Яндекс.Метрика Карсская проблема в свете политики Великобритании и Юга России

Карсская проблема в свете политики Великобритании и Юга России

Развернувшаяся после окончания Первой мировой войны борьба за Карсскую область, являющуюся неотъемлемой частью Армении, показала, что в этом вопросе сталкиваются интересы Великобритании и Юга России. После Мудросского перемирия турки должны были отойти на границы, существовавшие до 1-го августа 1914 г., однако они предприняли все, чтобы сохранить свое влияние на освобождаемых территориях, тем самым лишив Армению возможности предъявить права на эту область. Ответственность за выполнение условий Мудросского перемирия была возложена на британское военное командование.
Следует отметить, что к Карсской области, как к территории бывшей Российской империи, проявляли интерес также Добровольческая армия Юга России и «Особое совещание», однако этому, равно как и расширению сферы влияния России, решительно препятствовала Великобритания. До воссоединения Закавказья с Югом России Добровольческая армия стремилась превратить Карсскую область в стратегический плацдарм «Особого совещания», пытаясь также овладеть оставшимся после войны в Карсе огромным запасом оружия и боеприпасов, нещадно расхищавшимся турками, грузинами, азербайджанцами и мусульманами вообще.
6-го января 1919 г. генерал Дж. Уоккер в Александрополе (в своем личном поезде) провел встречу с министром иностранных дел Республики Армения С. Тиграняном, дипломатическим представителем Армении в Грузии А. Джамаляном и представителем военного министра Республики Армения Гамазовым. В тот же день Уоккер вручил С. Тиграняну официальное письмо, адресованное премьер-министру Республики Армения, в котором сообщал, что «он прибыл в Закавказье как военный представитель Великобритании, подчиняющийся главе союзных государств и английскому главному командованию в Константинополе, и поддерживает непосредственную связь со следующими странами: Армянская… Грузинская республики, Батумская и Карсская губернии. Подобные функции в отношении Азербайджанской и Северо-кавказской республик имеет генерал – майор Томсон, командир английских войск в Баку». Затем в процессе беседы Уоккер сообщил, что ему поручено вместе с полковником Французской миссии П. Шардинье проследить за реализацией решений Мудросского перемирия, подписанного между потерпевшей поражение Турцией и союзными государствами.
Как уже было отмечено, согласно условиям Мудросского договора, турецкие войска должны были покинуть Карсскую область и дислоцироваться на довоенной русскотурецкой границе. Контроль над Карсской областью, которая была разделена на Карсский, Кагызванский, Ардаганский и Ольтийский районы, должен был осуществляться со стороны Республики Армения. Однако главнокомандующий 9-ой турецкой армиии Якуб Шевкет-паша умышленно затягивал процесс возврата области Республике Армения, тем самым содействуя созданию в Карсе в ноябре 1918 г. Мусульманского национального совета. Цель последнего заключалась в контролировании Карсской области со стороны турок, чтобы тем самым препятствовать возвращению в Карс 100 тысяч армян, которые в результате турецких набегов в начале 1918 г. вынуждены были покинуть Карс и перебраться в Ереванскую и Тифлисскую губернии.
7-го января 1919 г. Дж. Уоккер представил Шевкетупаше восемь своих требований. В первым пункте указывалось следующее: «1. Пользуясь предоставленной мне союзными государствами властью, сообщаю его превосходительству Шевкету-паше, что в ближайшие дни я намерен принять военное и гражданское управление Карсской областью, как это было сделано в отношении Батуми. Мой представитель, который будет называться военным управляющим Карса, вероятно, 12-го января 1919 г. Будет в Карсе вместе с 200 сопровождающих лиц. С ним прибудет необходимое число государственных служащих, назначенных Республикой Армения.
Ваше превосходительство, прошу Вашего распоряжения по устройству этих служащих и сотрудников управления». Генерал Уоккер потребовал от Шевкета-паши незамедлительно убрать турецкие военные патрули на линии Карс – Александрополь, открыть границы для свободного передвижения населения и поездов, ускорить вывод турецких войск из области не позднее 25-го января, не вывозить из губернии «личную собственность или снаряжение», за исключением того военного имущества турецких войск, которое не позволяли ликвидировать. Шевкету-паше предоставлялось 25000 пудов зерна в качестве дорожного пропитания для отбывающего из Карса в Эрзерум войска.
На следующий день, 8-го января, Уоккер, возвратившись из Карса в Александрополь, подписал соглашение с министром иностранных дел Республики Армения. Согласно 1-ому пункту соглашения, до принятия окончательного решения на Парижской конференции предусматривалось создать Карсское гражданское управление, в состав которого должны были войти армяне и которое должно было подчиняться губернатору. «Армянское правительство, – указывалось в соглашении, – готово назначить служащих в Карсскую губернию с целью работы в городском гражданском управлении, в ожидании решений Парижской мирной конференции».
Генерал Уоккер должен был назначить в Карсе английского военного управляющего, которому должно было подчиняться армянское гражданское управление области. Правительство Републики Армения дало свое согласие и просило о последовательном выполнении следующих указаний: вопервых, обеспечить возвращение армянских беженцев в Карсскую область, во-вторых, отправить населению этой области зерно и хлеб, в-третьих, обеспечить безопасность оставшегося в Карсе имущества. Назначенные правительством Армении должностные лица должны были подчиняться министерству внутренних дел республики и действовать согласно его инструкциям.
Министр внутренних дел республики должен был инструктировать Карсское областное гражданское управление с согласия английского военного управляющего. В случае разногласий решением вопросов должен был заниматься генерал Уоккер, предварительно вступив в переговоры с правительством Республики Армения. Английский военный управляющий и назначенные правительством Республики Армения должностные лица до середины января должны были отбыть из Александрополя в Карс. Полковник К. Тимперлей был назначен военным управляющим Карсской области. 5-го января около 120 английских солдат с девятью офицерами отбыли в Карс. 10-го января на заседании в Совете министров С. Тигранян сообщил, что Республике Армения передаются железная дорога, Карсская крепость со всем оставшимся в ней имуществом. Армянская сторона должна была создать в Карсе городское управление и милицию. Все должностные лица должны были подчиняться английскому военному губернатору.
14-го января 1919 г. правительство Республики Армения приняло решение о присоединении к Армении Карсской области. По распоряжению исполняющего обязанности министра внутренних дел А. Хатисяна были созданы: «а) гражданское управление губернии и районов; б) милиция и жандармерия губернии и районов в составе 400 человек с соответствующим офицерским составом, г) управление и штаб служащих железнодорожной линии Карс – Александрополь».
А. Хатисян назначил также: «а) специального человека, который должен был выявить турецкие склады продовольствия и сообщить об этом английскому генералу; б) представителя министерства общественного попечения, который должен был организовать возвращение армянских беженцев и открыть для них пункты питания; г) с разрешения военного министра были назначены четыре офицера, которые должны были быть в распоряжении английского военного губернатора Карса».
16-го января правительство Республики Армения приняло решение об установлении в Карсской области гражданской власти в лице 41 должностного лица, гражданскую власть должен был возглавить Ст. Корганян, начальником общей полиции был назначен полковник Шахбазян, а управляющим железной дорогой – инженер Пирумян. 17-го января А. Хатисян сообщил на заседании парламента республики, что 25-го января Карс будет передан Республике Армения. «Мы решили ввести в Карс два эскадрона военнослужащих из отборных частей и 400 караульных в качестве милиции; мы обещали, что ни одна безответственная группа не вступит в Карсскую губернию, хотя положение достаточно напряженное, но постепенно оно улучшается».
Гражданская власть Карса готова была приступить к исполнению своих обязанностей в области. Однако турецкое военное командование Карса и Национальный совет мусульман отказывались выполнять распоряжения армянской гражданской власти. Еще на съезде лидеров мусульман области, созванном 5-го ноября 1918 г. в Карсе, в котором принимали участие командир 9-ой турецкой армии Шевкет-паша и управляющий Карсским санджаком Хилми-бей, турки заявили о том, что не признают власть Республики Армения и Грузии. В декабре был созван новый съезд мусульманских представителей Карсской и Батумской областей, а также других районов, на котором было принято решение о создании мусульманского местного Национального правительства под названием «Шуро» с целью осуществления программы защиты «родины» при отступлении османской армии.
Более того, 17-го – 18-го января при содействии Турции более ста делегатов собралось в Карсе для разработки единой программы сопротивления. Делегаты приняли решение о провозглашении «Юго-Западной Кавказской Республики» с центром Карс, Восточной или «Араксской Республики» с центром Нахиджеван и сформировали временное правительство «Шуро». Последнее состояло исключительно из мусульман и всецело находилось под влиянием деятелей партии «Единение и прогресс» – Нури-паши (брата Энверапаши) и Халила-паши. Эта «республика» приняла турецкий флаг, провозгласила турецкий язык государственным языком, объявив территорию от Аджарии, то есть от Черного моря до персидской границы, включая Нахиджеван, государственной территорией, при этом она хотела включить в свой состав также город Ахалцих.
Фактически, правительство «Шуро» представляло серьезную опасность для Республики Армения и Грузии. В своем заявлении, направленном Д. Ллойду Джорджу, Пуанкаре и В. Вильсону, мусульмане Юго-Западного Кавказа требовали признать их права на Карсскую, Ардаганскую, Батумскую и другие районы, объявив при этом, что населяющие эти территории мусульмане составляют 3 миллиона, в то время как армяне и греки – лишь 10 процентов населения.
«Юго-Западная Республика» Карса имела свое «войско», включавшее 5–6 тысяч плохо организованных разбойничьих шаек, которые были хорошо вооружены. В состав «войска» входили турецкие офицеры и аскеры.
В ноте от 26-го января 1919 г., направленной представителю французской военной миссии на Кавказе, английский военный управляющий Карса полковник К. Тимперлей отмечает следующее: «Теперь я имею точные сведения о том, что душой этой организации является Шевкет-паша. Именно он, отбывая с Кавказа, создал эти центры, которые снабжаются оружием и которым предоставляются как офицеры и инструкторы, так и солдаты, якобы демобилизованные. Командир 12-ой дивизии Али Рифат-бей лично сообщил нам, что в татарских организациях имеется большое число демобилизованных турецких офицеров. 9-ая турецкая армия во время демобилизации оставила татарам много боеприпасов и оружия». Материальную помощь правительству «Шуро» оказывал и Азербайджан, который, собственно, и руководил ее деятельностью. Создание в Карсе мусульманского правительства «Шуро» говорит о нежелании Турции освободить армянские территории и, насколько это возможно, держать эти территории под своим контролем, сохранив там свое влияние.
Сказанное явствует также о том, что деятельность английского военного командования на самом деле носила антиармянскую направленность. Английское военное командование, мягко говоря, было непоследовательным в выполнении возложенных на него обязательств. Иначе, как могли турки позволить себе подобные действия, если бы не были уверены в том, что англичане потерпят такого рода смену политических декораций. Туркам давно была известна протурецкая позиция Англии и ее антиармянские действия. Как объяснить тот факт, что на днях Уоккер дал указания Шевкету-паше покинуть Карсскую область, а С. Тиграняну сообщил о том, что Карс будет передан Армении. Однако вскоре он поменял свою позицию. Не уважая данные им самим приказы, он не только не препятствовал незаконному провозглашению на территории Карса «Юго-Западной Республики», но и, помня о традиционной прорусской ориентации армянского народа, фактически признал ее создание и тайно или явно содействовал этому.
В этой связи председатель информационного бюро А. Малхазов в своей докладной записке от 7-го февраля 1919 г. сообщает из Баку: «Подтверждается тот факт, что английское правительство оказывает тайное содействие этому правительству («Шуро» – Г. П.)». Более того, в письме от 21-го января, направленном министру иностранных дел Республики Армения, Уоккер пишет следующее: «... к сожалению, я вынужден аннулировать наши распоряжения. Я отдал приказ английскому военному управляющему Карса отправить этих служащих обратно в Александрополь». В том же письме Уоккер указывает причины своего отказа: «Я получил новый рапорт от британского военного управляющего Карса о том, что, попытавшись назначить в городе армянских управляющих, которые должны были работать под его началом (о чем имелась обоюдная договоренность), он вынужден признать, что на данный момент это невозможно. Причиной тому является неприкрытся антипатия карсских мусульман к армянам.
Следует также отметить, что манера обращения этих администраторов или некоторых из них не предполагает примирения. Один офицер британской армии сообщил, что армянские служащие вошли в город, подняв большой национальный армянский флаг, а некоторые из них выкрикивали с поезда непристойные слова в адрес мусульман. Ясно, что они неверно поняли цель своей миссии. Я уверен, Ваше превосходительство поймет, что при наличии антипатии обеих сторон невозможно сделать еще одну попытку». То есть английский военный командующий дает понять армянской стороне, что ей нужно отказаться от Карса. В этой связи в письме – инструкции от 6-го марта 1919 г. С. Тигранян пишет председателю делегации Республики Армения в Париже А. Агароняну: «...Британское военное командование с достаточно сомнительной поспешностью уступило «визгу» местных турок. Организованное османскими и азербайджанскими офицерами и агитаторами местное «правительство» «Шуро» ... почти было признано британским военным губернатором, а наш гражданский губернатор со своими должностными лицами вынужден был покинуть Карс. Согласно пояснениям англичан, главной причиной расторжения соглашения была арменофобская раздраженность турок; кроме того, А. Агаронян выдвигает и иные аргументы: будто наш гражданский губернатор со своими должностными лицами проявил бестактность и трусливость – аргументация, являющаяся жалкой и недостойной попыткой самооправдания в устах должностного лица могущественного государства, а также для газет. Наш гражданский губернатор, напротив, сообщает, что британский военный губернатор не содействовал ему ни в чем, и что он уехал оттуда не потому, что испугался, а потому, что ему дали понять: лучше
уехать».
Выразив английскому военному командованию свое недовольство и возмущение по поводу его новой позиции, власти Республики Армения дали ему понять, что не отказываются от своих прав на Карсскую область, отметив, что создавшееся положение – временное и нельзя попустительствовать искусственному и несерьезному сопротивлению турок.
Британское военное командование, фактически, способствовало антиармянским действиям турок в Закавказье. Полагаем, нет нужды доказывать, что доводы Уоккера и его представителя в Карсе полковника К. Тимперлея были лишены оснований, поскольку до подписания соглашения от 8-го января английское военное командование было осведомлено о враждебных отношениях между армянами и мусульманами и возможных столкновениях между ними. Английское военное командование знало и о том, что турки изгнали из Карсской области около 100 тысяч армян и огромное число русских, в результате чего целиком изменился этнический состав Карсской области, доминирующую часть населения которой составлял мусульманский элемент, присвоивший все имущество области.
В связи с аннулированием соглашения с Уоккером (21-го января) армянская сторона высказала свое недовольство также «Высшему командованию стран Согласия (Антанты)» в Тифлисе. Руководитель делегации Армении в Грузии Мартирос Арутюнян в письме от 4-го февраля сообщает: «Армянская делегация имеет честь известить Высшее командование о следующем. Армянское правительство видит, что Его превосходительство генерал Уоккер отказывается создать Армянское управление в Карсской области, что заранее было согласовано с ним Делегация имела честь сообщить Вам опасения Республики Армения и просить Высшее командование государств Согласия обратить особое внимание на этот вопрос и принять возможные меры для реализации предусмотренной Его превосходительством генералом Уоккером программы. В Карсской области необходимо создать Армянское управление, в противном случае, по мнению нашей делегации, от мусульманского народа можно ждать непредсказуемых последствий».
Важно отметить, что кроме протурецкого и антиармянского фактора причиной изменения позиции британского военного командования явились притязания в отношении Карсской области со стороны Добровольческой армии и «Особого совещания», о чем стало известно после подписания упомянутого соглашения. И поскольку в глазах английского военного командования турок являлся самой надежной преградой для России, то оно, решив незамедлительно исправить допущенную «ошибку», отдало Карс туркам.
Как отмечает министр иностранных дел Республики Армения С. Тигранян в адресованном А. Агароняну письме – инструкции от 6-го марта, «... Англия не желает опереться на какую-либо армянскую силу, поскольку по ее мнению (и, к сожалению, не только ее) армянин гораздо больше является русским, чем сам русский, и нельзя положиться на армянина, если что-либо намечается против России».
Вышеизложенное объясняет то, почему британский военный губернатор-полковник К. Тимперлей покровительствовал турецкому «правительству» «Юго-Западной Республики» в Карсской области. Более того, он отдал приказ о том, что обязательным условием возвращения армянских беженцев в Карс является то, что последние не должны были заниматься агитацией за воссоединение с Россией. Турки собирались даже наказать тех армян, которые посмели бы вернуться в Карс.
25-го января на заседании парламента Республики Армения Арташес Бабалян сообщает, что «скопившиеся в Александрополе, на берегах Арпачая беженцы гибнут от голода. Однако они еще не могут войти в Карсскую область. Англичане ответственны за это. В этой связи о чем думает наше правительство? Если так будет продолжаться еще несколько дней, то не будет нужды говорить о возвращении беженцев, поскольку все они погибнут. Надо отметить, что наши надежды на англичан не оправдались». А когда правительство Армении попросило помочь армянским беженцам вернуться в родные места, британский генерал Л. Бич дал решительный ответ: «Карсская область Армении не принадлежит».
Антиармянская политика, проводимая английским военным командованием по Карсскому вопросу, была настолько очевидна, что даже вызвала недовольство и порицания представителей одной из стран (Антанты) – Франции. В январе 1919 г. французская военная миссия на Кавказе направила полковнику К. Тимперлею ноту, в которой указывалось на равнодушие британского военного командования к армянским беженцам, подвергавшимся грабежу со стороны турок: «Али Рифат-бей вместе с Шевкет-пашой продолжают грабить народ Армении, откровенно пренебрегая нашими распоряжениями. Авторитет нашей страны требует непосредственной компенсации всех этих действий, самым незначительным из которых является представленное нами сегодня. Следует принять необходимые меры, в противном случае авторитет стран Согласия резко снизится в этой части Кавказа».
Тяжелое положение армянских беженцев, бесспорно, являлось следствием медлительности и нерешительности властей Республики Армения, не сумевших принять своевременные и действенные меры по спасению их от голода и организации репатриации.
В деле передачи Карсской области Республике Армения весьма отрицательную роль сыграло и правительство претендующей на нее соседней Грузии. Притязания грузин на исторические армянские земли и стремление завладеть ими, разумеется, были не новы. И на этот раз, воспользовавшись сложившейся ситуацией, грузины попытались силой оружия завладеть Карсом. Разумеется, эта попытка грузин закончилась неудачей. Когда грузинские войска «начали занимать эту территорию (Карса – Г. П.), это вызвало вооруженное сопротивление мусульман и заявление карсского губернатора, что наступление грузин «будет считаться направленным против Великобритании».
Дабы завоевать симпатию Великобритании и достичь своих целей, грузины вновь обратились к старому испытанному средству – к клевете, утверждая, что, якобы, «правительство Армении имеет соглашение с генералом Деникиным», «армяне желают возвращения русских на Кавказ и недовольны английской политикой», при этом «единственным желанием армян является воссоединение с Россией» и так далее. Эта клевета грузин еще более усугубляла сомнения и подозрения британского правительства по поводу того, что передача Карсской области Республике Армения означает присоединение Армении к России.
В этой связи в письме от 6-го марта С. Тигранян пишет А. Агароняну: «Кажется, что проблему присоединения Карсского региона к Армении Англия со спокойным сердцем решит тогда, когда будет уверена в том, что эта Армения не будет присоединена (волей – неволей) к России. Мы должны рассеять сомнения англичан и настаивать на том, что Карсский район, особенно восточная часть (по линии нашего «прицела») является частью Армении, Армении, желающей остаться независимой, и должна подчиняться нашему правительству».
Известно, что правительство Великобритании старалось оградить Закавказье, в том числе и Карсскую область, от сферы влияния А. Деникина и полностью отделить ее от России. «Генерал Уоккер, – пишет в своих воспоминаниях генерал А. Деникин, – ставил непременным условием возвращение русских беженцев в Карсскую и Батумскую области, чтобы они не вели большевистской пропаганды и за воссоединение этих областей с Россией. Такие же приказы в Карсе отдавал английский губернатор». Английское военное командование полагало, что передача Карсской области Республике Армения означала присоединение ее к Югу России.
За это время произошли драматические события. Руководство «Шуро» и 12-ая турецкая армия не сомневались в том, что турки рано или поздно освободят территорию Карсской области и выполнят требования великих держав – союзников, вытекающие из условий Мудросского перемирия. Они пытались противопоставить притязания Добровольческой армии и «Особого совещания» антирусской политике Великобритании и использовать это для реализации своих целей. Чтобы помешать передаче Карсской области Республике Армения, турки пошли на хитрость, заявив следующее: «Если не турецкая, то только русская власть». Представители «Шуро» и турецкого военного командования «выражали пожелания о скорейшем присоединении области к России и назначении русского губернатора как единственном бескровном выходе из запутанного положения межплеменной распри. Впоследствии правительство дважды с таким же заявлением обращалось к англичанам, все посылало и посылало делегации в Америку и Европу».
В середине января турки даже направили делегацию в страны Антанты с просьбой о присоединении Карсской области к России. Впоследствии правительство «Шуро» с подобным требованием дважды обращалось к англичанам и посылало делегации в Америку и Европу. Солидарность мусульман и русских, а также общность их интересов были
обусловлены оккупацией региона англичанами. Распространились слухи о том, что «англичане хотят захватить все Закавказье, чему противятся американцы и французы». Против оккупации англичанами Закавказья выступали также Турция и Россия. Фактически, произошло нечто невероятное: в вопросе Карса проявились общность интересов двух вековечных врагов – Турции и России и их солидарность.
В контексте вышесказанного представляют определенный интерес сообщения М. Пападжаняна. Он полагал, что для «Особого совещания» «предпочтительней была власть татар и даже турок, нежели предусматривавшаяся английская оккупация. Русские думали, что в случае усиления России легче будет свергнуть татарскую и турецкую, нежели английскую власть. И исходя из этого в период турецкого господства русские проявляли к ним дружелюбие».
На самом деле сложилась весьма благоприятная ситуация для передачи Карса Добровольческой армии и «Особому совещанию». По поручению «Особого совещания» полковник Лесли как представитель Юга России по военным и политическим вопросам при правительстве Республики Армения в Карсе вступил в переговоры с мусульманскими представителями и командованием 12-ой турецкой армии с тем, чтобы до того, как они покинут Карс (25-го января), сдали город русским. В направленной в 1919 г. генералу А. Драгомирову докладной записке (день и месяц не упоминаются) полковник Лесли извещает его о результатах первых переговоров в Карсе: «...население района Карс – Батум настроено против армян, поэтому я предложил английскому капитану Грину создать на этой территории генерал – губернаторство, руководителем назначив одного из офицеров нашего Главного штаба (например, полковника Зинкевича)».
В начале января в другой докладной записке, направленной «Особому совещанию», полковник Лесли пишет: «Прибыв в Карс, случайно встретил английского майора, который прибыл сюда для установления связи с нами и генералом Бичем. Печально, что Вы с ним ничего не отправили. Он не знает о моем существовании». В той же докладной записке Лесли далее отмечает: «... ситуация достаточно тревожная, поскольку англичане здесь руководителями назначают армян... Вчера ко мне пришла делегация мусульман. Они заявили, что примут только русского губернатора... что они имеют организованные войска, в большом количестве оружие и боеприпасы. Если не назначат русского губернатора, они не примут никого, и все предпочтут умереть, нежели быть в рабстве у армян или а… (англичан – Г. П.). Турецкий нади (главный) также предложил мне остаться, сказав, что я могу сохранить здесь порядок лишь с русским флагом. От имени турецкого командования он обещал оказать любую возможную помощь».
13-го января полковник Лесли вновь без ведома и согласия правительства Армении тайно отправился в Карс, где встретился с мусульманским населением, английским военным командованием, с «Шуро» и делегацией турецкого командования. В этой связи в рапорте от 27-го января, адресованном генералам А. Драгомирову и Вязьмитиновичу, Лесли отмечает следующее: «... турецкое командование встретило меня очень тепло и, выразив свое доброжелательное отношение к русским, изъявило желание установить связь с нашим командованием.
Они выразили желание скорейшим образом объединиться с Россией и предложили мне остаться у них в качестве губернатора. Англичан они встретили тепло, но, как они сами заявили: «Мы рады принять вас как союзников, победителей и как дорогих гостей на русской территории». Они говорили, что поддерживают связь с находящимся в Батуми нашим генералом (фамилию установить не удалось), и что будто он телеграфировал им, чтобы они не пустили в губернию ни англичан, ни армян». Секретная деятельность полковника Лесли в Карсе вызвала недовольство среди армянских государственных, политических, партийных и парламентских деятелей. 21-го января 1919 г. в официальном письме № 88, адресованном полковнику Лесли, С. Тигранян просил объяснений по поводу того, потребовал ли он во время переговоров в Карсе с английским военным губернатором К. Тимперлеем утвердить в губернии «не армянское, а мусульманское управление во главе с русским губернатором». В ответном письме С. Тиграняну Лесли пишет следующее: «...я не имел в Карсе официальной беседы по политическим вопросам, однако английскому военному губернатору-полковнику К. Тимперлею посоветовал, что для выхода из этого тяжелого положения необходимо назначить губернатором русского, который будет поддерживать непосредственную связь с правительством Армении. Я со своей стороны никогда не требовал утвердить в губернии мусульманское управление».
Из сказанного становится ясно, что полковник Лесли утаивает суть проведенных им в Карсе переговоров. Издававшаяся в Ереване газета «Жоговурд», разоблачая секретную деятельность Лесли, в N 10 за 1919 г. писала, что «представитель генерала Деникина полковник Лесли... самовольно вступил в переговоры с английским полковником К. Тимперлеем и вел антиармянскую пропаганду в Ереване, Эчмиадзине и стремится противопоставить нас англичанам. Его целью является создание в Карсской губернии русскотатарской администрации».
Интерес к деятельности полковника Лесли постепенно усиливается. В конце января фракция Народной партии обращается в Президиум парламента Республики Армения с предложением сделать запрос министру иностранных дел и военному министру республики по вопросу о том, известно ли им, что «представитель Добровольческой армии полковник Лесли открыто ведет агитацию против армянского народа и Республики Армения и соответствует ли действительности тот факт, что он получает от военного министерства 1000 рублей в месяц и, если получает, то из каких средств».
Этот вопрос был рассмотрен на заседании парламента Армении, созванном 11-го февраля 1919 г., где ряд парламентариев представили факты об антиармянской деятельности полковника Лесли по Карсскому вопросу. Так как некоторые парламентарии не знали, кто такой Лесли, то они выдвинули следующие интерпелляции: «Имеет ли полковник Лесли какое-либо удостоверение от Деникина или от штаба Добровольческой армии и если имеет, то указано ли в этом удостоверении, что он по политическим вопросам направлен в правительство Армении», «какую должность имеет Лесли» и так далее. Этот факт явствует о том, что некоторые государственные, общественно-политические организации, партии и средства массовой информации не очень хорошо были осведомлены об армяно-русских отношениях. Следует отметить, что правительство Армении по вполне понятным причинам пыталось сохранить в тайне процесс налаживания отношений между Республикой Армения и несоветскими государственными образованиями Юга России, поскольку последнее могло стать объектом политических спекуляций как со стороны Азербайджана и Грузии, так и со стороны английского военного командования.
На заседании парламента Республики Армения министр иностранных дел и военный министр проявляли крайнюю осмотрительность и осторожность. Они пытались убедить парламентариев в том, что в деятельности полковника Лесли нет опасных умыслов. На запрос фракции Народной партии министр иностранных дел ответил следующим образом: «Должен сказать, что в запросе не сказано ничего определенного, равно как и нет факта, который может послужить основанием. Я знаю лишь об одном случае, по поводу которого я письменно обратился к Лесли и потребовал объяснений. Это касается Карса... он сказал, что хорошо было бы, если бы в Карсской области был русский губернатор, который сумел бы разрядить напряженные армяно-татарские отношения. Согласно его предложению, этот губернатор должен подчиняться правительству Армении. Я не нахожу ничего преднамеренного в том, что он делает, и заявляю, что у него нет злых намерений в отношении армянского народа».
Из ответа С. Тиграняна становится очевидным, что, не желая накалять страсти в парламенте республики, он пытается представить деятельность полковника Лесли в более мягких тонах. В процессе обсуждения вопроса в парламенте республики звучали и другие интерпелляции, адресованные министру иностранных дел и военному министру и преследующие цель раскрыть истинную суть деятельности полковника Лесли – противоречит ли она интересам Республики Армения и ее независимости. В своих ответах руководители указанных ведомств указали, что полковник Добровольческой армии не злоупотреблял своим положением и не вел конкретную антиармянскую деятельность. В любом случае обсуждение вопроса о деятельности полковника Лесли показало, что Армянская республика непоколебима в стремлении сохранить свою независимость, территориальную целостность и вернуть Армении Карсскую область.
В последних числах января 1919 г. в Карсском вопросе наметился некий перелом в пользу Армении. Во-первых, английский военный губернатор-полковник К. Тимперлей убедился в том, что поспешил сдать Карс туркам. Ему стало известно, что «внушающие доверие» Великобритании мусульмане, командование 12-ой турецкой армии и «Шуро», сотрудничая с Добровольческой армией и «Особым совещанием», стремились установить в области власть русских. Это обстоятельство реально противоречило антирусской политике Великобритании в Закавказье. Турки больше не подчинялись британскому военному губернатору, не выполняли его распоряжений. Понятно, почему британское военное командование постепенно изменило свое отношение к «преданным» ему мусульманам.
Важно отметить, что решение Карсского вопроса было ускорено в силу вмешательства Франции. В качестве одной из стран Согласия Франция следила за ходом событий в Карсской области. Как уже было отмечено, представитель Франции открыто выразил свое недовольство в связи с антиармянской деятельностью английского военного командования в Карсе. 26-го января военная миссия Франции на Кавказе направила полковнику К. Тимперлею ноту: «В Карсе мы видим лишь разрешение татарского вопроса, который охватывает [территорию] от Баку до Батуми, Тебриз, юг Еревана и Карса. Нужно разработать в Тифлисе некую общую политику с тем, чтобы были приняты общие и идентичные меры».
Далее в ноте выдвигалось требование о принятии срочных мер с целью отрегулирования данного вопроса. Главное командование союзников должно выдворить турецких демобилизованных офицеров из районов татар, устранить турецких пропагандистов, сократить численность дислоцированной в Эрзеруме 9-ой турецкой армии. Эта армия, которая была восполнена остатками Елизаветпольской армии, представляла собой серьезную угрозу для Армении. Помимо того, она состояла из турецких националистов и башибузуков, действовавших против армян. В ноте требовалось обсудить этот вопрос с властями Республики Армения. Дабы предотвратить угрожающее Еревану татарское и курдское движение, необходимо проявить жесткость в отношении татар и контактировать с ними лишь при отдаче приказов.
Татары являлись кавказскими турками, которые, сотрудничая с турецкими государственными структурами, проводили антиармянскую политику, что не ускользнуло от внимания французов. Как видим, нота французов была составлена на основе глубокого и всестороннего исследования сложившейся в регионе ситуации, отражая требования Мудросского договора, объективный подход к решению Карсского вопроса и интересы армян. Благодаря этой ноте и другим факторам изменилась протурецкая позиция английского военного командования.
В силу обострения англо-турецких отношений изменилась и тактика Великобритании в отношении мусульман вообще. 24-го апреля 1919 г. в письме на имя министра иностранных дел Республики Армения А. Агаронян пишет из Парижа: «На основе имеющихся у меня сведений я обратился непосредственно к английской делегации. Из их уклончивых, зачастую неопределенных ответов я понял, что Ваши рассуждения верны – проявленная англичанами нерешительность на Кавказе, задабривание на Кавказе татар является результатом того всеобщего и изо дня в день растущего волнения, которое царит сегодня на всем мусульманском Востоке и, в частности, в Индии и Египте. Весь Египет выступает против британской власти».
В конце марта ситуация резко изменилась, что сказалось и на изменении протурецкой позиции англичан. Претерпела изменения также тактика британского военного командования в Карсском вопросе. 6-го мая 1919 г. Исполняющий обязанности министра иностранных дел Республики Армения А. Хатисян в письме – инструкции № 1555 на имя А. Агароняна пишет: «В течение последнего месяца – апреля – некоторым образом изменилась политика англичан в вопросе Карса и Нахиджевана. Чем объяснить эту перемену?
Почувствовало ли британское командование, что проводимая им на Кавказе политика ошибочна или, подчиняясь отданным сверху приказам, изменило свою тактику? Этот вопрос пока нам не ясен, но последнее представляется более вероятным.
В данном вопросе сыграло роль также отношение турок к англичанам. Турецкое правительство «Шуро» стало пренебрегать распоряжениями британского командования, поддерживая тесные отношения с османскими агентами и следуя их указаниям. Англичане вынуждены были принять решительные меры: были арестованы все члены «Шуро» и отправлены в Тифлис. Только после этого они согласились сдать Карсскую область армянам. 23-го апреля наше войско мирно вошло в Карс, и на следующий день за войском последовала армянская администрация». Далее А. Хатисян сообщает, что «Англичане хотя и сдали нам Карс, но все еще не отказываются от него. После сдачи они стали вывозить из крепости боеприпасы, железнодорожное и автомобильное оборудование, хлопок и так далее». После расформирования «Юго-Западного правительства» власть переходит к губернатору и сформированному им смешанному национальному совету.
Совет действует лишь три недели. Воспользовавшись этой ситуацией, грузинские войска заняли северную часть «Республики», захватив Ахалцих и Ардаган, но по требованию англичан отступают. С согласия англичан армянские войска занимают всю Карсскую область, которая входит в состав Республики Армения, и в Карсе назначается губернатор армянин. 4-го июня 1919 г. на заседании парламента республики А. Хатисян объявил о том, что Карсская область уже принадлежит Армении. До 3-го июня в Карс вернулось около 300 тысяч армянских беженцев.
Начальник разведывательного отдела Добровольческой армии Юга России поспешил сообщить генералу А. Деникину о том, что «недавно англичане передали армянам город Карс и одноименную область (бывшее «Юго-Западное правительство»)». Потерпев неудачу в Карсском вопросе, Добровольческая армия при содействии русского посольства в Париже попыталась решить вопрос о возвращении русских беженцев в Карсскую область. С этой целью 18-го мая из Парижа в Лондон отбыл генерал Д. Сазонов. Целью его поездки в Лондон было обращение к правительству Англии с просьбой обеспечить: «1) Возвращение русских беженцев (в Карсскую область – Г. П.); 4) участие представителей России в Советах Батуми и Карса». В Карс вернулось около 9 тысяч русских беженцев – молокан, которые были недовольны тем, что область была передана Армении. «Молокане, – пишет Ваге Арцруни, – психологически были отрицательным, неуживчивым элементом и в глубине души не хотели мириться с идеей воссоединения с Республикой Армения. Им была предоставлена благоприятная почва для антиармянской пропаганды. Попытки правительства Армении обеспечить взаимное доверие остались безрезультатными».
28-го августа 1919 г. губернатор Карса Ст. Корганян в секретной докладной записке на имя министра внутренних дел республики сообщает: «После перехода этой (Карсской – Г. П.) области в наши руки русские, естественно, потеряли свое привилегированное положение и такую форму управления. Они полностью отделились от нас, одновременно установив связи с турками, при этом они с клеветническими жалобами обращаются в армию Деникина. Они отправили
делегацию к Деникину по поводу того, какую позицию должны занять в отношении нашего правительства и каких могут ждать политических перспектив. А возвращающиеся русские беженцы сеют семена большевизма, распространяя эту заразу, и уже стали вести эту пропаганду среди турок и курдов, проповедуя неподчинение правительству и анархические мысли».
Обобщая сказанное, можно утверждать, что наличие армяно-русских связей сыграло определенную роль в решении Карсского вопроса. Этим обстоятельством спекулировало как английское военное командование, так и соседние с Арменией страны – Грузия и Азербайджан. Определенную негативную роль сыграло и сотрудничество мусульман с Добровольческой армией Юга России с целью утверждения в Карсской области русского господства.
Наконец, вслед за некоторыми драматическими событиями подошла к развязке борьба вокруг Карсской области, которая была возвращена тем, кому она принадлежала – Республике Армения. А почему последней не удалось сохранить ее, это уже вопрос другого порядка, нуждающийся в дополнительном исследовании.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме