Яндекс.Метрика Утверждение Российского владычества в Закавказье

Утверждение Российского владычества в Закавказье

Девятнадцатое столетие начиналось революционными потрясе­ниями в Европе и наполеоновскими войнами. Эти события способ­ствовали сплочению и консолидации российской, австро-венгерской, прусской монархий, стремящихся уничтожить революционную «ба­циллу» в своих странах. Вместе с союзниками разгромив Наполеона, Россия укрепила свои позиции в Европе и после этого переместила своё внешнеполитическое внимание на Кавказ и Закавказье. Нача­лись многолетние войны с Турцией, Ираном за влияние в регионе. По Бухарестскому миру (1812), который подвёл итоги русско-ту­рецкой войны 1806–1812 гг., к России были присоединены Бессара­бия, ряд областей Закавказья (Абхазия, Мингрелия, Гурия). В ходе войны с Ираном 1804–1813 гг. в состав России вошли в 1804 г. – Гян­джинское, в 1805 г. – Ширванское ханства, что было закреплено в Гюлистанском договоре (1813). По Туркманчайскому договору (1828), заключённому в результате русско-иранской войны (1826–1828), в состав России вошли Эривань и Нахичевань. Этот договор отвечал экономическим, политическим, военно-стратегическим интересам Российской империи, ибо с присоединением Восточной Армении она оконча-тельно утвердилась в Закавказье. Процесс присоединения Восточной Армении к России имеет дол­гую историю. Этой теме посвящены научные конференции, фунда­ментальные исследования, публикации сборников документов. В данном исследовании не представляется возможным в должной мере описать процесс присоединения Армении. Полные драматизма, ге­роического самопожертвования, внутренних противоречий, дипло­матических и военных усилий события начала XIX века могут нас далеко увести от основной темы исследования. Вместе с тем мы не можем оставить этот вопрос за рамками нашего рассмотрения, по­этому ограничимся тезисным обзором основных важных моментов из почти непрерывной тридцатилетней борьбы России за утверждение в Закавказье. — Уже в конце XVIII века назрели предпосылки для присоедине­ния Закавказья к России, хотя русское правительство все еще про­должало линию на создание армяно-грузинского объединенного хри­стианского государства под протекторатом России. — Присоединение в 1801 г. к России Грузии, ослабевшей от страшного удара, нанесенного в 1795 г. Ага-Магомет ханом, озна­меновало собой новый политический курс царской России. Отныне Россия открыто стремилась к непосредственному расширению сво­их границ. — Присоединение Грузии к России имело важное значение как для грузинского, так и для армянского народов. Манифест от 16 ян­варя 1801 г. о присоединении Грузии к России особенно восторжен­но был встречен армянским населением Тифлиса, которое устроило большие торжества, а чтение манифеста в армянском кафедральном соборе вызвало всеобщее ликование. — Следует отметить, что если в XVIII в. русское правительство обещало создать армянское государство или же объединенное армя­но-грузинское христианское буферное государство, то с присоедине­нием Грузии к России намерение русского двора изменилось. Между тем деятели армянского освободительного движения продолжали ве­рить этим обещаниям и поднимали народ на борьбу с персидским и турецким игом. Ярким выражением подобных устремлений было создание армянских добровольческих дружин – иррегулярного ар­мянского войска. Так в марте 1827 г. была образована первая армянская добровольческая дружина. Русское правительство пошло навстречу желанию армян и учредило комиссию, которая разработала устав и штат армянских добровольческих дружин. — Приобретение Грузии без единого выстрела внушило Павлу I и его сановникам иллюзию, будто можно будет расширить грани­цы мирным путем. В высочайшем рескрипте главнокомандующему в Грузии К.Ф. Кноррингу предписывалось: «не ищите иных приобре­тений делать как те, которые добровольно будут искать моего (Павла I) покровительства. Лучше иметь союзников интересованных в союзе, нежели подданных ненадежных; левая ваша сторона обеспечена та­ковыми. Не наводить туркам страха, тогда и правая сторона будет надежна». В основу будущих политических планов ставилось, таким образом, не завоевание, а «приобретение добровольным соглашением Армении». — Присоединение новой, окруженной вражески настроенны­ми соседями страны (Грузии – С.С.) к России представлялось ново­му императору «противной пользам» России. Манифест Александра I от 12 сентября 1801 г. и Рескрипт К.Ф. Кноррингу от того же числа свидетельствуют, что политический курс России оставался прежним: «стараться приумножить число приверженных к России, особенно же привлекать ханов ериванского, гянджинского, шакинского, бакин­ского и других». На первых порах исключалась необходимость тер­риториальных приобретений с помощью оружия. Что же касается не­посредственно армянского народа, то 11-й пункт инструкции гласил: «К особенному же наблюдению вашему предоставляем привлекать к себе нацию армянскую всякими обласканиями. Способ сей по мно­гочисленности сего племени в сопредельностях Грузии есть один из надежнейших к приумножению силы народной и вместе к утвержде­нию вообще поверхности христиан. На сей конец соизволяем, чтобы Вы, оказывая ваше по возможности покровительство Араратскому патриаршеству монастырю Эчмиадзину, содержали с главой церкви онаго приязненные сношения». — Новый военно-политический курс России в Закавказье Алек­сандр I обозначил в рескрипте от 23 мая 1803 г. П.Д. Цицианову. Он предусматривал распространение границы империи до рек Куры и Аракса с тем, чтобы затем обратить внимание «на внутрен­нее устроение присоединенных к России областей и доставление на­родам, среди оных обитающим, неизвестного им доселе блаженства безмятежной жизни под сенью законов». Таким образом, Россия переходила к осуществлению своего нового внешнеполитического курса в Закавказье. Отныне все усилия российских войск должны были быть направлены на расширение границ империи. Для осу­ществления этих планов следовало действовать не только вооружен­ной силой. Русская дипломатия пыталась склонить к покорности и мирному принятию подданства России те ханства, которые все еще нечетко определили свое политическое поведение в создавшихся но­вых условиях. — В ходе I русско-персидской войны (1804–1813) русские войска под командованием генерала Цицианова нанесли персам несколь­ко поражений, захватили Гянджинское ханство и в 1805 г. осадили Ереванскую крепость, но безрезультатно. Добровольно под русское подданство перешли армянские области Ширак, Карабах и Зангезур. Армянское население оказывало всяческую помощь и поддержку рус­ским войскам. В течение всей войны рядом с русскими войсками сражались армянские добровольческие отряды. — По наущению Наполеона Турция вступила в войну против Рос­сии (1806–1812). В Закавказье, таким образом, русским войскам при­ходилось воевать на два фронта. Создалась реальная угроза объедине­ния турецко-персидских армий. Однако новый главнокомандующий генерал Гудович в 1807 г. в битве у реки Ахурян сумел разгромить турецкую армию и тем самым не допустил объединения турецко-пер­сидских сил. Попытка Гудовича в 1808 г. захватить Ереванскую кре­пость завершилась безрезультатно. — В 1812 г. с Турцией был заключён мирный договор в Бухаре­сте. Однако Персия продолжала войну, надеясь на поражение России от войск Наполеона. Только после того, как русские войска нанесли персам новые поражения, Персия запросила мира. — 12 октября 1813 г. в Карабахе, в местечке Гюлистан, был за­ключен «вечный мир» с Персией. Персия признавала все завоевания России в Закавказье. Весь Северный Азербайджан, Дагестан, Кара­бах и Шурагель отныне юридически считались русскими владения­ми. Закончилась долголетняя война между двумя государствами, в результате чего Россия окончательно укрепилась в Закавказье. Хотя Гюлистанский мир и назывался «вечным», он не мог удовлетворить ни одну из сторон. — Персия, ставшая политическим оружием и фактической жерт­вой англо-французской дипломатии на Востоке, все еще не прими­рялась с потерей своих недавних владений. Что же касается России, то девятилетняя война ей не принесла полного успеха, т. к. оставался неосуществленным ее план расширения границ до Куры и Аракса, что позволило бы ей лучше обеспечить целостность и защиту сво­их границ, а также дало бы возможность более активно бороться против возрастающего влияния Англии на Персию. «Вечный мир» явился фактически длительным перемирием, чреватым войной. — Стремление армянского народа к освобождению не ограни­чивалось только словесным выражением своих чувств и надежд по этому поводу. Армяне принимали деятельное участие во всех меро­приятиях русского правительства, направленных на свержение не­навистного им чужеземного ига. Народные массы всюду встречали русские войска с радостью, организовывали ополчения в помощь русским войскам. Во время военных действий 1804–1813 гг. армян­ские добровольческие отряды внесли свою ощутимую лепту в победу русских войск, стремясь ускорить освобождение своей родины из- под персидского ига. — Длившаяся почти десять лет русско-персидская война (1804– 1813) крайне отрицательно отразилась на тех областях, где прохо­дили военные действия. Особенно пострадали пограничные районы. Плачевным было положение народных масс в Ереванском и Нахи­чеванском ханствах, которым война принесла страшное разорение. Столь же бедственным было положение народных масс и в других районах Восточной Армении. — Продвижение России и ее успехи в Закавказье приветствовали армянские колонии разных стран. Особенно ревностно откликнулись индийские армяне. Они просили скорее осуществить освобождение Армении, чтобы разбросанный по всему свету народ сосредоточился у себя на родине. Они также изъявляли готовность поселиться в Армении со своими капиталами и способствовать развитию страны. — По мере приобретения новых владений в Закавказье русское правительство предпринимало меры к использованию природных бо­гатств этого края. Военно-стратегические цели и торгово-экономи­ческие интересы царского правительства требовали присоединения Закавказского края. С этой целью предпринимались меры к строи­тельству дорог для быстрого продвижения войск и переброски про­вианта, для удобного подхода к источникам минеральных богатств, оживления и развития торговли и экономического благоустройства всего края. Царское правительство рассматривало Закавказье, с од­ной стороны, как богатую сырьевую базу для промышленности, а с другой, как важнейший форпост для осуществления своих экспанси­онистских планов на Востоке. — Вплоть до начала русско-персидской войны 1826–1828 гг. русская дипломатия старалась уклониться от конфронтации с пер­сидскими дипломатическими эмиссарами. Вместе с тем российские правительственные круги не были намерены отказаться от осущест­вления своих военно-политических намерений в отношении Ереван­ского и Нахичеванского ханств. — Анализ истинных намерений обеих сторон недвусмысленно показывает, что стороны тайно и явно добивались пересмотра Гю­листанского мира. Разница в их позициях состояла лишь в том, что Персия стремилась по возможности скорее решить вопрос о границе в свою пользу, в то время как Александр I считал, что «цель войны с Персиею состояла в том, чтобы постановить границу по рекам Куре, Араксу и Арпачаю». — Дипломатическая и вооруженная борьба России за Восточную Армению явилась продолжением взятого царским правительством военно-политического курса – включения всего Закавказья в состав России. — В ходе II русско-персидской войны (1826–1828) русские войска под командованием генерала Паскевича захватили территории Ере­ванского и Нахичеванского ханств. 17 августа 1827 г. в сражении близ Ошакана трёхтысячный русский корпус генерала Красовского разгромил в десять раз превосходящую его персидскую армию и спас духовный центр армян – Св. Эчмиадзин. 1 октября 1827 г. русские войска штурмом взяли Ереванскую крепость. — Персидское командование несколько раз начинало перегово­ры, стремясь использовать это для передышки и концентрации сил. Только когда русские войска захватили город Тербиз и двинулись на столицу Персии Тегеран, персидский шах запросил мира. — По Туркманчайскому договору 10 февраля 1828 г. к России были присоединены территории Ереванского и Нахичеванского ханств, а также территории ханств северного Азербайджана. Русско- иранская граница отныне проходила по реке Аракс и осталась неизменной и впредь. Угнанное в Иран в прежние времена и в ходе последних войн армянское население получило право переселиться в перешедшие под власть России области Армении. — Туркманчайский мирный договор 1828 г. явился поворотным пунктом в исторических судьбах Восточной Армении. С его заклю­чением завершилось освобождение восточно-армянских земель от векового чужеземного гнета. Восточная Армения благодаря этому договору навсегда сбросила хано-персидский деспотический режим и вступила на новый путь развития. — Утверждение позиций России в Закавказье встревожило Ос­манскую Турцию, что привело к Русско-турецкой войне 1828–1829 гг. На Кавказском фронте русские войска под командованием генерала Паскевича, разгромив турецкие войска, осадили и взяли укреплённые крепости Карс, Ахалкалак, Ахалцих, Баберд, заняли без боя Баязет, Муш, Алашкерт и крупнейший город восточной Турции Эрзерум. Местное армянское население и отряды добровольцев во многом спо­собствовали победам русских войск. В Эрзеруме вместе с русскими войсками побывал и А.С. Пушкин, путешествующий в это время по Кавказу. В его записках «Путешествие в Эрзерум» ярко описано царившее среди армянского населения радостное настроение, дружественное отношение к русским войскам и ожидание освобождения от турецкого ига. — Турецкие войска были разгромлены и на Балканском фронте, и 2 сентября 1829 г. между Россией и Турцией был заключен Адриа­напольский мирный договор. К России перешли восточное побережье Чёрного моря с портом Поти, Ахалкалак и Ахалцих. — К сожалению для западных армян, под давлением европейских держав Россия была вынуждена довольствоваться этими приобрете­ниями. Все остальные города и территории были возвращены туркам. Опасаясь за свою жизнь из-за мести турок, более 80 тысяч армян из Муша, Алашкерта, Эрзерума и Карса переселились в Восточную Армению, Ахалкалак и Ахалцих. — В итоге войн с Персией и Турцией северо-восточные области Армении были присоединены к России. Для части армянского народа отпала опасность физического уничтожения. — Присоединение Восточной Армении к России в тех конкретных исторических условиях было единственным и наилучшим вариантом решения армянского вопроса и имело прогрессивные последствия для дальнейшего развития страны во всех областях социальной, эко­номической и культурной жизни. — В составе России Восточная Армения вступила на капитали­стический путь развития, был положен конец феодальной раздро­бленности и междоусобным войнам. — Использование минеральных ресурсов, развитие новых сель­скохозяйственных культур, строительство дорог ускорили хозяй­ственно-экономическое развитие области. — Границы русского государства охранялись крепко и надежно. Благодаря этому в Восточной Армении образовалось ядро армянской нации. Сюда, в Восточную Армению, стекались армяне, рассеянные по всему свету. Переселение из Персии и Турции в Закавказье около 140 тысяч армян способствовало консолидации армянского народа. Восточная Армения стала важным фактором самоидентификации всей мировой армянской диаспоры – символом армянской нации. — Приобщение к культуре великого русского народа явилось большим событием в истории армянского народа. Благотворное вли­яние просветительских идей и демократических течений России спо­собствовало появлению целой плеяды прогрессивных армянских пи­сателей, ученых, военных и государственных деятелей. — Если в предыдущий период деятелями армянской националь­но-освободительной борьбы ставился вопрос о восстановлении ар­мянской государственности, то после ликвидации грузинской госу­дарственности (12.09.1801), русско-турецких и русско-персидских войн начала XIX века, в новых политических реалиях речь теперь могла идти лишь о приобретении самоуправления в пределах Россий­ской империи.

Становление арменоведения в России в первой трети XIX века. Вопросы историографии и источниоведения. Сергей Саядов. Ростов-на-Дону, 2018 г.

Читать еще по теме