Вреж Киракосян - Мой путь к свободе

Интересно, мечтает ли черепаха о свободе – о жизни вне панциря? Наверное, нет… Ведь все её собратья живут под защитой своего «переносного домика», и она просто не представляет себе иного способа существования. А я, будучи лишённым движения, заключённым в невидимый «панцирь», видел вокруг себя легко и свободно передвигающихся людей: бегающих, прыгающих, запросто преодолевающих любые преграды… И мне так хотелось, подобно им, вырваться из замкнутого пространства квартиры на волю! Но я передвигался ползком тысячи раз из одного угла в другой и лишь лелеял надежды о свободе, был обречен лишь ползти и ползти…

Лет с четырех до примерно десяти, пока я мог ползать, часто, стоя на коленях, я дотягивался до ручки входной двери, вцеплялся двумя руками и всеми силами тащил дверь к себе, чтобы открыть её. Но все потраченные силы и попытки не давали ожидаемого результата: дверь была тяжёлая, деревянная, и слишком плотно закрывалась. Лишь в очень редких случаях, когда по недосмотру мои родные оставляли дверь приоткрытой, мне удавалось выползти в подъезд. Мне было все равно, если в подъезде пол оказывался мокрым или грязным: я ведь спешил на свободу! Мы жили на шестом этаже, и путь вниз был невероятно далёким. Я научился самостоятельно преодолевать ступеньку: сидя на лестнице, ноги свои я спускал на ступеньку ниже, а руками отталкивал себя вперед. Таким образом у меня получалось спуститься до четвертого, а, порой, даже до третьего этажа, но на большее у меня не хватало сил… Таким же образом, осознав очередную неудачу и отдохнув, мне приходилось подыматься вновь в дом – опираясь на руки, я подтаскивал себя задом наперед со ступеньки на ступеньку вверх.

Порой, чтобы преодолеть одну ступеньку, мне приходилось часок попотеть. Так я и не смог ни разу самостоятельно спуститься во двор, я лишь представлял себе, мечтал, как это могло бы быть. Лифт у нас годами не работал, все ходили по лестнице. Я стеснялся, когда меня в подъезде встречали соседи, и притворялся, что якобы просто играю, не показывая вида никому, что мечтаю выбраться во двор, но не могу. Меня, конечно же, мама время от времени выводила во двор, но мне этого было мало, и, главное: я мечтал о САМОСТОЯТЕЛЬНОМ выходе! Я не знаю, что думали соседи, видя меня на сырых холодных ступеньках, но я не припоминаю ни одного случая, чтобы кто-то из них спросил меня «почему ты сидишь на сырых ступеньках?!»

Проходя мимо, подымаясь или спускаясь, соседи лишь здоровались и иногда спрашивали меня о самочувствии… Мое нахождение на ступеньках, возможно, не удивляло соседей потому, что время от времени мои брат и сестра с соседскими детьми играли в подъезде. Они разрисовывали акварелью и гуашевыми красками стены в подъезде и устраивали спектакли. Иногда они репетировали, а иногда, расставив на одном из этажей стулья, приглашали соседей присесть в ряд, подобно зрителям в театре, и показывали им представление. Но всё же подобным образом дети развлекались лишь на каникулах, а меня можно было встретить ползающим в подъезде и весной, и летом, и осенью…

Времена изменились, теперь по Божьей милости я преодолеваю не только границу входной двери, но даже самолетами летаю в разные страны и города, бывает даже так, что в день на двух самолетах!... Раньше я пачкался от грязного пола в сыром подъезде, а в 2012-ом году мне довелось искупаться в Мёртвом море и испачкаться уже в лечебной грязи)) Раньше мне не давали ролей в спектаклях, которые устраивали брат и сестра с соседскими детьми в подъезде, а сейчас я снимаюсь во многих документальных фильмах, даже в художественно-документальном у известного греческого режиссера!

Не зря говорят – пути Господни неисповедимы!!! 

http://vrezhvitaliy.livejournal.com/7872.html

Top