Об обстоятельствах возникновения и существования армянской государственности в Западной Армении (вторая половина XVIII в.)

Золотой путь армянской государственности ввиду определенных исторических обстоятельств часто ослабевал, но никогда не прерывался. Со дня формирования армянского народа идея государственности – намерение и стремление создания и развития суверенного, независимого государства – неизменно сопровождала армянский народ. История нашей государственности проходила сквозь борьбу и, хотя часто у нас были периоды восхождения, однако мы не смогли избежать падений и ошибок. Да, иногда мы теряли нашу независимость, суверенитет, мужество и единство, но никогда не теряли государственности, которая по-разному проявляясь (нахарарская система, княжество, меликство и т.д.), выжила в тяжких условиях отсутствия единого общеармянского государства. Иными словами, государственность – это осознание необходимости идеи самоорганизации и политической независимости каждой нации, народа, этнической общности, а государство – это реализация этой идеи.

После падения Анийского царства Багратидов в 1045 г. в разных регионах Армении свое существование продолжал поддерживать ряд государственных образований. После долгих и кровавых турецко-персидских войн, согласно подписанному в 1639 г. договору в Касри-Ширине (Касри-Ширинский договор), большая часть Армении, получившая впоследствии название Западная Армения, была включена в административные границы Османской империи.

Во второй половине XVIII в. Османская империя, достигшая своего расцвета в XVII в., фактически существовала только формально. В конце XVIII и начале XIX в. в государстве наблюдались сепаратистские тенденции областных пашей, их произвол и разбои достигли беспрецедентных размеров. Некоторые крупные феодалы сконцентрировали в своих руках власть данного региона. Некоторые создали собственную армию. В Египте фактическая власть принадлежала мамелюкским беям. В Сирии Ахмед Джезар, которого султан назначил пашой Акры, также сосредоточил в своих руках большое богатство и военную мощь. В Багдаде правил Сулейман-паша – грузин по происхождению. Из-за военной мощи, богатства, роскоши двора его величали Сулейманом Великим. Аналогичная ситуация сложилась и на Балканах. Сепаратистские устремления имели также феодалы Румелии. Даже в Малой Азии, где феодалы еще открыто не выступали против Порты, были созданы фактически независимые феодальные образования. Полунезависимые армянские государственные образования и автономные общины сохранились в основном в труднодоступных горных районах, где турецкое правительство и курдские вожди племен не могли установить свое господство.

Во второй половине XVIII в. проявления армянской государственности (государственные образования и автономные общины) свое полунезависимое существование сохранили в Сасуне, Савуре, Исьяне, Моксе, Шатахе, Чапахджуре, Хнусе, Балу, Дерсиме и других местах. Они имели небольшую территорию и продолжали существовать благодаря свободолюбию, ослаблению Османского государства и восстанию курдских беков. Не исключено, что курдские беки пытались использовать военную силу армянских государственных образований и автономных общин против Османского правительства. В руках армянских князей, меликов и глав автономных общин были сосредоточены военная и административная власть, суд. Армяне полунезависимых и автономных районов были свободны от репрессий, и влияние султанских указов не распространялось на них. В курдоподданных, полунезависимых и автономных провинциях армяне и ассирийцы носили оружие, периодически участвовали в набегах. Здесь сила заключалась в уважении, что и обеспечивало право.

Итак, полунезависимые армянские княжества и автономные общины в основном сохранились в труднодоступных горных районах, где турецкое правительство и курдские вожди не смогли утвердить свое господство. Основной предпосылкой возникновения и существования таких государственных образований была внутренняя нестабильность и состояние Османской империи. Несостоятельность правительства, столкновения с центральной властью привели к большим потерям в империи, отрицательно сказались на боеспособности армии, благоприятствовали дезертирству, уронили и без того невысокий авторитет центральной власти, способствовали углублению междоусобных войн, распалили напряженную внутриполитическую обстановку. Во второй половине XVIII в. Османская империя находилась на низком уровне развития: это была средневековая отсталая империя, переживающая агонию из-за внутриполитических противоречий. Сложной ситуацией в Османской империи, находящейся в состоянии разложения военно-ленной системы, воспользовались центробежные элементы, которые, не принимая гегемонию представителя центральной власти в разных частях империи, создавали новые автономные государственные образования или продолжали управлять в прежнем, полунезависимом статусе. Условиями, способствующими выживанию армянских полунезависимых княжеств и автономных общин, были однородный состав населения, прочный уклад натурального хозяйства, наличие или близость крупного духовного центра, наличие союзнических соседских курдских княжеств и аширетов. В армянских полунезависимых княжествах и автономных общинах действовали традиционные права и патриархальные законы.

Впоследствии Османская империя проводила политику укрепления центральной власти, стремилась распространить свое влияние на всю империю. Наконец, в результате укрепления центральной власти Османской империи и установления полного господства, а также наличия ряда неблагоприятных факторов для полунезависимых княжеств и автономных общин (оторванность и самоизоляция, ограниченные человеческие и материальные ресурсы, изменение отношений соседних курдских племен, враждебное окружение и т.д.) армянская государственность – полунезависимые княжества и автономные общины – постепенно ослабевали и прекратили свое существование.

А.М. Малоян.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы III Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 30–31 мая 2018 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.