Князь М.С. Воронцов и армяне

Выполняя волю императора Николая I, поручившего в конце 1854 г. сколько возможно скорее кардинально изменить ситуацию в Кавказском крае, М.С. Воронцов считал, что одновременно с покорением края нужно вести его активное хозяйственное освоение, которое со временем потребует все большего перераспределения усилий в свою пользу. М.С. Воронцов поставил перед собой задачу превратить Кавказский край в мирную и процветающую провинцию империи, в которой бы хорошо жилось всем без исключения.

Из мировых примеров и своего опыта М.С. Воронцов извлек универсальный инструмент, при помощи которого можно было воздействовать на ситуацию в необходимом ключе, особенно на первоначальных этапах реализации назначенного ему поприща. Этим инструментом была торговля. Наместник намеревался дать почувствовать, в том числе и «немирным» на то время горцам все выгоды товарообмена с Россией, чтобы материальными стимулами и выгодами изменить их мироощущение и направить их энергию в созидательное русло. Для реализации задуманного нужны были не только военно-административные, организационные и иные усилия, но и люди, способные отвечать условиям поставленной задачи, те, кто обладал недюжинным коммерческим даром, энергией и умением наладить торговлю повсюду и вопреки существовавшим объективным или субъективным препятствиям. К таким людям в середине 40-х гг. XIX в. на Кавказе можно было отнести армян, скоро ставших естественными помощниками наместника во всех его коммерческих начинаниях.

Армяне как никто другой подходил для проведения невоенных, не силовых акций, способных показать стремление России к миролюбию. Армяне не только не страшились горных урочищ, не только не опасались проникать в самые отдаленные, в самые труднодоступные уголки высокогорий Кавказа, но, казалось, сама труднодоступность местности рождала в них соревновательную энергию и задор по преодолению всех препятствий.

Их умение проникать и быть повсюду, было сродни удальству и храбрости кавказских горцев, проявлявшихся в их среде во время набегов. Бог наградил армян не только выдающимся талантом в коммерческой деятельности, что часто раздражало и раздражает поныне их менее способных и менее талантливых конкурентов, но и способностью глубоко понимать потребности и психологию других людей, совершенно непохожих на них ни традициями, ни обычаями, ни законами своего быта и своей веры. Армянские предприниматели часто находили верный тон, верные слова и верный способ общения с самыми суровыми горскими народами Кавказа, добивались своей выгоды, не задевая ни национальных, ни религиозных, ни бытовых чувств и правил народов, с которыми имели дело. Они прекрасно знали местный рынок и его нужды, владели всеми приёмами сложных меновых операций, имели в горах давних и надежных торговых партнеров, множество родственников, друзей и кунаков, говорили на языках горцев.

Постепенно, проникаясь пониманием уникальности роли армян в развитии общекавказской торговли, М.С. Воронцов хотел не только получать необходимую ему информацию из первых рук, но использовать армян в качестве агентов Российской империи в горской среде. С другой стороны, наместник предполагал иметь возможность влияния и обретения поддержки в среде армянской диаспоры по всему Кавказскому краю. В части Кавказского края – в Закубанье – одной из наиболее проблемной для дела России на Кавказе, проживала одна из групп местного населения, имевшая наиболее стойкую пророссийскую ориентацию – черкесо-гаи, или горские армяне, ещё в Х–XV вв. поселившиеся среди горцев Северо-Западного Кавказа. За многие столетия черкесо-гаи заняли в Закубанье весьма привилегированное положение, близкое к статусу адыгских дворян. Многие горские армяне были аталыками детей горской знати, многие из армян были женаты на дочерях адыгских князей и уорков.

Положение горских армян стало меняться к худшему с XVIII в. С проникновением в горскую среду ислама и деятельностью турецких эмиссаров прежние дружеские отношения между горцами и черкесо-гаями резко ухудшились. Поэтому горские армяне были вынуждены прибегнуть к защите христианской России, надеясь сохранить свою веру с помощью России и свою социально-экономическую роль на Кавказе. Армянские купцы составляли наиболее сильную сплоченную группу предпринимательского сословия во всех крепостях и городах Северного Кавказа и Закавказья.

Вопреки утверждениям недоброжелателей, армяне часто выступали в роли посредников между народами Кавказа и Российской империей, близкие к России по вере, а Кавказу по происхождению. Армянские купцы безопасно проникали в самую глубь враждебного российской стороне населения Кавказа, где встречали радушие и гостеприимство, потому что доставляли вещи, необходимые для домашнего обихода, которых горцы ни от кого, кроме армян, получить тогда не могли. Привлекать армян на русскую сторону было выгодно, так как, спасая горских армян от религиозных притеснений, Россия приобрела в их лице верных союзников. Многие армяне во время пребывания в горах служили российской стороне в качестве лазутчиков, доставляя пограничному начальству важные сведения о враждебных мероприятиях, готовящихся со стороны горцев.

М.С. Воронцов, сделавшись Кавказским наместником, скоро убедился «в несомненной к нам верности и даже привязанности всех армян, из которых даже некоторые сословия воинственные, всегда готовые служить против наших неприятелей». Поняв и поверив в коммерческий талант армян, он устранил существовавшие для их деятельности препятствия, что принесло ощутимую пользу экономике края. Трудолюбие и деловитость армян содействовали в том числе быстрому развитию сельского хозяйства, скотоводству среди местного населения, что вело к более быстрому экономическому освоению вновь присоединяемых земель.

В инструкции генералу Н.А. Реаду князь М.С. Воронцов писал в 1854 г., знакомя его с ситуацией в Кавказском крае, что «армяне нам по всему краю совершенно преданы. Между ними есть некоторые знатные фамилии, несколько веков уже равнявшихся как титулами, так и значениям с первыми грузинскими князьями, которые по воспитанию и по службе сделались русскими и отличными подвигами не только при нас, но еще при грузинских царях приобрели славу и общую доверенность. Вообще же армянские фамилии менее знатных и средний класс занимается торговлей и имеет оную почти всю в руках, ибо грузины, по старинному воинственному духу и по общему их расположению, к ней не способны».

Наместник сообщал генералу Н.А. Реаду, что среди армян-торговцев были лица, которые заслуживали особого внимания. Это, прежде всего, «почетные граждане Аршакуни и Мириманов, содержащие с выгодою для себя и для правительства огромный рыбный откуп в Сольянах...», а также «здешний голова Свешников (Момджян.– С.Л.) и, в особенности, губернский секретарь Иван Мирзоев, человек опытный, усердный и всегда готовый, как можно с меньшею для себя выгодою, быть полезным правительству. Он нам оказал весьма большие услуги, как принятием на себя многих дел, для которых не было охотников». Кроме того, необходимость этого человека обеспечивались тем, что «Иван Мирзоев не только человек верный и полезный во всех отношениях, он из всех жителей Тифлиса более всех имеет знакомство и кредит в Москве».

Таким образом, М.С. Воронцов подчеркнул одну особенность армян всех сословий и званий – они берутся (в отличие от других) за любое дело, надеясь в нем преуспеть, не страшась трудностей и не останавливаясь перед ними. В этом состояло преимущество армян, не разделявших занятия на почетные и выгодные или не являющиеся таковыми. Армяне любое дело, даже первоначально кажущееся неблагодарным, могли обратить таким образом, что оно делалось, в конце концов, почетным и плодоносящим.

Исключительное положение армяне занимали на Кавказе и в продвижении товаров российского производства в горскую среду. Их способности и целеустремленность помогали им сделаться не только агентами военного командования, но и агентами российских компаний, посредством чего товары российских фабрик приобретали новые рынки сбыта. Благодаря армянским купцам торговля между Россией и Кавказом значительно усилилась в наместничество князя М.С. Воронцова. Он же повсеместно стал их поддерживать, открывая широкий простор и возбуждая в них предприимчивость. Он давал им подряды, места под магазины и караван-сараи, иногда почти насильно привлекал их к выгодной самодеятельности. При содействии князя М.С. Воронцова на средства и по ходатайству Тифлисского армянского общества в 1846 г. было открыто Коммерческое училище, в котором дети благодарных армянских предпринимателей постигали премудрости разнообразных знаний и готовились быть успешными торговцами и промышленниками, надежными слугами Российского государства.

Заботясь об укреплении позиции христианства и всячески содействуя христианскому миссионерству на Кавказе, М.С. Воронцов много способствовал укреплению положения Армянской Апостольской церкви. По его ходатайству перед императором Николаем I в свод законов Российской империи (ст. 455) были внесены изменения: «Армяно-Григорианские церкви и монастыри, состоящие при оных и им принадлежащие строения и имущества, хотя бы они отдавались внаймы и приносили доход, а также здания и имущества, принадлежащие богоугодным заведениям этого исповедания, хотя бы они тоже отдавались внаймы и приносили доход, повсюду освобождаются от постоя, поземельного сбора и всяких вообще полицейских и городских повинностей, кроме починки мостовой, наблюдения за чистотою и содержанием фонарей».

Всячески содействуя армянам, наместник не был безоговорочным армянофилом. Он был прагматиком. Поскольку армяне сделались ему помощниками в его поприще и способствовали «русскому делу» на Кавказе, поскольку их деятельность и характер отвечали нуждам этого дела, постольку на них распространялось благоволение наместника Кавказа, а через него и государя Российской империи. М.С. Воронцов писал, проявляя свою позицию в отношениях с армянским населением: «Мое постоянное правило было, сколько этот порыв ободрять всеми способами, но, уклоняясь только от привилегии и монополии, которые только вредят общему делу».

Наместник Кавказа был русским чиновником, ставившим дело России превыше всего, его благоволение к армянам не столько опиралось на его личные симпатии, сколько на те заслуги, которые были выказаны армянами перед Россией.

Лазарян Сергей Степанович – кандидат исторических наук, доцент, Пятигорский государственный лингвистический университет

" Армяне Юга России: история, культура, общее будущее"   Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top