Яндекс.Метрика Грузино-азербайджанский антирусский военный договор и Республика Армения

Грузино-азербайджанский антирусский военный договор и Республика Армения

Новосозданные республики Закавказья – Армения, Грузия и Азербайджан обрели независимость, однако их международное положение было весьма нестабильным. В свете сказанного крайне тяжелым и неопределенным было положение Республики Армения. Самую большую угрозу для нее представляла Турция, которая хотела задушить и уничтожить переживающее еще эмбриональную стадию армянское государство и истребить армянский народ в целом. В этом Турции фактически особенно содействовал Азербайджан, враждебно настроенный в отношении Республики Армения и пытавшийся отобрать у нее как можно больше территорий.
В Закавказье сложилась довольно сложная ситуация. Англия вела в этом регионе двойственную политику, которая, естественно, исходила из ее интересов. Турция продолжала вести свою захватническую политику. Находящаяся на Юге России Добровольческая армия генерала А. Деникина, составлявшая единый фронт с армией адмирала А. Колчака, боролась против большевиков, стремясь восстановить бывшую Российскую империю в границах 1914 г. Эти факторы угрожали независимости республик Закавказья. В этой связи особое беспокойство проявляли Грузия и Азербайджан, стремившиеся создать военный союз против ожидаемой русской опасности. Генерал А. Деникин пытался успокоить власти этих республик, постоянно заявляя о том, что главной его целью является борьба с большевизмом.
Желая реализовать свою стратегическую программу, генерал А. Деникин в апреле 1919 г. информировал английское военное командование о том, что для того, чтобы свергнуть власть большевиков на Северном Кавказе, предотвратить распространение большевизма в этом регионе и лишить Советскую Россию бакинской нефти, Добровольческой армии необходимо дислоцироваться вдоль пограничной линии всего Закавказья. Английское военное командование дало согласие на вступление Добровольческой армии в Дагестан с целью борьбы с большевизмом. Вместе с тем английское военное командование выступало с заверениями, что оно приложит усилия, дабы обеспечить нейтралитет кавказских народов в отношении Добровольческой армии, предупредив при этом генерала А. Деникина о том, что в случае нарушения требований Великобритании правительство последней вынуждено будет не только отказать ему в своем содействии, но и прекратить всякого рода материальную помощь. Британское военное командование хотя и приняло условия генерала А. Деникина, однако оно никогда не допустило бы продвижения Добровольческой армии на юг.
Правительство Армении, исходя из интересов безопасности республики, считало приемлемым дислокацию Добровольческой армии вдоль границ Северного Кавказа, Грузии и Азербайджана. Армянскому правительству было известно, что Горской республике помогают Турция, Азербайджан и даже Грузия. При этом последняя считается важным центром сосредоточения турецких и общемусульманских пантюркистских и большевистских сил. В середине мая 1919 г. Добровольческая армия захватила Горскую республику, весь Дагестан – Петровск, Темир-Хан Шуру и Дербент. Правительство Горской республики отказалось от своих полномочий и, с согласия Добровольческой армии, власть перешла к генералу Халилову, которому было поручено сформировать новое правительство, однако английское военное командование недовольно было передачей власти в Дагестане русскому генералу. Генерал А. Деникин потребовал от правительства Азербайджана передать в распоряжение Добровольческой армии железнодорожную линию со станцией Баладжар, выдвинув при этом также требование не препятствовать отбытию 80 тыс. русских солдат через Баку в республики Закавказья для борьбы с большевизмом.
Чтобы не создалось впечатление, что Добровольческая армия проводит в этом регионе захватническую политику, генерал А. Деникин 18-го мая отправил телеграмму на имя командующего английской военной миссией в Екатеринодаре Ч. Бриггса (как выяснилось впоследствии, часть Дагестана англичане считали зоной своего влияния) со следующим содержанием: «Смею Вас уверить, что взятие Петровска и Дербента направлено исключительно против большевиков.
Добровольческая армия не продвинется вперед, если со стороны правительства Азербайджана не будет замечено враждебных действий». Однако заверения генерала А. Деникина не внушали доверия правительству и политическим кругам Азербайджана, и последние полагали, что все это является лишь предлогом для взятия Баку. В азербайджанской печати были опубликованы материалы, направленные против действий Добровольческой армии. Так например, в конце мая газета «Азербайджан», акцентируя равнодушное отношение английского военного командования к происходящему, пишет, что наиболее злободневны два вопроса: судьба родственных им и близких по духу горцев и оккупация Азербайджана Добровольческой армией. Далее газета отмечает, что для оказания сопротивления Добровольческой армии республикам Закавказья следует объединить свои силы.
30-го мая русская разведка сообщила из Пятигорска начальнику политической канцелярии «Особого совещания» полковнику Д. Чайковскому о том, что в Баку было созвано внеочередное заседание парламента Азербайджана, на котором обсуждался вопрос о подписании с Грузией антирусского военного договора. Парламент Азербайджана постановил: чтобы отвести Добровольческую армию от границ Дагестана, сначала против Добровольческой армии должна выступить Грузия, а затем – Азербайджан. Разведка Юга России доносила также, что мобилизация в Азербайджане проходит медленно и неорганизованно, невзирая на то, что к этому привлечены офицеры из Турции.
Генерал А. Деникин избегал создания новых военных очагов по всей длине занятых им границ Северного Кавказа и Закавказья, поскольку он готовился нанести решительный удар по Москве. Вместе с тем он был уверен в том, что английское военное командование запретит использование военной силы против республик Закавказья и не позволит создать угрозу их независимости. В тот же день, 30-го мая, генерал А. Деникин вновь послал телеграмму командующему английской военной миссией в Екатеринодаре генералу Ч. Бриггсу, в которой уверял последнего в том, что его армия не перейдет восточную границу Дагестана, если Азербайджан не предпримет против него каких-либо вражеских действий.
5-го июня на заседании парламента Азербайджана премьер-министр республики Н. Усуббеков зачитал телеграмму начальника военно-морского отдела главного командования вооруженных сил Юга России генерала А. Лукомского. Содержание этой телеграммы сводилось к следующему: «Имею честь официально сообщить, что главное командование вооруженных сил Юга России признает независимое существование Азербайджана как части России до решения вопроса Общероссийским Учредительным Собранием». Однако на том же заседании парламент Азербайджана, не доверяя заверениям Добровольческой армии, создал Государственный комитет обороны, которому были даны чрезвычайные полномочия, а именно: неограниченное распоряжение финансами, формирование добровольческих отрядов. 11-го июня в Азербайджане было объявлено военное положение.
Именно в этот период власти Азербайджана проявили откровенную враждебность и агрессивность в отношении Республики Армения и армянского народа в целом, свидетельством чему были кровавые стычки в Шарур-Нахиджеване и Карабахе. Под предлогом русской опасности правительство Азербайджана попыталось уничтожить единственную дружественную для Юга России Республику Закавказья – Армению. 4-го июня 1919 г. дипломатический представитель Азербайджана в Республике Армения Н. Хан-Текинский из Еревана телеграфировал своему правительству о том, что армяне будут рады, если Добровольческая армия захватит Баку: «в случае осложнений с Добровольческой армией Армения примет в отношении нас враждебную позицию, поэтому необходимо из Шарур-Нахиджеванского района создать угрозу для Армении».
8-го июня министр иностранных дел Азербайджана М. Джафаров ответил Н. Хан-Текинскому, что он одобряет предпринятые последним шаги в связи с Шарур-Нахиджеваном и согласен финансировать его «для военных действий против армян». Вспыхнувшее в июне – июле в Шарур-Нахиджеване антиармянское восстание вылилось в общемусульманское движение на восточных, южных и западных границах Республики Армения. Лишь благодаря героическим усилиям армянской армии и армянского народа удалось уберечь Республику Армения.
Генерал-губернатор Карабаха Хосров-бек Султанов применил те же методы против армянского населения Арцаха. По его приказу летом 1919 г. мусульманские банды опустошили шесть деревень Карабаха, предав огню и мечу около 600 человек. В это время в политических кругах Азербайджана и Грузии распространилась ложная весть о том, что Республика Армения, якобы, заключила тайный военный союз с Добровольческой армией, и в случае ее нападения на Грузию и Азербайджан тыл последних окажется беззащитным перед армянской армией. Распространению этой ложной вести способствовали также большевистские деятели Закавказья, тем самым приписывая республике ложные обвинения. 22-го мая 1919 г. А. Микоян в письме, адресованном Центральному комитету РКП (б), отмечает, что правительство Республики Армения «вступило в тайный военный союз с А. Деникиным, а 2-ая армянская дивизия считается его резервной силой и в любой момент готова к нападению». Несколько позднее – в середине июня, в своей докладной Совету Народных комиссаров, Центральному комитету РКП (б) и Военно-революционному Совету 11-ой армии С. Орджоникидзе пишет, что «Армения подписала секретный военно-политический договор с А. Деникиным и может с тыла нанести удар по Грузии и Азербайджану, чтобы присоединить Борчалинский уезд и Карабах к Армении». В июне того же года помощник военного министра Грузии Гедеванов во время встречи в Тифлисе с дипломатическим представителем Республики Армения в Грузии Л. Евангуляном высказал такую же точку зрения. Помощник военного министра сообщил о том, что Республика Армения подписала секретный военный договор с генералом А. Деникиным и адмиралом А. Колчаком. Вполне понятны побудительные причины и цель подобных заявлений со стороны Грузии. Неясно лишь одно – руководствуясь какими соображениями большевистские деятели распространяли такие ложные слухи, и каковы были их истинные цели? Ни для кого не было секретом, что Республика Армения поддерживала определенные отношения с несоветскими государственными образованиями Юга России. Стало быть, подобным образом большевики пытались нанести удар мнимому союзнику борющихся против них сил, т. е. Республике Армения, которая, на самом деле, не заключала никакого военного договора ни с генералом А. Деникиным, ни с адмиралом А. Колчаком и не принимала участия в борьбе с большевизмом.
Более того, как уже было отмечено, еще в феврале-марте 1919 г. официальные отношения между правительством Республики Армения и главным командованием Добровольческой армии были заморожены. Об этом свидетельствует также генерал А. Деникин: «с марта до августа, – пишет он, – между Арменией и главным командованием Юга [России] никаких официальных сношений не было, хотя в Екатеринодаре находился посол Армении при Кубанском правительстве О. Сагателян. Негласно он бывал у меня и у генерала Драгомирова и просил не ставить в вину его правительству ту позицию, которую оно вынуждено было занять в отношении Вооруженных сил Юга [России], находясь в полнейшей зависимости от внешних сил и не желая раздражать Грузию, и без того «сдавившую армянам горло». Я ответил, что сочувствую несчастному армянскому народу, понимаю щекотливое положение правительства и не придаю значения задевающим нас заявлениям». Следует отметить, что замораживание официальных отношений между Республикой Армения и Югом России имело более серьезные причины.
По сути, муссируемые в общественных и политических кругах Грузии и Азербайджана слухи о несуществующем «секретном военном договоре» имели весьма нежелательные последствия для Республики Армения. В итоге обострились и без того натянутые отношения между Ереваном и Тифлисом и между Ереваном и Баку. Но это обстоятельство оказалось весьма благоприятным для Добровольческой армии Деникина, послужив тем рычагом, с помощью которого Деникин пытался сдержать агрессивные устремления Грузии и Азербайджана в отношении Добровольческой армии: «...наш «союз с Арменией», – пишет А. Деникин, – который так пугал грузин и не нравился англичанам, принадлежал к одной из грузинских легенд. Но она (легенда – Г. П.) сослужила нам несомненно большую службу, отвлекая силы и умеряя в значительной степени воинственный пыл Азербайджана и Грузии, считавших свой тыл при наступлении на север открытым для удара армянской армии». Более того, Грузия и Азербайджан даже не осмеливались начать военные действия против Добровольческой армии или сосредоточить свои войска вдоль границ Северного Кавказа.
Состоявшиеся 23-го мая в Тифлисе переговоры между «Особым совещанием» и правительством Грузии оказались безрезультатными: стороны не пришли к какому-либо согласию. Угрожая Грузии, Добровольческая армия тем самым пробовала охладить «воинственный пыл» грузин и заставить вывести грузинские войска с черноморского побережья. В связи с создавшейся ситуацией грузинская газета «Борьба» в номере от 28-го мая писала о необходимости вооруженной защиты границ Грузии и Азербайджана.
1-го июня 1919 г. в Тифлисе было созвано внеочередное заседание Учредительного собрания Грузии, на котором был рассмотрен вопрос о заключении антирусского договора с Азербайджаном. Министр иностранных дел Грузии Е. Гегечкори выступил с заявлением о том, что темные силы генерала А. Деникина окружают Закавказье и уже дошли до границ Грузии и Азербайджана, и возможно военное столкновение Грузии с Добровольческой армией на Сочинском фронте. Губернатором Батуми был назначен генерал И. Романовский, в распоряжении которого находился небольшой военный отряд добровольцев. Затем Е. Гегечкори сообщил, что Азербайджан поддерживает Грузию, и азербайджанское правительство уже послало свои войска для защиты её границ. Далее министр отметил, что опасность грозит не со стороны генерала А. Деникина, а она кроется в них самих, и «если мы опять начнем говорить о нейтралитете и о том, что в данном случае мы не действуем против общего врага, то в таком случае беды не миновать». Он имел в виду нейтральное отношение правительства Республики Армения к Грузии и Азербайджану. В конце своего выступления министр выразил сомнения по поводу того, что Республика Армения присоединится к военному союзу против генерала Деникина. Это предположение не было лишено оснований, невзирая на то, что в тот период отношения правительства Республики Армения с главным командованием Добровольческой армии были весьма неопределенными.
4-го июня 1919 г. на заседании парламента Армении А. Хатисян сообщил о том, что по сей день Добровольческой армией не было предъявлено правительству Республики Армения каких-либо официальных требований и в то же время не поступало каких-либо предложений. 7-го июня министерство иностранных дел Республики Армения уполномочило своего дипломатического представителя в Грузии Л. Евангуляна попытаться всеми возможными способами уяснить, как на самом деле Добровольческая армия и «Особое совещание» относятся к Республике Армения.
Несомненно, Республике Армения не угрожала опасность со стороны Добровольческой армии, так как между ними не было территориальной общности, но если бы армия генерала А. Деникина вступила в Закавказье, то это грозило бы не только независимости Грузии и Азербайджана, но и Республики Армения, и в таком случае могла возникнуть необходимость в совместном противодействии закавказских республик генералу А. Деникину. Этот вопрос был внесен в повестку дня созванной в Тифлисе конференции республик Закавказья, в которой принимала участие и делегация Республики Армения во главе с министром иностранных дел С. Тиграняном. Членами армянской делегации были С. Арутюнян и С. Мамиконян, а советниками – Н. Агбалян, Х. Вермишян и Л. Евангулян. Было принято решение о том, что от каждой республики будет делегировано по три представителя, и одним из них должен быть министр иностранных дел той или иной закавказской республики.
Грузия и Азербайджан оказали прессинг на армянскую делегацию с тем, чтобы она присоединилась к формирующемуся антирусскому военному союзу, однако позиция армянской делегации была неизменной. Грузинские и азербайджанские участники конференции были вынуждены сменить свою тактику и перенести этот вопрос на ее пленарное заседание. 9-го июня, на последнем заседании конференции, делегация Грузии предложила обсудить и принять резолюцию о создании военного союза против генерала А. Деникина. Азербайджанская сторона защитила это предложение.
Для армянской делегации сложилась сложная ситуация: либо надо было примкнуть к предлагаемому антирусскому военному союзу, либо отказаться. Хотя и с февраля-марта официальные отношения между главным командованием Добровольческой армии Юга России и правительством Республики Армения были заморожены, но Республика Армения не могла примкнуть к союзу, который был направлен против генерала А. Деникина.
Еще в конце мая, в ходе личной беседы с членами делегации Республики Армения министр внутренних дел Грузии Н. Рамишвили пришел к заключению, что армянская сторона не намерена присоединиться к этому союзу. Последнее было обусловлено, как уже было сказано, весьма серьезными причинами. Проблема заключалась в том, что правительство Республики Армения было озабочено прежде всего судьбой десятков тысяч армянских беженцев, нашедших пристанище на Юге России. А этот вопрос, разумеется, нельзя было решить без содействия Добровольческой армии и «Особого совещания». К тому же Республика Армения собиралась импортировать с Юга России зерно, оружие, боеприпасы и другие жизненно необходимые товары. Помимо того, в решении насущных для республики задач правительство Армении надеялось на благосклонное отношение и содействие генерала А. Деникина. А посему правительство республики не могло отказаться от содействия Добровольческой армии и «Особого совещания». Однако при всем при этом отказ от заключения союза вбил бы клин в отношения Армении с двумя соседними республиками. Несомненно, выбор в пользу одного из возможных вариантов отношений для Республики Армения был чреват нежелательными последствиями.
Поэтому армянская делегация должна была всесторонне обсудить каждый вариант и с согласия правительства представить конференции наиболее разумный и целесообразный. Делегаты Грузии и Азербайджана заявили, что их правительства пришли к полному согласию, и вопрос теперь упирается лишь в Армению. С. Тигранян отметил, что делегация Республики Армения получила от своего правительства следующие инструкции: перейти к этой проблеме лишь после того, как будет достигнуто согласие в спорных вопросах государственных границ республик Закавказья, что, собственно, осталось нерешенным в рамках конференции.
С. Тигранян заявил, что он должен переговорить с правительством Армении и сообщит участникам конференции о результатах. Затем, обратившись к делегатам Грузии и Азербайджана, он попросил дать разъяснение по следующему вопросу: «Эта опасность грозит [нам] лишь с севера или с юга также, поскольку по имеющимся у нас сведениям нам (Республике Армения) грозит опасность наступления турецких войск, сосредоточенных в Эрзеруме. Хотелось бы спросить, следует ли нам принять меры по пресечению всех опасностей или конкретно против Добровольческой армии Деникина».
Целью военного союза республик Закавказья была совместная борьба с любой внешней опасностью. На деле же Грузия и Азербайджан подходили к вопросу односторонне, исходя лишь из собственных интересов и пренебрегая угрожающей Армении опасностью со стороны Турции. Разумеется, если бы Республика Армения предложила Грузии и Азербайджану совместными силами бороться против турецкой опасности, то последние не дали бы согласия. Будучи абсолютно уверенной в этом, делегация Республики Армения приняла верное решение. С. Тигранян заявил, что в силу возможной опасности со стороны Турции Республика Армения не может рассредоточить свои силы, поскольку угроза турецкого нашествия для Армянской республики куда более серьезна, нежели наступление генерала А. Деникина, поэтому Республика Армения предпочитает сохранять в этом вопросе нейтралитет.
Забегая вперед, считаем необходимым отметить, что 26-го июня, во время встречи в Тифлисе Л. Евангуляна с министром иностранных дел Азербайджана М. Джафаровым последний выразил недовольство тем, что Республика Армения не вступила в этот союз. На вопрос Л. Евангуляна о том, какова будет позиция Азербайджана в случае нападения турецких войск на Армению, М. Джафаров напрямую ответил, что Азербайджан не окажет помощь Армении.
От присоединения к предлагаемому военному союзу Республику Армения удерживало и откровенно недоброжелательное и враждебное отношение к ней Грузии и Азербайджана. Это нашло подтверждение и на совещании редакторов газет «Ашхатавор», «Жоговрди дзайн», «Кавказское слово», «The Transcaucasian Post» c Л. Евангуляном, которое состоялось 14-го июня в Тифлисе. Участники совещания, обсудив вопрос «о продвижении Добровольческой армии в сторону Закавказья и о позиции, которую займет Армения», отметили, что «армянский народ психологически не может принять «предлагаемый оборонительный союз», исходя из неизменно враждебной позиции Грузии и Азербайджана к живущим там армянам и [в силу] агрессивных территориальных устремлений этих республик в отношении Армении, в частности, Лори и Карабаха. Поэтому средства периодики должны призывать к тому, чтобы правительства Грузии и Азербайджана были более внимательны к нуждам Армении и живующих в Грузии и Азербайджане армян, положив конец имеющим место со дня армяно-грузинского инцидента репрессиям... в районах Сочи, Ахалкалаки и Борчалу».
Отказавшись присоединиться к антирусскому военному союзу, Республика Армения, тем не менее, должна была проводить уравновешенную политику, не порывая связей с этими республиками. И не случайно в этом вопросе мнения членов армянской делегации разделились. Часть делегатов (С. Тигранян, С. Арутюнян, Е. Агбалян, Л. Евангулян) считали необходимым руководствоваться тем принципом, согласно которому следовало сохранять дружественные отношения с соседними республиками, окончательно не порывая с ними связей. Разумеется, не все предложения Грузии и Азербайджана приемлемы для Армении, но при этом не следует прерывать отношений и необходимо разъяснить делегациям соседних республик позицию армянской стороны: «Союзники, равно как и Россия, приходят и уходят; нас три соседа, которые всегда жили и будут жить вместе; отношение русских, а также англичан и союзников к нам и нашим соседям никогда не было постоянным и неизменным; невозможно гарантировать, на чьей стороне Англия – Деникина или Азербайджана и Грузии; лишь в течение полугода сколько раз менялось это отношение, меняя и их главных действующих лиц (генералы Уоккер, Томсон). Сегодня, по всей видимости, Деникину позволяют дойти до Баку, завтра могут не позволить, а послезавтра еще что-то. Если от нас потребуется солидарность, то несмотря на всю сложность [отношений] с грузинами отказываться от них не следует, а надо по мере возможностей работать в этом направлении. Конечно, мы откажемся от военного сотрудничества, но не от политического и дипломатического; нам не следует избегать их, а, напротив, надо проявлять активность».
Сторонники этой позиции полагали, что нужно обратиться к Парижской мирной конференции с тем, чтобы последняя объявила о том, что в отношении независимости республик Закавказья недопустимы какие-либо посягательства. Они также предупреждали: «... мы не должны забывать, что, когда Деникин дойдет до Баку, Тифлиса, Еревана, Александрополя – Карса, Армении больше не будет».
Согласно мнению других членов делегации Армении (С. Мамиконян, Х. Вермишян), не следовало ограничивать себя обещанием каких-либо совместных действий, оставив за собой право свободного выбора, поскольку отношение генерала А. Деникина и союзников к Грузии и Азербайджану может отличаться от отношения к Республике Армения. Сторонники такого подхода считали, что, не располагая информацией от делегированных на Парижскую мирную конференцию представителей Армении, не следует принимать решений или давать какие-то указания. «Россия никогда не простит нас за подобную позицию в отношении Деникина», которая, по сути, является протестом.
Делегация Республики Армения заявила о своей единой позиции, заключающейся в том, что Армения не намерена вступать в антирусский военный союз. Она берет на себя обязательства в отношении своих соседей – республик Закавказья – лишь в следующих случаях:
а) если Грузия и Азербайджан начнут воевать против генерала А. Деникина, то правительство Республики Армения гарантирует обеспечить им тыл;
б) Республика Армения готова совместными согласованными дипломатическими усилиями защитить независимость Грузии и Азербайджана;
в) необходимо, чтобы Грузия и Азербайджан прекратили гонения в отношении армян как на территории Армении, так и на их территории, чтобы вышеуказанные пункты были реализованы.
Таким образом, отказавшись от участия в антирусском военном союзе по вполне веским и обоснованным причинам, Республика Армения, вопреки недоброжелательному и даже откровенно враждебному отношению Грузии и Азербайджана, обязалась содействовать последним, сохраняя нейтралитет в сложной для них ситуации, хотя Грузия и Азербайджан вряд ли пошли бы на такой шаг. Во всяком случае, в отличие от своих соседей, в этот роковой момент армянский народ не изменил своим нравственным принципам, будучи уверенным в том, что его соседи не только не окажут содействия в случае нападения турок, но и в какой-то мере будут попустительствовать агрессивным действиям врага. Поэтому правительство Республики Армения в создавшихся сложных политических условиях в первую очередь обязано было позаботиться о безопасности своей страны.
Правильную оценку этой ситуации дал еженедельник «Верацнунд», который писал: «Наш вопрос в совершенно ином свете был представлен международным политическим кругам; наша Республика не только является республикой армян Кавказа; нашим армиям предстоит защитить [нас] от многочисленной турецкой армии, и ныне враг вновь готовится напасть на нас, вопреки международному мирному договору; среди нас и за нами много турок и татар, которые до сих пор были опорой внешнего врага; в этих условиях мы не имеем ни возможности, ни права вступать в другие военные союзы, если б даже мы того хотели».
Еженедельник коснулся также вопроса о том, есть ли у правительства Армении гарантии в том, что в самый решающий для нее момент Грузия вновь не покинет армян, как она поступила «в самый трудный момент, оставив армян лицом к лицу с турками, отступив и сдав Батуми, Карс и заявив при этом, что сопротивление было бесполезным». Статья заканчивается следующим выводом: «В силу политических, военных и экономических причин мы не можем и не желаем вступить в военный союз, чтобы вести борьбу против армии Деникина либо армий других союзников. Нам выгодно придерживаться лишь одной позиции: честный и абсолютный нейтралитет».
Чтобы позиция нейтралитета Республики Армения внушила доверие Грузии и Азербайджану, еженедельник считает необходимым добиться обоюдного согласия по следующим основным вопросам:
а) армянские войска с границ Грузии и Азербайджана перебросить на границу с Турцией;
б) сохранить определенные английским военным командованием нейтральные зоны;
в) представителям Азербайджана и Республики Армения покинуть районы Карабаха и Зангезура, передав управление ими местным национальным советам под контролем английского военного командования до принятия решений на Парижской мирной конференции;
г) положить конец политике экономической блокады Республики Армения со стороны Грузии и Азербайджана и нетерпимому отношению последних к Армении и ее народу 9-го июня, на вечернем заседании Закавказской конференции был объявлен недельный перерыв. На самом деле в силу серьезных разногласий сторон конференция была обречена на провал. Грузия и Азербайджан подготовились к созданию двустороннего военного союза, направленного против Добровольческой армии Юга России, при этом они делали шаги к взаимному сближению, вовсе не считаясь с интересами Республики Армения, которой постоянно угрожала турецкая опасность. В итоге Республика Армения вновь оказалась в изоляции и без чьей-либо поддержки в регионе.
Делегация Республики Армения вернулась в Ереван. Тем временем высокопоставленные чиновники Грузии со всеми почестями торжественно встречали военного министра Азербайджана С. Мехмандарова, визит которого преследовал цель завершить подготовительный этап заключения грузино-азербайджанского антирусского военного союза. Разведка Юга России сообщила генералу А. Деникину, что конференция республик Закавказья закончилась безрезультатно.
Республика Армения окончательно отказалась примкнуть к грузино-азербайджанскому военному союзу, между тем в Тифлисе готовились к подписанию грузино-азербайджанского военного договора. Грузия и Азербайджан начали серьезно готовиться к войне против Добровольческой армии:
а) в Грузии и Азербайджане в спешном порядке проводилась мобилизация населения;
б) к терско-дагестанской границе стягивались войска, поставлялись оружие, боеприпасы и военная амуниция;
в) большевики предоставили горцам и иным недовольным элементам огромные финансовые средства с целью развертывания вражеских действий против Добровольческой армии;
г) средствами грузинской и азербайджанской периодической печати была развернута антиденикинская истерия и так далее.
Учитывая сложившуюся ситуацию, генерал А. Деникин 13-го июня в письме к английскому военному командованию в Екатеринодаре сообщает о том, что в случае военных действий со стороны Азербайджана, направленных против Добровольческой армии, он вынужден будет действовать сообразно создавшейся обстановке.
Письмо заканчивалось заверениями в том, что Добровольческая армия и «Особое совещание» не имели и не имеют враждебных намерений в отношении Азербайджана. Более того, Добровольческая армия считает Азербайджан частью России, признавая за ним право на самостоятельное существование до решения вопроса Общероссийским Учредительным Собранием. Считаем нужным отметить, что в это время Добровольческая армия всячески старалась избежать вооруженного столкновения и в какой-то степени ей удалось утрясти нарастающее противоборство. В Тифлисе ей удалось достичь консенсуса как с представителями Азербайджана, так и Грузии, а именно: Добровольческая армия обязалась взять под свою юрисдикцию Петровск, Темир-Хан Шуру (административный центр Дагестана) и покинуть Дербент. Взамен Азербайджан должен был снабдить Добровольческую армию необходимым количеством нефти и иными продуктами, не препятствуя ей в организации мобилизации.
Что же касается Грузии, то Добровольческая армия оставляла за ней территорию, расположенную к югу от Гагры. Командующий английской военной миссией в Закавказье генерал Дж. Корри в своем письме к председателю правительства Грузии по поводу вышеупомянутой разграничительной линии писал следующее: «Закавказские государства должны опасаться агрессивных действий против Деникина и содействовать ему хотя бы предоставлением нефти и других необходимых [материалов] и не позволить, чтобы все это было вывезено для большевиков. Невыполнение этих условий приведет к тому, что полностью изменится благосклонное расположение Великобритании, и правительство Его величества будет поставлено в такие условия, при которых невозможно будет пресечь продвижение Деникина к югу».
27-го июня Л. Евангулян сообщил министру иностранных дел Республики Армения о том, что правительство Азербайджана предоставило Добровольческой армии керосин, мазут и топливо. Приняв предложения генерала Дж. Корри, министр иностранных дел Грузии Е. Гегечкори настоял на том, что «это решение должно быть претворено в жизнь на таких условиях, чтобы был обеспечен мир, что является волеизъявлением британского правительства». Хотя и между Добровольческой армией, Грузией и Азербайджаном было достигнуто согласие, но последние не доверяли генералу А. Деникину, в итоге 16-го июня они подписали грузино-азербайджанский оборонительный договор. Подписание антирусского военного договора Грузия и Азербайджан обосновывали также тем, что в случае отступления английских войск из Закавказья они должны были пресечь возможное нападение Добровольческой армии генерала А. Деникина.
Согласно первой статье договора, стороны обязаны были своими вооруженными силами и всеми военными средствами отразить любое нападение и защитить независимость и территориальную целостность друг друга. Это, несомненно, было направлено и против Республики Армения, поскольку как Азербайджан, так и Грузия считали частью своей территории некоторые исконно армянские территории. Согласно второй статье, стороны договаривались о том, что если одна из сторон по собственной инициативе, без предварительного согласия другой стороны, объявляет войну третьей стране, то другая сторона не обязана участвовать в ней. В пятой статье говорилось о том, что стороны обязывались не подписывать с другими государствами военных договоров без согласия другой стороны. Шестая статья гласила о том, что стороны обязывались в дипломатической сфере стремиться к единству целей, и имеющиеся разногласия урегулировать путем обоюдного согласия либо при посредничестве третейского судьи. По десятой статье Республике Армения предоставлялось право в течение двух недель после официального объявления о подписании грузино-азербайджанского договора сообщить о своем желании присоединиться к антирусскому военному союзу. Это свидетельствует о том, что Грузия и Азербайджан не исключали возможность присоединения Республики Армения к данному союзу.
22-го июня на закрытом заседании Грузинского Учредительного собрания, а 27-го июня того же месяца на закрытом заседании парламента Азербайджана был ратифицирован грузино-азербайджанский «оборонительный договор». 24-го июля в Париже председатели делегации Грузии и Азербайджана (Г. Чхеидзе, А. Топчибашев) отправили письмо председателю мирной конференции Ж. Клемансо по поводу подписания грузино-азербайджанского договора.
28-го июня, согласно десятой статье договора, заканчивался срок, отведенный Республике Армения для присоединения к грузино-азербайджанскому военному союзу. В тот же день А. Хатисян отправил телеграмму дипломатическому представителю Республики Армения в Тифлисе с требованием сообщить правительству Грузии о том, что в случае столкновения Добровольческой армии с Республикой Грузия правительство Республики Армения намерено сохранить нейтралитет. В телеграмме отмечалось также, что правительство Республики Армения считает возможным содействие Парижской мирной конференции в том, чтобы политические и территориальные вопросы республик Закавказья решались не силой оружия, а дипломатическим путем, пока конференция примет по этим вопросам окончательное решение. В конце телеграммы А. Хатисян отмечал, что правительство Республики Армения считает для себя нецелесообразным состоять в «оборонительном союзе».
Таким образом, скрупулезное изучение многочисленных архивных документов и материалов приводит к заключению, что правительство Республики Армения приняло верное решение о неприсоединении к грузино-азербайджанскому антирусскому военному союзу. В качестве обоснования этой мысли приведем ряд аргументов:
1. На повестке дня Добровольческой армии Юга России и «Особого совещания» не стояла задача захвата республик Закавказья силой оружия, поскольку они готовились к решительному наступлению на Москву.
2. Если б даже Добровольческая армия намеревалась использовать оружие против республик Закавказья, то этого не допустило бы английское военное командование.
3. Если бы Добровольческая армия захватила Грузию и Азербайджан, то это нанесло бы удар и независимости Республики Армения.
4. В отношении Грузии и Азербайджана у Добровольческой армии и «Особого совещания» были четкие стратегические планы.
5. Приближение Добровольческой армии к терскодагестанской границе преследовало определенные цели, а именно: преградить дорогу большевикам, лишить их бакинской нефти, помешать поставке различных нефтепродуктов, предоставив их Югу России. Это было на руку английскому военному командованию, поскольку в таком случае ширились возможности борьбы с большевиками.
6. Создав угрозу для Грузии, генерал А. Деникин пытался умерить ее агрессивные намерения и заставить вывести войска из черноморских районов.
7. Если Грузии и Азербайджану грозила опасность с севера, то Республике Армения – с запада, то есть со стороны Турции.
8. Добровольческая армия и «Особое совещание» не предприняли каких-либо шагов в отношении Республики Армения, в том числе они не обращались к Армении с каким-либо предложением, хотя не следует забывать о том, что с февраля – марта по июль официальные отношения Республики Армения с главным командованием Добровольческой армии были заморожены.
9. Правительство Республики Армения не могло предать забвению судьбы десятков тысяч армянских беженцев, скопившихся на Юге России, а также организацию их репатриации. Кроме того, в условиях изоляции от внешнего мира и блокады Республика Армения надеялась организовать доставку с Юга России зерна, оружия, боеприпасов и других жизненно необходимых товаров. Наконец, правительство Республики Армения не могло отказаться от экономической, политической и военно-стратегической помощи Юга России.
10. Угроза опасности со стороны армии генерала А. Деникина сдерживала агрессивные устремления Грузии и Азербайджана в отношении армянских территорий, тем более, что соседние республики вовсе не давали гарантий в том, что откажутся от своих территориальных притязаний.
Но несомненным было и то, что отказ армянской стороны от присоединения к антирусскому военному союзу имел и негативные последствия для Республики Армения, тем самым усугубив и без того напряженные отношения с Тифлисом и Баку.
Генерал А. Деникин склонялся к убеждению, что в таких сложных политических условиях едва ли возможно воссоединение Закавказья с Югом России путем откровенных угроз или силой оружия. Великобритания открыто препятствовала агрессивным устремлениям Добровольческой армии и всячески пыталась изолировать ее от Закавказья. Создание английским военным командованием нейтральных зон в Закавказье, равно как и последние столкновения Грузии и Азербайджана с Добровольческой армией на пограничной линии с районами Черноморья и Дагестана еще раз убедили А. Деникина в том, что необходимо все усилия направить «на воссоединение Закавказья с Югом России без потрясений».
«Особое совещание» сочло своей первоочередной задачей овладение Закавказьем путем политического, финансового и торгово-экономического сотрудничества и тем самым взять под свой контроль стратегически важные объекты Закавказья.
2-го июля 1919 г. начальник военного управления Добровольческой армии и «Особого совещания» генерал А. Лукомский представил на утверждение генералу А. Деникину секретную инструкцию, выполнение которой было поручено главному представителю А. Деникина в Закавказье генералу Н. Баратову. Штаб последнего находился в Тифлисе.
Согласно подписанной А. Деникиным секретной инструкции, Н. Баратову надлежало осуществить определенные задачи, руководствуясь отмеченным в инструкции основным принципом. Прежде всего А. Деникин сообщил Н. Баратову о том, что отправляемая ему секретная инструкция являет собой стратегический план закавказской политики «Особого совещания» Добровольческой армии и ключ к пониманию происходящих там событий.
В «Политической части» инструкции было отмечено следующее: «Имея в виду, что все Закавказье в пределах границ до начала войны 1914 года должно быть рассматриваемо как неотделимая часть Российского государства, Вам надлежит подготавливать почву для безболезненного воссоединения этих областей в одно целое с Россией под верховным управлением общероссийской государственной власти».
А в отношении Республики Армения в инструкции было указано: «Вполне сочувствуя стремлениям армянского народа к… объединению в этнографических границах и считая армян тесно связанными в их исторических и экономических интересах с единою неделимою Россией, в пределы которой входит наиболее цветущая часть Армении, главное командование Вооруженных сил Юга России, так же как и в отношении Грузии и Азербайджана, … допускает временное самостоятельное управление армянских областей впредь до окончательного установления общероссийской государственной власти, не имея никаких агрессивных в отношении Армении намерений, но всемерно стоя на страже единства Российской государственности».
О том, что генерал Н. Баратов должен прибыть в Закавказье, правительство Республики Армения было осведомлено в конце июля – начале августа из секретных официальных сообщений генерального консула Республики Армения в Батуми Г. Едигаряна, дипломатического представителя Армении в Тифлисе Л. Евангуляна и военного атташе генерала Кишмишева. В адресованном министру иностранных дел Республики Армения письме – донесении от 2-го августа Л. Евангулян сообщал о том, что целью визита Н. Баратова в Закавказье является урегулирование отношений между Добровольческой армией Юга России и республиками Закавказья.
В июле были предприняты первые шаги в направлении восстановления отношений между правительством Республики Армения и главным командованием Добровольческой армии. Это было обусловлено рядом политических и экономических причин двустороннего порядка. Первоочередной для армянского правительства задачей являлось обеспечение безопасности и независимости страны. Последней угрожала опасность со стороны Турции. Не меньшую опасность таил в себе грузино-азербайджанский антирусский военный договор.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме