К истории появления армян на Северном Кавказе

Немногочисленные источники свидетельствуют о присутствии армян па Северном Кавказе с XII века. Как отмечает Н.Г. Волкова, миграция армян на Северный Кавказ происходила преимущественно в течение XYIII-XIX веков. Однако среди западных адыхов их появление датируется XII веком. Свидетельством этому является надпись, датированная 1171 годом, на армянском языке на камне, найденном в развалинах христианского храма около станицы Белореченской. Окончательный перевод, установленный И.Х. Кучук-Иоаннесовым на камне, гласит: «Церковь построена каменщиком ... в 620 году армянской эры» (т.е. 1171 г.), что даст основание предполагать передвижение сюда армянского населения. Предположение подтверждается еще и тем, что во второй половине XII века в бассейне р. Кубани имелись храмы, выстроенные армянскими мастерами-строителями.

В фондах Темрюкского музея хранятся два обломка от одной мраморной плиты, бывшей крестным камнем (ТКМ - 95 - верхний; ТКМ - 99 - нижний). По мнению И.В. Волкова, «сочетание армянской надписи и характерных признаков изображения виноградной грозди и лозы, а также крестов позволяют сделать бесспорную атрибуцию: камень был посвящен армянину и изготовлен армянином... Там подобную находку следовало бы отнести к XIII веку. На северной окраине Золотой Орды, в городе Волгаре, в XIYв. существовала армянская колония. Археологически исследована «Греческая палата» - остатки армянской церкви и прилегающая к ней территория с могильником, в которых преобладал «арменоидный тип» погребенных.

Также отмечено, что в 1341 г. (при хане Узбеке) настоятелем в армянской церкви был Тер Саркис, сын священника Тер Мануэля.

А.В. Пьянков упоминает о церкви Св. Георгия, построенной армянским зодчим в XII веке у реки Белой.

В Краснодарском крае известны немного христианских храмов, в которых найдены две плиты с греческими надписями и одна плита с армянской надписью. Как отмечает А.В. Пьянков, «подобные древности находят нечасто и они, как правило, являются бесценными сокровищами для историков».

Следует подробно остановиться на двух статьях, опубликованных И.И. Ивановым: «О кавказско-горских армянах» и его же «Армавир» в газете Ставропольские губернские ведомости в 1853, №№ 14,17 и 1855, №№ 6, 18, представляющие определенный интерес для истории появления армян на западных рубежах Северного Кавказа. В них подробно описываются события, указывающие на то, что в середине XYIIвека во время владычества крымского хана Мухамед-Гирея армяне, обремененные большими налогами и гонениями за христианскую веру, были вынуждены бросить свои жилища, покинуть насиженные места и переселиться в Черкесию.

Черкесы, в течение длительного времени зная крымских армян, приняли их в знак дружбы, предложили в супружество своих дочерей. Армяне согласились с предложением местного населения, но при условии, если их жены и дети будут исповедовать христианскую веру.

У черкесов в то время не было четкого представления о религии, у них была смесь обрядов христианских, мусульманских и языческих. Черкесы согласились с выдвинутыми армянами условиями и дали обещание своим гостям, что они будут навсегда свободными в исповедании своей религии, все семейные и гражданские дела будут решать по своим обычаям и законам. Наряду с крымскими армянами, в Черкесию переселились армяне из Трабзона, Синая, других районов Оттоманской Порты. Так началась новая жизнь для армян, переселившихся на Северный Кавказ. Черкесы, считая торговлю для себя унизительной, но понимая необходимость торговли с Крымским ханством, расселяли армян в горных аулах. И эта цель была достигнута. Они сбывали через армянских торговцев невыделанную кожу, лошадей, овец, шерсть, мед, воск, нередко пленников. В результате, значительно оживилась торговля с Крымом и Россией. Назад в Черкесию армянские купцы привозили бумажные изделия, сукно, нефть, стальные и железные изделия. Одной из основных статей торговли для армян была доставка в Черкесию соли из Маджарских и Крымских озер.

Западноевропейский исследователь Пейсонель отмечал, что в начале второй половины XYIIIв. горские армяне доставляли через Тамань в Кафу (Феодосия прим авт.) ежегодно до 25000 пудов овечьей шерсти, 10000 штук халваров, 20000 бурок, 5000 кож, 125 пудов меду, 160 пудов воска и до 600000 шкур овечьих, медвежьих, куньих и лисьих, не говоря о других мелких статьях. Все это свидетельствовало о процветании черкесско-армянской торговли, улучшении связей с народами соседних регионов, экономическом развитии края. (Карл Пейсонель - видный французский ученый, дипломат и политический деятель (1727- 1790). С 1753 г. был французским консулом в Крыму, собрал исключительно ценный материал о внешней торговле Крымского ханства и Черкесии).

Успеху в торговле черкесских армян способствовали хорошее знание горных дорог и местности, знание горских языков и опыт в военном деле. Черкесские князья оказывали помощь и содействовали торговле армян, получая за это определенную часть от доходов. Армянин, отправляясь по торговым делам в далекие края, обязательно брал с собой спутника (башчи или чагари) из семейства князя-покровителя. В случае нападения черкесов в пути на торговый караван княжеский спутник должен был вместе с хозяином бороться с нападающими до последних сил. Если победа оказывалась на стороне грабителей, то князь-покровитель со своим родом выступал против враждебных аулов, и месть его не прекращалась пока он не достигал своей цели.

Жизнь армян, проживавших на Северном Кавказе, не ограничивалась экономической сферой. Имея значительный авторитет среди местного населения, они оказывали большое влияние на решение сложных спорных вопросов, возникавших среди горских народов.

По обычаям того времени горец мог смыть с себя кровь только кровью недруга. Черкес почти никогда не решался просить у противника прощения и не хотел платить за это выкуп.

Поэтому черкесы или адыги часто прибегали к помощи армян для примирения враждующих сторон, и последние, умело организуя застолье, добивались примирения. Об авторитете, которым пользовались армяне среди горцев, свидетельствует и другой факт. По черкесскому обычаю княжеские и узденские (дворянские) дети должны были воспитываться в чужом доме с грудного возраста. Получить княжеского ребенка на воспитание считалось особым знаком доверия. После того как многие армяне, выходцы из Крыма и Трабзона, получили звание узденов, они стали иметь преимущество перед другими семьями в получении на воспитание княжеских детей. Армянин, получивший на воспитание княжеского или узденского сына, носил звание аталыка и получал право родительской власти над ним. Аталык (дядька) должен был обучать своего питомца верховой езде, джигитовке, искусному владению шашкой, кинжалом, стрельбе из ружья и лука, гимнастическим упражнениям. В обязанности армянок, получивших на воспитание дочерей, входило обучению рукоделию, ведению домашних дел, необходимых для будущей жены. По достижении ребенком семи лет, армянин-аталык, согласно обычаев, покупал для своего воспитанника верховую лошадь с аммуницией, оружием и отправлялся к его отцу. Князь или узден, заранее готовясь к встрече своего сына, созывал родственников и давал пир с особым торжеством. Армянин-аталык в ответ получал вознаграждение оружием, лошадьми, а также пользовался уважением в княжеском семействе наряду с ближайшими родственниками. Особым уважением он пользовался у своего питомца. Уважением пользовались и сыновья армянина-аталыка, воспитывавшиеся вместе с княжескими и узденскими детьми, которые назывались молочными братьями. Интересно отметить, что черкешенки, воспитанницы армянских семей, имели право вступать в разговор со своими молочными братьями и сестрами как до свадьбы, так и после нее.

Наряду с отмеченными преимуществами, в знак уважения, адыгские князья в некоторых случаях предоставляли переселившимся армянам особые привилегии, равные княжеским.

Последующие события, связанные с проникновением Оттоманской Порты на Северный Кавказ, осложнили отношения горских народов с армянским населением, нарушили спокойную, огражденную от стеснения законом и связанную священным обычаем гостеприимства, обеспеченную жизнь. Порта в середине XYIIIвека, обеспокоенная успехами русского оружия на Кавказе, для укрепления политических связей стала направлять к горцам, и особенно к черкесам, своих проповедников Корана. После Белградского трактата, заключенного в1739 году, кабардинцы, находившиеся под протекторатом России, получили независимость, и это позволило Турции в короткое время через миссионеров привить местному населению фанатизм мусульманской веры. Отношения между армянским населением и черкесами, которые носили родственный характер, стали постепенно ухудшаться. Однако и в тот период, когда между черкесами и армянами возникал конфликт, князья назначали суд по шариату. В этот суд, кроме истинных мусульман, никто не имел права входить, и особенно иноверец, армяне же имели полное право быть судьями или членами шариата. И очень часто князья соглашались с решением армян, не придавая решающего значения религии. Это негативно отражалось на положении армян, так как обиженные имамы и кадии стали настраивать черкесов против армян. Армяне же строго соблюдали религию своих предков, и ничто не могло изменить этот выбор. Закон гостеприимства черкесами постепенно был нарушен. Духовным лицам, представителям Эчмиадзинской и Крымской церкви стало опасно посещать аулы с армянским населением, и тогда церкви ничего не оставалось делать, как осуществить переселение армян в безопасные места под покровительство России.

Р. Ерзынкян в своем труде «Черкесские армяне» довольно подробно описывает жизнь горских армян, сообщает интересные сведения об их дружеских отношениях с черкесами. Но после принятия черкесами мусульманской веры их отношение к поселившимися в их краях армянам резко изменилось. Под влиянием своих духовных вождей черкесы пытались заставить армян принять мусульманство. После долгих споров и вооруженных столкновений армяне при помощи русских войск покидают свои горные аулы и переселяются на правый берег Кубани, где в 1839 году основывают село, которое было названо именем древней столицы Армении Армавиром. Черкесы же, понимая невыгодность создавшегося положения, убили часть армян, а остальных переселили в дальние горные аулы, установив за ними строгий контроль. По от этого экономическое положение черкесов не улучшилось и постепенно пришло к упадку.

Переселение Крымских армян на Северный Кавказ способствовало развитию торговли и экономики. И как бы негативно не расценивали некоторые государственные деятели и определенные слои населения торговую деятельность армян, бесспорным остается факт их значительного положительного влияния не только на экономическое развитие края, но и на внедрение в общественную жизнь новых форм взаимоотношений.

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top