Концепция национального государства в идеологии партии Дашнакцутюн на рубеже XIX–XX вв.

Армянская политическая партия дашнакцутюн (Армянский революционный союз) была создана в Тифлисе в 1890 г. усилиями М. Варандяна, С. Заваряна, С. Зоряна, Б. Микаэляна. В основе партийной структуры лежал принцип децентрализации, закрепленный в 1-м уставе, принятом на съезде в 1892 г. В нем говорилось, что все комитеты в городах и деревнях ведут свои внутренние дела самостоятельно. Объединения нескольких провинциальных групп образовывали район, который имел свой ЦК. В 90-е гг. XIX в.

внутренняя структура партии усложнилась, что нашло свое отражение в новом уставе, выработанном 2-м съездом в 1898 г. и подтвержденном съездом 1907 г. Низовой структурой партии были «хумбы» (группы, кружки), состоявшие не менее чем из 7 человек. Далее следовали подкомитеты численностью не менее 50 членов, комитеты — 200 человек, Центральный комитет — 1 тыс. членов. ЦК в зависимости от местоположения подчинялся Восточному или Западному бюро. Следующей за ЦК структурой был ответственный орган из 5 членов. Ему поручалось руководство деятельностью партии в определенном районе и несколькими ЦК. Районные собрания пользовались широкими полномочиями. Выделялись 3 района (Турецкая Армения, Кавказ, Западный район), проводящие свои собрания по мере необходимости и возможности, а на Кавказе по меньшей мере раз в год. Оно имело право выработки устава для всех организаций своего района, изменения тактики, не выходя из пределов решений съездов. Высшей инстанцией партии было общее собрание (съезд), в работе которого принимали участие представители Бюро, ЦК, ответственных органов, районных собраний.

Всего к началу 1907 г. партия объединяла 3233 группы, из которых 2311 (более 70 %) действовали в Российской империи. Из организаций, функционировавших в России, на Северный Кавказ, по нашим подсчетам, приходилось 10 % (233 группы). В это же время численность деятельных членов партии равнялась 22 631 человеку, из которых 16 177 были членами партийных организаций России. На Северный Кавказ приходилось 1635 членов партии. Главным фактором возникновения партии было место нации в системе межнациональных отношений как внутри Турции, России, Персии, так и на международной арене в качестве части «восточного вопроса». Армянский народ, некогда имевший свою государственность, был разделен.

В теории наций принцип самоопределения был и остается одним из основных. Его суть сводится к тому, что в многонациональных государствах народы получают возможность свободного самоопределения, в том числе политического. Однако, чтобы этот философский принцип стал правовым, он должен быть закреплен законодательно в государстве. Этнический вопрос — явление конкретно-историческое. Но он всегда остается сложным в теоретическом и острым в политическом отношениях. Его практическая реализация требует, прежде всего, учитывать права человека и право государства на территориальную целостность. В дашнакцутюн исходили из того, что государство являлось наиболее эффективным социальным институтом, где партийные идеалы могут выступать как общественные интересы, закрепленные в законодательных актах, обеспечиваться властной поддержкой, сопровождаться механизмом их реализации. Подъем национально-освободительного движения вызвал стремление к созданию собственного автономного государства, в первую очередь, в Турецкой Армении. В опубликованном в сентябре 1890 г. манифесте партии, в частности, говорилось, что дашнакцутюн будет стремиться объединить все силы, имея целью политическую и экономическую свободу Турецкой Армении. Это заняло главенствующее место в первой программе и уставе партии, принятых на учредительном съезде в 1892 г. в Женеве. Государственное начало объявлялось единственным фактором объединения армянской нации. Одним из базовых признаков государства является территория, на которой живет нация. Территория армянского государства партией определялась в контексте исторических, географических, этнических аспектов.

До 1905 г. все усилия были направлены на решение вопроса турецких армян. Партия призывала к созданию армянского автономного государства в Османской империи. В первой программе 1894 г. о российских армянах ничего не говорилось. Только с ростом общественного движения в России в начале ХХ в. дашнакцутюн с 1905 г. становится общеармянской партией. В программе 1907 г. (в ее основе лежала программа партии эсеров) имелись специальные разделы для реформирования политической и правовой сфер Турецкой Армении, Закавказья и общий раздел для обеих стран. Применительно к армянам, проживающим в Турции, по-прежнему утверждалось, что Турецкая Армения составляет неотделимую часть конституционной Турции и пользуется широкой местной автономией. В компетенцию центрального правительства, организованного на конституционных и демократических началах, входили вопросы внешней политики, обороны, денежной системы, таможенной политики, заведования почтой и телеграфом. Все другие государственные функции оставались в ведении автономных областей. Турецкая Армения, будучи составной частью Турции, пользовалась свободой во всех своих внутренних делах. В свою очередь, такие же права сохранялись за составляющими ее областями и коммунами. Все законодательные и административные органы избирались на основе всеобщего, равного, прямого, тайного и пропорционального права, без различия национальности, религии и пола. В этом вопросе партия надеялась и рассчитывала на помощь младотурок, с которыми у нее были более тесные контакты, чем у другой армянской партии «Гнчак».

Для Закавказья ставилась задача создания Закавказской Демократической Федеративной Республики, независимой во всех своих внутренних делах и являющейся частью Российской Демократической Федеративной Республики. Первая была связана с последней в вопросах защиты государства, внешней политики, монетной и таможенной системы. Это подтвердил и проведенный партией в 1913 г. опрос своих членов и общественных деятелей. Государственный аппарат базировался на принципе разделения властей. Закавказская Федерация имела свой демократически избранный парламент. Представители во всероссийский парламент избирались тем же демократическим путем. Территориальное устройство федерации базировалось на системе кантонов, пользующихся самой широкой автономией. При определении их границ следовало учитывать географические, этнографические и культурные особенности. Местные общины в коммунальных вопросах также пользовались широкой автономией. Все представители законодательной, судебной и исполнительной власти избирались населением. Помимо парламентского законотворчества программа дашнакцутюн вводила и прямое законодательство — референдум и право инициативы.

Общими для обоих государственных формирований являлись требования широких общедемократических прав и свобод личности (совести, устного и печатного слова, собраний, союзов, стачек, неприкосновенность личности, жилища и корреспонденции, свобода передвижения, всеобщее, обязательное и бесплатное первоначальное обучение, преобразование всех церковных школ в светские, бесплатное судопроизводство). Обращалось внимание на следующие коллективные права народов: право наций на свободное самоопределение; полное равенство всех национальностей и религиозных групп, отмена сословных привилегий; преподавание на родном языке, распределение бюджета на культурно-просветительные цели в государстве и кантонах между национальностями пропорционально их численности; обязательное знание 2 главных местных языков для должностных лиц кантонов и общин и 3 местных языков — для администрации всего края.

В социально-экономической области партия формулировала меры по защите крестьян, рабочих и вообще трудящихся на основе социализации земли. В разделе «минимум» декларировалось, что дашнакцутюн как партия революционная и социалистическая ставит своей целью защиту классовых и национально-культурных интересов армянских трудящихся, имея в виду заменить монархию народоправством, а капитализм — социализацией орудий и средств производства. Проводилась мысль о тесной взаимосвязи национального освобождения и социальной свободы. Национальный гнет, приводящий к отставанию угнетаемых наций, препятствует развитию классовой борьбы в рамках угнетенной национальности и мешает укреплению солидарности между трудящимися классами угнетающей и угнетенной национальности. И все же теоретики партии в развитии нации выделяли не экономическую и классовую основу, а культуру. Национальное освобождение делает культуру достоянием не только элиты нации, но и широких народных масс, которая становится одновременно и орудием их дальнейшего развития и борьбы за право наций на свободное самоопределение, равенство всех наций и религиозных групп. Партия, связывая с социализмом уничтожение искусственных преград и различий между нациями, одновременно отмечала, что данный общественный строй не предполагал слияние всех наций в однородную массу. Наоборот, подчеркивалось, что свободно развивающаяся нация лучшими своими чертами обогатит общечеловеческую культуру, в то время как национальный гнет задерживает ее развитие.

Для достижения поставленных задач использовались мирные и насильственные методы деятельности. Выбор тактических средств определялся характером государственного режима и конкретной обстановкой. Партия участвовала в переговорах и с султаном А. Хамидом, и с оппозиционной его режиму либеральной партией «Единение и прогресс» (младотурками). В 1896 г. А. Хамид предложил руководству партии начать переговоры, касающиеся улучшения положения армян в Западной Армении и прекращения вооруженной борьбы, что являлось признанием того, что армянское национальное движение стало неизбежным фактом в турецкой политической жизни.

Переговоры растянулись на 3 года (1896–1899). Представители султана предлагали дашнакцутюн выработать программу умеренных реформ. Партия в качестве условий для соглашения выдвигала свою программу, осуществление майских реформ 1895 г., а также требования, исходящие от Западного бюро партии от 25 октября 1898 г. Последние включали ряд положений: возвращение на родину беженцев-армян и их недвижимого имущества, похищенного во время погромов, гарантии безопасности жизни; амнистия армянамполитзаключенным; прекращение репрессий и погромов. В итоге переговоры окончились безрезультатно. Инициатива разрыва отношений принадлежала дашнакцутюн.

Инициатива лидеров младотурок в установлении контактов с армянскими партиями объясняется их стремлением использовать силу этих партий в борьбе против деспотического режима А. Хамида. Деятельности младотурок и созданию единого фронта внимание уделяла и партия дашнакцутюн, хотя между ними были принципиальные различия, прежде всего, по политическим и национальным вопросам.

Младотурки настаивали на восстановлении конституции Мидхата 1876 г., которая сохраняла унитарный характер территориального устройства, и не отказывались от доктрин тюркизма, пантюркизма и панисламизма. Партия Дашнакцутюн говорила о предоставлении всем народам Османской империи автономного статуса в составе демократической федеративной Турции. Дашнакцутюн приняла участие в 1-м конгрессе оппозиционных сил Турции в 1902 г. В 1907 г. дашнакцутюн явился инициатором 2-го конгресса оппозиционных сил Турции (27–29.12.1907). В принятой декларации все народы империи призывались к совместной борьбе против султанского режима, в том числе и вооруженным путем. Но вне поля зрения конгресса остался главный вопрос — будущее государственное устройство Турции. Хотя важно отметить, что дашнакские комитеты в ходе событий 1906–1908 гг. в Эрзеруме, Ване, Битлисе, Муше координировали свою деятельность с младотурецкими группами, разделявшими, прежде всего, идеи организации «Общество частной инициативы и децентрализации», руководимой принцем М. Сабахедином. В дашнакцутюн приветствовали приход к власти младотурок в июле 1908 г.

В сентябре 1908 г. в предвыборной платформе в ходе выборов в турецкий парламент партия повторила основные положения своей программы 1907 г. Аданские погромы весной 1909 г. показали, что правительство младотурок знало о них. Но V съезд партии в сентябре 1909 г. принял решение о продолжении сотрудничества с младотурками, выступил против сторонников сепаратизма, отказывался от насильственных средств борьбы, и было подписано соглашение с целью защиты конституции. Однако если младотурки в национальном вопросе не отказались от политики ассимиляции малых народов (османизм, пантюркизм), то как оценить такое решение партии? В дашнакцутюн объясняли его тактическими соображениями, считая это шагом в предотвращении погромов. А младотурки больше и больше отстраняли дашнакцутюн от общественно-политической жизни, сокращая число должностных лиц от партии и армянских депутатов в парламенте. И тем не менее VI съезд в августе–сентябре 1911 г., несмотря на критику политики младотурок, решил создать благоприятные условия для сотрудничества и продолжал поиски путей для этого.

В октябре того же года младотурки на съезде приняли решение об османизации всех турецких подданных, о неприемлемости децентрализации и автономии. Отношения были разорваны лишь по решению VII съезда дашнакцутюн в августе 1913 г. Партия не питала особых иллюзий и в отношении политики великих держав, хотя и связывала с нею определенные надежды в решении армянского вопроса. Партия прилагала усилия для осуществления проекта реформ 1912 г. (и установила отношения с Англией, Францией, Россией), а также русско-турецкого договора от 26 января 1914 г. Таким образом, идеология партии отстаивала принцип права наций на самоопределение в его широком понимании, включая и национально-культурную автономию. Относительно вопроса об армянском государстве первоначально речь шла лишь об автономии в пределах Турции и федеративном устройстве с демократической Россией. Только после Февральской революции в России 1917 г. партия дашнакцутюн внесла изменения в программу. В соответствии с ними правовой статус Российской Армении не менялся, а Турецкая Армения становилась независимой. Курс на создание объединенного единого армянского государства в дашнакцутюн взяли после того, как партия стала правящей в Армянской Республике (образована 28 мая 1918 г.) по решению IX съезда партии в 1919 г. К этому времени в России установилась власть большевиков.

Итак, партийная теория государства базировалась на принципе самоопределения наций, который рассматривался в контексте конкретного государственного режима и социального строя. При буржуазном демократическом строе партия высказывалась за национально-государственную автономию Турецкой Армении до 1917 г., а затем за ее независимость и федеративные отношения с Россией. К идее решения национального вопроса и возрождения армянского народа в пределах единого суверенного армянского социалистического государства в форме децентрализованной демократической республики и общинного самоуправления партия пришла в 1919 г.

Л.А. Карапетян.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.

Top