Положение западных армян во второй половине XIX века. Усиление национального гнёта.

Во второй половине XIX века, когда Восточная Армения уже находилась в составе Российской империи, Западная Армения оставалась под тяжёлым игом турецкого деспотизма. Общая численность армянского населения, проживавшего в то время в Западной Армении, а также в разных городах и провинциях Оттоманской империи, составляла около трёх миллионов человек.

Стремясь предотвратить распад империи и вывести страну из крайней отсталости, султанское правительство (Высокая Порта) предприняло ряд попыток проведения реформ. В 1839 и 1856 гг. были обнародованы рескрипты султана Абдул Меджида, декларировавшие неприкосновенность жизни, имущества и чести всех подданных государства, равенство в правах мусульман и христиан, преобразования в экономической жизни страны и т. д. Но все провозглашённые в этот период (1839 – 1870 гг.) реформы, получившие в истории Турции название Танзимат («танзимат» — преобразования, реформы), были осуществлены лишь частично и главным образом в армии и в административной и финансовой областях. Основные идеи Танзимата остались на бумаге. Не произошло изменений в экономическом, общественном строе, в положении трудящихся масс и угнетённых национальностей. В Турции продолжали господствовать самые низкие и варварские формы социального и национального гнёта. «Жалкое крушение терпели все попытки турецкого правительства стать на путь цивилизации», — писали К. Маркс и Ф. Энгельс в 1853 г.

В период Танзимата несколько оживилась общественно‐политическая жизнь западных армян, в частности в армянских колониях Константинополя и Измира (Смирны). Прогрессивная интеллигенция, находившаяся под влиянием преимущественно французской культуры и демократического движения, развернула в 1850 – 1860‐х гг. борьбу против армянских клерикалов и богачей‐амира. Она в особенности ставила задачу принять так называемую «Национальную конституцию» (в действительности «Положение»), чтобы ограничить их права и бесконтрольную деятельность во внутренних общественно‐культурных делах западных армян. Армянская интеллигенция, как буржуазно‐либеральная (Г. Отян, Н. Русинян, Сервичен), так и радикально‐демократическая (А. Свачян, К. Паносян) достигла и в этом вопросе определённого успеха. Однако «Национальная конституция» («Положение») не затрагивала основных вопросов социально‐политической жизни народа. Одновременно законы Танзимата не были осуществлены и в Западной Армении; господствовавшие здесь паши, шейхи и беи и слышать не хотели о них. Таким образом положение армянского народа оставалось тяжёлым. Более того, начиная с середины XIX века национальный гнёт и эксплуатация усилились.

В 1850 – 1860‐х гг. в Османской империи поднялась новая волна национально‐освободительного движения. Вспыхнули восстания против турецкого господства в Черногории, Герцеговине и Болгарии. Произошли волнения и в азиатской части империи — среди арабов и курдов.

Султанское правительство, верное себе, со всей жестокостью подавило эти восстания и вместе с тем приняло ряд мер для предотвращения подобных волнений среди других подвластных ему народов. Высокая Порта не теряла из поля зрения и Западную Армению, где также нашли благодатную почву идеи национально‐освободительной борьбы.

Стремясь предотвратить повстанческое движение среди западных армян, турецкое правительство сделало всё, чтобы помешать их национальной консолидации. Были предприняты попытки ликвидировать полунезависимое существование ряда армянских провинций, в частности Зейтуна и Сасуна; власти всячески обостряли взаимоотношения между армянами, с одной стороны, и курдами и прочими мусульманскими народами, с другой. Резко усилились репрессии по отношению к печати, литературе, культурно‐просветительным обществам, организовывались погромы и резня армян. Центральное правительство, местные власти, шейхи и беки, и прочие многочисленные феодалы и чиновники нещадно грабили, разоряли и убивали беззащитных крестьян, занятых мирным трудом. Разгул и произвол властей не знали предела.

Русский генерал Лихутин, побывавший в Западной Армении в период Крымской войны (1853 – 1856 гг.), писал, что, армяне подвергаются ужасному насилию, что они постоянно живут в страшной тревоге. Известный армянский учёный‐фольклорист Гарегин Срвандзтян в 1864 г. так представлял положение в провинции Муш: «Град пуль, потоки крови, грабёж имущества, разграбление церквей, попрание законов, лишение жизни…».

Об армянском населении провинции Кеги очевидец в 1869 г. писал: «Этот народ находится на краю моральной и физической гибели; жизнь людей и их имущество находятся в опасности; ежедневно их убивают, оскорбляют, грабят, разоряют».

В том же году русский посол в Константинополе сообщал, что Высокая Порта направила тайное указание местным властям уничтожать армянские исторические памятники, дабы они не напоминали о прошлом Армении и не пробуждали в армянском народе идею национальной независимости.

В конце 1876 г. турецкие власти сожгли в Ване много строений, принадлежавших армянам, совершили множество арестов, убийств и попытались организовать резню армянского населения. Позднее английский публицист Эм. Диллон, путешествовавший по Турции, писал, что во многих областях Западной Армении установлен зверский режим, который хуже рабовладельческого строя.

Нерсисян М.Г. История армянского народа, Ереван, 1980

Top