К вопросу о численности армян-беженцев - жертв геноцида на юге Российской империи

Проблема армянских беженцев на территории Российской империи в годы геноцида армян в Османской Турции практически не изучена и остается вне поля зрения отечественной историографии. В данной работе обсуждается положение армян-беженцев на юге Российской империи на примере двух городов – Одессы и Нахичевани-на-Дону. Оба города являлись местами пребывания большого количества армян-беженцев из Османской империи, более того, в этих городах компактно проживало армянское население. К сожалению, до настоящего времени данной проблеме не уделялось должного научного внимания, о чем свидетельствует отсутствие каких-либо фундаментальных работ, посвященных именно этой тематике. В существующих немногочисленных работах, относящихся к этому периоду, проблема армянских беженцев рассматривается лишь в общем контексте истории армянских колоний. Встречающиеся же эпизодические упоминания о беженцах носят исключительно статистический характер и являются неполноценными.

С самого первого дня в 1914 г., когда стало известно о массовой гибели армян в Османской империи, в Нахичевани-на-Дону начался сбор средств для помощи армянам в Османской империи. Благодаря усилиям Г.Х. Чалхушьяна был образован Комитет кружечного сбора в пользу армян-беженцев, позже переименованный в Армянский комитет. Немаловажную роль в Армянском комитете играл председатель этого Комитета – Григорий Христофорович (Крикор Хачадурович) Чалхушьян (1861–1939). Родился он в Нахичевани, дворянин, юрист по образованию, автор работ по краеведению, в частности, по истории Ростова-на-Дону и Нахичевани-на-Дону.

Когда началась резня армян в Турции, он с первого дня начал писать статьи в газетах на эту тему и всеми возможными силами пытался помочь армянам-беженцам. Так, будучи председателем Армянского комитета, он писал письма о помощи в Московскую городскую думу и в Петроградский совет. В 1919 г. Чалхушьян издал «Красную книгу», где описывает все зверства турок и анализирует события, обдумывает, почему это произошло. 31 декабря 1914 г. по всему Ростову и Нахичевани проходил кружечный сбор в пользу армян- беженцев. В итоге за этот день удалось собрать 15 тыс. руб., из них 500 р. дал ростовский купец Супрунов, тысячу – фабрикант, известный ростовский благотворитель Асмолов, три тысячи – ростовские купцы казачьего происхождения, хлеботорговцы, владельцы шахт и пароходства братья Петр и Николай Парамоновы.

Также 19 января 1915 г. в Новочеркасске был устроен национальный вечер в пользу армян-беженцев, фойе декорировали в «армянском стиле». На этом вечере выступали с докладами Г.Х. Чалхушьян «Армяне и Россия» и Г. Чубаров «Армяне и Турция». В этот же день была организована «Братская трапеза» М.С. Хазизовой для армян-беженцев (на 60 человек); нахичеванские купцы Кистовы трудоустроили у себя 40 чел.

Первое обращение Национального бюро в Одессу датируется 21 октября 1914 г., в нем указывалось о необходимости формирования добровольческих отрядов, а также сбора «пожертвования» от общества в размере 50 тыс. руб. Для небольшой одесской колонии предъявленная сумма была крайне завышенной, о чем в своем письме от 3 ноября Национальному бюро указывает настоятель одесской церкви отец Ованнес Чубарьян: «Для Одессы это слишком много, местные армяне в основном турецкоподанные – портовые рабочие, служащие и несколько богатых». Согласно имеющимся данным, в этот период численность колонии составляла от 2000 до 3000 чел. Поставленная задача представлялась непомерной, если учитывать тот факт, что турецкоподанные армяне вследствие закрытия порта, вызванного войной, оказались практически без средств к существованию и на попечении колонии (общины).

Вопрос же численности турецкоподанных армян, находящихся в Одессе в 1914 г., довольно проблематичен, поскольку специальных ведомостей не существовало. Однако из материалов прессы известно, что по состоянию на 1 ноября 1914 г. от турецкоподанных армян было получено около 1000 заявлений о вступлении в русское подданство. 29 ноября 1914 г. в Одессе был образован Армянский комитет, который занимался исключительно помощью армянам-беженцам. Соответственно, возникает закономерный вопрос, когда же в эти города начали пребывать беженцы и каким маршрутом? Наиболее ранние обнаруженные сведения о беженцах относятся к середине 1915 г. (в Одессе) и начало 1915 г. (в Нахичевани-на-Дону) и не носят массового характера, а скорее представляются единичными случаями. Тезис о начале прибытия беженцев в августе-сентябре 1915 г. в Одессу находит свое подтверждение на страницах прессы. Поскольку именно в конце сентября армяне впервые обращаются к общественности города с просьбой оказать помощь.

Это воззвание в первую очередь объясняется увеличившейся финансовой нагрузкой на местных армян. Если ранее община в состоянии была организовывать бесплатные обеды и столовую для безработных (портовых рабочих турецкоподданных), то с увеличением потребностей, стало затруднительно самостоятельно оказывать помощь соотечественникам на месте и направлять гуманитарные грузы в Армению. В данной ситуации весьма показательны действия царской власти, которая, по сути, открестилась от проблем армянских беженцев и не предпринимала каких-либо действенных мер по оказанию помощи.

Более того, одесские армяне вынуждены были постоянно истребовать разрешения у губернских властей на право пребывания в городе турецкоподданных беженцев. Вследствие этой неординарной ситуации и постоянно увеличивающегося потока беженцев, армяне в декабре вторично обращаются к городской общественности с просьбой о помощи и открывают собственную «штаб-квартиру» для приема вещей первой необходимости.

В середине 1916 г. численность прибывающих беженцев существенно увеличивается. Согласно сведениям октябрьского выпуска, издававшегося в Одессе журнала «Армяне и война», в город через Болгарию и Румынию прибыло более 500 беженцев, которые долго задерживались на границе властями этих государств. Конечно, к материалам журнала «Армяне и война» необходимо относиться с определенной критикой, поскольку печатавшиеся там материалы зачастую размещались в хронологическом беспорядке. Однако существующие многочисленные беженские карточки турецкоподданных армян, с пометкой «беженец из Румынии, Константы», датируемые 1916 г., они однозначно подтверждают сведения журнала.

Единственной проблемой остается установление точного периода пребывания этой группы беженцев в города Нахичевань-на-Дону и Одессу. Принимая во внимание, что морской путь практически был заблокированный, беженцы, прибывшие в Одессу морским путем, составляли весьма немногочисленную группу. Основной же поток беженцев прибывал через Болгарию и Румынию. Именно по этому маршруту в конце 1916 – начале 1917 гг. в Одессу прибывают еще 3000 беженцев. О беженцах из Яссы (Румыния) говорится и в Нахичеванских газетах и документах, так, известно, что около 800 беженцев прибыли из Яссы в Нахичевань-на-Дону (но неизвестно, каким путем) и были расселены в городе и по селам. Однако доподлинно неизвестно какое количество беженцев и каким маршрутом прибыло в Нахичевань-на-Дону, однако говоря о беженцах из Одессы, мы можем сказать, что их число составил около 9 – 10 тыс., из которых 5 – 6 тыс. являлись жертвами геноцида, остальные же 3 – 4 тыс. – военнопленными и демобилизованными.

До сих пор неизвестно точное количество армян-беженцев, расселившихся в Одессе и Нахичевани-на-Дону. В деле помощи армянам-беженцам армянские общины двух разных городов Российской империи проводили одинаковую политику (создание Армянского комитета, сбор денег и т. д.), что показывает сплоченность армянского народа.

Давтян Акоп Самвелович – аспирант исторического факультета ЮФУ

Давтян Давид Альбертович – аспирант Одесского национального университета им. И.И. Мечникова

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top