Яндекс.Метрика Военно-политическое положение Армянской республики (1919 – 1920 г). Секретные военные договоры и Армения. Позиция республики по вопросу о создании конфедерации республик Закавказья

Военно-политическое положение Армянской республики (1919 – 1920 г). Секретные военные договоры и Армения. Позиция республики по вопросу о создании конфедерации республик Закавказья

Едва успели восстановиться официальные отношения между Республикой Армения и Югом России, как уже осенью 1919 г. вновь осложнилось военно-политическое положение республики, что было обусловлено усилением захватнических намерений соседних с Арменией республик Закавказья. Мы уже упоминали о недоброжелательном, зачастую даже откровенно враждебном отношении Грузии и Азербайджана, которое осенью 1919 г. вылилось в прямую угрозу. Что же касается Турции, то здесь имели место перемены, которые вначале были обнадеживающими, но спустя какое-то время обрели для Армении угрожающий характер.
Парижская мирная конференция выдвинула вопрос о ликвидации Османской империи, что создало бы реальную возможность для решения Армянского вопроса. Однако возглавляемое Мустафой Кемалем движение Милли предотвратило крушение Турции и одновременно реализацию политических целей государств Согласия и, в первую очередь, решение Армянского вопроса. На исторической арене появилась кемалистская Турция, стремившаяся довести до конца процесс уничтожения армянского народа. С уходом английских войск из Закавказья в августе 1919 г. для кемалистской Турции и Азербайджана создались благоприятные условия для уничтожения Армении и приближения границ Турции к Азербайджану.
На состоявшемся в Эрзеруме с 10-го июля по 6-ое августа 1919 г. конгрессе турецкими националистами официально была представлена разработанная ими антиармянская политическая программа. В первом пункте принятого на конгрессе манифеста было указано, что Западная Армения является неотъемлемой частью Османской империи: «Трапизонский вилайет, санджак Джаника, а также вилайеты Эрзрума, Сваза, Диарбекира, Вана, Битлиса и входящие в эти вилайеты административные районы составляют единую целостность и ни под каким предлогом не могут отделиться от Османской Турции». Позднее, 17-го ноября, М. Кемаль телеграфировал Махмеду-паше: «Мы не уступим Армении ни одной пяди земли». Воодушевленные активным содействием Турции, Азербайджан и Грузия стремились разрешить территориальные споры с Республикой Армения с помощью военной силы.
В отправленной 25-го сентября 1919 г. председателям делегации Республики Армения и Армянской национальной делегации в Париже А. Агароняну и Погосу Нубару паше телеграмме А. Хатисян сообщает, что под давлением Азербайджана 22-го августа в Шуше между Нагорным Карабахом и Азербайджаном было подписано соглашение, по которому Нагорный Карабах временно – до окончательного решения вопроса Парижской мирной конференцией – признает власть Азербайджана. Последний распространил свою власть и на провинции Шуша, Джеваншир и Карягин, в результате чего Зангезур с двух сторон оказался сжатым в «кольце». В настоящее время, говорится далее в телеграмме, Азербайджан лихорадочно готовится к войне, «чтобы завоевать Зангезур. Агенты Турции и Азербайджана продолжают готовить заговоры против Армении». Азербайджан стремится завладеть Зангезуром и установить свой контроль на территории от Агдама до Камарлу, затем присоединиться к мусульманам Аракса и с их помощью связаться с Турцией. С целью осуществления своих военных планов и под прямым диктатом Турции были заключены секретные военные договоры, направленные как против Добровольческой армии, так и против Республики Армения.
На организованном кемалистами конгрессе в Свазе (Себастии) (5-11-ое сентября 1919 г.) были официально переутверждены решения Эрзерумского конгресса кемалистов, политическая программа кемалистов в отношении всех нетурецких народов Турции, которая своим острием была направлена против Армении. В особом решении, принятом Свазским конгрессом, кемалисты заявили, что они решительно выступят против всяческих действий, направленных на создание независимой Армении. Апологетами этой политики были также принимавшие участие в работе конгресса представители Советской России, Азербайджана и Грузии.
Важно отметить, что возглавляемое Мустафой Кемалем движение Милли могло оказаться безуспешным, если бы оно не получило поддержки со стороны какого-либо крупного государства. Таким государством оказалась Советская Россия, которая боролась с международным «империализмом» не на жизнь, а на смерть. М. Кемалю удалось весьма дипломатично воспользоваться сложившимися обстоятельствами и объявить возглавляемое им движение революционной борьбой, направленной против «империализма» и, якобы, преследующей цель утверждения в Турции коммунистических порядков. Руководители Советской России поверили в это и вступили в союз с М. Кемалем, оказав ему всестороннюю помощь. Каро Сасуни сообщает о том, что еще 30-го октября 1918 г., после подписания Мудросского перемирия, «руководители партии иттихад сразу же перебрались в Германию и Россию, установив с ними политические отношения».
А в 1919 г. между кемалистской Турцией и Советской Россией установились дружественные отношения благодаря подписанным между ними секретным и открытым договорам. В этой связи Каро Сасуни пишет: «Устремления Советской России были откровенны, они по сути дела совпадали с интересами турок, и само существование Армении и армянского народа не представляло никакой ценности для России». «Советская Россия, – отмечает Зареванд, – ради… сомнительных преимуществ жертвовала вековым правом коренного народа Турецкой [Западной] Армении на землю своих отцов».
Фактически, союз Советской России и кемалистской Турции в первую очередь попирал интересы Армении и армянского народа. Как уже было отмечено, положение Республики Армения осложнялось и тем, что ее непосредственные соседи – Грузия и Азербайджан – еще 16-го июня 1919 г. заключили секретный антирусский военный договор, направленный также против Республики Армения. Чтобы выйти из этой сложной ситуации, правительство Республики Армения искало пути сближения с Грузией, пытаясь тем самым предотвратить действия, вытекающие из военного договора Грузии с Азербайджаном. Участникам Свазского конгресса ясна была цель дипломатических действий Армении, и они не преминули прибегнуть к решительным мерам для предотвращения возможного армяно-грузинского сближения.
Отнюдь не случайно по завершении конгресса кемалисты незамедлительно вступили в переговоры с властями Грузии, результатом чего явилось подписание (в конце сентября 1919 г.) второго грузино-азербайджанского секретного антирусского военного договора. По сравнению с предыдущим этот договор носил более агрессивный характер и был продиктован как стратегическими интересами кемалистской Турции, так и ее «друга» – Советской России. Договор создавал возможность нанести удар как Добровольческой армии, так и Республике Армения.
Издававшаяся в Ереване газета «Арадж» в передовице от 12-го декабря 1919 г., озаглавленной «Турция и Закавказье», подтверждает сведения, опубликованные в газете «Кубанская земля» и относящиеся к политическим перипетиям закавказского региона: «Большевики стремятся осложнить положение Добровольческой армии, способствуя сепаративистским настроениям Грузии и Азербайджана. Младотурки, которые вошли в организации национальных советов, всячески содействуют Азербайджану и Грузии, чтобы приобрести для себя союзников против Армении, с существованием которой они не могут смириться.
Большевикам энергично помогали турки, чтобы осложнить положение союзников в Турции. Все это подтверждается следующими фактами. Представитель Грузии в Константинополе Гелиладзе находится в тесных отношениях с Чюрук-Сули-Махмедом пашой и ведет переговоры с младотурками, чтобы начать совместные действия против Республики Армения, Добровольческой армии и союзников. В Баку и Батуми имели место переговоры с представителями Грузии и Азербайджана, младотурок и большевиков. Турки получили от большевиков большую сумму».
Само содержание второго грузино-азербайджанского секретного военного договора явствовало о том, что он был направлен против Добровольческой армии и Республики Армения. Пункты этого договора гласили о следующем:
1. Не позволить русским вступить в Закавказье.
2. Азербайджан и Грузия вместе с большевиками должны бороться против союзников для вывода их из Закавказья.
3. Армян [следует] считать врагами.
4. В случае объявления Азербайджаном войны Республике Армения Грузия обязана блокировать все коммуникационные пути Армянской республики.
5. Грузины обязуются [предоставить] две войсковые части (дивизии) против генерала А. Деникина в направлении Петровска.
6. Для военных действий против генерала А. Деникина Азербайджан обязан дислоцировать одну войсковую часть вдоль северо-восточных границ Республики Армения.
7. Эпицентром действий турок должны быть Закавказье, Трапезунд, Ризе и Батуми.
8. Турки обязаны послать 15000 аскеров в Азербайджан и Грузию для оказания помощи этим республикам, а также в Республику Армения – с целью организации там восстания мусульманского населения.
Указанный военный договор был задействован сразу. В конце сентября правительством Грузии, хранившим верность своим союзническим обязанностям, были отправлены в Баку 400 большевиков для борьбы с генералом А. Деникиным в случае нападения последнего на Азербайджан. А в октябре – ноябре 1919 г. с целью укрепления обороноспособности Азербайджана Грузия отправила в Баку 8 пулеметов, 3 вагона, груженных артиллерийскими снарядами, патронами разных калибров, винтовками, боеприпасами – т. е. военным снаряжением из расчета на один батальон. Для службы в азербайджанских войсковых частях были направлены также 48 офицеров.
20-го сентября 1919 г. Азербайджан напал на Зангезур, а в конце сентября правительство Грузии подвергло Республику Армения экономической блокаде. Парижский армянский еженедельник «Верацнунд» в номере от 30-го октября сообщает о том, что отправленные в Республику Армения товары «останутся в Батуми, пока государства не окажут должное давление на правительство Грузии.
Блокада Грузией Республики Армения, препятствовавшая ввозу необходимого военного снаряжения и иных товаров, тем самым обрекая армян на голодную смерть, подтверждает … мнение о том, что имеется определенное соглашение между Грузией и турецкими националистами».
На конгрессе в Свазе была выдвинута также идея создания турецко-азербайджанского военного союза, который должен был быть направлен также против Республики Армения. 29-го октября 1919 г. в Константинополе начальник главного штаба вооруженных сил Турции Джевад-паша и представитель Азербайджана Керимов подписали секретный турецко-азербайджанский военный договор, в первом пункте которого обе стороны обязались сохранить территориальную целостность обоих государств. В случае, если одна из сторон подвергнется нападению, другая сторона обязана была оказать ей военную помощь. Согласно 9-ому пункту договора, Турция обязалась подготовить для азербайджанской армии военных инструкторов, офицеров, аскеров и одновременно организовать переподготовку азербайджанских офицеров.
Согласно 10-ому пункту, Турция должна была предоставить азербайджанской армии пушки, винтовки, боевое снаряжение и боеприпасы. 11-ый пункт гласил о том, что правительство Азербайджана обязуется не подписывать какого-либо соглашения с другими государствами без ведома и согласия Турции Турецко-грузино-азербайджанское военно-политическое сотрудничество выдвинуло перед Добровольческой армией новые задачи, решение которых требовало новых подходов в условиях нестабильной политической ситуации. Генерала А. Деникина незамедлительно информировали о событиях и политических переменах в Закавказье, а также о подписании ряда секретных военных договоров. В конце октября 1919 г. русская разведка в Закавказье сообщает начальнику Управления главного командования Добровольческой армии о том, что отношения грузин и мусульман укрепляются на основе подписанного между Грузией и Азербайджаном в сентябре 1919 г. второго секретного военного договора, направленного против Юга России.
Помимо этого генерал А. Деникин знал и о существовании секретного турецко-азербайджанского военного договора (от 29-го октября 1919 г.). В столь сложной военнополитической обстановке генерал А. Деникин не мог начать военных действий против Грузии и Азербайджана, несмотря на то, что из Закавказья были выведены английские войска, являвшиеся помехой для Добровольческой армии. Другим немаловажным фактором было то, что все свои силы А. Деникин сосредоточил в окрестностях Москвы, где разворачивались военные действия против большевиков.
6 – 14-го сентября 1919 г. в Тифлисе во время встречи с А. Хатисяном генерал А. Баратов сообщил последнему, что до взятия Москвы Добровольческая армия не планирует никаких военных действий против Азербайджана и Грузии. Руководители Добровольческой армии заявляли, что в данный момент им необходимо сосредоточить все силы для борьбы с большевизмом. Для завоевания Грузии и Азербайджана необходимо было задействовать против них по пять дивизий, однако генерал А. Деникин не мог предоставить столько войск, поскольку все еще продолжались ожесточенные бои за Москву.
Развернуть боевые действия в Закавказье генералу А. Деникину мешало еще одно важное обстоятельство. В случае использования военной силы против Грузии и Азербайджана Добровольческая армия Юга России лишилась бы поддержки государств Антанты. Однако, бесспорно, генерал А. Деникин не мог отказаться от богатого нефтью Баку, так как для Юга России Баку имел важное стратегическое и экономическое значение. Взяв Баку, генерал А. Деникин, обеспечил бы свой тыл от возможного нападения большевиков, установив контроль над Каспийским морем и улучшив тем самым свое экономическое и финансовое положение. Поэтому генерал А. Деникин пытался решить этот вопрос не с помощью военной силы, а дипломатическим путем, постоянно создавая угрозу военного нападения на Грузию и Азербайджан.
В сентябре 1919 г. генерал А. Деникин направил ноту правительству Азербайджана с требованием не только обеспечить Юг России нефтью и нефтепродуктами, но и создать условия для капитального ремонта военных кораблей Добровольческой армии в единственной мастерской Каспийского флота. По данному вопросу в правительстве Азербайджана высказывались взаимоисключающие точки зрения. Военный министр Азербайджана Н. Мехмандаров полагал, что с целью предотвращения нежелательных для Азербайджана действий Добровольческой армии следует принять ноту генерала А. Деникина, однако, правительство Азербайджана умышленно тянуло с ответом.
В октябре была подана вторая нота главного командования Добровольческой армии, и на этот раз она была более жесткой. Военный атташе дипломатического представительства Республики Армения в Баку Атаманов (Атаманян) сообщает, что генерал А. Деникин потребовал от правительства Азербайджана не закрывать в Азербайджане русские культурные центры, школы, положить конец нарушению прав и гонениям русских граждан. Затем из Баку был отозван представитель главного командования Добровольческой армии Юга России полковник К. Палицин. Это уже означало разрыв отношений между Добровольческой армией Юга России и Азербайджа- ном. В Азербайджане и Грузии сразу же распространилась весть о том, что Добровольческая армия готовится к военным действиям, направленным на взятие Баку.
Азербайджан готовился к тому, чтобы оказать сопротивление генералу А. Деникину и одновременно начать военные действиям против Республики Армения. Русская разведка доложила генералу А. Деникину, что 1-го ноября азербайджанские войска под командованием генерала Али Ага Шихлинского начали наступление на Зангезур в трех направлениях – Шуши, Джебраил и Нахиджеван, и уже 5-го ноября ими были захвачены деревни Хознавар и Баяндур.
Напав на Зангезур, Азербайджан намеревался захватить Шарур-Нахиджеван и стать пограничным Турции государством. Тем самым Азербайджан получил бы возможность свободного и беспрепятственного ввоза из Турции необходимого оружия и боеприпасов. В русской разведывательной сводке «Общий обзор по Азербайджану» от 4-го ноября 1919 г. говорится следующее: «Нет сомнений в том, что если Азербайджану удастся осуществить Зангезурскую операцию, то Азербайджан получит возможность начать развернутые военные действия против соседней республики (Республики Армения – Г. П.) и Добровольческой армии Юга России». С целью предотвращения опасности, угрожающей Республике Армения и России (с юга), генерал А. Деникин 9-го ноября подписал в Таганроге следующий приказ: «В связи с враждебным отношением азербайджанских властей к русской армии и вероломным нападением азербайджанских войск на территории Армении приказываю всем служащим в их (азербайджанских) войсках русским офицерам покинуть войска».
20-го ноября 1919г. по инициативе правительства Республики Армения в Баку должна была состояться армяноазербайджанская конференция, на повестке дня которой должна была быть рассмотрена проблема мирного урегулирования спорных для двух республик вопросов. А. Хатисян сообщает об этом главному командованию Добровольческой армии, предлагая при этом заставить правительство Азербайджана немедленно прекратить военные действия в Зангезуре, в противном случае вся территория Закавказья могла быть вовлечена в войну. А. Хатисян отправил телеграмму с тем же содержанием полковнику Дж. Рею – заместителю верховного комиссара Великобритании, Франции, Италии в Республике Армения.
Как видим, в вышеуказанном приказе генерал А. Деникин проявил весьма жесткое отношение к правительству Азербайджана и в связи с вторжением азербайджанских войск в Зангезур. Об этом генерал А. Деникин телеграфировал также в Париж представителю «Особого политического совещания» и Посольского совета С. Сазонову: «...просить Высший Совет союзных государств принять меры для того, чтобы на Кавказе порядок более не нарушался и была [бы] устранена возможность внезапных нападений».
Пользуясь тяжелым положением Республики Армения, Азербайджан попытался реализовать свою стратегическую цель – захватив Зангезур, объединиться с Турцией. Однако эти попытки не увенчались успехом. В непродолжительных ожесточенных боях армянские войска дали достойный отпор противнику, отбросив его на исходные позиции. В письме от 18-го ноября 1919 г. А. Хатисян осведомляет дипломатического представителя Республики Армения в Вашингтоне о том, что: «...после яростных боев в окрестностях деревень Хознавар и Баяндур, расположенных неподалеку от Гориса, армянские войска наголову разбили татар, отбросив их к Карабаху. Турки оставили 14 пулеметов, 150 пленных, огромное количество продовольствия, патронов, палатки и так далее».
И впрямь, значение героического Зангезурского сражения неоспоримо. Посредством этой военной операции азербайджанские власти хотели проверить уровень боеспособности армянских войск, не ожидая при этом серьезного сопротивления, однако просчитались. В письме к полковнику Арсену Шагмазяну от 10-го декабря 1919 г. А. Хатисян пишет: «Последнее героическое сражение в Зангезуре еще раз показало высокий боевой дух и несгибаемую волю [зангезурцев], выявив также Ваши неустанные усилия и организаторский талант. От имени правительства сердечно приветствуя Вас и поздравляя с блестящей победой нашего народа, хочу выразить уверенность в том, что он (т. е. народ – Г. П.) как до сих пор, так и впредь будет защищать свою независимость и свободу».
По предложению полковника Дж. Рея, генерала А. Деникина, Верховного комиссара союзных государств в Закавказье М. Уордропа председатели Совета министров Республики Армения и Азербайджана 19-го ноября 1919 г. отбыли в Тифлис. 20 – 22-го ноября состоялись переговоры премьер-министров двух республик по вопросу о Зангезуре, в которых приняли участие полковник Дж. Рей и министр иностранных дел Грузии Е. Гегечкори.
Переговоры завершились подписанием 23-го ноября соглашения, состоящего из пяти пунктов. Согласно первому пункту данного соглашения, должны были быть прекращены все военные действия. В тот же день, 23-го ноября, А. Хатисян телеграфировал из Тифлиса министру иностранных дел Республики Армения и военному министру генералу Х. Араратяну о прекращении военных действий. По второму пункту должна была быть открыта дорога через Зангезур для перемещения мирного населения. В третьем пункте было указано, что все спорные вопросы, в том числе вопросы границ, должны решаться на основе мирной договоренности, а если не удастся достичь согласия, то решение вопроса будет передано нейтральной стороне. Нейтральной же стороной должен был быть Верховный комиссар. По четвертому пункту соглашения 4-го декабря в Баку должна была быть созвана армяно-азербайджанская конференция, которая 10-го числа того же месяца должна была быть продолжена в Тифлисе с участием трех республик Закавказья. Была достигнута договоренность о разрешении всех спорных территориальных вопросов путем мирных переговоров.
Хотя и Азербайджану не удалось присоединить к себе Зангезур, но он не отказался от своих агрессивных намерений в отношении этой территории. 6-го декабря 1919 г. в бакинской газете «Азербайджан» был помещен материал, в котором говорилось о приказе генерала А. Деникина от 9-го ноября, вызвавшем напряженность в политических кругах Азербайджана и Грузии. В редакционных статьях упомянутой газеты и грузинской газеты «Борьба» приказ генерала А. Деникина был квалифицирован как откровенная провокация, направленная против независимости республик Закавказья. В письме к Л. Евангуляну от 9-го декабря 1919 г. А. Хатисян сообщал, что приказ генерала А. Деникина произвел сильное впечатление на армян, возникло ощущение, что Республику Армения начинают признавать.
13-го декабря ереванская газета «Арадж» в специальной редакционной статье, озаглавленной «По поводу приказа генерала Деникина», дает верный комментарий статьи. 19-го декабря эта редакционная статья была перепечатана в тифлисской армянской газете «Ашхатавор»: «Каким бы ни было наше отношение к политической и социальной сущности Добровольческой армии, невозможно не признать того факта, что она, как организованная и преследующая некоторые политические цели сила, не может не принять во внимание, в каком состоянии находится ее тыл, какие отношения складываются с соседними странами. С этой точки зрения Деникин, разумеется, не мог не обратить внимание на те действия, которые в последнее время предпринимаются турками на Кавказе и, в частности, в Азербайджане и Дагестане».
Далее газета говорит о связи между турецкими националистами и большевиками в контексте действий турецких пашей против Республики Армения и Добровольческой армии, которая, разумеется, не могла равнодушно наблюдать за этим и должна была перейти к практическим действиям.
В конце редакционной статьи газета выражает уверенность в том, что «если уязвимо вмешательство Деникина в дела Азербайджана, то тем более предосудительно вмешательство Нури-пашей. И пока турецкие националисты будут рассматривать Закавказье в качестве арены для своих заговоров, пока агенты Энверов и Мустафа Кемалей будут находить здесь покровительство, возмущаться поведением Добровольческой армии будет абсолютно неуместно. Тот, кто покровительствует Нури-пашам, Кемаль-беям и Халил-беям, тот, кто каждую минуту призывает пашей Константинополя и Сваза вмешаться в дела Закавказья, конечно, должен быть готов к таким неожиданностям. Да, Закавказье должно быть свободным, республики Закавказья должны быть свободны от какого-либо вмешательства, однако не только от вмешательства севера, но и юга, так как пока есть юг, север тем более будет».
Приказ генерала А. Деникина от 9-го ноября в какой-то мере предотвращал угрожающую Республике Армения и Югу России опасность. Обнародование приказа, несомненно, имело некоторые последствия: более активно стал муссироваться миф о тайном военном союзе между Добровольческой армией и Республикой Армения, а также слухи о том, что, якобы, Добровольческая армия и Республика Армения готовятся напасть на Азербайджан. Фактически, эти ложные сведения явились тем сдерживающим фактором, благодаря которому А. Деникину удалось нейтрализовать воинственные устремления Азербайджана и его союзников, и в итоге Азербайджан не осмелился начать военные действия против Добровольческой армии.
Слухи о так называемом «армяно-русском тайном военном союзе» умышленно распространяли также отдельные большевистские деятели. В эти дни С. Киров выступил с заявлением о том, что правительство Республики Армения
вынашивает планы, связанные с расширением своих территорий, пользуясь симпатией и протекцией государств Антанты и Добровольческой армии Юга России, и что между генералом А. Деникиным и Республикой Армения заключен тайный военный союз. Тем самым большевики пытались нанести удар мнимому союзнику борющихся против них сил – Республике Армения. Между тем, правительство Республики Армения соблюдало строгий нейтралитет, не вмешиваясь ни в борьбу Советской России, ни в борьбу генерала А. Деникина.
Приказ генерала А. Деникина от 9-го ноября 1919 г. отразился и на противниках Республики Армения и, в первую очередь, на позиции Азербайджана: премьер-министр Азербайджана Н. Усуббеков заявил о том, что Азербайджан менее всего заинтересован в силовом решении вопроса о границах с Республикой Армения, поскольку ему угрожает серьезная опасность с севера. В эти дни А. Хатисян сообщал о том, что после обнародования приказа А. Деникина от 9-го ноября 1919 г. нападения татар уменьшились.
Члены грузинской делегации в Париже, обеспокоенные приказом генерала А. Деникина, рекомендовали своему правительству поддерживать с Республикой Армения хорошие отношения. Они потребовали также отправить в Екатеринодар грузинского представителя для переговоров с А. Деникиным. В телеграмме, отправленной министерству иностранных дел Республики Армения, Л. Евангулян сообщал о том, что 9-го декабря, на армяно-грузинском совещании Е. Гегечкори выступил с предложением о восстановлении добрососедских отношений между тремя республиками Закавказья. Он предупреждал также о том, что армянские делегаты не должны терять бдительность, ибо не исключено, что им вновь предложат создать единый фронт борьбы против генерала А. Деникина. В конце телеграммы Л. Евангулян предупреждал о том, что возможен провал созываемой в Баку конференции.
Обеспокоенное сложившейся ситуацией правительство Азербайджана предлагало пойти на некоторые уступки, в случае, если Армения немедленно начнет переговоры. Правительство Республики Армения сочло возможным начать переговоры, дабы выяснить, «на какие уступки идут азербайджанцы». Таким образом, на этом трудном историческом отрезке генерал А. Деникин оказал Армянской республике содействие. Свидетельством тому является вышеупомянутый приказ, который был дан в связи с вероломным нападением азербайджанских войск на Республику Армения. Именно подписание этого приказа заставило Азербайджан прекратить свои агрессивные действия против Республики Армения.
Приказ генерала А. Деникина в значительной степени смягчил недоброжелательное отношение соседних республик к Республике Армения. Эти действия главного командования Добровольческой армии были отнюдь не случайными. Грузия и Азербайджан заняли враждебную позицию по отношению к русской армии, опорой которой в Закавказье была Республика Армения, именно поэтому ей следовало оказать содействие, что, однако, вызвало негативную реакцию государств Антанты, поскольку последние хотели вытеснить Россию из Закавказья. Причем подобная политика актуальна и в наши дни.
В письме от 9-го декабря на имя Л. Евангуляна А. Хатисян сообщает: «Мне кажется, что этот приказ является полупризнанием Армении со стороны русской Добровольческой армии. Я имею в виду то, что Англия и Америка не приветствуют наших отношений с Россией, и полагаю, что ей и Уордропу этот приказ не понравится. Вот почему сейчас вновь выдвигается вопрос о конфедерации трех республик, своим острием направленный против России».
С целью противодействия влиянию России в регионе вновь был поставлен вопрос об объединении трех республик Закавказья, который должен был быть решен созданием Закавказской конфедерации. Складывалась новая политическая обстановка, требовавшая от руководства Республики Армения целенаправленных действий. Верно оценив новую политическую ситуацию, А. Хатисян пишет: «Необходимо осторожно лавировать между Антантой, Деникиным и Кавказской конфедерацией. Для этого я должен знать в мельчайших подробностях о царящих в Тифлисе умонастроениях». Делегация Республики Армения (В. Папазян Т. Бекзадян, М. Арутюнян и О. Аргутян), которая должна была принять участие в намечавшейся армяно-азербайджанской конференции в Баку, получила от А. Хатисяна следующее распоряжение: «Если на конференции со стороны Азербайджана будет выдвинут вопрос о конфедерации, то наши делегаты будут обсуждать этот вопрос, однако они не должны прийти к какому-то заключению».
9-го декабря состоялась встреча М. Арутюняна и О. Аргутяна с премьер-министром Азербайджана Н. Усуббековым, который первым делом поинтересовался следующим: «Вы можете ответить на вопрос о конфедерации или нет?». В Баку не были приняты предложения делегации Армении о проведении временной демаркационной линии, принятии и устройстве беженцев, подписании торгового договора и договора о железнодорожном сообщении и так далее. Делегация Республики Армения телеграфировала в Ереван министерству иностранных дел республики о том, что азербайджанская сторона пока не намерена обсуждать интересующие Армению вопросы. В телеграмме указывалось, что: «Они (азербайджанцы) выдвигают лишь вопрос о конфедерации».
В тот же день, 9-го декабря, Совет министров Республики Армения обсудил предложение правительств Грузии и Азербайджана о создании конфедерации республик Закавказья. Было принято следующее решение: «Отношение к нам Деникина в общем хорошее; об этом знают наши соседи.
Особенно впечатляющим для Азербайджана было распоряжение Деникина, согласно которому русским офицерам запрещалось служить в азербайджанских войсках. Правительство Армении считает возможным войти в контакт с Азербайджаном и подписать различные договоры, кроме военного, как например, таможенный, пограничный, железнодорожный и так далее».
В вопросе о создании конфедерации позиция Республики Армения была весьма определенной и правильной. Поняв истинную цель соседей, а именно: создание военного союза против генерала А. Деникина, правительство Республики Армения готово было установить разносторонние союзнические отношения с Грузией и Азербайджаном, но только не подписывать с ними военного договора.
Причем, во время беседы с А. Хатисяном полковник У. Хаскель также посоветовал ему в случае принятия предложения о создании конфедерации республик Закавказья уклониться от подписания военного договора. Это может напрямую навредить Республике Армения. Еще в Тифлисе полковник У. Хаскель предложил членам делегации Республики Армения временно определить границы, подписать торговые и иного рода договора, однако ни в коем «случае не объединяться с ними против Деникина». Проблема заключалась в том, что государства Антанты не желали ослабления военных сил генерала А. Деникина, боровшихся против большевиков. Поэтому союзники выступали с требованием не мешать генералу свести счеты с большевиками.
Вот почему полковник У. Хаскель и М. Уордроп, будучи сторонниками создания союза закавказских республик, тем не менее полагали, что последние не должны заключать военного договора, а сосредоточиться лишь на заключении экономического, транзитного, почтово-телеграфного и железнодорожного договоров.
С учетом вышеизложенного Совет министров Республики Армения принял решение: «...В настоящее время невозможно создать конфедерацию с Грузией и Азербайджаном, поскольку наши границы окончательно не установлены. Создание конфедерации на тех условиях, которые предложены, будет означать заключение военного договора против России, и тем самым мы позволим турецким войскам проложить путь через нашу страну для борьбы с Деникиным и так далее». Правительство Республики Армения считало возможным принятие идеи конфедерации в случае справедливого решения всех территориальных вопросов с Грузией и Азербайджаном и при условии, чтобы в договор был бы включен пункт, подтверждающий, что он не направлен против России.
Имелось еще одно важное обстоятельство. Правительство Республики Армения не могло войти в конфедерацию республик Закавказья без решения вопроса Западной Армении. В этой связи вот что пишет армянский журнал «Дрошак»: «Для наших соседей Кавказ в лучшем случае заканчивался границами 1914 г., а вообще они (Азербайджан и Грузия – Г. П.) исходили из того пограничного факта, который создали турки. Армяне не могли смириться с этим фактом; в их политическом сознании Армения находилась не по одну сторону горы Масис (Арарат), но и по другую. В подобных психологических и фактических условиях о какой конфедерации может идти речь?».
Грузины и азербайджанцы представляли Закавказскую конфедерацию лишь как некий союз, направленный против России с опорой на Турцию, то есть союз «с турками против русских». Идея о предлагаемой Грузией и Азербайджаном конфедерации республик Закавказья была отнюдь не нова, о ней они вспоминали лишь тогда, когда им угрожала опасность с Севера. Подобное предложение было сделано Азербайджаном и Грузией еще в апреле – мае 1919 г., когда возникла угроза со стороны генерала А. Деникина. 31-го мая 1919 г., во время встречи с председателем азербайджанской делегации в Париже А. Топчибашевым члены армянской делегации А. Агаронян и А. Оганджанян отметили, что они не были против, да и сейчас не возражают против «союза кавказских народов, однако необходимо, чтобы каждый из них имел свое государство. Для нас пока вопрос осложняется Западной Арменией, к которой мы должны присоединиться; но пока этот вопрос не решен официально, мы не можем пойти на новые политические комбинации без западных армян. А Кавказская Армения никогда не возьмет на себя обязательство быть представленной [в конфедерации] отдельно».
Журнал «Дрошак» справедливо напоминал соседям Республики Армения, что если союз трех республик Закавказья представляет собой необходимость, то почему в конце мая 1918 г. разрушили «союз Кавказа в период Закавказского Сейма. Как известно, этот союз распался вследствие внутреннего противоборства кавказских народов и, главным образом, турецкого давления. Грузины, во главе с Жордания, заведомо, тайно договорившись с Германией, покинули Закавказский фронт. Воодушевленные турками, азербайджанцы привели на Кавказ войска Вехиб и Нури пашей. Именно под кулаком Турции произошло разделение Кавказа... Вехиб паша мечом очертил ту границу, которую требовали азербайджанцы, милостиво оставив Ереван армянам. И в дальнейшем, до поражения и ухода турок в мышлении и практической политике азербайджанских руководителей не произошло каких-либо изменений... В подобных условиях азербайджанские деятели хотели создать конфедерацию». Естественно, что правительство Республики Армения не пошло на такую сделку, поскольку не доверяло искренности авторов идеи создания Закавказской конфедерации.
4-го января 1920 г. Совет министров Республики Армения вновь обратился к вопросу о конфедерации. На заседании Совета министров был заслушан доклад делегации Республики Армения в Баку. Депутат М. Арутюнян сообщил, что Азербайджан сорвал работу конференции (начавшаяся 14-го декабря армяно-азербайджанская конференция прервала свою работу 21-го числа того же месяца). «Все это, – отметил он, – была какая-то игра во имя достижения других целей». Правительству Республики Армения было известно, что 27-го ноября 1919 г. в Баку между большевиками и турками было достигнуто некое соглашение, по которому турецкие войска должны были пройти через Республику Армения, «чтобы напасть на Деникина с тыла» В январе 1920 г. политическая ситуация изменилась.
Добровольческая армия Юга России потерпела поражение в кровавой гражданской войне против большевиков. 26-го декабря 1919 г. Советская армия захватила Ростов, а в конце марта 1920 г. – Дагестан и весь Северный Кавказ. 21-го января 1920 г. из Парижа А. Агаронян в своем письме – донесении на имя ми нистра иностранных дел Республики Армения сообщал следующее: «Продвижение большевиков и поражение Деникина вызывает беспокойство политических кругов. Пытаются остановить большевиков хотя бы в горах Кавказа.
Представители Азербайджана и Грузии–Топчибашев, Чхеидзе, Церетели и Авалов, три дня назад торжественно обещали (конференции – Г. П.) бороться со своими войсками против большевиков, если их обеспечат оружием и боеприпасами. Ясно одно – армяне не должны бороться против большевиков, а лишь должны защищать свои границы от турок».
Безусловно, ввиду поражения генерала А. Деникина идея о создании Закавказской конфедерации теряла свое значение, однако дипломатия Грузии и Азербайджана вновь пыталась вовлечь Республику Армения в конфедерацию, на этот раз с предложением о создании единого военного фронта против Советской России, что было неприемлемо для Республики Армения.
13-го февраля 1920 г. из Баку в Ереван прибыл верховный комиссар Англии М. Уордроп, который должен был оказать давление на правительство Республики Армения с тем, чтобы она согласилась объединиться с Грузией и Азербайджаном для предотвращения вторжения большевиков в Закавказье. М. Уордроп попросил разрешения присутствовать на заседании Совета министров Республики Армения.
На заседании Совета министров от 14-го февраля он представил позицию Англии в этом вопросе. «Как я, так и английское правительство являемся русофобами. Наши интересы на Востоке противоречат интересам России. Тот, кто является русофилом, вряд ли может быть нашим другом. Тот, кто проводит политику вразрез с интересами России, является нашим истинным другом, заслуживающим нашей поддержки. Все наши действия вы должны комментировать с этой точки зрения... Сейчас все республики Закавказья имеют одного опасного врага, и этот враг – Россия. Именно против этого врага вы должны направить все свои силы, создав вместе со своими соседями единый фронт. Вы должны вооружиться и объединиться против Севера. Для этого необходимо днем раньше заключить политический и военный договор с Грузией и Азербайджаном, создав конфедерацию».
Возразив верховному комиссару Англии, члены правительства Республики Армения ответили, что он забывает о том, что главную опасность для Армении представляет Турция, а не Россия. «Освободите нас от этой смертельной опасности, и тогда мы придем с вами к согласию. Тогда для нас будет очень легко найти общий язык с нашими соседями, которые, как и вы, не хотят признать опасность Юга, – отметили они. Кроме того, у нас с соседями есть спорные вопросы по поводу границ, и лишь удовлетворительное разрешение последних может проложить путь к вожделенной для нас конфедерации». На обоснованные объяснения правительства Республики Армения верховный комиссар ответил следующим образом: «Ваши споры с вашими соседями по поводу границ имеют второстепенное значение. Главным является ваш союз против общего врага – Севера».
Обсуждение вопроса о конфедерации, включенного в повестку дня созванной в апреле 1920 г. в Тифлисе конференции трех республик Закавказья, не имело какого-либо результата в связи с советизацией Азербайджана. Таким образом, осенью 1919 г. тяжелое военно-политическое положение Республики Армения выдвинуло перед ее правительством ряд сложнейших задач, решение которых требовало чрезвычайно осторожной и осмотрительной политики. Следовало выявить истинные цели политических авантюр соседей и предотвратить их агрессивные действия. В этом Республике Армения оказала содействие Добровольческая армия Юга России. Приказ генерала А. Деникина от 9-го ноября расстроил планы Турции, Азербайджана и Грузии в отношении Республики Армения, в некоторой степени разрядив создавшуюся в Армении напряженную обстановку.
Тщетными оказались попытки создания военно-политического союза, направленного против Добровольческой армии Юга России, а также вовлечения в него Республики Армения. Идея конфедерации потерпела фиаско, несмотря на усилия Грузии, Азербайджана и государств Антанты. Им не удалось направить Республику Армения в антирусское политическое русло благодаря правильной позиции правительства Армении.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме