Подписывайтесь на наш телеграм-канал https://t.me/armeniansite Будет жарко, обещаем! Там пишем то, что на сайте иногда не публикуем! Будьте рядом с нами!

Расстановка политических сил и июньская сессия ВС НКР

Армения

На всем протяжении повествования мы старались дать характеристику объективных основ процесса разделения Карабахского движения, а также характера правящей и оппозиционной сил в Нагорном Карабахе. Также мы постарались показать, что рассмотрение внутриполитических процессов в НКР в отрыве от таких же процессов в Армении совершенно нелогично. Попытка объяснения того или иного явления исключительно как явления, имеющего карабахскую природу, может породить иллюзии в отношении истинной сути внутриполитических процессов в НКР.

В этом отношении краеугольным камнем нашего видения внутриполитических процессов является превращение НКР в арену взаимодействий трёх указанных нами политических факторов: руководства Армении, руководства АРФД и самостоятельного карабахского фактора. Фактически, с января 1991 года здесь происходил процесс утверждения влияния со стороны данных сил. При этом, и «оппозиция», и власть в НКР, одновременно используя своих сторонников в Армении в борьбе за упрочение своего положения, параллельно вынуждены были отстаивать независимость своих действий от последних. В этом треугольнике взаимоотношений выковывалась независимая власть в Армении и НКР. 

Каждый политический акт носит на себе отпечаток описанной схемы. Ещё 20 апреля 1992 года Президиум ВС НКР принял решение об учреждении Постоянного представительства НКР в Армении. Основным побудительным мотивом этого решения являлось намерение оградить Нагорный Карабах от влияния внутриполитической борьбы в Армении. Однако, в условиях, когда идея Нагорного Карабаха оставалась доминантной во внутриполитических процессах Армении, появление самостоятельного официального голоса избранных властей НКР в Ереване способно было качественно повлиять на упрочение позиций последней в самой НКР.

Уточним, что в данный период в Армении происходил процесс консолидации оппозиционных сил, в дальнейшем сформировавшийся в объединение «Дашинк», оспаривающий политику президента Армении в отношении Нагорного Карабаха в социальных вопросах. В состав объединения входила и АРФД. В обострившемся внутриполитическом противостоянии позиция руководства НКР по тому или иному вопросу становилась решающей. Соответственно, усилилась необходимость склонения властей НКР к той или иной центральной политической позиции, вокруг которой происходило противостояние. В такой ситуации неопределённость официального облика НКР стала питательной почвой для масштабных пропагандистских махинаций с обеих сторон.

Учреждением Постпредства НКР в Ереване был ликвидирован один из важнейших рычагов политических спекуляций во внутренней жизни Армении – анонимный голос Нагорного Карабаха. Позиция властей НКР во внутриполитической сфере Армении получила оформленный юридический статус. Подобный шаг Президиума ВС НКР внёс упорядоченность во взаимоотношения властей и оппозиции в Армении. Стоило ожидать резкого неприятия этого шага и со стороны президента Армении, и со стороны оппозиции. Время показало, что политические силы Армении проявили жёсткую позицию к этому

нежеланному для них фактору. С первых же дней функционирования Постпреда НКР в Ереване развернулись масштабные внутриполитические акты. Уже 21 апреля было положено начало практике совместных заседаний Президиума Верховного совета Армении с депутатами- оппозиционерами, на которые приглашались представители Нагорного Карабаха. Целью этих заседаний были попытки нейтрализации оппозиции путем подавления их претензий устами Нагорного Карабаха.

Основной темой полемики стал вопрос признания НКР со стороны Армении. Понятно, что позиция властей НКР по этому вопросу должна была стать решающей. Каждая сторона надеялась на поддержку со стороны последней. Однако власти НКР разочаровали всех, наглядно продемонстрировав принцип невмешательства во внутриполитические процессы Армении. Ни постпред НКР, ни приглашённые впоследствии специально на эти встречи тогдашний председатель правительства НКР и Президиум ВС НКР в полном составе, не позволили себе вмешаться в спор между властями Армении и оппозицией.

Армении было предложено самой разрешить свои противоречия и самой принять решение. Понятно, что такое положение дел не устраивало никого в Армении. Никто не хотел терять такой влиятельный фактор, как голос Нагорного Карабаха. Тем более, никто не желал терпеть появление независимого фактора. Сложившаяся внутриполитическая ситуация заставила президента Армении ещё более усилить своё влияние на власть в НКР. Был взят курс на установление контроля над политической властью. Основная ставка была сделана на поощрение оппозиционного характера вооружённых сил НКР. Такой курс в условиях военного положения должен был иметь несомненный успех. Столь же логичным является то, что он превратился в механизм поощрения резкого роста вооружённых сил и становления Армии обороны НКР.

Как мы уже отмечали, в тот период решающий баланс сил поддерживался фигурой командующего силами самообороны А.Тер-Тадевосяна. Его уважительное отношение к политическому руководству НКР обеспечивало внутриполитическую стабильность в Нагорном Карабахе. Его же позиция балансировала взаимоотношения Президиума ВС НКР и созданного против его воли Комитета обороны в структуре правительства. Соответственно, началась работа по изоляции фигуры А.Тер-Тадевосяна, которая, в условиях его престижа, была нелёгким делом: получивший имидж истинного героя шушинской эпопеи командующий стал наиболее влиятельным лицом на политическом небосклоне НКР. Потребовалось приложить немало усилий, чтобы добиться нивелирования его политического веса. Первым этапом изоляции стал акт привлечения А.Тер-Тадевосяна на сторону руководства Армении. Успех такого начинания стал актом резкого и качественного изменения соотношения политических сил в НКР и, одновременно, началом дискредитации фигуры самого командующего.

Данная деятельность руководства Армении в Нагорном Карабахе заложила начало вовлечению вооружённых сил НКР во внутриполитические процессы. Уже июньская сессия ВС НКР 1992 года ясно показала, что на внутриполитической арене Нагорного Карабаха появилась новая решающая сила – армейская верхушка, поддерживающая позицию руководства Армении. Однако, благодаря тому, что многие из влиятельных полевых командиров были членами АРФД и оставались сторонниками активистов-членов АРФД, ситуация оставалась не столь однозначной. Этому способствовало и наличие большого депутатского корпуса членов АРФД в составе Верховного совета НКР.

Лишь реальное ослабление последних двух факторов могло привести к изменению расстановки сил. И такое ослабление также наблюдалось в течение указанной сессии. Состоявшийся конфликт командующего с руководством Верховного совета, раскол среди депутатского корпуса членов АРФД, а также переход некоторых наиболее влиятельных командиров-дашнаков на сторону командующего, решили исход сессии. Напомним, что главным вопросом созванной в июне сессии было избрание главы Верховного совета. В этом заключалась его политическая значимость. К тому времени, спустя около трёх месяцев со дня смерти А.Мкртчяна, обязанности председателя исполнял Георгий Петросян. Сессия была созвана лишь после решения важнейших военных задач – взятия Шуши и прорыва блокады Нагорного Карабаха. Все помыслы армянских политических сил в эти дни были сосредоточены на этой сессии.

Руководство Армении и АРФД тщательно готовились к работе сессии. АРФД ставила задачу, путём отстаивания поста председателя Верховного совета, сохранить своё теряющееся влияние в Нагорном Карабахе. Президент Армении, несомненно, решал важнейшую задачу – ликвидацию самостоятельного фактора НКР в политической сфере. Однако, желал ли он победы своего сторонника на выборах председателя – вопрос спорный. Более убедительной представляется трактовка его курса в качестве желания установить прочный контроль над властью в НКР, при условии сохранения «декоративной», бесправной, парализованной, но легитимной «продашнакской» верхушки карабахского парламента. По крайней мере, такой подход был более логичен, поскольку вряд ли кто-либо из его сторонников, заняв пост председателя карабахского парламента, мог проявить достаточное послушание.

Накануне и в период сессии делалось всё для создания гарантий, при которых исключался нежелательный выбор председателя. Началась обширная агитационная деятельность руководства Армении, а также нарастающее давление на общественное мнение в НКР. Сложилась ситуация резкой поляризации и бескомпромиссности. И все же, надо отметить, что кампания носила «верхушечный» характер и нисколько не затрагивала широкие слои общественности. Народ был оттеснён от политических процессов.

На работу сессии приехали представители руководства Армении и оппозиции. Формально делегация представляла депутатов Верховного совета Армении и министра обороны Армении Вазгена Саркисяна. Делегацию возглавлял председатель Верховного совета Бабкен Араркцян. То есть, все политические силы, кроме АРФД, были представлены единой делегацией. Одновременно в Степанакерт прибыла большая группа представителей АРФД. Первый тур выборов председателя выявил разделённость голосов на сессии. За выдвинутого от фракции АРФД Георгия Петросяна отдали голоса 30 депутатов. Одновременно, кандидат от противостоящих сил Роберт Кочарян получил 23 голоса. Этого количества голосов было недостаточно для определения победителя. Было ясно, что без дополнительных усилий необходимое количество голосов не получит ни один из кандидатов.

В этой ситуации открыто на арену вышло руководство сил самообороны. Командующий армией А.Тер-Тадевосян выступил против деятельности АРФД и объявил эту деятельность подрывной. Кроме того, он обвинил лично Георгия Петросяна в том, что тот свой деятельностью мешает работе командования Сил самообороны. Это выступление парализовало работу сессии и ввело раскол в отношениях Верховного Совета и вооружённых сил. От имени руководства Сил самообороны было сделано заявление, что Силы самообороны считают себя составной частью вооружённых сил Армении. Была предпринята попытка выдвижения кандидата на пост председателя от Сил самообороны. Выступивший на сессии Г.Петросян констатировал факт появления новой политической силы и отрицательно оценил политический характер её деятельности, в частности, политически недальновидное заявление. Многие депутаты отмечали факт открытого давления на депутатов и атмосферу шантажа против депутатов-членов АРФД. Второй раунд выборов несколько изменил соотношение голосов. За Г.Петросяна отдали голоса 26 депутата, за Р.Кочаряна – 27. Явно сказалась атмосфера давления. В поисках выхода из ситуации дашнаки выдвинули другую кандидатуру, хотя третий тур уже выглядел формальностью. Не получил достаточного количества голосов и новый кандидат от АРФД Шаген Мегрян. Понятно, что председатель Верховного совета НКР уже не мог быть избран. Была создана согласительная комиссия из депутатов двух лагерей. Было решено отложить выборы председателя.

Если обратиться к армянским газетам того периода, можно ясно представить характер восприятия происходящих в НКР процессов различными политическими силами Армении. Основное, что сразу бросается в глаза – это сохранение и дальнейшая формализация уже описанной нами парадигмы внутриполитических взаимоотношений, выражающейся суммой двух взаимоисключающих позиций. В такой ситуации рупор для вынесения «вердикта» продолжал сохраняться за газетой «Азг», проявившей наибольшую активность в освещении и трактовке кризисной ситуации на второй сессии Верховного Совета НКР. Уже в дни прохождения сессии в номере от 4 июня газеты «Азг» была помещена пространная статья Ваана Ованнисяна, в которой представлен анализ ситуации с позиций АРФД. Вновь идея подавления независимости руководства НКР со стороны руководства Армении заняла центральное место в этой статье. 

Это ясно выражается в следующей фразе: «Как это ни странно может показаться, но голос самоопределяющегося Арцаха Еревану понравился не более, чем Баку. Необходимо было что-то делать, чтобы заставить его замолчать». Характерно то, что сторонники руководства Армении в НКР квалифицированы автором статьи как «посредники», которые, по его мнению, оставшись вне властных структур НКР, «были готовы услужить любую службу, лишь бы Ереван помог им стать влиятельными в Арцахе». Но более активно газета выдвигала свои оценки и трактовки происходящего, которые позволяли ей сохранять статус общественного судьи. В том же номере от 4 июня в редакционной статье отмечается: «... два партийных блока, готовые забодать друг друга ... После смерти А.Мкртчяна в Арцахе действительно сложилось двоевластие, которое стороны стремятся превратить в свою монопольную власть, что, в конце концов, приведёт к безвластию. АОД стремится распространить партийность армянского руководства на Арцах, а ... АРФД – упрочить власть партии в Арцахе и оттуда завоевать Армению».

Позиция «Азг» продолжала резко усиливаться в связи с появлением в других газетах уже резко выраженной бескомпромиссной позиции сторонников и представителей руководства Армении и правящей партии АОД. В газете «Республика Армения» появились обширные материалы, в которых отчетливо проявляется официальная оценка руководства Армении, объявившего партийность высшим злом и причиной критических явлений во внутриполитических отношениях. Это можно увидеть в интервью в то время руководителя Комитета обороны НКР, наиболее последовательного сторонника руководства Армении в Нагорном Карабахе Сержа Саркисяна «Они совсем не знали нас». В интервью вся логика внутриполитических событий обусловлена наличием партийного интереса. При этом, характерно, что собственная позиция представлена как не имеющая ничего общего с партийной.

В другом специальном материале «Так что же происходит в Арцахе? На второй сессии ВС НКР», приводящей точки зрения двух конфликтующих сторон, представитель руководства Армении Баграт Асатрян квалифицирует действия АРФД на сессии ВС НКР однозначно: «... Они борются за власть, за влияние своей партии. ... Дашнакцутюн сделала все, чтобы добиться своего, используя и моральные, и аморальные методы». Одновременно, он дает характеристику и различным силам в НКР: «Кроме дашнаков там есть силы, которые действительно думают о народе».

В том же газетном материале приводится позиция и представителей АРФД, вновь повторяющих свою оценку: «... тут не вопрос партий. Речь об изменении проводимой в Арцахе политики. ... Цель ... провести в председатели парламента НКР человека, который следовал бы политике, диктуемой властями Армении». Свою характеристику сторонников руководства Армении в НКР представители АРФД привели на пресс-конференции в Ереване, итоги которой представлены в газете «Азг». Приведём цитату: «В Арцахе вошли в своеобразный союз бывшие коммунисты, представители АОД и некоторые криминальные элементы, и начали диктовать свою волю».

Приведённых материалов из публикаций достаточно, чтобы ясно представить степень развития атмосферы непримиримости, в которой происходило становление власти в НКР. Интересным обстоятельством является то, что в публикациях никоим образом не отражается фактор стремления карабахцев отгородиться от внешних влияний. Видимо, это было следствием известной нам позиции руководства НКР воздерживаться от вмешательства во внутриполитические процессы в Армении, в первую очередь, в публичной сфере. Разговоров об интеграционных внутренних процессах в НКР и каких-либо разногласиях руководства НКР и АРФД просто не существует. Тем более не признаётся политическая значимость взаимоотношений руководств Армении и НКР. Однако, предстоящий нам ещё один акт возвращения к материалам прессы в период резкого внутриполитического кризиса в Армении во второй половине июня 1992 года докажет, что отсутствие публичных разговоров ещё не означает отсутствия самой проблемы.

Выдвинутый со стороны дашнаков в середине июня лозунг «Арцах должен определять политику Армении» и квалификация этого лозунга со стороны правящей партии как «угрозы государственной безопасности Армении» выявляют определяющую роль существовавшего скрытого пласта проблем, в сравнении с которым взаимоотношения АРФД и АОД могут выглядеть не столь важными, как кажется на первый взгляд. Вся мощь груза межпартийных разногласий способна подчиниться воздействию указанного фактора. В этом смысле особый интерес представляет позиция высшего руководства АРФД в период прохождения сессии. Можно сказать, что прибывшие на работу сессии представители руководства АРФД придерживались бескомпромиссной позиции. На многочисленных вечерних собраниях фракции (а сессия проходила четыре дня) они требовали проведения работы сессии до победного конца. Такая бескомпромиссная позиция, в конце концов, привела к конфликту между приезжими инструкторами и карабахцами. Представители высшего руководства партии демонстративно покинули очередное собрание, оставив карабахцам самим решать судьбу сессии.

Позиция отказа карабахцев от бескомпромиссности и их согласие на перенос выборов председателя ВС НКР были расценены инструкторами как беспринципность. Тем не менее, карабахцы поступили по-своему. Данную ситуацию можно охарактеризовать как проявление наглядного раскола в среде АРФД. Между тем, описанный эпизод был лишь началом качественного расслоения партии в Нагорном Карабахе. Этот эпизод всего лишь отражал более масштабную тенденцию. В данный период происходил процесс откалывания большого количества членов АРФД, просто переходящих на сторону сторонников руководства Армении. И депутатский корпус, и сама организация медленно распадались.

Так или иначе, установившуюся после июньской сессии 1992 года в Нагорном Карабахе политическую ситуацию можно охарактеризовать как ситуацию полного кризиса власти. Деятельность государственных структур была парализована. Взаимоотношения между всеми политическими силами были окончательно разорваны. Однако народ и отряды самообороны остались безучастны к этим проблемам – отсутствие военных действий и информационный вакуум в стране держали широкие слои в неведении. Реальное осознание политической значимости произошедших процессов наблюдалось не у многих. Более того, вся эта верхушечная возня казалась незначительной на фоне масштабной эйфории, охватившей население и бойцов после имевших место побед. Происходил массовый процесс демилитаризации сознания, на что не могла повлиять ни одна сила. Подобному состоянию подверглись многие деятели и из самого руководства Армении и НКР.

Такое состояние продолжалось до середины июня 1992 года, когда началось мощное наступление азербайджанской армии, в результате которого произошло пали Шаумянский и, далее, Мартакертский районы НКР. Эйфория победы сменилась удручением от поражения. Одновременно, блокада Армении окончательно замкнулась. Наступил качественно новый этап в военно-политических процессах в регионе. Также наступил новый этап взаимоотношений между армянскими политическими силами. Период между июнем 1992 года и вплоть до конца года оказался периодом качественной трансформации структуры власти в НКР и максимального усиления конфронтации между президентом Армении и руководством АРФД. В самом Нагорном Карабахе установилась эпоха молчаливой конфронтации двух лагерей активистов Движения, распределивших между собой деятельность в сфере внешней и внутренней политики. Решающее влияние на становление описанной ситуации оказала активизация на политической арене дипломатической миссии СБСЕ (нынешняя ОБСЕ) с посредническими планами.

Подобное полное разделение функций в руководстве НКР и раздельное сосуществование Верховного совета и правительства, конечно же, могло сохраняться при решающем влиянии руководства Армении в делах Нагорного Карабаха. Не исключено, что сложившееся положение полностью удовлетворяло руководство Армении и даже поощрялось. Во всяком случае, объективно противопоставляя исполнительную власть Президиуму ВС НКР, президент Армении потенциально обладал последним словом в любом значительном решении, касающемся судьбы Нагорного Карабаха. Анализ положения дел в дипломатической сфере и происшедших трансформаций во властной структуре НКР позволит нам охарактеризовать развитие взаимоотношений руководства Армении и АРФД, а также развитие государственности в НКР.

Манвел Саркисян. Нагорный Карабах: война и политика (1990-1993 гг.), АЦСНИ, Ереван, 2010 г.

Читать еще по теме