Этнические чистки на армянских территориях в 1923–1988 гг.

Армения

Традиционная турецко-азербайджанская политика этнической чистки захваченных армянских территорий от коренного населения, осуществлявшаяся совместно с турецкими вооруженными силами в ходе двух вторжений Турции в Закавказье в 1918 и 1920 гг., продолжалась и в условиях советского режима. Получив принадлежавший Армении Нахичеван под видом «протектората», шовинистическое правительство Советского Азербайджана, как мы уже указывали, отказало бежавшим из этой области армянам в праве на возвращение в свои дома. Председатель Совнаркома Азербайджана Мусабеков в телеграмме Совнаркому Армении от 24 июня 1922 г. извещал, что «по решению ЦИК Азербайджана запрещается массовое переселение населения в границы Азербайджана». Усилия союзных и закавказских властей вернуть беженцев-армян в Нахичеван результатов не дали. Законодательная комиссия Закавказского ЦИК 18 ноября 1926 г. засвидетельствовала, что «действительное положение беженского дела в Азербайджане сводится к тому, что в общем и целом Азербайджан за время советизации не принял обратно беженцев-армян, покинувших его пределы...».

Особенно эффективно эту политику проводил Гейдар Алиев в бытность свою руководителем органов государственной безопасности в Нахичеванской АССР, а затем первым секретарем коммунистической партии Азербайджана. В результате азербайджанского «протектората» в Нахичевани, так же, как и на армянских землях по турецкую сторону границы, не осталось ни одного армянина.

В армянской автономии Нагорного Карабаха руководители Азербайджана, не имея возможности пользоваться традиционным методом — погромами и резней, — успешно осуществляли этническую чистку методом выдавливания армян и планомерного заселения «очищенных» территорий азербайджанцами. Эта политика азербайджанизации армянских земель осуществлялась с использованием всех возможностей советского репрессивного государства и сопровождалась пропагандистской трескотней насчет «пролетарского интернационализма» и «дружбы народов». Противодействие этому рассматривалось как проявление «буржуазного национализма» и жестоко подавлялось с помощью репрессий, массовых арестов и расстрелов. О том, как использовались эти возможности, свидетельствует решение «Конференции ответственных работников», прошедшей 21 октября 1921 г. под председательством члена Оргбюро ЦК КП Азербайджана Д. Буниатзаде. Квалифицируя действия, направленные на защиту национальных прав армян Карабаха, как «политический бандитизм», это решение ставило всех, кого обвиняли в этом «вне закона» и предписывало «беспощадно расстреливать».

Развернутая в Карабахе кампания государственного террора представляла чудовищное сочетание традиционного турецкого решения национального вопроса путем резни с неограниченными репрессивными возможностями «диктатуры пролетариата» и с легализованным большевистским государством массовым насилием. Под предлогом борьбы против «буржуазного национализма», в тридцатые годы прошлого столетия продолжались массовые чистки. Несогласие или даже неодобрение передачи Нагорного Карабаха Азербайджану, критика политики властей Советского Азербайджана и даже упоминание массовой резни армян в Турции представлялись как неоспоримое доказательство «буржуазного национализма» армян.

Только за три года (1936–1938), почти весь состав партийных и советских органов Нагорно-Карабахской автономной области был репрессирован. Известен даже такой факт: в деле трехмесячного мальчика, который был репрессирован с родителями и сослан из города Шуши, было написано: «репрессирован за принадлежность к дашнакской партии». В результате этих репрессий численность армян в Нагорном Карабахе сократилась почти с 95 процентов ко времени создания «автономии» до 76,9 процента в 1989 г. При том, что по рождаемости армяне в то время не уступали и даже превосходили азербайджанцев.

О политике «белого геноцида» поведал позже в беседе с учредителями «Бакинского пресс-клуба» 22 июля 2002 г. глашатай «интернационализма» и «дружбы народов» президент Азербайджана Гейдар Алиев. Он сказал: …«я старался, чтобы в Нагорном Карабахе было больше азербайджанцев, а число армян сократилось. Те, кто работал в то время в Нагорном Карабахе, знают об этом. Во всяком случае, благодаря моей воле, другим качествам, мое слово было законом для его руководства».

Когда армянам Нагорного Карабаха стало очевидно, что методами «белого геноцида» их лишают своей родины, они поставили вопрос о самоопределении. Азербайджанцы ответили возобновлением традиционных погромов и резни армян в Сумгаите, Баку, Гяндже и других городах, депортациями населения десятков армянских сел Карабаха. Начавшаяся в 1992 г. активная широкомасштабная фаза второй карабахской войны, как и первая война 1918–1920 гг., велась на уничтожение коренного армянского населения. Как и все войны, предпринимаемые в защиту «территориальной целостности» аннексионистских полиэтнических государств, война колониального типа, развязанная Азербайджаном в Карабахе, была следствием и продолжением вековой турецко-азербайджанской политики геноцида армян. Будучи продолжением прежней политики, она выражалась в прямых актах геноцида — резне, депортациях, этнических чистках. Целью этой войны было не просто усмирение и порабощение, но изгнание и уничтожение армян. Поэтому она сознательно велась на истребление. Против гражданского населения Степанакерта и других армянских населенных пунктов использовалось оружие массового поражения (неизбирательного действия) — авиация, ракетные установки «Град» и др. Транспортная и экономическая блокада дополнялась целенаправленным уничтожением объектов жизнеобеспечения.

Война велась с особой жестокостью, без соблюдения норм гуманитарного права. Не случайно, конечно, Азербайджан, как и другие постсоветские мини-империи, не пожелал стать участником Второго Женевского протокола, которым регламентируются такого рода войны. Так же, как это делали турки, их азербайджанские последователи сознательно культивировали жестокое обращение с армянами для того, чтобы провоцировать их массовый исход. Все эти акты геноцида Азербайджан обосновывал защитой своей «территориальной целостности» так же, как до этого делала Турция. Реакция международного сообщества на преступление геноцида, совершаемого Азербайджаном, была такой же, как и на геноцид армян, совершенный Турцией.

Объясняется это тем, что политическая мораль современного мира, по существу, не изменилась. Когда армяне Карабаха, поверив в «перестройку» международных отношений и «новое мышление», вновь поставили в 1988 г. вопрос о самоопределении, горбачевская администрация СССР вместо обещанной «решительной переоценки нашего прошлого, восстановления исторической правды», пошла по пути потворствования и прямого соучастия в возрождении геноцида армян в Азербайджанской ССР. За день до начала погромов и резни армян в Сумгаите глава советского государства М. Горбачев провокационно заявил, что требование самоопределения Нагорного Карабаха неизбежно поставит под вопрос «судьбу двухсот семи тысяч бакинских армян». Хотя подготовка погромов и резни армян в Азербайджанской ССР велась открыто, власти СССР ничего не сделали для их предотвращения. Бездействие советских вооруженных сил в Сумгаите, а потом в Баку и в других городах было не случайным: войскам был отдан приказ не вмешиваться. Этим хотели оказать давление на армян и вынудить их отказаться от самоопределения Нагорного Карабаха. Логическим продолжением этой политики потворствования геноциду стало прямое участие советских войск в депортациях армянского населения из Шаумянского, Ханларского и других районов в ходе осуществления операции «Кольцо» в 1991 г.

«Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике». Комментарии к документам. Том II / Д. ю. н., проф. Ю.Г. Барсегов, Москва, 2009

Читать еще по теме