История градостроительства и архитектуры армян Нижнего Дона в Российской историографии и перспектива развития тематики

Возникновение феномена архитектуры донских армян относится к последней четверти XVIII в., когда в результате политики российского правительства, направленной на переселение единоверцев с территорий, подконтрольных Османской империи, была основана армянская колония на правом берегу Дона.

Екатерина II в ноябре 1779 г. указала: «Обществу Крымских Христиан Армянского закона всякого звания… для удобнейшего поселения… отвесть в Азовской губернии особенную от прочих селений округу крепости Святого Дмитрия Ростовского» и закрепила за переселенцами «три тысячи десятин, да для рыбных ловель… четвертую часть реки Дона, из того, сколько оной реки в даче той округи состоит, в верх от устья реки Темерника, а в случае недостатка для селений ваших там земли, и в округе крепости Азовской… вечно в пользу и выгоду всего общества без всяких в казну Нашу податей», а для города – двенадцать тысяч десятин государственной земли к северо-востоку от крепости св. Дмитрия Ростовского. На выделенных землях армяне основали город Нахичеван (Нор-Нахичеван, Нахичевань-на-Дону) и пять окрестных сел. В последующие годы территория, выделенная переселенцам, была увеличена и составила двадцать тысяч десятин.

Сразу же после Указа императрицы началось составление градостроительных планов для армянского города и сел, российскими зодчими составлялись также образцовые проекты культовых и жилых построек. Таким образом, традиционные архитектурные формы и архитектурно-пространственные ценности, перенесенные из Армении в Крым, на Дону трансформировались под влиянием новой социально-экономической ситуации, климатических условий и соединились с российскими на почве распространявшихся общеевропейских архитектурных стилей и направлений. Итогом данных процессов стало формирование уникальной архитектуры армян Дона, привлекавшей внимание исследователей уже с XIX в.

Накопленная за два столетия научная литература нуждается в изучении, и уже назрела необходимость выявления, анализа и систематизации существующих научных исследований по истории градостроительства и архитектуры донских армян. Кроме того, очевидна также потребность в разграничении проблем уже решенных и только ждущих своих исследователей.

Процесс накопления научных историко-архитектурных знаний не был однородным, на него влияли различные факторы, таких, например, как уровень развития историко-архитектурной науки, господствующей научной парадигмы и методологии. Всю совокупность научных исследований нашей проблемы можно разделить по историко-хронологическому принципу, в соответствии со временем их появления. Подобный способ периодизации не только отражает процесс развития методологии, но и позволяет проследить изменение представлений об исследовании архитектуры армян Нижнего Дона, увидеть, как менялись интересы исследователей а следовательно - и проблематика исследований.

В истории изучения истории архитектуры и градостроительства армян Нижнего Дона можно выделить следующие периоды: 1) XIX в. - начало XX в., 2) 1920-е – 1990-е гг., 3) конец ХХ в. – начало XXI в.

Весь существующий комплекс научных исследований каждого периода, в свою очередь, можно подразделить на две большие группы: первая представлена общими работами по истории армян Нижнего Дона, в которых так или иначе затрагиваются вопросы расселения, строительства и архитектуры; вторая группа включает работы, непосредственно посвященные истории градостроительства и архитектуры донских армян.

Немногочисленные труды, вышедшие в свет в XIX в. – начале ХХ в., относятся к первой и второй группам, т.е. представлены работами, как общего характера, так и специальными историко-архитектурными исследованиями. Особенность работ первой группы данного периода – наличие изданий, которые могут быть скорее отнесены к историческим источникам, а поскольку обзор собственно исторических источников в задачи данного исследования не входит, то отметим лишь, что первостепенную ценность для исследователя архитектуры представляют записки путешественников, проезжавших через Нахичевань в конце XVIII в.-XIX в. Хотя они не описывали подробно градостроительное устройство и архитектурные особенности, но даже несколько строк, написанных очевидцами, имеют сегодня огромную научную ценность. Так, например, благодаря заметкам академика Паласа, мы знаем, что в конце XVIII в. переселенцы строили жилые дома «по тому же образцу, как строят в Крыму», а «большая часть жителей Нахичевана живут теперь в хорошеньких каменных домиках, крытых черепицею». Французский путешественник Гомер де Гелль, посетивший Нахичевань в середине XIX в., оставил исследователям беглые наблюдения о том, что город сохранял «восточный облик» и «своеобразную архитектуру домов». Эти и другие сочинения современников можно рассматривать как первые попыткианализа архитектуры поселенцев и свидетельства, порой единственные, об организации пространства и художественно-архитектурного облика селений и построек. Выдержки из сочинений путешественников с информацией о Ростове и Нахичевани впервые были опубликованы до революции, а в более полном варианте собраны в книге А. Г. Малхасяна.

Знаменательным событием первого периода развития историографии стало появление работ «нахичеванского летописца» Е. Шахазиза. В книге «Новый Нахичеван и новонахичеванцы» он описывает историю переселения армян на Дон, традиции и обряды, праздники и современный быт. По своему характеру его работы занимают промежуточное положение между этнографическими описаниями и историческими трудами. Для нашего исследования особенно интересен труд Е. Шахазиза «Церкви Нахичевана». Хотя автор и не ставил задачи подробно описать архитектурные детали и художественные особенности культовых сооружений города, он уделил этой теме несколько строк, а также привел подробные сведения о датах строительства церквей, о проведении капитальных ремонтных работ и перестроек.

На рубеже XIX-ХХ вв. в Ростове-на-Дону – городе, расположенном в непосредственной близости к Нахичевани-на-Дону, - краеведы, историки и общественные деятели организовали «Общество истории, древностей и природы».

Члены Общества издавали монографические исследования и «Записки», статьи которых посвящались истории Ростова и Нахичевани. Одно из таких исследований положило начало работам по изучению истории градостроительства и архитектуры6. Краевед М. Б. Краснянский, проделав трудоемкую работу по сбору, систематизации и восстановлению утраченных планов крепости св. Дмитрия Ростовского, городов Ростова и Нахичевани, сделал попытку воссоздать историю их градостроительного развития. Значение труда велико, хотя и не все приводимые им планы можно считать достоверными.

Советский период развития историографии представлен многочисленными работами первой группы. Активное изучение истории армянской колонии Нижнего Дона началось в послевоенные годы. В работах российских и армянских историков и краеведов исследованы события, связанные с переселением армян на Дон, экономическая и социальная история армянского города и окружающих егосел и др. значимые проблемы. Невозможность выделить историографию России или Армении – отличительная черта данного периода. В издательства Еревана отдавали свои русскоязычные исследования ученые армянского происхождения, работавшие в столице СССР, на армянском языке писали в Ростове-на-Дону местные краеведы.

В советский период появилось большое количество и собственно историко-архитектурных исследований. За это время был накоплен огромный фактографический материал и создана фундаментальная научная база, на которую и сегодня опираются исследователи региональной архитектуры. Наибольший вклад в изучение истории градостроительства и архитектуры армян Нижнего Дона внес академик О. Х. Халпахчьян. В 1980-е гг. вышел ряд его статей в журнале «Архитектурное наследство», материал которых затем вошел в монографическое

издание «Архитектура Нахичевани-на-Дону». Его многолетние исследования и глубокие познания в области архитектурного наследия армянских колоний на территории Восточной Европы стали основанием для анализа архитектурных сооружений Нахичевани. Ученый зафиксировал памятники архитектуры в виде обмеров, фотографий и чертежей, систематизировал и исследовал их. Кроме того, он ввел в научный оборот большое количество архивных материалов, обнаруженных им как в областных, так и столичных фондах. В работах представлен анализ планировки города и селений, показаны архитектурно-художественные особенности разнообразных по назначению зданий и сооружений, их благоустройство и строительные приемы. Автор указал на такие особенности формирования архитектурно-градостроительного облика Нахичевани, как строительство по единому плану в рамках сложившейся на Юге России градостроительной системы и уже применявшейся в соседних городах. Этим он объясняет неизбежную «русификацию» форм и подчеркивает, что сооружения в стиле господствовавших в Российской империи архитектурных стилей и направлений находили быстрый отклик в Нахичевани. Труды О. Х. Халпахчьяна стали хранилищем многочисленных данных о памятниках армянской архитектуры Нижнего Дона. Благодаря его работам современная наука получила возможность идти дальше и решать проблемы, не разработанные в его исследованиях.

Последний, современный этап развития историографии составили фундаментальные научные исследования как первой, так и второй группы. Работы, входящие в первую группу, представлены исследованиями, выполненными в форме статей, монографий, диссертаций, в которых совершен переход от исследований общеисторических вопросов к изучению проблем более узкой тематики.

Иные подходы наметились в сфере историко-архитектурных исследований. Накопленные в предыдущий период знания позволили провести ряд исследований, в которых история градостроительства и архитектуры Нахичевани-на-Дону рассматривались как часть архитектурно-градостроительной системы Дона или Юга России. Такой подход оказался весьма плодотворным, так как он позволил выявить как особенности архитектурно-градостроительного развития южных городов России в целом, так и отличительные особенности Нахичевани-на-Дону.

Тенденции развития архитектурно-планировочных структур городов Нижнего Дона показаны в диссертации И. В. Поцешковской4. Она выявила ряд зданий в городах региона, построенных по образцовым проектам, и показала специфику их внедрения в городскую среду, а также примеры и особенности интерпретации армянами образцов, основанных на традиционных предпочтениях. А. М. Иванова-Ильичева показала, что рационалистические тенденции проникают в архитектуру городов Нижнего Дона и Приазовья во второй половине XIX в. – начале XX в., и архитектура Нахичевани-на-Дону в этом не отличалась от архитектуры соседних городов. Автор замечает, что становление эстетики архитектуры рационализма в городах Нижнего Дона и Приазовья происходит в рамках единого процесса распространения рационалистических тенденций в европейской архитектуре 1830-х-1910-х гг. Особенности формирования архитектурной типологии построек зависели от функциональной специализации городов, и торговая направленность Нахичевани ставит ее в один ряд с Ростовом-на-Дону и Таганрогом. Вместе с тем исследователь отмечает, что в архитектуре городов сохранялись некоторые национальные особенности, не противоречащие распространению общеевропейских тенденций.

Особо необходимо отметить фундаментальные работы обобщающего характера, ставшие своеобразным подведением итогов изучения истории градо- строительства и архитектуры Дона и Юга России. Их авторы проследили историческую динамику архитектурных форм. Подход, при котором армянская и другие национальные архитектуры рассматриваются как часть региональной истории архитектуры, оказался весьма плодотворным. Исследователи показали, что взаимовлияние культур в регионе стало основой складывания региональной системы расселения, а истоки своеобразия региональной архитектуры уходят корнями в особенности ландшафтно-климатических и природных условий, этнопсихологии населения и его мировоззрения.

Данные исследования стали научной базой для изучения сложных узконаправленных проблем истории градостроительства и архитектуры как города Нахичевань, так и сельских поселений донских армян. Первые такие исследования стали появляться уже в первые годы третьего периода, однако они еще имели черты обобщающих работ. Вышли в свет публикации, посвященные истории архитектуры города, его отдельных улиц и площадей. Их авторы сделали достоянием широкого круга читателей некоторые редкие фотографии, проектные чертежи и другие архивные материалы. Интерес исследователей привлекли персоналии талантливых архитекторов армянского происхождения, появился ряд статей об их жизни и творчестве.

Первым опытом постановки узконаправленной проблемы может считаться статья А. Ю. Казаряна, в которой он анализирует архитектуру и историю строительства новонахичеванской церкви Сурб Карапет. Автор разделил мнение О. Х. Халпахчьяна о том, что архитектором церкви является В. Газырбеков. Заслуга А.Ю. Казаряна заключается в том, что ему удалось обнаружить прототип новонахичеванской церкви, которым явилась средневековая закавказская церковь. При этом он показывает соединение в одном здании мотивов и стилистики разных периодов Средневековья, принадлежащих как армянской национальной традиции, так и грузинской. Рассматривая строительство церкви в контексте истории русского искусства второй половины XIXв., А. Ю. Казарян считает строительство Сурб Карапета адекватным и своевременным ответом «российского архитектора-армянина строителям русских храмов в византийском и «русском» стилях.

На пространствах Российской империи до Кавказского хребта это была первая попытка строительства церкви в «армянском» или «кавказском» стиле». В последующих работах авторы также пошли по пути системного решения отдельных проблем истории армянской архитектуры на Дону. Анализ градостроительных принципов, положенных в основу планировки Нахичевани-на-Дону, позволил выявить особенность планировки города, выразившуюся в нетрадиционной для региона ориентации по оси «восток-запад» на крепость св. Дмитрия Ростовского (будущий Ростов-на-Дону). Исследователь предположил, что крепость служила идеологической доминантой, призванной «закрепить» положение переселенцев в градостроительной системе Юга России. Такой подход заложил основы дальнейшего включения колонистов в орбиту общероссийского культурного поля и регионального культурного ареала. В коллективной статье, посвященной влиянию формирующейся культуры города на архитектурно-градостроительное развитие, вскрыта взаимосвязь культуры с архитектурно-градостроительным развитием Нахичевани-на-Дону. Авторы приходят к выводу о том, что изначально продуманные градостроительные решения позволили городу избежать перенаселения в эпоху промышленного развития.

Эти и некоторые другие публикации обозначили смену исследовательских приоритетов и положили начало процессу изучения архитектурно-градостроительной истории армянской колонии как своеобразного феномена, сформировавшегося под влиянием армянских и российских традиций на пространстве южнороссийского культурного ареала.

В заключение отметим, что историография данной проблемы включает публикации, образующие ряд тесно связанных групп, выделенных на основе таких критериев как методология, положенная в основу исследования, изучение архитектуры армян Нижнего Дона в качестве самостоятельного объекта или включение ее в общее поле истории донских армян. Такая систематизация научной литературы помогла упорядочить знания, полученные исследователями в ходе изучения истории градостроительства и архитектуры донских армян.

Наиболее изученными могут считаться вопросы, связанные с историей градостроительства и жилой архитектуры армян Нижнего Дона, хотя некоторые из них и сегодня остались на уровне сбора и описания материала, и поныне нуждающегося в обстоятельном анализе. Причины наименьшей исследованности культового зодчества и сельской архитектуры донских армян кроются в ограниченности источников. Из всех культовых сооружений Нахичевани-на-Дону сохранились только две церкви, остальные бесследно утрачены, как и их проектные чертежи. Сельские жилые постройки конца XVIII – XIX вв. тоже не сохранились за редким исключением.

Сегодня очевидна необходимость изучения вопроса о месте архитектуры армян Нижнего Дона в контексте русской архитектуры, начиная с творчества мастеров классицизма и до явлений эпохи модерна. Важно проследить связи архитектуры новонахичеванцев с мастерами и постройками Санкт-Петербурга иМосквы. Проблема становления архитектуры армян Нижнего Дона – доминантная составляющая истории их духовной жизни, актуальная в связи с несомненным вкладом донских армян в культуру Армении XX века.

Ольга Баева,

Арменоведческие вопросы, Бюллетень Ереванского государственного университета, 2015

Top