряд ли англичане не понимали этого. Англичанам было на руку, чтобы усилились антиармянские настроения грузин, что усугубило бы вражду между двумя соседними народами. «Разделяй и властвуй» – такова была традиционная политика англичан. Ненавидя армян, грузины не понимали сути английской политики и, фактически, играли для англичан роль агентов.
В начале января 1919 г. в Баку, во время встречи с М. Пападжаняном генерал В. Томсон просил уведомить правительство Республики Армения о том, что Н. Жордания сообщил ему следующее: «Армяне передали командование своими войсками русским офицерам. Офицеры армянской армии одновременно считаются [военно]служащими Добровольческой армии (например, полковник Зинкевич). Армянская армия считается 9-й армией Деникина. Затем Томсон предупредил, что обо всем этом он доложил правительству Лондона, и что мы должны быть готовы к тому, чтобы в Париже или Лондоне дать определенные разъяснения английским властям». Сведения, переданные Н. Жордания генералу В. Томсону, также были ложными. Однако английское военное командование использовало их против армян и в целях ослабления их русофильства. Вот почему английское военное командование не только не способствовало усилению армянской армии, но и, напротив, мешало оказанию ей помощи продовольствием, одеждой, оружием, боеприпасами и т. д.
Не обращая внимания на протесты правительства Республики Армения, англичане после ухода русских войск беспрепятственно вывозили из Карса оставшееся оружие, боеприпасы, военное снаряжение, продовольствие и т. д. В этой связи 30-го апреля 1919 г. во время встречи с главнокомандующим английских войск генералом Г. Мильном А. Хатисян, выразив свое возмущение, просил прекратить вывоз оставленных русскими войсками боеприпасов из Карса.
А. Хатисян также попросил генерала о следующем: «1. необходимо снабдить армянскую армию продовольствием, обмундированием, обувью и военным снаряжением. Генерал Мильн. Война закончилась, нет нужды укреплять армию, 4 года воевали не для укрепления армии. Хатисов. Для обеспечения мира необходимо иметь готовую армию хотя бы для установления порядка в стране. Генерал Мильн. Достаточно иметь не армию, а хорошую жандармерию. Хатисов. Англичане вывозят из Карса боевое снаряжение, оружие, обмундирование и другое имущество. Генерал Мильн. В Карсе есть много чего, особенно обмундирования, там не все форты были осмотрены, и если англичане вывезли оттуда артиллерию и патроны, то все это отправлено армии генерала Деникина, поскольку Деникин воюет с большевиками, а большевиков англичане считают серьезными врагами». Генерал Г. Мильн сообщил А. Хатисяну о том, что он располагает сведениями о «желании армян объединиться с Деникиным».
Вывозимое из Карса оружие и военное снаряжение англичане отправляли не генералу А. Деникину, а предоставляли его азербайджанцам и туркам, тем самым усиливая военную мощь врагов Армении. Об этом пишет полковник М. Зинкевич, согласно которому, значительную часть оружия англичане передавали азербайджанцам, якобы, для защиты от большевиков. Как отмечает министр иностранных дел Республики Армения С. Тигранян, «Британское военное командование запретило нам занять некоторые важные точки в Закавказье, важные как со стратегической точки зрения, так и с точки зрения обеспеченности боеприпасами (склады Карса); все это осталось в руках турок; наши действия скованы, между тем турки были свободны в своих действиях. Нам некому помочь. Туркам содействует Турция как офицерами, так и боеприпасами и всеми видами военного оружия».
В секретном письме – инструкции от 6-го мая 1919 г., адресованном председателю делегации Республики Армения в Париже А. Агароняну, А. Хатисян пишет: «Англичане, хотя и сдали нам Карс, но все еще полностью не отказываются от него; после сдачи они стали вывозить из крепости большое количество боеприпасов, железнодорожное и автомобильное оборудование, хлопок и так далее. В этой связи мы неоднократно жаловались британскому командованию, прося приостановить вывоз всего этого. Во время встречи в Ереване с членами правительства генерал Мильн пообещал А. Хатисяну приостановить вывоз имущества из Карса, однако до сих пор вывоз продолжается».
Спустя несколько дней в другом письме – инструкции от 10-го мая к А. Агароняну министр иностранных дел Республики Армения пишет: «Англичане вывезли из Карса 60 (если не более) полевых пушек, патроны... Наши повторные обращения по этому поводу оказались безрезультатными. Генерал Мильн, который приехал из Константинополя в Карс – Ереван и снова возвратился в Константинополь, сообщил, что при надобности британские войска вновь войдут в Карс, чтобы защитить нас, но на сердце неспокойно. Мы попросили, чтобы нашим войскам помогли хотя бы боеприпасами и обмундированием. Однако этим просьбам особого значения они не придали и откровенно сказали, что об этом сообщат тому государству, которое возьмет на себя роль мандатария Армении. Разумеется, кто станет помогать и тратить деньги на народ, который, быть может, завтра достанется другому».
Комментарии здесь излишни. Английское военное командование последовательно проводило антиармянскую политику, а на отношениях Республики Армения с Югом России негативно сказалась антирусская позиция Грузии. Правительство Грузии, спекулируя антирусской позицией англичан и дружественными отношениями Республики Армения с Югом России, использовало все возможные средства и способы, чтобы усугубить антиармянские настроения англичан. Тем самым оно надеялось с помощью британского военного командования решить свои территориальные вопросы за счет Армении.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме