Бакинская нефть. Геополитические и внутриполитические аспекты

Интересно, но консолидации тюркского массива в единую этнонациональную общность одновременно способствовал, и препятствовал ряд сильнейших течений как внутреннего, так и внешнего характера. Одним из ключевых подобного рода компонентов стала бакинская нефть. Углеводородное сырье Апшерона в корне изменила всю геополитику региона, сделала Кавказ, особенно Восточное Закавказье одним из основных глобальных геополитических театров, к которому все активнее стало приковываться внимание глобальных игроков в лице великих держав и крупного бизнеса. Проникновение внешних сил затрагивало политическую, экономическую, культурную, социальную и практически все сферы жизни региона и живущих там народов. Все это, естественно, накладывало свой отпечаток и на этнополитические процессы в регионе.

Конец ХIХ – начало ХХ века стал периодом бурного развития промышленности, где ведущую роль начали приобретать энергоносители, в том числе и нефть. Кто обладает нефтью – обладает и в гораздо более широком смысле военной мощью и данный подход действительно стал одним из главных императивов геополитики, причем на десятилетия вперед.

Нефть в Баку добывалась издревле, но превращение его в важнейший экономический и геополитический компонент начался именно со второй половины ХIХ веке. К 1899г. Баку дал более половины всей мировой добычи нефти и вышел на первое место, оставив позади США, Аргентину, Перу и нефтедобывающие страны. В 1901 году бакинский нефтяной район давал 95% общеимперской добычи нефти (667,1 млн. пудов), затем следовала Терская область (около 34,7 млн пудов), а крупнейшими потребителями бакинского керосина после России стали Англия, Османская империя и Греция. Наглядной была и дешевизна бакинской нефти. Менделеев указывал, например, что на Кубани, в других местах России, а также в США, цена нефти на месте добычи превышает бакинскую, если не в 10, то, по крайней мере, в 5 раз.

На фоне развития нефтяной отрасли, в основном ввиду миграции, росло и население города. Если в 1850г. население Баку и всего бакинского уезда составляло менее 35 тыс. человек, то в 1913г. оно население города Баку пределах его муниципальной черты составило 214 тыс. 679 человек, увеличившись по сравнению с 1903г. на почти 80 тыс. человек или 49,3%. Как писал в то время лидер большевиков В.И.Ленин, город Баку из ничтожного города сделался первоклассным в России промышленным центром.

Кардинально изменился и этноконфессиональный состав города. Если в 1850г. мусульмане составляли более 94% населения Бакинского уезда, православные – 4%, армяне – 1,6%41, то в 1913 году население города Баку по национальностям распределялось следующим образом: русские – 76222 человек (36%), татары кавказские – 45972 (21,3%), армяне – 41686 (19,5%), персы – 25097 (11,8%), евреи – 9689 (4,55%), грузины 4077 (1,9%); немцы – 3280 (1,5%); татары казанские – 2346 (1,1%); поляки – 1772 (0,83%); лезгины – 1343 (0,49%); прочие народы Кавказа – 476 (0,02%); прочие национальности – 2713 (1,27%).

Нефть Баку, экономическое и геополитическое значение этого ресурса вкупе со стратегическим положением региона и бурным развитием города создавали основы для мощнейших социально-политических трансформаций в Закавказье в целом, и в восточной его части в частности. Сюда из других регионов Российской империи и различных стран проникали идеи, активисты и агитаторы, которые вели пропагандистскую работу среди широких масс практически в среде практически всех этнонациональных и социальных слоях общества.

В результате сформировались множество политических течений, партий и групп, которые в целом можно сгруппировать в два основных вектора: униатство и сецессионизм. Оба этих вектора были разношерстны, как по национальному, так и по социальному и идеологическому признаку, действующие там силы зачастую конфликтовали друг с другом, нередко выступая в качестве антагонистов. Некоторые силы пропагандировали реформирование страны, ее модернизацию, другие вели борьбу за свержение правящего режима и изменению строя. Но униаты стремились к реализации своих идей в рамках единства страны, реформированию различных ее сфер. Сецессионисты, с другой стороны, имели планы по выходу из состава России; некоторые стремились к созданию своих независимых государств или восстановлению независимости, другие хотели присоединиться к другим государствам, более близким им с этнической или религиозной точек зрения.

Партий и течений, как уже отмечалось, было много. Но лишь два течения, две силы сыграли ключевою роль в дальнейшей истории региона, кардинально изменив ход этой истории.

Одной из этих сил были большевики. В 1900г. в Баку был создан руководящий центр социал-демократических кружков. В Баку осуществляли деятельность знаменитые революционеры, такие как В.З.Кецховели, А.С.Енукидзе, Н.П.Козеренко, А.Г.Эйзенбет, С.Г.Шаумян, Б.М.Кнунянц, М.Г.Меликянц, Л.Е.Гальперин, П.А.Джапаридзе, М.А.Азизбеков, Г.К.Орджоникидзе, И.В.Сталин и многие другие.

Социал-демократическая организация Баку с первых шагов своей деятельности пропагандировала принципы пролетарского интернационализма. «Рабочие Баку чужды всякой национальной травли. Солидарность пролетариев без различия наций – для них святой завет». Деятельность большевистских организаций Кавказа получила высокую оценку В.И.Ленина. «У нас и на Кавказе, – писал Ленин в 1913г., – социал-демократы грузины + армяне + татары + русские работали вместе, в единой социал-демократической организации больше десяти лет. Это не фраза, а пролетарское решение национального вопроса. Единственное решение».

Одной из важнейших задач, стоявших тогда перед большевиками, было широкое вовлечение в революционную борьбу рабочих-мусульман. С этой целью в конце 1904г. при активном участии П.А.Джапаридзе, А.М.Стопани, Г.Ф.Фонштейна, С.М.Эфендиева в Баку была создана социал-демократическая группа «Гуммет» (Энергия). В дальнейшем руководящую роль в деятельности «Гуммет» играли М.А.Азизбеков, Н.Н.Нариманов, С.Г.Шаумян. В те дни бакинские большевики сообщали Ленину, что ораторы Бакинского комитета «выступали во всех районах и говорили на всех туземных языках».

Другим важнейшим течением стала идеология пантюркизма. Именно борьба с пантюркизмом и против него стала определяющим компонентом истории Восточного Закавказья со второй половины ХIХ века вплоть до нашего времени. И с начала ХХ века до распада СССР одним из основных геополитических и идеологических соперников пантюркизма выступал большевизм или советский коммунизм и ареной их борьбы представляло огромное пространство, включающее Кавказ, Поволжье, Центральную Азию, ряд регионов Сибири. И здесь одним из самых важнейших регионов было именно Восточное Закавказье, своего рода передовая этой борьбы.

Основная идея пантюркизма заключается в объединении всех тюркских народов или тюркского мира в одном государстве, при лидирующей роли Турции. Как ни парадоксально, но идея пантюркизма не является турецкой идеологией. Она разрабатывалась за пределами Османской империи. Авторами идей пантюркизма были европейцы, английские, французские, германские и австрийские правящие круги и их спецслужбы.

Логика создания пантюркизма была весьма проста. Данная политика давала возможность одновременно достичь двух важнейших целей. Во-первых, Турция, жаждущая реванша над европейскими державами за потерю своих владений в Европе, более не рассматривала возврат данных территорий в качестве основной своей задачи и таким образом не угрожала европейским странам. Таким образом, можно было повернуть направление возможной турецкой экспансии с Европы и контролируемых великими европейскими державами территорий, ранее завоеванных османами, в сторону Российской империи, под властью которой находилась основная масса тюркских народов за пределами Османской империи. Как писал один из идеологов пантюркизма Мунис Текинальп, он же Моиз Коэн, для создания турецкой цивилизации 12-15 млн. османских турок было недостаточно и объединение 40-50 млн. тюрок, живших за пределами Османской империи, в единое государство было обязательным.

Таким образом, Османская империя должна была направить свой взор на российские территории и таким образом в результате столкновения двух империй ослабевали обе, а в выигрыше оказывались великие европейские державы, которые могли в результате этого включить в сферу своего влияния дополнительные территории, подконтрольные Турции.

Это, в свою очередь, исключало бы всякую возможность стратегического и долгосрочного союза между Российской и Османской империями, сценарий, который мог бы стать геополитической катастрофой для великих европейских держав и создать реальные угрозы их интересам в Европе, Северной Африке, Индии и других регионах. Одним из самых действенных преград на данном пути был именно пантюркизм.

Пантюркизм также был, возможно, самым действенным механизмом подрыва позиций панисламизма, идеологии, пропагандирующей единение всех мусульман и создание единой исламской державы, которую активно продвигала Османская империя, тем более, что турецкий султан, уже отмечалось, еще со времени правления Селима I Явуза был халифом – предводителем правоверных.

Для осуществления этих планов необходимо было в первую очередь создать общую этническую границу между тюрками Османской империи с Закавказьем и Ираном и «очистить» пространства, заселенные нетюркскими христианскими народами, в частности, армянами, греками, ассирийцами, а также езидами. Это было ключевым условием успешного завершения пантюркистских планов и создания сплошного тюркского этнополитического пространства от Босфора до Сибири. Особую важность здесь приобретала территория, известная тогда как «Турецкая Армения». Весьма интересную характеристику важности данного региона дал Иосиф Сталин, дав следующее определение: «Это тот самый «райский уголок», который долгие годы служил (и продолжает служить) предметом алчных дипломатических вожделений Запада и кровавых административных упражнений Востока».

В начале ХХ века одной из ключевых точек преломления пантюркистской идеологии, если не смой ключевой, стало Закавказье. Здесь одновременно переплелись целый ряд стратегических, географических, этнополитических, экономические и иных факторов. Закавказье был своего рода мостом, геополитической пуповиной в Переднюю Азию, Центральную Азию, Северный Кавказ, Поволжье, Иран. Здесь был большой массив тюркского населения, как уже подчеркивалось, окончательно еще не сформировавшегося в единый народ. В этом регионе были сильны также и религиозные догматы, особенно среди мусульманского населения, и здесь была бакинская нефть. Именно поэтому данное пространство и стало одним из важнейших театров борьбы как великих держав, так и различных идеологий.

В начале ХХ века в Баку, как уже отмечалось выше, возникли и политические течения и силы, которые пропагандировали выход из состава России вкупе с идеями пантюркизма и панисламизма. Первой такой организацией стала образованная в конце 1905 года партия тюркских социал-федералистов «Гейрат», ратующей за отделение Кавказа от России с предоставлением автономии мусульманскому населению.

Однако наиболее известной партией пантюркистского толка, конечно же, была партия «Мусават», основанная в 1911г. Одним из первых политических актов, предпринятых партией, был выпуск прокламации – воззвания в 1912г., в связи с первой Балканской войной и напечатанной в Стамбуле в журнале «Сабил-ур-Решад». В воззвании указывалось на то, что до сих пор мусульманский мир, сердцем которого являлся Османский халифат, подвергался страшным гонениям и унижениям со стороны европейских государств, надеявшихся, что, не выдержав этого натиска, он лишится былого могущества. «Единоверцы! – говорилось далее, – Наша единственная надежда и дорога к спасению лежит в независимости и прогрессе Турции. Если мы и дальше будем равнодушно взирать на ее беды, то сами окажемся в плену у врага… Организатором всех этих дел является враг ислама и всего человечества, известный как «мировой жандарм» северный медведь – деспотичное русское государство». Весьма активизировалась работа турецких эмиссаров и мусаватистов в 1913г. после падения Адрианополя, грозящего поражению Турции в войне. Тогда на Кавказ из Стамбула было командировано 60 офицеров, местных уроженцев, с целью проведения широкой пропагандистской работы для подготовки в случае необходимости восстания мусульман против России. Как утверждал лидер партии Мамед Эмин Расулзаде: «Образование единого туранского государства на подобие германского – было идеалом, с достижением которого «тюркская раса, была бы в апогее своей славы и затаенные в ней потенциальные силы, развернувшись, дали бы свету совершенно новые, культурные ценности».

Однако не только вышеуказанные татарские или мусульманские политические силы видели свое будущее в союзе с Османской Турцией. Отдать обширные территории Кавказа и других регионов Турции были готовы и другие силы. Так, образованная еще в начале ХХ века в Тифлисе грузинская группа «Сакартвело» вошла в контакт по определению царской полиции с так называемым «панисламистским комитетом» в целях отделения Кавказа от России, которое должно было произойти на следующих условиях: Тифлисская и Кутаисская губерния, Батумская область и Северный Кавказ составляют будущую автономную Грузию, а Эриванская, Бакинская и Елисаветпольская губернии с Закаспийской областью – войти в состав Турции и Персии.

Совершенно очевидно, что, будучи главной преградой на пути пантюркистов, Российская империя предпринимала важные шаги в борьбе с этими угрозами. Особенно уязвимы в данном контексте представали окраины империи, у населения которых, по определению ряда исследователей, зачастую наблюдается так называемый феномен двойственной лояльности, проявляющийся в тенденции перехода на сторону побеждающей силы. В немалой степени этому способствовало и весьма сильные позиции исламского духовенства в обществе. Так, в Кубинской уезде насчитывалось 451 семейство духовных лиц, в среднем от 1 до 2 семейств на каждую деревню, или же по 1 семейству на каждые 30 крестьянских семей. В регионе это духовенство составляло особый класс, a их дети почти всегда поступая в духовное звание, поддерживали самовоспроизводство этой прослойки, которая, естественно, была под особым вниманием центральных властей империи.

Однако, такая двойственность могла возникнуть не только на периферии, но и в самом, казалось бы, центре. Такое в истории России было, причем не один раз. Одним из наиболее опасных примеров можно назвать активное участие российских мусульман в восстании Пугачева (1773-1775гг.) в борьбе с центральной властью, что в Санкт-Петербурге считали результатом политики Османской империи. В начале ХХ века в пропаганде панисламизма и пантюркизма в Закавказье Османской империи активно помогала Германия посредством своей разведки, а также дипломатических миссий, местных немецких колонистов, немецких компаний и даже туристических организаций, издательских домов и лютеранского духовенства.

Всплески панисламистских страстей также происходило после потерей Османской империей таких территорий, как Тунис и Египет, захваченные соответственно Францией и Британией, а также колонизации Индии британцами. Естественно, что поддержка пантюркизма великими европейскими державами преследовало также и цель направить недовольство мусульман и османов и их политики на русских.

Естественно, что Российская империя предпринимала ответные шаги по борьбе с панисламизмом и пантюркизмом. Одним из механизмов, была политико-мировоззренческая основа государственного строительства в Российской империи. Интересно, но Российская империя считала себя не только страной, покорившей мусульманские, в том числе и тюркские, государства (ханства), но и их наследницей, а в каком-то смысле, даже правопреемницей этих государств. Не случайно, например, что на гербе Российской империи в качестве первичных гербов были и символы Казанского, Астраханского и Сибирского ханств. Более того, отношение русских к мусульманам и тюркам было достаточно терпимое и даже теплое. Вот как от этом в свое время писал тот же Исмаил-бей Гаспринский: «Для мусульманских народов русская культура более близка, чем западная. Экономическая и индустриальная сила русского народа несравненно менее опасна, чем западная, менее коварна, более терпима. Мусульманин и русский могут еще вместе или рядом пахать, сеять, растить скот, промышлять и торговать; их умения не слишком разнятся…Культурная, так сказать, стихийная близость народов Востока с русским народом видна из того, что нигде сын Востока так легко не обживается, как в России».

Но этим меры, предпринимаемые Российской империей, не ограничивались. Параллельно проводился и весьма широкий комплекс классических мер. Одним из важнейших направлений была, как уже отмечалось, соответствующая административно-территориальная политика, а также формирование новых этносов, в частности, кавказских татар.

Весьма эффективным методом было и использование противоречий вышеуказанных оппозиционных к режиму политических сил как для борьбы с этими силами, так и для недопущения их консолидации против центральных властей. Естественными антиподами здесь выступали пантюркисты, панисламисты и большевики. Как писала в одном из своих номеров большевистская газета «Новая жизнь» за 1905 год: «Панисламизм должен быть обезврежен – это сделает социал-демократия, обнажив сущность панисламизма перед кавказским пролетариатом, вообще, и татарским, в частности». A другая большевистская газета «Йолдаш» в 1907 году писала: «Рабочая армия нефтяного дела не имеет себе равной по своему многонациональному составу ни в одном центре России. Здесь можно встретить людей любой национальности и народности. Баку – это выставка всемирного пролетариата».

Центральные власти умело использовали и межнациональные противоречия и проблемы, в результате чего зачастую имели место весьма жестокие конфликты между теми или иными народами. Среди наиболее кровавых были армяно-татарские столкновения 1905-1906 гг., имевшие место в Баку, Елизаветполе и других городах. По некоторым данным, в ходе столкновений 1905 года были разрушены ппрядка 300 армянских и татарских поселений и погибло, по разным оценкам, от 3 до 10 тысяч человек.

Но в организации этой бойни обвиняли не только царские власти, но и вмешательство других стран – геополитических соперников Российской империи. Так, русский писатель и публицист А.В.Амфитеатров (1862-1938) указывал на конкретные факты «мусульманского заговора» сторонников турецкого султана Абдул-Хамида.

Однако окромя вовлечению царских властей или других стран, столкновения были и результатом определенных внутренних противоречий. Так, ряд исследователей подчеркивали достаточно неистовые антиармянские чувства у татарской интеллигенции, которыми и умело пользовались центральные власти.

Весьма интересный анализ этих противоречий дал Иосиф Сталин в своей известной работе «Марксизм и национальный вопрос», написанной в 1913 году. Сталин писал следующее: «Стесненная со всех сторон буржуазия угнетенной нации естественно приходит в движение. Она апеллирует к «родным низам» и начинает кричать об «отечестве», выдавая свое собственное дело за дело общенародное. Она вербует себе армию из «соотечественников» в интересах… «родины». И «низы» не всегда остаются безучастными к призывам, собираясь вокруг ее знамени: репрессии сверху задевают и их, вызывая в них недовольство… Если, например, в Грузии нет сколько-нибудь серьезного антирусского национализма, то это прежде всего потому, что там нет русских помещиков или русской крупной буржуазии, которые могли бы дать пищу для такого национализма в массах. В Грузии есть антиармянский национализм, но это потому, что там есть еще армянская крупная буржуазия, которая, побивая мелкую, еще не окрепшую грузинскую буржуазию, толкает последнюю к антиармянскому национализму».

Тем не менее до поры до времени империи удавалось контролировать ситуацию в Закавказье, нейтрализовать угрозы и проблемы. Ситуацию кардинально и бесповоротно изменила Первая мировая война.

Падение Российской империи было наиболее благоприятным временем для осуществления этих геополитических планов. Для юридического обоснования своих притязаний официальные лица Оттоманской империи и создали второй Азербайджан в Закавказье. Логика была весьма простой и гениальной с геополитической точки зрения. В случае существования двух образований с одинаковым названием они, естественно, должны были объединиться.

Эта политика вызвала отрицательную реакцию соседних стран, в частности, Ирана. В докладе, адресованном рейхсканцлеру Германии, глава делегации Германии на Кавказе, в частности, отмечает: «В Персии вызвал недовольство тот факт, что турки назвали «Азербайджаном» закавказскую республику, ближе всех расположенную к востоку, для обоснования территориальныхх претензий к персам. Недовольство усугубляет также то обстоятельство, что персы не являются друзьями татар. Более того, правители Оттоманской империи стремились к образованию общей границы с новым суррогатным государством, и Азербайджан стал предъявлять территориальные претензии на исторические территории сопредельных народов – грузин, дагестанцев, армян и т.д. В случае с армянами, новообразованный Азербайджан попытался захватить Карабах, Зангезур, Севанский регион, Араратскую долину, в том числе, Еревану, что и явилось причиной возникновения Карабахского конфликта.

Однако, в ходе Первой мировой войны турки потерпели поражение, да и к тому же независимый Азербайджан просуществовал очень короткий срок и постоянно был ареной борьбы великих держав. Нового народа здесь создано не было. Но была заложен фундамент нового государственного образования, создание такого образования кардинально изменило геополитику и историю как Закавказья, так и всего Ближнего Востока.

Давид Бабаян.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.