Яндекс.Метрика Отношение Юга России к вопросу о фактическом признании Республики Армения. Делегация нового казацкого правительства (Верховный Круг) в Ереване

Отношение Юга России к вопросу о фактическом признании Республики Армения. Делегация нового казацкого правительства (Верховный Круг) в Ереване

Военные успехи Советской армии изменили политическую обстановку в Закавказье, где утверждала свое влияние Советская Россия. Это обстоятельство вызвало серьезную обеспокоенность руководящих кругов государств Антанты. Как пишет журнал “Айреник”: «Бессилие Белого движения открывало перед Красной армией дорогу к трем новым республикам. Это уже не являлось их внутренним вопросом, связанным с сохранением независимости, это был вопрос опасности, угрожающей Европе и, в особенности, Англии со стороны победно приближающейся к границам Азии Советской власти. С другой стороны, это грозило союзным войскам, находящимся в Закавказье, войскам, которые не были столь сильны, чтобы вступить в открытую борьбу с [войсками] Красной армии».
В январе 1920 г. Верховный совет государств Антанты вместе с представителями военных штабов этих государств обсудил вопрос о мероприятиях по оказанию помощи республикам Закавказья. В английском меморандуме говорилось: создавшаяся ситуация является результатом поражения как адмирала А. Колчака, так и генерала А. Деникина. В силу неизбежности нападения на Кавказ Советской армии особенно осложнилось положение Грузии. Без серьезной помощи переживающая экономический кризис Грузия не в состоянии противостоять одновременному нападению с севера и с юга, а поражение Грузии будет иметь серьезные последствия для союзников.
В качестве срочных мер британская сторона предлагала следующее:
1. Признание союзниками Грузии и Азербайджана...
2. Все припасы, отправленные в качестве помощи Деникину и находящиеся еще в пути, отправить в эти республики.
3. Оказать дополнительную помощь Грузии, Азербайджану и Армении.
4. Оказать серьезную помощь для защиты Баку и Батуми.
5. Не позволить большевикам дойти до Каспийского моря.
В представленной Верховному совету государств Антанты совместной докладной записке, составленной маршалом Фошем, фельдмаршалом Вудро Вильсоном, Уинстоном Черчиллем, адмиралом Битти и другими, говорится: «Если невозможно победить большевизм на его собственной территории, то надо сделать все возможное, чтобы остановить его в нескольких опасных направлениях, к примеру, на Кавказе.
С этой целью следует рассмотреть вопрос о создании на Кавказе военных барьеров. Исходя из нестабильного положения местных правительств, слабости их военных сил, эти барьеры следует создать прежде всего с помощью европейских войск». Таким образом, предчувствуя угрожающую им опасность, правительства государств Антанты вдруг «вспомнили» о том, что республики Закавказья давно просят признать их независимость. В этом вопросе дипломатические усилия армянских делегаций в Западной Европе не увенчались успехом. Фактически, правительства государств Антанты были напуганы тем, что Закавказье находится под угрозой вторжения большевиков, а это в свою очередь может проложить большевизму дорогу в Персию и страны Передней Азии.
Вот почему признание de facto республик Закавказья стало насущной задачей для государств Антанты, что могло объединить закавказские республики в борьбе с большевизмом против Советской России. Акт их официального признания был всего лишь политической игрой, преследующей цель «блокировать большевистское движение».
Признание Верховным советом государств Согласия независимости республик Закавказья, по сути, создавало для последних возможность защититься от большевистской опасности. Грузия и Азербайджан, в силу своей антирусской ориентации, сразу же оказались в центре внимания государств Антанты.
12-го января 1920 г. Верховный совет государств Согласия de facto признал правительства Грузии и Азербайджана, предав «забвению» Республику Армения. Разумеется, это вызвало глубокое возмущение как в политических и дипломатических кругах республики, так и у армянского народа в целом. В этой связи журнал «Айреник», издававшийся в Бостоне, задавался вопросом, почему «союзники одновременно не признали de facto и Армению».
А. Хатисян выразил свое возмущение в письменной форме, адресовав его Верховному комиссару Англии в Закавказье М. Уордропу, прося последнего довести это до сведения Верховного совета государств Антанты. В ответном письме от 15-го января М. Уордроп пишет А. Хатисяну: «Я был весьма озабочен, узнав от Вас, что Ваши соотечественники обеспокоены признанием de facto лишь Грузии и Азербайджана. На мой взгляд, эта весть должна была произвести обратное впечатление. Армянский вопрос связан с турецким и вскоре будет решен мирным договором с Турцией, а до этого я не уполномочен делать какие-либо официальные заявления по вопросу признания Армении. А тот факт, что Грузия и Азербайджан были de facto признаны, полагаю, является убедительным доказательством того, что армянский народ не имеет никаких оснований для беспокойства... Это дело можно доверить союзникам, будучи полностью уверенными в том, что по отношению к армянам они будут справедливы».
Аргументация М. Уордропа на первый взгляд кажетсявполне обоснованной. И впрямь, Армянский вопрос обсуждался на Парижской мирной конференции, и подготавливался договор, который должен был быть подписан с Турцией, решив тем самым вопрос Западной Армении. Однако это никоим образом не могло помешать признанию со стороны Верховного совета государств Антанты республики Восточной Армении. На самом деле это было обусловлено дружественными отношениями Республики Армения с Югом России. Правительства государств Согласия были убеждены в том, что Республика Армения не выступит против России, какой бы она ни была – «белой» или «красной». Но поскольку Верховный совет государств Антанты открыто проявлял свое неблагосклонное отношение к Армянской республике, то вскоре он поспешил исправить свою ошибку. 19-го января была de facto признана и Республика Армения. Верховный совет государств Антанты полагал, что международное признание правительств трех республик Закавказья могло послужить дипломатической и правовой основой для объединения всех сил этих республик против Советской России.
23-го января Л. Керзон телеграфировал в Тбилиси М. Уордропу о решении Верховного совета государств Антанты, а заместитель последнего – Гранд в тот же день сообщил А. Хатисяну следующее: «Верховный совет в Париже постановил, что правительство Армении должно быть признано как правительство de facto при условии, что это признание ни в коем случае не может предопределить окончательное решение вопроса о границах. Это признание условно относится к Армении со столицей Ереван, но никоим образом не относится к Турецкой [Западной] Армении». На следующий день – 24-го января, А. Хатисян огласил содержание телеграммы на чрезвычайном заседании парламента Республики Армения.
Что касается позиции, принятой по этому вопросу главным командованием Добровольческой армии и «Особого совещания», то она была обусловлена главной целью военнополитической борьбы А. Деникина, а именно: восстановлением Российской империи в границах 1914 г. А это означало, что генерал А. Деникин не признавал независимость республик Закавказья, в том числе и независимость Республики Армения. И он не изменил своей позиции, несмотря на приложенные армянской дипломатией усилия.
20-го января 1920 г. представитель правительства Республики Армения при главном командовании вооруженных сил Юга России Ов. Сагателян в своем письме – донесении на имя министра иностранных дел Республики Армения сообщает: «В настоящий момент почти предрешено поражение Добровольческой армии в ближайшее время, однако генерал А. Деникин, считая своей высшей целью… создание «Единой, неделимой России», продолжает не признавать независимость Армении... Вот почему в этот момент не считаю целесообразным поднимать этот вопрос. Считаю необходимым подождать еще несколько дней, и станет известным положение Добровольческой армии». Этот вопрос, продолжает Ов. Сагателян, неоднократно выдвигался перед главным командованием и «Особым совещанием», на что, однако, всегда следовал ответ, что надо ждать созыва Общероссийского Учредительного собрания, которое и даст окончательный ответ.
Именно в силу сказанного главное командование Добровольческой армии и «Особого совещания» с возмущением отреагировало на решение Верховного совета государств Антанты о признании de facto правительств трех республик Закавказья, полагая, что тем самым признается независимость этих республик, хотя и на самом деле так и было. В январе 1920 г. в Екатеринодаре, в Верховном Круге Дона, Кубани и Терека генерал А. Деникин выразил свою точку зрения по вопросу о признании de facto правительств трех республик Закавказья.
Генерал отметил: «Ввиду того, что позиция, занятая конференцией по отношению к Азербайджану и Грузии, дала последним повод думать, что речь идет о признании независимости этих новообразований, – я заявил протест. Но сегодня получил официальное разъяснение, что державы признали самостоятельность фактических правительств, а не самих окраин.
Это не нетерпимость, а соблюдение высших интересов русской державы, и этим не исключается вовсе возможность установления добрососедских отношений на тех именно основаниях, которые приведены в моем заявлении». На просьбу союзников определить свое отношение к окраинам бывшей Российской империи генерал А. Деникин ответил, что он находит правомерным признание «самостоятельности существующих окраинных правительств и установление будущих отношений путем договора общерусского правительства с окраинными правительствами с допущением сотрудничества союзников».
По поручению Верховного совета государств Согласия главное командование вооруженных сил Юга России и «Особое совещание» также признали факт существования правительств трех республик Закавказья. 21-го января (3-го февраля) 1920 г. генерал А. Деникин телеграфировал своему представителю в Тифлисе полковнику Дену о том, чтобы последний сообщил властям закавказских республик, что главное командование вооруженных сил Юга России и «Особое совещание» признают фактическое существование правительств Грузии, Азербайджана и Армении.
10-го февраля военный представитель Главнокомандующего вооруженных сила Юга России полковник М. Зинкевич обратился к премьер-министру Республики Армения с официальном сообщением: «Имею честь представить правительству Армении посланное мне через Верховного комиссара Великобритании в Закавказье и нашего представителя в Тифлисе телеграфное сообщение от 21-го января по старому календарю (3-го февраля по новому календарю), которым объявляется, что главное командование вооруженных сил Юга России признает фактическое существование Армении, Азербайджана и Грузии».
В сущности, имело место фактическое признание республик Закавказья, что было равносильно признанию их независимости. Говоря о фактическом признании правительств республик Закавказья, генерал А. Деникин создавал тем самым видимость непризнания их независимости. При этом Республика Армения была признана генералом Деникиным гораздо раньше, еще 20-го августа 1919 г., когда им был назначен военный и политический представитель при правительстве Республики Армения. Неоспорим тот факт, что со стороны главного командования вооруженных сил Юга России и «Особого совещания» независимость республик Закавказья фактически была признана тогда, когда Добровольческой армии грозил развал, однако генерал А. Деникин не отказывался от своей политической программы «Единая, неделимая Россия». Дело в том, что создание единого фронта борьбы против Советской России со стороны отделившихся от бывшей Российской империи несоветских государственных образований было нереально, поскольку это могло стать угрозой для независимого существования самих этих образований.
Для народов Закавказья сложилась сложная и весьма противоречивая ситуация. С одной стороны, Грузия и Азербайджан с радостью приняли весть о неизбежном поражении армии генерала А. Деникина, а с другой – они были обеспокоены тем, что их независимости грозила новая опасность со стороны Советской армии. 25-го марта 1920 г. Исполняющий обязанности дипломатического представителя Республики Армения в Грузии Л. Туманян сообщил из Тифлиса следующее: грузинские руководители убеждены в том, что «установление власти большевиков в Грузии повлечет за собой крах (идей) независимости, потому как известно, что коммунисты Грузии стремятся к объединению с Россией на основе федерации».
В столь непростой политической обстановке армянская дипломатия продолжала соблюдать нейтралитет как в отношении Добровольческой армии, так и Советской России, не вмешиваясь в их борьбу. Исходя из интересов республики, правительство Республики Армения продолжало сохранять дружественные отношения с Добровольческой армией Юга России вплоть до ее окончательного поражения. Руководство Республики стремилось использовать политические, военные и экономические возможности Юга России. Республика Армения все еще находилась в «железном кольце» турецкоазербайджанских банд. Армения нуждалась в оружии, боеприпасах, зерне, продовольствии и других жизненно необходимых товарах, которые она должна была ввозить из Донской, Кубанской и Терской областей. В подконтрольных Добровольческой армии районах решалась также судьба десятков тысяч армянских беженцев.
Главное командование вооруженных сил Юга России и «Особого совещания» продолжало поддерживать с Республикой Армения дружественные отношения. В середине февраля, во время встречи с Ов. Сагателяном, генерал А. Деникин еще раз отметил, что он по-прежнему благосклонно относится к армянскому народу и к Армении в целом и не перестанет помогать ей в борьбе с ее врагами. Несмотря на то, что Добровольческая армия испытывала серьезный продовольственный кризис, генерал А. Деникин обещал не прекращать поставку в Республику Армения зерна, продовольствия, оружия и других необходимых товаров.
Генерал также сообщил Ов. Сагателяну, что в Батуми сооружаются склады для оружия и боеприпасов Добровольческой армии, отметив при этом, что следует подумать о выборе надежных путей для поставки в Армению товаров первой необходимости, оружия и боеприпасов. Республика Армения получила помощь от Добровольческой армии – миллион двести тысяч патронов и ограниченное количество боеприпасов. Армянские дипломаты знали, что в кризисные для Добровольческой армии дни эта помощь была отнюдь не случайной. Преследуемая Добровольческой армией цель была вполне очевидной: направить ее против Советской армии.
Однако в столь сложной военно-политической ситуации главнейшей задачей властей республики была защита от врагов.
В феврале 1920 г. благодаря поддержке Добровольческой армии тысячи армян из Кубанской и Терской областей переселились на родину. Генерал А. Деникин разрешил создать в различных городах названных областей новые армянские консульства для решения вопросов как местных армян, так и армянских беженцев. Помимо этого он позволил в тех населенных пунктах, где не было армянских консульств, установить связь с Армянскими национальными советами и другими армянскими организациями.
В организации этой работы велика была роль Ованеса Сагателяна – дипломатического представителя Республики Армения при главном командовании Добровольческой армии Юга России и правительстве Кубанского края. С первых же дней создания дипломатического представительства Ов. Сагателян стал активно заниматься вопросами защиты прав и интересов армян, сосредоточенных на Юге России, армянских беженцев и военнопленных, а также организации репатриации последних. Кроме того, он приложил огромные усилия для установления и развития дружеских, политических и торгово-экономических отношений между Республикой Армения и Югом России. Дипломатическое представительство Армении проявляло большую активность, стремясь решить все поставленные перед ним задачи в условиях напряженного внутри – и внешнеполитического положения Юга России, что, разумеется, не могло не сказаться на его работе.
16-го декабря 1919 г. генералом А. Деникиным было ликвидировано «Особое совещание» при главном командовании вооруженных сил Юга России, а 23-го января 1920 г. им была признана независимость Донской, Кубанской и Терской областей. На основе соглашения, достигнутого между главным командованием вооруженных сила Юга России и руководящими кругами трех указанных областей, было создано новое казачье правительство – Верховный Круг под председательством генерала А. Деникина. Верховный Круг одновременно исполнял функции законодательного органа и исполнительной власти. По поручению генерала А. Деникина Н. Мельников (представитель правительства Дона) в январе – феврале 1920 г. сформировал новое правительство, в состав которого вошли: министр иностранных дел генерал Н. Баратов, министр финансов М. Бернацкий, министр без портфеля Н. Чайковский, недавно вернувшийся из Парижа и др. Это правительство не успело приступить к работе в силу противоречий и разногласий, возникших между командованием вооруженных сил Юга России и Верховным советом государств Антанты, а также из-за поражения Добровольческой армии.
Первоочередными задачами Верховного Круга были: а) приостановить продвижение Советской армии; б) сохранить независимость вышеуказанных областей. По решению председателя Верховного Круга из представителей Дона (П. Ковалев), Кубани (полковник М. Зазуля), Терека (полковник Н. Бигаев) была сформирована делегация для переговоров с правительствами трех республик Закавказья с целью выяснения возможностей закавказских республик в оказании содействия Добровольческой армии Юга России в борьбе против большевиков.
В направленном министру иностранных дел Республики Армения письме – донесении от 28-го февраля 1920 г. и телеграмме от 4-го марта Л. Евангулян сообщал о том, что 24-го февраля в Тифлис прибыла делегация Верховного Круга, где ей был оказан теплый прием. 27-го февраля премьер-министр Н. Жордания и министр иностранных дел Грузии Е. Гегечкори приняли делегацию в правительстве Грузии. Во время переговоров Н. Жордания отметил, что Грузия «всегда стремилась установить дружественные отношения с казаками, равно как и с генералом А. Деникиным, однако ей это не удавалось. Теперь грузинский народ встречает делегатов Верховного Круга с чувством большого удовлетворения. Грузия не может забыть свою столетнюю жизнь под флагом России, жизнь, которая наряду с отрицательными сторонами имела и положительные стороны. Грузия не может забыть ее культуру, на которой воспитывался грузинский народ». Затем Н. Жордания ответил на вопросы делегации Верховного Круга. Суть его ответов сводилась к следующему: «Грузия не может оказать казакам военную помощь, поскольку она для этого не располагает силами. Что же касается материальной и моральной помощи, то правительство Грузии готово пойти им навстречу».
7-го марта делегация Верховного Круга отбыла из Тифлиса в Ереван, где её торжественно встретили военный министр Республики Армения – генерал Х. Араратян (Араратов), заместители министра иностранных и министра внутренних дел, комендант г. Еревана капитан П. Шахатуни, представитель генерала А. Деникина полковник М. Зинкевич и другие официальные лица. На следующий день, 8-го марта, в Совете министров их принял А. Хатисян. Во время переговоров делегация Верховного Круга обратилась к правительству Республики Армения со следующими вопросами:
1. Как именно Республика Армения может участвовать в борьбе против большевиков.
2. Обмен военным снаряжением.
3. Возможность укомплектования Добровольческой армии в Республике Армения и отношение правительства к этому вопросу.
4. Могут ли русские солдаты и беженцы найти пристанище в Республике Армения в случае отступления Добровольческой армии.
5. Каково положение русских в Республике Армения.
6. Какую помощь Республике Армения может оказать Верховный Круг в политической, экономической и военной сферах
7. Установление почтово-телеграфной связи с Югом России.
От имени армянского народа, а также правительства и парламента Республики Армения А. Хатисян поблагодарил главное командование вооруженных сил Юга России, лично генерала А. Деникина за предоставленную Республике Армения политическую, экономическую и военную помощь и содействие в организации возвращения на родину армянских беженцев и военнопленных. Затем премьер-министр обнародовал решение правительства по вопросам, выдвинутым делегацией Верховного Круга.
1. Республика Армения не располагает возможностью предоставить вооруженные силы для борьбы против большевиков. Армянская республика не может предоставить вооруженных отрядов, поскольку окружена турецко-азербайджанским кольцом, и все ее вооруженные силы распределены по разным фронтам.
2. Республика Армения готова организовать обмен военным снаряжением.
3. Правительство республики считает, что в Армении нет таких резервов, благодаря которым можно было бы сформировать добровольческие вооруженные отряды для помощи Югу России. Единственный резерв – это молокане, однако они заражены большевизмом. Официальное объявление о формировании добровольческих военных отрядов не отвечает политическим интересам Республики Армения. Однако правительство республики не будет чинить препятствий отдельным лицам, которые пожелают вступить в Добровольческую армию.
4. В случае отступления Добровольческой армии Республика Армения готова принять солдат русской армии и беженцев, но в силу острого продовольственного кризиса последние должны иметь с собой необходимый запас продовольствия.
5. Положение русских в Республике Армения, можно сказать, привилегированное. Они не являются военнообязанными, и ни один русский не был выдворен из Республики Армения, наоборот, приехавшие из других местностей русские нашли в Армении пристанище и работу. В армии много русских офицеров и солдат. Пострадавшим в результате национализации Армянской армии русским предоставляется компенсация.
6. Юг России может оказать Республике Армения помощь в экономической, политической и военной сферах. Экономическая помощь может выразиться в отправке в Республику Армения зерна, хлеба, масла и семян. Политической помощью может явиться правовое признание единой Армении. Военная же помощь может выразиться в виде обмена вооружением.
7. А. Хатисян выразил желание, чтобы Верховный Круг предпринял конкретные действия в направлении установления почтово-телеграфной связи между Югом России и Республикой Армения, поскольку отсутствие таковой имеет серьезные последствия.
Как видно из ответа А. Хатисяна, Республика Армения не брала на себя каких-либо обязательств. Делегацию Верховного Круга не удовлетворил дипломатичный ответ премьер-министра. Представитель делегации Терской области полковник Н. Бигаев в своих воспоминаниях писал о том, что «В Тифлисе журналисты не отходили от нашей делегации, а в Ереване даже из официальных газет к нам никто не подошел». И на этот раз в сложных политических условиях руководство Республики Армения сумело правильно сориентироваться, не приняв предложение генерала А. Деникина об оказании ему содействия в борьбе против большевиков. Правительству Республики Армения и на этот раз удалось занять нейтральную позицию, что на данный момент было единственно верным политическим решением.
11-го марта делегация казаков отправилась в Тифлис. 15-го марта были проведены заключительные переговоры в министерстве иностранных дел Грузии. На этот раз позиция правительства Грузии в отношении делегации резко изменилась, и переговоры завершились тем, что Грузия полностью отказалась от рассмотрения вопросов, выдвинутых делегацией казаков. Причина была ясна: в последние дни Добровольческая армия потерпела поражение на всех главных фронтах, и Советская армия приближалась к границам Закавказья. Полковник Н. Бигаев напоминал грузинским руководителям, что они предали забвению свои эмоциональные речи о России и русском народе, произнесенные ими три недели назад.
17-го марта делегация казаков отбыла в Баку для переговоров по тем же вопросам с властями Азербайджана. На вокзале делегация официально не была встречена. На следующий день в окрестностях дома премьер-министра Азербайджана Н. Усуббекова было организовано покушение на членов делегации Верховного Круга, и они вынуждены были покинуть Баку. Делегат Кубани полковник М. Зазуля сложил свои полномочия.
29-го февраля 1920 г. Советская армия захватила Ставрополь, 17-го марта – Екатеринодар, 22-го марта – Владикавказ, 23-го марта – Кизляр, 24-го марта – Грозный, а 30-го марта – Петровск. Почти на всей территории Северного Кавказа установилась Советская власть. Таким образом, в конце марта 1920 г. Добровольческая армия генерала А. Деникина потерпела окончательное поражение. 20-го марта того же года, согласно собственному приказу, генерал А. Деникин был освобожден от обязанностей Главнокомандующего вооруженных сил Юга России, которые были переложены на генерала П. Врангеля.
18-го апреля было ликвидировано военное представительство главного командования вооруженных сил Юга России и «Особого совещания» при правительстве Республики Армения в Ереване.
Была перевернута одна из важных страниц внешней политики Республики Армения. Завершился двухлетний процесс налаживания отношений Республики Армения с несоветскими и советскими государственными образованиями России. Наступала новая историческая эпоха, требовавшая новых внешнеполитических ориентиров, новых подходов, диктуемых интересами обеспечения безопасности армянского народа и его дальнейшего существования. Разумеется, в новую эпоху ощущалась настоятельная потребность в изменении вектора внешней политики Республики Армения, а именно: следовало начать переговоры с Советской Россией.
Даже крупные государства, жаждущие задушить Советскую Россию, вынуждены были смириться со своим поражением и пытались установить отношения с ней. В этой связи А. Агаронян в письме-донесении от 12-го апреля 1920 г. на имя премьер-министра Республики Армения А. Хатисяна пишет о том, что «У нас нет причин горевать либо радоваться. Это весомый политический факт, с которым мы должны считаться и адаптироваться к создавшимся новым условиям. Все государства и, в первую очередь, Англия, под предлогом экономической необходимости почти что вступили с Советами в политические отношения.
Следуя примеру великих держав, отделившиеся от России маленькие государства также стараются войти в переговоры с большевиками. Таково положение. Нам кажется, что в нынешних условиях Вы, подобно другим, вынуждены будете начать диалог с большевиками, чтобы вступив [на территорию] Кавказа, они проявили бы к нам благосклонность. Формула ясна – мы не являемся ни большевиками, ни антибольшевиками. Пролитую нами кровь и нашу непоколебимую благожелательность в отношении России следует выгоднейшим [образом] представить перед Советами. Они должны учесть и то, что ими уже признана Турецкая (Западная) Армения. Не так уж трудно признать объединение закавказской Армении с первой [Западной]. Так или иначе, в диалог с Советами следует вступить тайно».
В новых политических условиях по предложению А. Хатисяна в конце 1920 г. были внесены изменения также в составе правительства. 5-го мая 1920 г. парламент Республики Армения утвердил новый состав правительства Республики Армения: Премьер-министр и министр иностранных дел А. Оганджанян; Министр внутренних дел и военный министр Р. Тер-Минасян; Министр финансов и юстиции Абр. Гюльханданян; Министр сельского хозяйства и труда С. Врацян; Министр общественного образования и искусства Г. Казарян; Министр попечения и строительства С. Араратян; Министр путей сообщения А. Джамалян.
На том же заседании парламента Республики Армения был утвержден законопроект о прекращении в течение месяца работы парламента и передаче всех его полномочий правительству.
Таким образом, безрезультатными оказались все усилия Верховного совета государств Антанты и главного командования вооруженных сил Юга России, направленные на то, чтобы путем признания закавказских республик объединить их с целью пресечения большевистского движения. С победой Советской армии и советизацией Азербайджана 28-го апреля началась новая эра для народов Закавказья.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме