Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/armeniansite.  Там пишем то, что на сайте иногда не публикуем!

Крепость и поселение Гарни

Гарни

Крепость Гарни впервые упоминается римским историком Тацитом в связи с событиями, разыгравшимися здесь в 51—52 гг. н. э., в тяжелый период политической истории Армении.

В самом начале I в. н.э. армянское царство Арташесидов пало. Наступил период неустойчивой власти римских ставленников, длившийся до 50-х гг. н.э. Вначале римляне прикрывали свои захватнические намерения выдвижением на армянский престол своих ставленников из числа царевичей соседних Армении стран, а потом с помощью интриг пытались ослабить или вовсе упразднить их власть и овладеть страной. Одним из ставленников римлян был брат грузинского царя Фарасмана — Митридат, который воцарился в Армении с помощью римских легионов. Однако вскоре римляне перестали поддерживать Митридата, потому очевидно, что он вел невыгодную для них самостоятельную политику, и выдвинули на армянский престол нового кандидата, сына Фарасмана — Радамиста. Радамист при поддержке римлян повел интриги против Митридата и подготовил заговор, о чем свидетельствует Тацит. „Возвратившись (из Армении), — пишет Тацит, — под предлогом примирения, к отцу, Радамист сообщает, что им сделано все, что можно было достигнуть интригой, а остальное надо довершить оружием". Затем с ведома римлян Радамист с большим войском напал на своего дядю и „загнал Митридата, испуганного внезапным вторжением и выбитого с равнины, в крепость Гарни, защищаемую местоположением и римским гарнизоном".

Радамист не сумел взять крепость. Тацит высокомерно объясняет это не только наличием в Гарни римского гарнизона, но и тем, что „машины и искусство осады крепостей совершенно неизвестны варварам, тогда как нам эта часть военной службы прекрасно знакома". Далее Тацит пишет: „Радамист после напрасных или даже соединенных с потерями попыток взять укрепление приступает к обложению; и так как сила его не внушала страха неприятелям, он подкупает корыстолюбивого префекта...".

Префект Целий Поллион под предлогом мирного разрешения спора оказал давление на Митридата, который для заключения мира с Радамистом вышел из крепости и был предательски умерщвлен. По существу, это вероломство было плодом захватнической политики римлян; весьма характерно в этом отношении решение совета римских военачальников, созванного римским легатом в Сирии Уммидием Дурмием Квадратом в связи с событиями в Армении. Это решение, приведенное Тацитом, гласит: „Всякое чужое злодейство надо принимать с радостью; нужно даже бросать семена ненависти, как часто римские государи под видом щедрости предоставляли кому-нибудь ту же Армению для возбуждения смут среди варваров. Пусть Радамист владеет плодами своего преступления, будучи предметом ненависти и презрения, коль скоро это нам более на руку, чем если бы он достиг власти со славой".

Однако армянский народ, боровшийся за свою независимость, не дал римским войскам долго оставаться в крепости Гарни. В 62 г. они были разгромлены и изгнаны из пределов Армении. Независимость страны была восстановлена. В Армении воцарился Тиридат I, положивший начало династии армянских Аршакидов. История крепости Гарни теснейшим образом связана с именем Тиридата I, строительную деятельность которого в Гарни Моисей Хоренский приписывает согласно преданию Тиридату, III. Предание это было создано армянской клерикальной средой в IV—V вв.: в своем стремлении возвеличить Тиридата III, при котором в Армении утвердилось христианство, армянское духовенство связывало с его именем большое строительство в Гарни, на самом деле осуществленное при Тиридате I. Не исключена возможность и даже весьма вероятно, что строительство в крепости осуществлялось впоследствии также и при Тиридате III.

Сведения Моисея Хоренского весьма ценны, а его описание крепости позволяет предполагать, что он сам был в Гарни и писал, как очевидец. Говоря о событиях первой четверти IV в., Хоренский пишет: „Около этого времени Тиридат завершил постройку крепости Гарни из тесаных базальтовых глыб, скрепив их железными шипами, залив свинцом. В ней он выстроил также дом прохлады или „летний дом" для сестры своей Хосровидухт, с монументальными колоннами, с чудной резьбой и высокой скульптурой и написал на нем памятную о себе (надпись) эллинскими буквами".

Моисей Хоренский говорит о завершении строительства неприступной и благоустроенной летней резиденции царя. Ему, очевидно, было известно, что крепость существовала издавна. Хоренский приводит дошедшие до него предания, согласно которым Гарни была построен в качестве усадьбы Гехамом, занимавшим, по Моисею Хоренскому, пятое место в ряду семи поколений легендарного прародителя армян hАйка. Была ли эта усадьба обнесена стеной, об этом у Хоренского ничего не сказано. Во всяком случае крепость Гарни, находясь с двух сторон на мысу, была недоступна для неприятеля.

Автор V в. Фавст Бузанд упоминает Гарни в связи с лесонасаждениями при Хосрове Котаке (332—338). Оп говорит, что насаждали лес, „начиная от царского, сильно укрепленного замка, называвшегося Гарни", до холма, носившего название Двин. Другому историку V в., Егише, известно было не только то, что Гарни была „недоступной крепостью" и царской резиденцией, но и то, что она была постоянным местом стоянки войск. Следует указать, что перечисленные Егише крепости, являвшиеся местом стоянки войск, окружали Араратскую низменность, создавая оборону столицам Армении—Арташату и Вагаршапату. В этой системе важнейшее место занимала крепость Гарни, защищавшая подступы к Арташату с севера. Крепость Гарни была стоянкой войск и позднее, при владычестве персов, как это видно из слов историка Себеоса.

Гарни была не только крепостью, но и большим поселением, занимавшим высокое плато реки Азат, севернее и северо-восточнее крепости. Егише называет поселение Гарни даже городом. По свидетельству Себеоса, поселение Гарни при разделе Армении в 591 г. между Персией и Византией являлось северным пунктом на линии, разделявшей Армению на две части и оканчивавшейся к югу Ареставаном, на северо-восточном берегу Ванского озера".

Еще при Аршакидах в середине IV в. упоминается гарнийский епископ. На церковном соборе, созванном католикосом Авраамом в начале VII в., присутствовал и священник из гарнийского монастыря. Позднее Гарни стал значительным духовным центром и из гарнийского монастыря вышел ряд крупных церковных деятелей. С начала X в. и вплоть до конца XIII в. почти все армянские историки и летописцы называют Гарни поселением городского типа. Значение неприступной крепости в этот период как бы отходит на задний план; на первый план выдвигается значение Гарни как поселения городского типа и церковного центра. Таким Гарни остается вплоть до первой четверти XV в., как это видно из одной памятной записи, датированной 1423 годом.

В период монгольского владычества, со второй половины XIII в. вследствие тяжелых податей и других поборов начинается упадок Гарни. В XIV—XV вв. Гарни подвергается неоднократным набегам и грабежу татарских и других насильников, которые уводят в плен часть населения Гарни и окружных сел. Еще тяжелее стала участь населения Армении, и в том числе гарнийцев, в XVI—XVII вв., когда страна превратилась в арену непосредственных военных действий персидских и турецких полчищ.

В самом начале XVII в. (1604), во время турецко-персидской войны, отступавший Шах-Абас I отдал приказ о выселении армян в Персию. Войска Амиргуна-хана были посланы для выселения жителей из Гарни и соседних сел. Гарнийцы оказали мужественное сопротивление, но оно было сломлено присланными ханом новыми отрядами персов. Многие гарнийцы, в частности женщины, во избежание надругательства и насильственного переселения, бросались с отвесной скалы в пропасть, находя там свою гибель. Часть населения Гарни и других сел спасалась от увода в Персию, скрывшись в недоступных пещерах и ущельях недалеко от Гарни и в горах. Однако на них нападали и их грабили то персы, то турки, а в 1638 г. Гарни подвергся окончательному разорению со стороны турок, а также татар, присланных им на помощь крымским ханом.

В течение двух дней насильники грабили Гарни, учиняя при этом чудовищные зверства, и увели в плен оставшуюся часть населения. После этого в течение двух столетий Гарни и его окрестности походили на безлюдную пустыню, где иногда паслись стада иноземных кочевников; лишь кое-где стояли еще отдельные церкви с единичными священниками.

Путешественник Кер-Портер, посетивший Гарни в начале XIX в., видел развалины крепости и церквей, под сводами которых ютились 9—10 семей кочевников-горцев.

Лишь после присоединения Восточной Армении к России, на основании Туркманчайского договора 1828 г., десятки тысяч армян из Персии и из оставшихся под игом Персии армянских областей переселились в Эриванскую губернию. Вместе с ними в Гарни переселилось около 100 семей армян, главным образом из района Маку. С 1830 г. жизнь в Гарни возобновилась.

В конце XIX и начале XX вв. территорией крепости Гарни завладел местный кулак по прозвищу Гайл Вартаи (Вартан Волк), который употребил для построек и распродал крестьянам множество камней из крепости, в том числе и камней с резьбою. После установления советской власти население Гарни непрерывно растет. В настоящее время Гарни является одним из крупных сел Армении; оно занимает всю территорию средневекового поселения, выходя в западной части за его пределы. Крепость Гарни объявлена государственным заповедником и охраняется Комитетом по охране архитектурных памятников Арм. ССР.

Гарни. Результаты работ археологической экспедиции Института истории Академии наук Армянской ССР 1949-1950. Б. Аракелян. Ереван, 1951 г.

Читать еще по теме