Первая мировая война в судьбе армянского народа

Самой трагической страницей в исторической судьбе армянского народа стала Первая мировая война. Все надежды на освобождение от турецкого ига рухнули именно в этот период. Надежда на помощь стран не оправдалась, а односторонняя ориентация на Россию в связи с революционными событиями последующих лет поставили Армению перед катастрофой.

Многие аспекты Первой мировой войны в исторической литературе освещены скудно или не затронуты вообще. Со дня начала войны все народы, населяющие Россию, откликнулись на призыв внести свой вклад в дело победы над врагом.

Армянская общественность, проживавшая на территории Северного Кавказа и не только, сразу же выступила в защиту интересов России. Нападение турецкого флота на Россию и начало военных действий на Кавказском фронте не оставило безразличным ни одного армянина.

В начале Первой мировой войны и особенно, когда Турция развязала войну с Россией, весь армянский народ, надеясь на осуществление вековой мечты о свободе, единодушно стал на сторону России и Антанты.

Как свидетельствуют факты из докладной записки, поступившей в Министерство иностранных дел России 11 ноября 1915 года, в августе 1914 года в Эрзерум приехали представители иттиахада (партия «Единения и прогресса») Бехаэтдин Шакир, Наджи-бей и Хильми-бей для переговоров с армянами с целью выяснить их позицию в случае возникновения русско-турецкой войны и склонить армян на сторону Турции. Они говорили: «Россия и ее союзницы не в силах противостоять центральным империям; весь магометанский мир, от Марроко до Белуджистана и Афганистана, сплотился вокруг Турции для борьбы против России, Франции и Англии; на Кавказе примкнут к нам грузины и мусульманские племена, которых Турция сорганизует и снабдит оружием. Но удача наших действий на Кавказе находится всецело в ваших руках, и в случае вашего согласия стать во главе кавказского антирусского движения достаточно будет двинуть на Кавказ войска в 200-300 тысяч человек, чтобы отбросить русских на Кавказский хребет...». В случае поддержки турок они обещали автономию для армян в пределах Турции. Уполномоченные армян отвергли предложение представителей младотурок и заявили, что они не будут преследовать политических целей и будут придерживаться лояльной к своим правительствам политики как в Турции, так и в России, а желание развязать войну с Россией они охарактеризовали как авантюру, угрожающую существованию самой Турции.

Бехаэтдин Шакир расценил такую позицию армян как измену интересам и идеалам самой Турции.

В конце 1914 года младотурки попытались вновь склонить армян к активному выступлению на стороне Турции, но получили категорический отказ. Покидая совещание, турецкие делегаты заявили армянам: «На Кавказе армяне явно выступили на стороне России и являются помехой стремлениям Турции; ответственность за турецкие неуспехи всецело ляжет на вас, армян»

Армянская общественность России и зарубежных стран с восторгом восприняла сообщение о войне с Турцией. В ряде газет, и в частности в газете «Северокавказский край», появляются сообщения о поддержке армянским населением России. В одном из них сообщалось: «Известие о войне с Турцией принято населением восторженно. Вечером перед дворцом наместника состоялась грандиозная манифестация. Число записывающихся добровольцами велико и в числе их воспитанники старших классов армянской семинарии...».

Первой на войну с Турцией откликнулась армянская церковь. На страницах газеты «Северокавказский край» 31 октября 1914 года с воззванием выступил священник Ставропольской церкви им. Григория Просветителя С. Тер-Ованнесьянц, который отмечал, что среди подвластных Турции христианских народов ранее всех ей подвластен был армянский народ: «В некогда цветущей Армении он стоически претерпевал и до сих пор претерпевает все унижения рабства, тирании баев, грабительства кочевых диких курдов, глумление башибузуков, т.е., другими словами, довольно обычные явления рафинированного зверства на почве мрачного фанатизма». Автор воззвания, продолжая свою мысль, писал: «Свыше шестисот лет, с самого основания турецкого владычества в Малой Азии, многострадальный армянский народ, этот пасынок истории, этот поистине народ-сирота, находился под владычеством турок, перенося избиения, насилия и гонения с покорностью тупого отчаяния, которую нередко ставят в упрек народы, избалованные историей».

Заканчивалось воззвание словами: «Настал Суд Божий, и Он зовет нас на ратный славный подвиг во имя спасения Армении под протекторатом великой России».

Интеллигенция выразила свое отношение к войне на Кавказском фронте стихами местного поэта из г. Ставрополя Манука Ягоянца:

СТРАЖДУЩЕЙ АРМЕНИИ

Ты много плачешь,

И даль грядущего темна,

Но верь - ты все же засияешь,

Моя родимая страна.

Не все страданья безответны,

Не всякий вопль, ужасный стон,

Верь, - мрак проходит беспросветный,

И засияет небосклон.

Засветит солнце возле Вана,

Поля сражений озарит,

Пробудит храброго Вартана

И мощь былую воскресит.

И, сбросив гнет с плеч Арарата,

Упавший дух проснется вновь,

Из тьмы веков и топи блата
       Засветит правда и любовь.

Официальные данные русского Верховного командования свидетельствовали о том, что с самого начала Первой мировой войны в русских армиях Западного и Кавказского фронтов в военных действиях участвовало около 300 тысяч армян-воинов. О количестве добровольческих дружин и их личном составе по архивным источникам имеются противоречивые сведения.

Многочисленные факты подтверждают высокий патриотический порыв армян. Отовсюду: из Франции, США, Египта, Болгарии, Кипра и других государств поступали заявления с просьбами принять в дружины. Наряду с этим многие из зарубежных армян предлагали денежные суммы для закупки оружия и снабжения дружин.

10 ноября 1915 года министр путей сообщения России в отношении на имя Сазонова сообщает: «Милостивый государь Сергей Дмитриевич! В ответ на письмо от 10 декабря 1914 года за № 876. Я имею честь уведомить Ваше высокопревосходительство, что мною, по соглашению с министром финансов, признано возможным допустить бесплатно перевозку из Болгарии на Кавказ по казенным и Владикавказской железным дорогам, в вагонах IY и III класса зарубежных армян, поступающих в добровольные дружины для действия против турок при условии предъявления удостоверений от Российского посланника в Софии».

Газеты 1914 года сообщали: «На днях... из Бухареста выехал отряд армянских добровольцев; формируются новые отряды». Сотрудник «Кавказского слова» посетил в Тифлисе сборный пункт армянских добровольцев: «Даже для сборного пункта добровольцев, куда стекаются люди всех разнообразных слоев армянского народа, начиная с рабочих и крестьян и кончая капиталистами, эта масса интеллигентных, прилично одетых людей производит немного необычное, но приятное впечатление. Рядом с наречиями турецких армян то и дело слышишь английскую речь. Это - добровольцы из Америки. Нью-Йорк - Архангельск - Тифлис и передовые позиции на русско-турецком фронте великой европейской войны».

Американские армяне были в восторге от оказанного им сердечного приема населением Архангельска. Их всюду засыпали цветами и конфетами.

По сообщению газеты «Арев», в комитет братской помощи в Нахичевани Эриванской губернии поступило с 23 декабря 1914 по 30 июня 1915 года «от армянского бюро в Тавризе 3900 руб., центрального тифлисского комитета 3000 руб., Графини Воронцовой-Дашковой 5000 руб., всероссийского земского союза 7500 руб., бакинского армянского комитета 9372 руб. 95 коп., кавказского центрального и эриванского его отделения 51000 руб., от крестьян в селениях Сисиана 66 руб. 73 коп., эчмиадзинского главного комитета 47000 руб. и пр. всего 139219 руб. 68 коп».

Особенно ярко проявилась благотворительная миссия армянского населения Северного Кавказа в деле оказания медицинской помощи больным и раненым воинам.

С 12 по 14 сентября 1914 года состоялся Съезд городских голов городов Кавказского края, созванный распоряжением наместника Его Величества на Кавказе для организации помощи раненым. На съезде было сформировано Бюро Союза Кавказских городов, входящее в состав Всероссийского Союза городов под покровительством Красного Креста на равных основаниях. Председателем Бюро единогласно был избран Тифлисский голова, врач по профессии, видный армянский политический деятель А.И. Хатисов (Хатисян).

Хатисов (Хатисян) Александр (1874-1945), армянский политический деятель. Член партии Дашнакцутюн. По профессии врач. Окончил гимназию в Тифлисе, затем учился в Московском и Харьковском университетах, в Германии. В 1902 году был избран членом гор. совета Тифлиса, в 1906 году - помощником городского головы Тифлиса, в 1909-1917 гг. являлся городским головой и одновременно председателем Кавказского комитета Союза городов, в 1915-1917 гг. - заместителем председателя Армянского национального бюро (Тифлис). В 1917 году переехал в Армению, был избран городским головой Александрополя. В 1918 году с образованием Закавказской Демократической Федеративной Республики был назначен министром финансов правительства Закавказского сейма, принял участие в мирных переговорах с Турцией, состоявшихся в Трапезунде и Батуме в 1918 году. С ноября 1918 года - министр иностранных дел, с августа 1919 по май 1920 года - председатель правительства Республики Армении. 2 декабря 1920 года подписал от имени правительства Александропольский договор. После установления в Армении Советской власти - эмигрант. В эмиграции (Франция) продолжал политическую деятельность, в составе национальной делегации принял участие в Лозанской конференции 1922-1923 годов.

Придерживался антисоветской политической линии своей партии. Автор мемуаров «Возникновение и развитие Республики Армении» (1930).

В члены бюро были включены видные представители городов - административных центров Северного Кавказа и Закавказья. От Ставропольской губернии в бюро вошел председатель Ставропольской земской управы М.П. Поярков.

По постановлению Чрезвычайного Ставропольского губернского земского собрания 2 августа 1914 года был образован губернский земский Комитет помощи больным и раненым воинам.

В сферу деятельности комитета входили: 1. Организация и оборудование госпиталей в г. Ставрополе и Ставропольской губернии. 2. Организация патронажа и размещение вышедших из госпиталей больных и раненых у местных жителей. 3. Организация курсов подготовки сестер милосердия.

Первоочередной целью своей деятельности губернский комитет ставил оборудование госпиталей на 1000 коек.

Прибывший на заседание съезда Северного Кавказа и Закавказья помощник наместника Его Императорского Величества на Кавказе генерал от инфантерии А.З. Мышлаевский отметил: «Программа Вашего Съезда уже разработана при участии Тифлисского Городского Головы А.И. Хатисова».

Бюро Союза Кавказских городов (согласно архивным документам; журналу заседаний Бюро Союза Кавказских городов, журналу заседаний Съезда представителей городов Кавказского края от 12 сентября 1914 года, журналу заседаний 21 октября 1914 года Особой комиссии по организации помощи раненым, журналу заседаний Бюро Кавказского отдела Всероссийского союза городов от 12 ноября 1914 года и др.) регулярно проводило свои заседания и съезды, эффективно решало насущные вопросы, связанные с ускоренным выпуском учеников из мужского и женского фельдшерских школ, училищ сестер милосердия, санитаров, с укомплектованием медицинских учреждений врачебным персоналом, лекарственным обеспечением, обеспечением перевязочным материалом, медицинским инвентарем.

В организацию госпиталей значительный вклад внесли духовенство, купечество, национальные общины, Дамский комитет губернии и другие общественные организации, среди которых были представители армянских общин.

Дамский комитет г. Ставрополя и особенно г. Святого Креста, куда входило много армянок, оказывал значительную помощь в укомплектовании госпиталей.

В созданных госпиталях и земских лечебных учреждениях Ставропольской губернии работали более 15 врачей-армян, что составляло большой процент среди всех врачей, если иметь в виду, что в 1914 году в Ставропольской губернии было врачей городовых - 2, уездных - 5, земских участковых -19, состоявших на государственной службе, больничных и вольно практикующих - 56, среди которых также были армяне. Говоря о лечебных учреждениях губернии, необходимо отметить, что некоторые из врачей для работы в госпиталях были направлены из г. Ставрополя. Среди врачей армянского происхождения в городе Ставрополе работали: Д.К. Манучарова, А. Сафьян, Н.Г. Осипянц, А.А. Багдасарянц, Н.Г. Айдинов; участковые земские врачи: Безопасненский - Карапет Мелконович Мержанов, Александр Аствацатурович Акопянц; Белоглинский - Михаил Иванович Халаджиев; Архангельский - Иван Александрович Адресов; Воронцово-Никольский - Семен Григорьевич Квавелянц; Тахтинский - Ф.Н. Петросянц; Александровский - Н.А. Калантарянц; зубной врач - Н.И. Чувалов. Губернское земское управление в связи с большой нехваткой врачей своим постановлением назначило студента медицинского факультета Императорского Московского университета Х.Я. Пахалова в Воздвиженский врачебный пункт и в госпиталь младшим ординатором И.К. Титрова.

Из среднего медицинского персонала можно выделить фельдшерицу А.В. Тер-Арутюнову, сестер милосердия Сатеник Тадеосян, Арусяк Адимовну Манучарову, Е.Е. Хачетурову, Анастасию Иосифовну Зазаеву, Е.А. Бабаеву, И. Тадеосьянц.

Из созданных в Ставрополе госпиталей для раненых и больных воинов на средства армянской общины был организован «Заразный городской барак» на 25 кроватей и 20 коек в госпитале № 6.

Патриотическое движение охватило медицинский персонал и армянского происхождения. Среди врачей, выразивших желание 30 июня 1914 года «принять участие в работе общеземской организации по уходу и призрению эвакуированных в Ставрополь раненых», значится А. Сафьян. Врач Армавирско-Туапсинской железной дороги А.А. Багдасарьянц написал заявление на имя Ставропольского санитарного врача Г. Славского следующего содержания: «Ввиду имеющегося у меня достаточно свободного времени я охотно предлагаю Губернской управе свои услуги как врач с хирургической подготовкой, если таковой нужен в городе Ставрополе. Согласен работать без вознаграждения. Имею 4- летнюю практику».

Старшими (главными) врачами госпиталей в разное время были назначены в Ставрополе Д.К. Манучарова, Н.Г. Осипянц (22), член Белоглинского сельского комитета помощи больным и раненым воинам М.И. Халаджиев. Ставропольским городовым врачом был А.А. Багдасарьянц.

Из донесений отдельных районов России стало известно, что армянское население активно включилось в создание лазаретов и госпиталей для раненых и больных воинов. Так на общем собрании благотворительного местного отделения г. Пятигорска, входившего в состав Терской области, было единодушно принято решение приспособить под местный лазарет помещение санатория «Теберда» на Провале с оборудованием 30 кроватей, но так как в зимнее время оно не может быть использовано, собрание решило арендовать в холодный сезон полутораэтажный дом И.Л. Свешникова из 7 светлых просторных комнат со стеклянным коридором и вместительной кухней.

26 октября в доме ИЛ. Свешникова состоялось освещение армянского лазарета для раненых «...было совершено торжественное молебствие о ниспослании победы русскому оружию.

В сентябре 1914 г. в Пятигорск вернулся командированный в Тифлис на съезд представительных обществ Х.З. Башинджагиан, который сообщил, что на армянском общем собрании в Тифлисе присутствовало 39 делегатов от провинциальных отделений благотворительного общества учреждений и до 300 представителей разных организаций педагогических, литературных и пр.

На собрании выступил представитель Баку С.С. Арутюнян, который в краткой речи ознакомил собравшихся с задачами переживаемого важного исторического момента и заявил, «что искреннее желание армян, как целой нации и подданных России, действовать дружно - объединение и солидарно в качестве отдельной единицы в деле организации помощи раненым и больным воинам». Выслушав доклад С.С. Арутюняна, собрание постановило: открыть с возможно большим числом кроватей лазареты и госпитали, в Баку на 300 кроватей, в Тифлисе на 200 и в других городах, где сколько возможно. Причем это постановление имеет силу на все время войны с Германией, но в случае объявления Турцией войны России, кроме вышеупомянутого, каждый армянин не должен останавливаться перед материальными затратами.

Но этому поводу почетный председатель собрания епархиальный начальник епископ Месроп доложил собранию, что госпожа Авак-Юзбашева (из Баку) оборудовала на свои средства особый санитарный отряд для помощи раненым на поле сражения, который должен отправиться на восточный театр военных действий.

Как было сообщено из отдельных местностей, в России возможно оборудование армянами 1000 кроватей для раненых с расходом на каждую 36 руб., в полной сумме на 36000 руб.

В постановлении было указано, чтобы решения съезда были доложены общему собранию прихожан армянской церкви.

В декабре 1914 г. Московский армянский комитет телеграммой на имя уполномоченного кавказского отдела Всероссийского союза городов сообщил тифлисскому городскому голове Хатисову: «Сегодня выслан в Тифлис на ваше имя пассажирским поездом вагон перевязочных средств, медикаментов сто шестьдесят два ящика с уполномоченным комитета студентом Есаянцем; стерилизованные марлевые большие и малые подушечки, гигроскопическая вата в роликах на шестьдесят тысяч перевязок. Бинтов аппретированных - пять тысяч, гипсовых - тысяча пятьсот, суровых - пятнадцать тысяч. Двадцать тысяч ампул кофеина, кокаина, камфорного масла, морфия; десять ходких лекарств тоже развешанных. Точною описью снабжен студент. Просим содействия к дальнейшей отправке для немедленной раздачи войскам и дружинам».

При тесном взаимодействии с центром все организационные вопросы в первые годы военных действий решались согласно военным инструкциям.

Эвакуационным отделом военно-санитарного управления 17 ноября 1914 г. уполномоченному бюро союза Кавказских городов, члену Тифлисской городской управы князю Аргутинскому-Долгорукову (армянину) предписывалось составлять сведения в отношении выписки раненых и больных из лечебных учреждений впредь до утверждения инструкций: 1) об окончательно выздоровевших; 2) о нуждающихся лишь в амбулаторном лечении; 3) о неспособных к дальнейшей службе; 4) о раненых, не нуждающихся более в госпитальном лечении и подлежащих увольнению в отпуск для поправления здоровья.

Главные врачи лечебных заведений должны оперативно сообщать начальнику Навтлугского тылового эвакуационного пункта сведения о раненых для дальнейшего отправления их в тыл или в команду выздоравливающих, уже сформированную в Тифлисе.

Поток раненых и больных с Кавказского фронта, среди которых по сводкам военного ведомства число воинов-армян было значительным, с каждым годом нарастал. В одной из телеграмм сообщалось: «Губернский комитет уведомляет, что нижние чины Бужалян Песарион и Ваал Иосиф 155-го Кубанского полка и Асатурянц Бейбут 156-го Елисаветопольского полка переведены из Воронцово-Александровского госпиталя в госпиталь № 7 Ставрополя для производства сложной операции».

Подобных сообщений в архивных документах о раненых и больных армянского происхождения, а также умерших от инфекционных заболеваний и ран встречается довольно много с подробным описанием, где и когда воин заболел или получил ранение.

Ставропольские врачи-армяне вносили свой посильный вклад в санитарно-просветительную работу. Они на курсах сестер милосердия читали бесплатно лекции. Местный врач, преподаватель курса Н.Г. Осипянц выпустил двумя изданиями брошюру «Краткие сведения о венерических заболеваниях», получившую высокую оценку в газете «Северокавказское слово».

Губернский комитет 25 августа 1914 г. выразил глубокую благодарность врачам и, в частности Н.Г. Осипянцу, «...за принятый на себя труд по подготовке сестер милосердия и за готовность продолжать чтение лекций для нового комплекта слушательниц». В октябре этого же года Губернский земский комитет помощи больным и раненым на заявление доктора о том, что он отказывается от жалования за этот месяц из-за малочисленности больных, постановил: «выразить доктору Осипянцу благодарность от имени комитета».

Стремясь поддержать патриотическое настроение среди населения, царское правительство предостерегало руководство на местах от необдуманных реорганизаций, предупреждая о недопустимости резких преобразований. В циркулярной телеграмме на имя ставропольского губернатора от 14 сентября 1914 г. сообщалось, что император назначил принца А.П. Ольденбургского Верховным начальником санитарной и эвакуационной части. В своей деятельности он должен был руководствоваться следующими указаниями: добиваться полной и всесторонней поддержки всех действий правительственных, общественных и частных организаций, оказавших государству в деле помощи раненым и больным воинам незаменимые услуги, и не предпринимать попыток какой-либо ломки налаженной общественной и частной работы, которые могут «убить животворный дух инициативы и принесут только вред великому и святому делу».

Ставропольским губернским комитетом 14 октября 1914 г. был утвержден отдел по сбору пожертвований в пользу мирного населения, пострадавшего на театре военных действий. Состав комитета: президиум (председатель - представитель служащих губернского земства А.А. Колычев, товарищ председателя – член городского комитета помощи больным и раненым Ф.А. Пеньковский и члены президиума (представитель армянской общины И.К. Дживелегов, представитель общества «Огниво» А.А. Кржановский, казначей - представитель служащих губернского земства И.Н. Кокшайский); члены отдела (представители городского комитета помощи больным и раненым воинам) Н. Павловский, В.М. Краснов, представители Ставропольского римско- католического общества пособий больным М.К. Куницкая и М.Н. Зелинский, представитель общества «Огниво» А.К. Закржевский, представители еврейской общины С.М. Эрлих и Р.С. Маркина, представители армянской общины Н.Г. Осипьянц и Г.К. Айвазян, представитель мусульманской общины М.А. Багиров, представитель служащих губернского земства А.К. Росляков и представители общества распространения народного образования И.В. Розанов и А.В. Евсеева). Комитет постановил предоставить отделу возможность иметь свою кассу и самостоятельно распоряжаться собранными суммами. Отдел развернул активную деятельность по сбору пожертвований и разноплановой помощи беженцам.

Затянувшаяся война привела к политическому кризису в стране. Достигнутые успехи в лечении больных и раненых, в борьбе с эпидемиями были утеряны. Медицинская помощь в губернии была брошена на самотек. В этих условиях в Ставропольской губернии остро стоял вопрос о «подаче помощи раненым на войне» и мобилизации врачей.

На совещании профессионального союза врачей 17 мая 1917 года после долгих прений огромным большинством (37 «за» и 7 воздержавшихся) была принята резолюция доктора Н.Г. Айдинова (армянина), которая гласила: «Мы, все врачи города Ставрополя, в согласии с Пироговским и краевым съездами, считаем себя мобилизованными в том смысле, что представляем из себя резерв врачей, готовых во всякое время отдать себя в распоряжение центрального органа, и приступаем к разработке мобилизационного плана для уяснения индивидуальных особенностей и количества лиц, пригодных для той или другой деятельности. Эту резолюцию считаем для себя обязательной».

Насколько напряженная и сложная работа была в госпиталях, свидетельствует военная телеграмма, посланная Халаджиевым и Пиневичем на имя губернского комиссара земсоюза 3 декабря 1918 года: «Госпитали свернуты. При сем имеются 30 тяжело больных, из них 7 возвратным тифом, 1 сыпным. Ежедневно поступают 39-й дивизии больные. Дивизионный лазарет не может быть развернут, земская больница перегружена. Просим сообщить, как быть». Ответная телеграмма на имя М.И. Халаджиева гласила: «больных сохранить до ликвидации. Тем временем изыскать способы передачи госпиталя на счет Военного ведомства».

Большой вклад в развитие сельского хозяйства внес С.А. Мелик-Саркисов (С.А. Мелик-Саркисян). За свою плодотворную и длительную работу на поприще сельского хозяйства «...Высочайшим приказом по ведомству министерства земледелия от 22 декабря 1915 года объявляется Высочайшее благоволение правительственному агроному Ставропольской губернии статскому советнику С.А.. Мелик-Саркисову за труды, понесенные при условиях военного времени».

Деятельность правительственного агронома С.А. Мелик-Саркисова была направлена на подъем сельского хозяйства, оказание агрономической помощи и максимальную поставку армии муки, фуража и других продуктов.

Выступая на заседании Ставропольского уездного земского собрания 19 ноября 1915 года, он страстно говорил о крайней необходимости агрономической помощи для населения уезда. Отвечая своим оппонентам Глущенко и Озерову, которые считали неэффективной работу агрономов, С.А. Мелик-Саркисов заявил: «Господа? Если мы будем гак рассуждать, мы никогда не сдвинемся с места...те, кто говорит, что не надо агрономов только потому, что сезон полевых работ уже закончен, очевидно, не вполне уясняют значение и работу агрономов». Развивая свою мысль, он отмечал: «Наша губерния совершенно не изучена, не освещена, и всякий дельный агроном, прежде чем начать рекомендовать сельским хозяйствам те или иные способы ведения хозяйства, должен будет, может быть и не один раз, основательно познакомиться с местными способами, с посевами, с условиями землепользования, со степенью пригодности тех или иных земледельческих орудий, с влиянием климатических условий на хозяйство.

Я скажу больше: «Тот агроном, который с первого месяца займется, с места в карьер, рекомендацией улучшенных способов хозяйства, кроме вреда, ничего не принесет». Оратор пояснил, что агроном, стремясь повысить урожайность и давая советы и указания, должен предварительно убедиться в этом на опытном поле

Еще с 22 февраля по 3 марта 1915 года С.А. Мелик-Саркисов при Преградненском сельскохозяйственном обществе организовал бесплатные сельскохозяйственные курсы по коневодству, скотоводству, молочному хозяйству и огородничеству. Теоретические занятия сопровождались практическими работами по переработке молока, показательному кормлению молочного скота, полеводству, садоводству и огородничеству. По окончании курсов всем постоянным слушателям были розданы бесплатно семена огородных и кормовых растений, а также брошюры по указанным отраслям сельского хозяйства.

С.А. Мелик-Саркисов активно занимался закупкой хлеба и фуража для нужд армии. Одним из примеров его большой работы в этом направлении служит тот факт, когда 14 и 15 ноября 1915 года назначенной им комиссией было принято на станциях Царицынской ветви Владикавказской железной дороги 100000 пудов ячменя. Являясь заместителем уполномоченного по закупке хлеба для армии на Северном Кавказе, С.А. Мелик-Саркисов предложил начальнику станции Ставрополь выдать Ставропольскому продовольственному магазину «для нужд местного гарнизона 16 тысяч пудов муки из принятой в пакгаузах указанной станции партии муки».

Армянская община города проявляла свою активность и в других областях хозяйственной жизни военного времени. Некоторые из зажиточных армян сдавали свои помещения для госпиталей и других нужд.

Е.Э. Тикиджиева сдала в арендное содержание Ставропольскому губернскому комитету под размещение госпиталя № 23 «весь верхний этаж принадлежащего ей дома, состоящий из 5 комнат с передней, у парадного входа и с балконом на западной стороне, несколько пониже четыре комнаты, ватерклозет, коридорчик, кухня, небольшая галерея, ведущая на черный ход с мезанином о двух комнатах с передней; при этом совместный погреб и сарай на Николаевском проспекте, дом № 36».

Ставропольский губернский земский комитет помощи больным и раненым воинам разместился в городе Ставрополе, в доме Ерганжиева, на углу Николаевского проспекта и Архиереевского переулка (угол улиц К. Маркса и Геннадия Голенева, ныне реконструированный дом под магазин «Детский мир»).

Купец 2-й гильдии г. Ставрополя Осип Аракелович Казанджянц 26 августа 1917 года «сию подписку Ставропольскому губернскому комитету помощи больным и раненым воинам в том, что согласно постановлению Губернского земского комитета от 21 августа с/г № 43 п. 10, я обязуюсь поставить в течение времени до 1 января 1918 г. на вещевой склад комитета для нужд земских госпиталей две тысячи (2000) пар туфель кожаных такого качества, какое поставил Комитету и до дат мною настоящей подписки, за цену (5) руб. за одну пару.

За невыполнение сего данного мне Губернским земским комитетом заказа, я обязуюсь уплатить Комитету неустойку в размере одной тысячи (1000) руб., в чем подписываюсь». Подобные обязательства по изготовлению обуви для больных и раненых О.С. Казанджян успешно выполнил и в последующие годы.

Активную деятельность развернул Дамский кружок Общества вспомоществления недостаточным учащимся и бедным армянам. С помощью Армянского комитета был организован сбор пожертвований одеждой, обувью, бельем и продуктами для беженцев, обосновавшихся в Эчмиадзине. В октябре 1915 года туда было отправлено 39 пудов 20 фунтов и в декабре 12 пудов 20 фунтов «клади».

К этому следует добавить, что в годы приобретенной Арменией независимости ставропольский банкир Арутюн Попов подарил молодой республике 25 миллионов рублей.

8 марта 1917 года в период бурных политических событий служащие Ставропольского уездного съезда Ставропольской губернии постановили уполномочить секретаря уездного съезда Акима Григорьевича Власьянца быть представителем служащих уездного съезда в Ставропольском городском комитете общественной безопасности.

Следует отметить, что в это смутное время на местах проводилась активная работа различных партий с целью баллотироваться в Учредительное собрание. Так, в список кандидатов в члены учредительного собрания от Ставропольского округа, предлагаемые Ставропольским Кавказским Комитетом Российской социалистической рабочей партии (большевиков), партией народной свободы Ставропольской губернии, организацией меньшевиков Российской социалистической партии и др. поступили заявления Сталина, Шаумяна, Троцкого о согласии баллотироваться в Учредительное собрание в октябре 1917 года.

В частности, одно из заявлений гласит: «Я, ниже подписавшийся Шаумян Степан Георгиевич, сим изъявляю согласие баллотироваться в Учредительное собрание по Ставропольскому губернскому округу и не возражаю против порядка помещения в списке, предложенном Ставропольской организацией РСДРП (большевиков). Адрес: Баку, Нижнеприютская, 179. Степан Георгиевич Шаумян.

Шаумян Степан Георгиевич (01.13.1878. - 20.09.1918) - деятель Коммунистической партии и Советского государства. В 1917 году был назначен чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа. С апреля 1918 года - председатель Бакинского Совнаркома.

Расстрелян вместе с другими комиссарами английскими интервентами с помощью эсеров.

Примечание: По приказанию начальника ГАУ МВД СССР от 17 марта 1951 г. за № 12/293 подлинник отправлен с Центральный Партархив ИМЭЛ при ЦК ВКП(б) г. Москва. Исх. № 237 от 28 марта 1951 г. Начальник отдела с/ф Кузьмин.

Армянские общины Северного Кавказа внимательно следили за военными действиями на фронтах, и особенно на Кавказском. В Ставрополе действовал Ставропольский армянский народно-революционный комитет, который возглавлял Г.К. Айвазян.

Комитет занимался вопросами организации и направления армянской молодежи на Кавказский фронт.

Оптимизм и надежда на благоприятный для армянского народа исход войны с Турцией сменились разочарованием и неверием в успех военных действий.

Октябрьский переворот 1917 года изменил взгляд армянских общин на ход событий, внес раскол среди разных слоев общества.

Примечательно сообщение о собрании армянской колонии, состоявшемся 10 апреля (28 марта) 1918 года в зале Армянского училища г. Ставрополя, на повестке дня которого были: «1. Отчет президиума Ставропольского военного союза о его деятельности. 2. Выработка положения о Ставропольском армянском народном военно-революционном комитете. 3. Выборы лиц в упомянутый комитет. 4. Текущие дела». Также решались вопросы направления на Кавказский фронт армянских добровольцев. Одновременно в Ставрополе в начале 1918 года образовался Союз армянской молодежи для защиты молодых армян в связи с «настоящим моментом». В своей резолюции Союз заявил о том, что идея объявленной мобилизации армянской молодежи является запоздалой и бесполезной по причинам: «1) полной разрухи транспорта..., 2) абсолютной невозможности удовлетворения продовольственных нужд..., 3) нравственной невозможности оставить своих матерей и сестер на произвол судьбы...». Союз считает необходимым отметить, что «армянские национальные советы и комитеты, состоящие сплошь и рядом из представителей буржуазного класса, не могут быть истинными выразителями интересов армянской демократической молодежи - рабочих и учащихся. Далее, мы протестуем против слепого националистического фанатизма, не имеющего под собой реальной почвы...». Подобное заявление шло в унисон с циркуляром Совета Народных Комиссаров от 16 марта 1918 г. за № 325, согласно которому «...армянские революционные организации имеют право свободного формирования армянско-добровольческих отрядов, чему не соответствует принудительный характер объявленной мобилизации».

В этом аспекте, рассматривая общественно-политическую жизнь армянской части населения Северного Кавказа, необходимо проследить ход военных действий на Кавказском фронте и отразить причины, приведшие к трагедии армянского народа.

В литературных источниках советского периода мало внимания уделялось Кавказскому фронту в Первой мировой войне.

К началу войны Турция добилась определенных успехов в деле привлечения на свою сторону части мусульманского населения России.

Наместник на Кавказе Воронцов-Дашков в 1908 г. в своих донесениях царю предупреждал о приготовлениях Турции, которые направлены против России. «Ничтожество Персии, - пишет Воронцов-Дашков, - и ее вооруженных сил совершенно исключает возможность предположения, чтобы такие широкие мероприятия могли быть направлены против нее. Нет сомнения, что военные приготовления турок, особенно энергично проявляемые в ближайшем к нам 4 корпусе, преследуют одну цель - подготовиться и силою отстоять занятую персидскую область в том случае, если бы Россия потребовала очищения захваченной территории, а может быть, пользуясь нашей неподготовленностью, и обратно вернуть области, завоеванные нами в кампании 1877-1878 гг.».

Он серьезным образом предупреждал императора, что при создавшемся опасном положении Кавказский театр к войне подготовлен хуже, чем даже русская армия на Дальнем Востоке в период русско-японской войны.

И далее Воронцов-Дашков считал, что Турция начала свои военные приготовления не без помощи и подстрекательства Г ер- мании.

В Москву регулярно поступали доклады, обобщающие политическое положение в крае, анализировалась деятельность политических партий, настроение населения.

Как пишет А.О. Арутюнян: «В одном из докладов, составленном 5 сентября 1911 года Особым отделом (полицейской частью), отмечается, что в крае после принятых правительством административных карательных мер в отношении политических партий (особенно против партии Дашнакцутюн) создалась сравнительно спокойная обстановка. Однако, по мнению руководства канцелярии, появилась новая опасность, угрожающая внутреннему и внешнему положению не только Кавказа, но и всей страны - это панисламизм».

В этой связи вызывает удивление позиция царского правительства в отношении армянских партий, которые всецело поддерживали Россию и одновременно стремились оказать помощь страдавшему от зверств турецких младотурок армянскому населению. Всякое стремление армян Южного и Северного Кавказа оказать материальную и другую помощь турецким армянам, в частности оружием, строго преследовалось царским правительством. Основная просьба турецких армян в поставке оружия диктовалась необходимостью самозащиты.

Деятельность поборников панисламизма заключалась главным образом в рассылке в разные регионы России эмиссаров, которые, путешествуя под видом купцов и богомольцев из Мекки, вели среди мусульман проповедь солидарности мусульман всего мира.

Начавшаяся Первая мировая война, длившаяся с 1914 по 1918 гг. между Германией, Австро-Венгрией, Турцией, а с 1915 г. Болгарией и Антантой принесла неисчислимые жертвы. По своему характеру она была захватнической, и основные участники войны преследовали экспансионистские цели.

Война с Турцией резко осложнила положение западно-армянского населения. Русская ориентация армян резко усугубила их положение. «По официальным данным, из каждой сотни армян России 13 были призваны в армию».

Все армянские политические партии выступили на стороне защиты интересов России, а также освобождения Западной Армении от турецкого гнета.

В этих условиях российские власти поддержали создание армянских добровольческих частей в составе русской армии.

Положение усугублялось тем, что военные действия на Кавказском фронте проходили главным образом на территории Западной Армении. «Уже в первый период военных действий на Кавказском фронте турецкие власти начали выселение армянского населения с территории Западной Армении». Призванные в армию 60 тысяч армян были разоружены, направлены на тяжелые работы, а затем поголовно уничтожены. 24 апреля 1915 г. был осуществлен геноцид полутора миллионов армян на своей коренной родине. Западная Армения была опустошена.

Как отмечает А.О. Арутюнян: «И если бы война между Россией и Турцией носила характер единоборства, то, без сомнения, Турция попала бы в более тяжелое положение, чем в 1877-1878 гг. или во время Балканской войны. Однако война была коалиционной. И России, и Турции приходилось воевать на нескольких фронтах, использовать свои войска в интересах коалиции».

Необходимо отметить, что боевые действия на Кавказском фронте в 1914 году отличались исключительной напряженностью, активностью и маневренностью.

А.Ф. Миллер отмечал, что Турция «разоренная, отсталая, слабая во всех отношениях страна еще не оправилась от предыдущих войн - Триполитанской и Балканской, нанесших тяжелый удар ее экономике и финансам. Оттоманская армия была в состоянии почти полного развала».

Однако ей не помешало, несмотря на успешные действия русской армии, в результате контрнаступлений вновь возвращать утерянные позиции, как это было в г. Ване. Все это усугубляло положение армянского населения. Турки вырезали возвратившихся на эти места армян.

Фарисейство турецкой идеологии заключалось в том, что в официальных документах постоянно пропагандировалась «честь и слава» турецкой армии.

Согласно законам и обычаям войны турецкий солдат должен воевать только против вооруженного неприятеля и не может поднять руку на мирное население: на больных, раненых, женщин и детей: «никогда не оскорбляй веры неприятельских солдат или мирного населения, не причиняй вреда его храмам. Аллах заповедовал нам уважать все религии на свете. Аллах не любит ни жестокостей, ни жестоких людей. Аллах проклинает их. Жестокость создает нам врагов даже из наших друзей и таким образом увеличивает количество наших врагов. Жестокостью никогда не победишь».

Несмотря на политические и религиозные меры, турецкое правительство не смогло спасти свою армию, которая проявляла крайнюю жестокость по отношению к христианам. В ходе боевых действий армейское командование прибегало к разоружению христианского населения и одновременно вооружало мусульман, как это было при захвате Аджарии.

Русские войска успешно продвигались вглубь турецких территорий и почти полностью освободили к 1917 году Западную Армению.

В июле 1916 года в занятой русскими войсками Западной Армении было учреждено генерал-губернаторство. Наряду с этим царское правительство разрабатывало план заселения пустующих земель Западной Армении переселенцами из России и приступило к экономическому освоению занятой территории.

Надежды политических партий и армянских общественно- политических кругов на восстановление по всей территории Западной Армении армянской государственности, хотя бы в форме автономии, не оправдались. Царским правительством предполагалось превратить вилайеты в обычные окраинные губернии России.

Кавказский фронт. Во втором ряду второй справа С. Г. Шматов

Рассматривая участие армянских подразделений в войсковых частях, следует отметить их значительное количество. Среди армянских воинов были как кадровые военные, так и участники освободительного движения. Из высшего воинского командования проявили полководческий талант многие военнослужащие. Среди них можно выделить Андраника (Озаняна Андраника) (1865-1927), деятеля армянского национально-освободительного движения, национального героя армянского народа.

В 1891 году он стал членом партии Гнчак, затем перешел в партию Дашнакцутюн. В начале 90-х годов XIX века вступил в гайдукское движение, развернувшееся в западной Армении и после гибели Ахбюр Сероба, был признан общим руководителем. Участвовал во многих боях против турецких регулярных войск и курдских разбойничьих банд, защищал население Западной Армении. Проявил личное мужество, незаурядные способности военачальника. Получил громкую славу в народе и широкий резонанс в печати многих стран Европы, а также России и Кавказа. Во время 1-й Балканской войны Андраник принял деятельное участие в формировании отдельной роты армянских добровольцев, которая затем под командованием Г. Нжде и Андраника приняла активное участие в войне против Турции в составе македонской группировки болгарской армии.

В начале Первой мировой войны 1914-1918 гг. Андраник прибыл в Тифлис и был назначен командиром 1-го отряда армянских добровольцев, который в составе русских войск Кавказского фронта отличился в боях при взятии Вана, Битлиса, Муша, при сражении в Дильмане в апреле 1915 г. В дальнейшем, будучи возмущен недоверием русского командования в отношении армянских добровольцев, Андраник в марте 1916 года подал в отставку и покинул фронт.

В 1916-1917 гг., находясь в Тифлисе, а затем на Северном Кавказе он развил энергичную деятельность по оказанию разносторонней помощи находившимся здесь армянским беженцам, принял участие в I съезде западных армян.

В январе 1918 года Андраник был назначен командиром дивизии вновь сформированного Армянского армейского корпуса с заданием обеспечить оборону Эрзерумского укрепленного района. В том же месяце командование Кавказской армии присвоило ему звание генерал-майора. В условиях распада Кавказского фронта, ухода русских войск, под натиском превосходящих сил противника дивизия Андраника вынуждена была отступить. Разочаровавшись в политике держав Антанты в отношении Армении, не разделяя действий правительства Республики Армении, Андраник в апреле 1919 года привел свой отряд в Эчмиадзин, распустил его, а сам уехал за границу. За границей продолжал оказывать помощь армянам Киликии. Находясь во Франции, а затем в Англии, Андраник разрабатывал планы оказания помощи армянам. Умер в 1928 г. и был похоронен во Франции на кладбище Пер-Лашез.

Авшарян Григор (1891-1915) - армянский военный деятель, член партии Гнчак. Он окончил казанское военное училищу. Получил офицерское звание. В начале Первой мировой войны сражался на Западном фронте, был ранен. После выздоровления возвратился в действующую армию и был назначен командиром шестого армянского добровольческого отряда, сражавшегося в составе Кавказского фронта. В военных действиях проявил способности военачальника и отличался личной отвагой. Был награжден золотой Георгиевской саблей. Погиб в бою.

Назарбеков (Назарбекян) Товмас (1855-1928) - армянский военный деятель, генерал-майор русской армии. Окончил Московскую военную гимназию, затем Александровское военное училище. Участник русско-турецкой войны 1877-78 гг. и русско-японской войны 1904-1905 гг., отличился в ряде сражений. Во время Первой мировой войны 1914-1918 гг. воевал на кавказском фронте, командовал бригадой, затем 2-м Кавказским стрелковым корпусом.

В апреле 1915 года части русской армии под командованием Назарбекова нанесли поражение турецким войскам в сражении у Дилмана.

В 1916 году командовал группой войск, действовавшей на направлении Ван-Коп, в 1917 году был назначен командиром отдельного армянского корпуса. Под общим командованием Назарбекова армянские войска и ополченцы в 1918 году нанесли поражение турецким войскам в сражениях у Караклисы и Сардарапата и остановили продвижение врага. После образования Республики Армении Назарбеков, не состоявший ни в одной из партий, продолжал служить в армии, отдавая свои знания и опыт созданию регулярной армянской армии. К Советской Армении относился лояльно. Автор неопубликованных воспоминаний о военных действиях на Кавказском фронте в 1914-1918 гг.

Более двадцати деятелей армянского освободительного движения в Первой мировой войне проявили мужество и героизм в борьбе с турецкими регулярными войсками.

Среди них: Акопян Арам (1883-1921) - член партии Дашнакцутюн, участник самообороны Сасуна в 1904 г. Принимал активное участие в Сасунской самообороне 1915 г., с группой 60-65 бойцов прорвал кольцо окружения и ушел в Восточную Армению. Принимал участие в боях против турецких интервентов 1920 г. После установления Советской власти принял участие в антисоветском выступлении в феврале 1921 г., в ходе которого погиб.

Акопян Вардан (1862-1915), член партии Дашнакцутюн. Духовный предводитель Муша (с апреля 1915 г.). В 1915 г., поверив заверениям турецкого правительства, депортировался с населением Муша и в июле был убит турецкими погромщиками недалеко от Муша.

Амазасп (Срвандзтян Амазасп), (1873-1921) член партии Дашнакцутюн. В период армяно-татарских конфликтов на Кавказе 1905-1906 гг. в полной мере проявил незаурядные организаторские способности, талант военного руководителя. Действовавшая под его руководством группа армянских бойцов, обезопасила жизнь мирного населения Карабаха, Гандзака, отразила нападение татар-погромщиков.

В 1908 г. арестован царскими властями и, по так называемому «делу Дашнакцутюна», приговорен к смертной казни, но по ходатайству католикоса всех армян приговор был заменен на ссылку в Сибирь сроком на 15 лет, но ему удалось совершить побег и перебраться в Европу. С началом Первой мировой войны отправился на Кавказ, где принимал деятельное участие в организации армянского добровольческого движения. Осенью 1914 г. был назначен командиром 5-го армянского добровольческого отряда и отправился на фронт в район Басена. В условиях внезапного отступления русских, войск отряд под командованием Амазаспа сыграл решающую роль в спасении армянского населения Басена и Алашкерта, обеспечении его переселения в Восточную Армению. Отряд Амазаспа принял участие во многих боях на Кавказском фронте, его действия высоко оценивались русским командованием. В мае 1915 г. бойцы Амазаспа одними из первых вступили в освобожденный Ван, затем вели упорные бои на Битлисском и Хизанском направлениях. В 1917 г. был назначен командиром военной полиции района Алашкерта, но русские войска после победы Октябрьской революции покинули Западную Армению.

В 1918 г. Амазасп находился в Баку, был назначен командиром армянской бригады (три тысячи бойцов), которая почти в течение пяти месяцев успешно отражала наступление турецких войск на Баку, где в это время была установлена Советская власть. После падения Баку Амазасп находился в Иране. После поражения Турции в Первой мировой войне он возвратился в Армению, был назначен командующим Норбаязетской группой войск, принял участие в защите республики Армении на разных фронтах. После установления Советской власти в Армении был арестован и в феврале 1921 г. убит в Ереванской тюрьме.

Нжде (Тер-Арутюнян Гарегин) (1886-1955 гг.), армянский политический и военный деятель, член партии Дашнакцутюн. В 1902 г. поступил на юридический факультет Петербургского университета, но в 1907 г. оставил университет. В 1907 г. окончил офицерскую школу в Софии (Болгария). В 1909 г. был арестован на Кавказе царскими властями.

В 1911 г. перебрался в Болгарию, вместе с Андраником организовал армянскую добровольческую роту, которая во время I Балканской войны 1912-1913 гг. приняла участие в военных действиях против Турции в составе болгарских войск. Умелое руководство ротой и личная храбрость Нжде были высоко оценены болгарским командованием: он был награжден боевым орденом.

С началом Первой мировой войны 1914-1918 гг. перебрался в Тифлис, вступил в армянское добровольческое движение и был назначен заместителем командира 2-го добровольческого отряда. После роспуска армянских добровольческих отрядов находился в Александрополе. В мае 1918 г. принял участие в караклисском сражении. С первых дней образования республики Армении занимался формированием и обучением национальной армии. В ноябре 1918 г. был назначен командующим войсками в Зангезуре. На этом посту проявились полководческие способности Нжде: им была успешно организована оборона Зангезура от турецко-азербайджанских сил. Опасаясь, что в результате заключенного 10 августа 1920 г. соглашения между Советской Россией и Республикой Армении Зангезур, Карабах и Нахичеван могут быть заняты войсками Советского Азербайджана Нжде не признал этого соглашения и 25 декабря 1920 г. провозгласил «Автономную Сюникскую республику» и возглавил ее правительство. В апреле 1921 г. это государственное образование было переименовано в Республику Нагорная Армения и Нжде был назначен ее спарапетом. Зангезур, успешно защищенный от притязаний Азербайджана, остался в составе Армении, где в ноябре 1920 г. была провозглашена Советская власть. В 1921 г., после установления Советской власти в Зангезуре, Нжде перебрался в Иран, потом жил в Болгарии, некоторое время в США. В 1944 г., когда в ходе Великой Отечественной войны советские войска вступили в Болгарию, проживавший здесь Нжде был арестован, перевезен в СССР, предан суду и осужден на длительный срок заключения. Нжде умер в тюрьме г. Владимира. Прах Нжде в 1983 г. перевезен в Армению; часть его предана земле на склоне горы Хуступ (Кафанский район), другая часть - у церкви Спитакавор (Ехегнадзорский район).

Нжде изданы ряд публицистических произведений на страницах армянской и зарубежной печати.

Аргутян Овсеп, Ишхан (1863-1925) один из деятелей армянского национально-освободительного движения и один из основателей партии Дашнакцутюн. После окончания школы Нерсисян работал учителем в школах Тифлиса, Сурама, Джалалогли. Для ведения революционной деятельности в 1889 г. перебрался в Западную Армению, где установил связи с эпископом Нерсесом Хараханяном, Арабо, но вскоре был арестован и выдан царским властям, по решению которых выслан в Кишинев.

После возвращения из ссылки Аргутян обосновался с Тавризе (Иран) и по поручению партии Дашнакцутюн наладил производство оружия, возглавил его переброску в Западную Армению в Ханасорском походе, после чего был арестован персидскими властями и выдан русскому правительству. Был заключен в Метехскую тюрьму (Тифлис), затем выслан в Вологду. В 1903 г. возвратился из ссылки на Кавказ и принял активное участие в самообороне армян во время армяно-татарских столкновений. В годы Первой мировой войны Аргутян командовал 7-м армянским добровольческим отрядом, участвовал в боях на Кавказском фронте. После образования Республики Армении был членом ее парламента, затем послом в Иране. В 1922 г. переехал во Францию, умер в Париже.

В рядах национально-освободительного движения участвовали и ряд других видных представителей различных армянских партий, внесших значительный вклад в дело освобождения Западной Армении. Их имена необходимо отразить - это Амбарцумян Костя (1882-1918), Бороян Смбат (1881-1956), Булгараци Григор (даты рожд. и смерти неизвестны), Гаян Мигран (1874- 1920), Дро /Кананян Драстамат/ (1883-1956), Екарян Арменак (1870-1925), Ишхан /Погосян Николай Никогайос/ (1883- 1915), Кайцак Аракел /Багдасарян Вагаршак/ (1875-1904), Кери /Гафавян Аршак/ (1858-1916), Морук Каро /Авоян Карапет/ (1875-1950), Мурад Себастаци /Хримян Мурад, Акопян Мурад/ (1874-1918), Петросян Базик (?-1918), Рубен /Тер-Минасян Рубен/ (1882-1951), Сасуни Каро (1889-1977), Сепух /Нерсисян Аршак/ (1872-1940), Хечо /Амирян Геворкян Хачатур/ (1868-1915), Чоло /Абрамян Арутюн/ (1878-1937), Ягубян Есаи (1878-1957), Янигян /Яникян/(1895-1984).

Не останавливаясь подробно на успехах, достигнутых русской армией и характеризуя военные действия на Кавказском фронте периода 1914-1917 гг., следует отметить, что русская армия нанесла ряд сокрушительных ударов по турецкой армии. В составе русской армии в войне с Турцией боролись и армянские добровольческие и регулярные воинские части. Вооруженные восстания армянского населения в Ване, Сасуне, Зейтуне, Муса-Даге и ряде других мест облегчили задачу успешного продвижения русских войск. Крупные военные задачи русская армия выполнила ценой огромных жертв. Однако во время военных действий в ряде случаев русские войска оставляли завоеванные районы в результате несогласованности военного руководства на полях сражений. А в некоторых случаях неумелое руководство войсками пагубно сказывалось на судьбе армянского народа: гибель десятков тысяч мирных жителей, грабеж городов и сел.

Завоеванные территории рассматривались царским правительством как составляющая часть Российской империи. Мероприятия царского правительства и главного командования русской армии были направлены на организацию гражданского управления занятых районов, устранение произвола и хаоса в Оттоманской империи по отношению к армянскому населению и обеспечение безопасности и охраны его имущества. И как справедливо пишет А.О. Арутюнян: «Политика царизма в отношении завоеванных областей, несмотря на явный колониальный характер ее, не преследовала цели получить «Армению без армян». Такая политика не соответствовала бы интересам самого царизма».

Свершившийся октябрьский переворот в России стал роковым для армянского народа. Русские войска покинули занятые в ходе войны 1914-1918 гг. области Западной Армении. Кавказский фронт был оголен. Армянские добровольческие отряды не были в состоянии сдержать натиск турецких войск. Воспользовавшись создавшейся ситуацией, турецкие войска вознамерились не только возвратить утраченные территории, но и захватить Восточную Армению и все Закавказье.

Однако, получив самостоятельность, армянский народ в критический период своего существования смог собрать силы и, нанеся поражение турецкой армии, отбросить их войска и тем самым сохранить Восточную Армению от посягательств агрессора.

Сардарапатское сражение, которое произошло 21-28 мая 1918 года между армянскими регулярными воинскими частями, ополченцами и вторгшейся в Восточную Армению турецкой армией в районе железнодорожной станции Сардарапат, принесло победу армянским войскам, и турецкая армия была отброшена.

Армяне осознавали, что от исхода сражения зависит судьба народа, решается вопрос - быть или не быть Армении, а Сардарапатское сражение ликвидировало нависшую над армянским народом угрозу физического уничтожения и создало условия для восстановления армянской государственности в виде Республики Армения. В летопись победы армянских войск над турецкими захватчиками внесли свои имена генералы Назарбеков (Назарбекян) Товмас, М. Силиков (Силикян), Андраник Озанян, полковники Д. Пирумян, П. Пирумян, командир ударной группировки К. Хасан Пашаян, в состав которой вошли пехотный полк из Ерзника, отдельный батальон из Маку, два эскадрона и присоединившийся к ним отряд мушцев под командованием пандухта (Микаел Серян).

Краткие биографии некоторых из них отражены в энциклопедии «Армянский вопрос»:

Силиков (Силикян) Мовсес (1862-1937), армянский военный деятель, генерал-майор русской армии. Окончил Московскую военную гимназию, Александровское военное училище, офицерскую стрелковую школу. С 1884 года служил в русской армии, пройдя путь от батальонного адъютанта до командира дивизии. Накануне Первой мировой войны 1914-1918 гг. помощник коменданта Еревана. А в годы войны участвовал в боевых действиях на Кавказском фронте. Командовал полком, а затем Ванской группой войск Муша, Битлиса при штурме Эрзерума, после взятия которого был назначен его комендантом. За боевые заслуги был награжден многими орденами, Георгиевским оружием и произведен в генерал-майоры.

После развала Кавказского фронта и ухода русских войск Силиков вышел в отставку, но уже в январе 1918 года был назначен командиром 1-й Армянской стрелковой дивизии. За короткий срок Силиков создал боеспособные регулярные части, подготовил их к отражению турецкой агрессии. Вскоре Силиков был назначен командующим Ереванской группой войск. В мае 1915 года, когда турецкие войска, заняв Александрополь, начали наступление на Ереван, Силиков принял общее командование регулярными войсками и ополченцами. В сражениях при Сардарапате и при Баш-Апаране турецкие войска потерпели поражение, в результате была устранена нависшая над Араратской долиной угроза вторжения турецких захватчиков. В этих сражениях проявился незаурядный полководческий талант Силикова. Участник сардарапатского сражения будущий Маршал Советского союза, дважды Герой Советского Союза И.Х. Баграмян впоследствии отмечал, что Силиков был «наиболее одаренным военачальником из всех армянских генералов того времени».

Осенью 1920 года Силиков командовал армянскими войсками на Карсско-Александропольском фронте, стремясь сдержать продвижение во много раз превосходящих сил противника. После увольнения из армии Силиков работал в ряде советских учреждений. В 1937 году был репрессирован; реабилитирован посмертно.

Араратов (Араратян) Христофор (1876-1937), армянский военный деятель. Он окончил Тифлисский кадетский корпус,

Петербургское Михайловское пехотное училище, Царскосельскую офицерскую школу, в советское время - курсы совершенствования высшего командного состава при военной академии им. Фрунзе. Участвовал в Первой мировой войне (на Юго-западном, Северо- западном и Кавказском фронтах).

В 1918 году, будучи командиром стрелковой бригады отдельного Армянского корпуса, принимал участие в Сардарапатском сражении, Башапаранском сражении.

В марте 1919 года получил звание генерал-майора артиллерии и назначен военным министром Республики Армения (до апреля 1920 г.). Участвовал в войне с Турцией, попал в плен при занятии турками Карса (октябрь 1920 г.). Освобожден из плена по ходатайству советского правительства, в конце 1921 г. возвратился в Советскую Армению. Являлся заместителем командира Армянской стрелковой дивизии (1923-25 гг.), затем руководил военными кафедрами в вузах Еревана. В 1937 г. Араратов был незаконно репрессирован, расстрелян. Реабилитирован посмертно.

Пирумян (Пирумов) Даниел бек (1861-1921), армянский военный деятель, полковник русской армии. Окончил Шушинское городское училище, военное образование получил в Тифлисском пехотном юнкерском училище, окончил также курсы офицерской стрелковой школы Ораниенбаума (ныне г. Ломоносов Санкт-Петербургской области). Службу в русской армии начал в 1881 году, накануне Первой мировой войны (1913) имел звание подполковника. Во время войны сражался на Кавказском фронте командовал батальоном, полком.

Участвовал в Сардарапатском сражении 1918 года в качестве общего командира Сардарапатского отряда.

Проявил талант военачальника. Руководимые им войска разбили турецких интервентов на центральном участке фронта и отбросили их назад.

Пирумян (Пирумов) Погос бек (Павел) (1864-1922), армянский военный деятель, полковник русской армии. Окончил гимназию в Шуши, затем юнкерское училище. С 1878 года служил в русской армии, последовательно занимал должности командира батальона, полка. В 1914 году в звании полковника вышел в отставку, но с началом Первой мировой войны 1914-1918 гг. снова вступил в действующую армию. Сражался на Западном, затем на Кавказском фронтах. С 1916 года командовал 5-м Армянским стрелковым полком, принимал участие в боях за Ван Муш.

Будучи командиром 5-го (Карабахского) полка, сыграл важную роль в достижении победы над турецкими войсками, проявил полководческие способности и мужество.

Успех русской армии в военных действиях на Кавказском фронте и освобождение Западной Армении на первом этапе вселили надежду армянскому народу и зарубежным общинам, в частности Северного Кавказа, на положительный исход событий. Но свержение монархического строя и октябрьский переворот подвели черту под окончательным крахом надежд всех армян на освобождение и создание хотя бы автономии в пределах России.

Образование самостоятельных государств в Закавказье в 1918 году не принесло облегчения Армении. Сложные дипломатические переговоры между Турцией и странами Антанты с одной стороны, и с РСФСР - с другой, не оправдали надежд армянского народа на возрождение.

Полюбовная сделка «во имя торжества социализма»! на Востоке в декабре 1919 года между Лениным, Троцким, Сталиным и Турецким правительством о тайной линии разграничения между Турцией и Арменией никому не была известна. Даже нарком иностранных дел Георгий Чичерин не был посвящен в эту тайну (потом Сталин обвинит Чичерина в «отсутствии пролетарского нюха»). Большевики без боя сдали Карс и Александрополь и, когда турецкие войска стали двигаться на Тифлис, такого вероломства Сталин не ожидал. Тогда только он забил тревогу: «Мы же с вами так не договаривались».

Сталин сказал представителю турецкой стороны Джебесою: «Вопрос об Армении вы решили сами. Если еще осталось что-то нерешенное, это тоже решайте сами, но поставьте нас в известность об окончательном сроке». Особенную гнусность этой кровавой большевистской заварухе, связанной с так называемым «Московским договором между РСФСР и Турцией», придает то, что подписать позорнейший договор заставили Чичерина, а вместо Карахана (заместителя Чичерина, армянина) подпись от РСФСР поставил турок Джемаль Каркмасов.

Геноцид армян в Османской империи был осужден мировой общественностью. 10 августа 1920 года в Севре (близ Парижа) султанским правительством Турции и Победившими в Первой мировой войне 1914-1918 гг. союзными государствами (Великобритания, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Греция, Португалия, Румыния, Армения, Чехословакия, Королевство сербов, хорватов и словенцев) был подписан договор. Армения признавалась де-юре всеми сторонами, подписавшими договор. По многим другим условиям Северского мирного договора Армения должна была иметь свободный выход к Черному морю с территорией свыше 150 тысяч кв. км. Этот договор подписали также Армения и Турция. Однако Советское правительство с его стремлением распространить революцию на Восток, на основе состоявшихся Московского, Карсского и Анкарского договоров, нанесла тяжелейший удар по армянскому народу. В 1921 году фактически был произведен раздел Армении. Карсская область, ранее входившая в состав России, была передана Турции, Нахичеванская область превратилась в «автономную территорию» под протекторатом Азербайджана. Только к Азербайджану отошло более трети армянских земель, находившихся под юрисдикцией Ревкома Советской Армении. Подобными действиями были осуществлены действия сопоставимые с геноцидом - отторжение большей части территории Армении.

Более того, договоры сопровождались соглашением о помощи Советского правительства Турции оружием, боеприпасами и деньгами в сумме 10 млн. золотых рублей в войне с так называемой «англо-греческой интервенцией». Только в течение 1921 года Турция получила от РСФСР свыше 33 тыс. винтовок, 337 пулеметов, 54 орудия, около 58 млн. патронов и 130 тыс. снарядов, два морских истребителя, а также 6,5 млн. руб.

Все это позволило турецкому правительству выиграть ряд крупнейших сражений. На фоне этих успехов турки продолжили геноцид армян вплоть до 1923 года.

12 марта 1923 года в Баку на Y съезде АзКП(б) М.И. Калинин говорил: «Наша делегация на Лозаннской (1922-1923 гг.) конференции проводила тактику, если можно так выразиться, небывалого, исключительного поведения в буржуазном мире. Наша делегация с первого до последнего дня конференции защищала интересы Турции перед странами Антанты. Во многих вопросах защита Советской делегацией турецких интересов шла дальше, чем защита самого турецкого правительства...». Многие вопросы «мы защищали более решительно и более сильно, чем турецкая делегация...».

Возвращаясь к Севрскому договору необходимо отметить, что три государства, победившие в Первой мировой войне - Великобритания, Франция и Италия официально обратились к президенту США Вудро Вильсону с просьбой начертать армяно-турецкую границу в областях бывшей Османской империи. В августе того же года подписывается Севрский договор, в статье 89 которого закрепляется обращение к Вудро Вильсону с просьбой о вынесении арбитрального решения.

22 ноября 1920 года Вудро Вильсон подписал свое арбитральное решение по этому вопросу. Его подписал также госсекретарь Б. Колби. Документ был скреплен Большой Государственной печатью США, что крайне важно с юридической точки зрения, ибо документы, скрепленные этой печатью, составляют часть внутреннего законодательства США.

Иными словами, Соединенные Штаты взяли на себя обязательства не только как сторона, вынесшая арбитральное решение, но и как сторона, подписавшая и принявшая документ, составляющий часть их законодательства.

Юридически 2 декабря 1920 года в Армении произошла смена власти: «Армения была поделена между двумя странами, точнее, оккупирована войсками двух стран - 11-й Красной армией российских большевиков и 3-й армией кемалистской Турции. Армения перестала существовать в качестве субъекта международного права. Но после развала Советского Союза и восстановления Армении как самостоятельного государства - правопреемницы Республики Армении, у нее возникла возможность вновь поднять этот вопрос на международном уровне».

Более того, Турецкая Республика до сих пор не получила признания со стороны США именно в силу нарушения Анкарой взятых ею международных обязательств. Так, в партийную программу Демократической партии США от 1924 и 1928 гг. был включен пункт о невозможности признания Турции, не выполнившей арбитрального решения США. 18 января 1927 года американский Сенат отказался ратифицировать заключенный в Лозанне договор между США и Турцией. При этом было отмечено, что Сенат не может признать государство, которое отказывается выполнить арбитральное решение Вудро Вильсона и держит в оккупации территорию другой страны.

С юридической точки зрения арбитральное решение президента США было в силе в 1928 г., оно в силе и сегодня.

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top