Армянские поселения на Дону – забытые уголки

Обычно когда речь идет об армянских поселениях на Дону, упоминают город Нор-Нахичеван и пять сел (Чалтырь, Крым, Большие Салы, Султан-Салы и Несветай). Однако помимо названных населенных пунктов были и другие поселения, теперь уже «забытые уголки», появление которых имеет отношение к периоду внутренней колонизации России, начавшейся в конце XVIII века. Речь идет о хуторах и деревне Екатериновке, основанных или заселенных представителями армянской колонии, возникших на Дону после переселения армян с Крымского полуострова. Процесс расселения армян по хуторам, расположенным в разных местах колонии, продолжался вплоть до конца 20-х гг. XX в. Три хутора находились вблизи монастыря Сурб Хач.

Один из них принадлежал Мисерову, другой – Гамалову, а третий назывался хутор Гарабета. Эти люди – «хозяева» хуторов – внесли своеобразный вклад в ономастику Нахичевана, т.к. в делах магистрата они записаны единообразно – «Хуторциев», или же «Хуторци». Потомки Гамалова, проживающие во Франции, в Лионе, предоставили данные о том, что Егор Гамалов добывал и обрабатывал камень, продавал аршинный камень. Многие исследователи напоминают о существовании шестого армянского села, вернее, деревни Екатериновки, название которой вариативно. Она именовалась и Катериновкой, и Екатериной, и деревней Екатерины, а на армянском языке всегда записывалась как Катаринован. Вместе с тем в быту ее называли и называют по сей день Самбек. Даже в документах, например, в метрических книгах, помимо официального названия, записанного на армянском языке, – «Катаринован», всегда в верхнем углу листа делалась приписка – «Самбек». Екатериновка существовала до конца 20-х годов XX в., на карте 1926 г. она все еще указана.

Надо сказать, что Екатериновка была заселена жителями города Нахичевана (название города до 1836 г.), пожелавшими заниматься хлебопашеством, их называли «сабанджи», или городские поселяне. Деревня располагалась у впадения реки Самбек в Азовское море, а находившаяся вблизи Екатериновки коса долгое время называлась Армянской косой, позднее она стала зваться Курячьей косой. Проанализировав имеющиеся в нашем распоряжении источники, можно утверждать, что к 1795 г. этими землями владели армянские поселяне. Датой основания Екатериновки называются 1785, 1800 и 1880 гг.

Так, А.М. Богданян высказывался в пользу 1785 г., эта же дата приведена в сборнике, посвященном 200-летию Ростова-на-Дону, Шахазиз утверждает, что основана деревня в 1800 г., В.Б. Бархударян приводит дату 1880 г., на этом же настаивает и О.Х. Халпахчьян. Пытаясь определить дату возникновения Екатериновки, нам удалось обнаружить документ, где в числе приложений по земельному спору перечислен «План генеральной межи дачи деревни Екатерины», произведенный в 1781 г. землемером Дискиным. Земельные споры и проблемы взаимоотношений жителей Екатериновки с населением армянских сел и города Нор-Нахичеван, а также с населением соседнего поселения Курячья Коса, в котором «с давних времен селились разного звания люди», были продолжительными и драматичными.

Из плана, составленного в 1796 г., видно, что в поселке Курячья Коса существовали рыбные заводы и рыбопромысловые артели. Так как земля, на которой располагался поселок Курячья Коса, до 1860 г. была малоценной, а ее владельцы из армянской колонии юридически не определены, на ней беспрепятственно селились люди, занимавшиеся рыбным промыслом. К 1860 г. на Курячьей Косе располагались 122 усадьбы, называвшиеся «дача разночинцев на берегу Азовского моря в урочище Курячья Коса». Земельный спор между жителями Курячьей Косы и армянским обществом привел к тому, что одесский генерал-губернатор распорядился «учинить следствие». Для этого был командирован чиновник по особым поручениям при Новороссийской губернии – действительный статский советник генерал Катакадзе. Ожидая окончания следствия, армяне перестали платить оброк на землю. С 1860 по 1865 гг. спорная земля четыре раза переходила из рук в руки. Каждый раз менялись землемеры (Контрибинского сменил Щипарев), а суд принимал то одну, то другую сторону. Для определения принадлежности данной земли были востребованы из архива магистрата ревизские сказки с 5-й по 10-ю, т.е. с 1795 по 1857 гг. Было установлено, что армяне-поселяне города Нахичевана к поселянам пяти армянских сел не принадлежат. Власти практически безучастно наблюдали, как, руководствуясь одними и теми же законами, принимались разные решения. Параллельно шла тяжба с жителями Курячьей Косы. Дело начало решаться в пользу армян, но в 1888 г. произошли административно-территориальные изменения: Таганрогское градоначальство перешло к Области войска Донского. Все последующие прошения армян встречали противодействие. То им напоминали, что во «Владельной записи» земля в количестве 843 десятин не значится, что армяне взимали непомерную годовую арендную плату – от 20 до 30 рублей за десятину. Дело, длившееся 40 лет, завершилось в пользу жителей поселка Курячья Коса. Для образованной одноименной волости было отведено только из земель Чалтырской волости 517 десятин земли.

Жители Екатериновки из нахичеванских горожан изначально были прихожанами церкви Сурб Кеворк города Нор-Нахичеван. В конце XIX в. в деревне появился деревянный молитвенный дом, при котором находилось приходское училище. В училище в 1894 г. обучались 18 мальчиков и 10 девочек. Надо отметить, что не во всех подобных заведениях обучались девочки. Например, в селе Крым, более чем в 10 раз большем по численности населения, обучались только мальчики. Каменная церковь в Екатериновке появилась, вероятно, в 1912 г., свидетельством чему может служить надпись на обороте фотографии освящения церкви Сурб Арутюн и рассказ одного из участников этого события. В деревне существовала общественная касса, пополнявшаяся из различных источников, общественный хлебный магазин, где хранились запасы зерна. В случае неурожаев из магазина выдавали поселянам зерно «для обсеменения». В самом конце XIX в., в 1892 и 1899 гг., благодаря зерновым запасам, население практически не пострадало. В деревне находилась винная лавка, ориентированная на проезжающих.

Административно деревня Екатериновка входила в состав Чалтырской волости. Количество семей и жителей оставалось почти неизменным. По ревизской сказке на 1795 г. в Екатериновке было 52 семейства городских поселян, из них 131 житель мужского пола и 136 – женского. Такое же число семей и жителей было к 1918 г. Вдоль речки Самбек, в урочищах Камышеваха и Морской Чулек, на основании предписания от 27 ноября 1812 г. Таганрогского градоначальника Папкова была роздана земля в количестве 5100 десятин удобной и 882 десятин неудобной. Интересна предыстория этой раздачи земель. В основном земли армянских сел были расположены на левом берегу Дона, многие факторы затрудняли земледелие, в том числе своевременное начало сева. Решено было ходатайствовать об обмене левобережных земель на казачьи, граничившие с армянскими селами. Обращение было направлено Г.А. Потемкину в 1790 г. С согласия князя обмен был произведен на условии возмещения армянами стоимости оставленных на местах строений, рыбных заводов, садов. Обмен был завершен в 1800 г., а компенсацию за оставленное имущество казаки получали вплоть до 1802 г. На Донецком Чулеке казаков Чернова, Ланцова и Куликова, Морского Чулека отставного сотника Семена Сидорова, казаков Журкиных и Бондарева, по балке Камышиной сотника Егора Солдатенкова, старшины А. Каршина, есаула Ивана Екимова, подполковника Скасырского, есаула Н. Грекова, на Самбеке старшины Болдырева и казака Бабыкина. Границей новых земель была Самбекская балка, вдоль которой впоследствии появились хутора. Условием получения земель было разведение овец испанской породы и ангорских коз, занятие садоводством, в частности выращивание тутовника. До этого армяне разводили саженцы тутовника и реализовывали их в других местах.

Новых поселян обязывали на десятой части «засеять» лес, 25 десятин отвести под виноградники и фруктовые деревья. У поселянина села Чалтырь О. Мелконова было 5000 саженцев тутовых деревьев. В течение 10 лет предписывалось разводить овец испанской породы. Владельцам хуторских земель вменялась плата 25 копеек за десятину, эти деньги должны были идти в городской доход. Не все и всегда исполняли условия, пренебрегали высадкой лесов, из-за сложности разведения вместо овец испанской породы разводили обычных. Так, поручик Д. Каракаш не вносил плату за землю, Хатранов подменял понятия, утверждая, что потомственное использование ничем не должно отличатся от потомственного владения. Изначально хуторов должно было быть 18, но по разным причинам к середине XIX в. их оказалось 15. В некоторых хуторах было по одному или два строения. Самым крупным был хутор, вернее деревня, принадлежавшая майору Никите Абрамову. Он имел более трехсот душ крестьян. В деревне Абрамовка использовался труд не только крепостных крестьян, но и проживавших в ней цыган, которые занимались кузнечным делом и периодически конокрадством.

Хутор М.В. Сариева, деда художника Мартироса Сарьяна, перешел по традиционному наследованию к его старшему сыну – дяде будущего художника. Совладельцем хутора Сариева был Алексан Тышлангов. С приходом советской власти все изменилось, репрессии коснулись и жителей хутора Сариева. Он был присоединен к хутору Головинскому, а в конце 1930-х переименован в хутор Чкалово. Последним на карте Шуберта (лист 28–18) мы видим хутор Хатламаджи. Хуторская земля принадлежала Абраму, а позднее перешла к его племянникам Данику и Серопу. На хуторе был большой сад. Соседство двух хуторов Сариева и Хатламаджи нашло отражение в творчестве М. Сарьяна. Перед самым отъездом в Армению в 1921 г. мастер изобразил генеалогическое древо рода Хатламаджиян. С приходом советской власти хутора у монастыря Сурб Хач были заброшены, а сегодня это часть города Ростова-на-Дону. Деревня Екатериновка является частью поселка Самбек, но от прежних строений ничего не сохранено. Никто даже не знает, что здесь когда-то жили армяне. Сохранили старое название несколько хуторов, которые не заселены армянами. В усадьбе бывшего хутора Сариево сохранился только дом отца художника и колодец.

Хатламаджиян Акоп Срабионович, краевед, независимый исследователь.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы III Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 30–31 мая 2018 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.