Республика Армения и военно-политические отношения на Юге России в 1918–1920 гг.

Отношения между Республикой Армения (РА) и Россией в 1918–1920 гг. носили неопределенный характер. Ситуацию точно охарактеризовал Р. Тер-Минасян: «Эта политика на практике встретила бы большие трудности. Во-первых, с какой Россией разговаривать и чьей дружбой заручиться. В это время было три России: Деникина, Колчака, Ленина. Все три были равносильными, у всех трёх были шансы стать хозяевами всей России, однако все три были друг другу врагами. Тем не менее намечалось одно удачное обстоятельство – то, что эти три России хотя бы не были против независимости Армении и пока были далеки от нас, выказывали дружеские настроения. Именно поэтому мы посчитали, что нужно вести переговоры и заручиться их дружбой не только на настоящее время, но и на будущее».

Можно сказать, что очевидным фактом было стремление правительства РА и со стратегической точки зрения последовавшее с этого момента постоянное стремление наладить дружеские отношения и обеспечить необходимые точки соприкосновения в сфере военно-политических отношений со всеми российскими властями – будь это большевистская Россия или белогвардейская Россия. Но эти московские миссии делегаций РА, в том числе миссия Л. Шанта, не достигли своей цели, на практике они оказались нерезультативными и возможные военно-политические отношения практически потерпели поражение.

Нужно отметить, что территориальные уступки большевистского правительства Германии и Турции в 1917–1918 гг. имели определённое значение и последствия. Удовлетворив стороны, В. Ленин и его соратники сыграли в них свою роль, однако ситуация изменилась на стыке 1919–1920 гг., и после этого, когда уже победил большевизм и на смену постепенно уходящего на второй план Ленина пришла личность И. Сталина, стало очевидно, что новая большевистская Россия выходит на арену с «имперскими» планами с дальним прицелом. А у России 1920 г. уже не было намерений смириться с допущенными в прошлом территориальными потерями, и своей первоочередной стратегической задачей она стала считать возрождение новой Российской империи с большевистским окрасом.

В этой России определённое место отводилось и Армении, будущему отношению к ней, несмотря на то, что военно-политические лидеры Первой Республики Армения, по всей вероятности, не почувствовали, не восприняли и не оценили этого. Они не оценили смысл этих глубинных процессов и в своих программах не придали большевистской Москве столь большого значения, так как на этом серьёзнейшем историко-политическом этапе ориентированность политических кругов РА на Севрские соглашения была абсолютно очевидна.

Однако было очевидным ещё одно важное военно-политическое обстоятельство. Ещё в 1918 г., когда турецкие войска разнуздали агрессию в Закавказье, Азербайджан безоговорочно повернулся в сторону турок, Грузия с определёнными оговорками примкнула к созданию единого фронта против большевистской России, и они стали стремиться к налаживанию взаимовыгодных отношений с Турцией. Иная ситуация была в случае с Арменией, так как в военно-политических кругах не было влиятельных сил, которые стремились бы к практическому обострению и ухудшению всех типов отношений с Россией – будь то «красная» или «белая» Россия, так как Армения считала усиление турецких позиций в Закавказье не только опасным, но и просто смертельным для своего существования.

В 1918 г. в России шли кровопролитные гражданские войны и яростная борьба за власть между большевиками и белогвардейцами. В создавшейся сложной и запутанной ситуации политические лидеры Республики Армения были вынуждены считаться и с теми, и с другими, стараясь достигнуть политико-дипломатического признания с их стороны, а в некоторых случаях ожидая с их стороны и военно-политической поддержки, в частности, против белогвардейской России.

В сентябре 1918 г. генерала М. Алексеева сменил генерал А. Деникин, принявший командование Добровольческой армией. Став командующим Добровольческой армией, А. Деникин не только сосредоточил в своих руках всю гражданскую и военно-политическую власть хлебных районов Дона и Кубани, но и осуществил кадровые перестановки в командном составе и изменения в стратегических планах, в командовании войсками. Сконцентрировав вооружённые силы юга России, Деникин приступил к решительным шагам, объединив все контрреволюционные силы. При руководстве белых был создан важный орган – «Особый совет», у которого были политико-разведывательные функции и который имел своего представителя и опору в Республике Армения в лице известного в военно-политических кругах Армении полковника М. Зинкевича и ряда других русских офицеров. Впоследствии, в середине 1920-х гг. он стал военно-политическим представителем Добровольческой армии – вооружённых сил Юга в РА и не раз поддерживал армянскую сторону в решении задач по добыванию оружия, боеприпасов и снабжению запасами продовольствия, а также в вопросе предоставления военной поддержки негативно настроенному Азербайджану.

Республика Армения воспринималась Добровольческой армией как дружественное образование, в то время как Грузия была в списке враждебных. Кроме этого, А. Деникин находился с Грузией в состоянии войны из-за территориально-пограничных споров, и этот конфликт наиболее явно проявился в период грузино-армянской войны. Как свидетельствует Н. Самхарадзе, не позднее как в 1918 г. Грузия начала переговоры с белым генералом Деникиным для определения границ между Грузией и образованной им Кубанской народной республикой. Кубанская республика требовала включить в свои границы район Сочи и Абхазию и даже приступила к военным действиям по захвату Гагр, но грузинские войска, которые установили контроль над районом Сочи и остановили Деникина, отбросили кубанскую армию назад. Однако ведущиеся переговоры провалились. Так или иначе, Грузия находилась в состоянии враждебного противостояния с вооружёнными силами Юга под командованием Деникина.

Азербайджан, с точки зрения А. Деникина, считался религиозно-церковной единицей, в вопросе признания которого господствовала негативная позиция. В усилении Добровольческой армии А. Деникина и Грузия, и Азербайджан видели грозящую опасность для себя. Исходя из этого, они предпринимали шаги по созданию военно-политического союза против Деникина, несмотря на то, что последние уверяли, что их главным врагом является большевистская Россия. Армения, в свою очередь, сохраняла с вооружёнными силами Юга России, возможно, дружеские военно-политические отношения. В отличие от Грузии и Азербайджана, которые постоянно находились в напряжённых отношениях с Республикой Армения по территориальным вопросам, А. Деникин оказывал Республике Армения поддержку военного и экономического характера. «Особый совет», созданный при возглавляемом А. Деникиным командовании, также выступал за союз с Арменией. Кроме того, при «Особом совете» действовал дипломатический представитель РА Ованнес Сагателян.

После поражения А. Деникина новые реалии стали господствующими и для Республики Армения. Независимо от своего желания и стратегии большевистская перспектива стала очевидной, особенно после советизации Азербайджана весной 1920 г. После того, как в конце августа 1920 г. последний британский солдат покинул Закавказье, стало ясно, что новые хозяева Закавказья – большевистская Россия.

В результате, в условиях продолжавшихся ещё прозападных стремлений политико-правящих кругов Республики Армения, после сокрушительного поражения в турко-армянской войне осенью 1920 г. и подписания 2 декабря очень нежелательного и имеющего тяжелейшие последствия для РА договора, большевистско-кемалисткого сближения и практически провальных большевистско-армянских переговоров Республика Армения встала перед неизбежным фактом советизации, что и было осуществлено по Ереванскому

соглашению.

Первоочередным как для бывшей царской, так и для большевистской России и созданных на территории России русских государственных образований, в том числе и для Добровольческой армии А. Деникина, был вопрос восстановления и сохранения единства и целостности страны. Именно поэтому они были последовательны в вопросе проводимой в Закавказье политики, прилагая все усилия не только для вытеснения из региона Великобритании и других стран Антанты, но для утверждения своих позиций в этом регионе.

А.М. Еприкян, В.Г. Вирабян.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы III Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 30–31 мая 2018 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.