Нагорно-Карабахская Республика как субъект международного права: проблемы и перспективы

Этнополитический конфликт в Нагорном Карабахе имеет давние исторические корни. Еще в 1918 г. спорный статус территории стал причиной вооруженного противостояния между Азербайджанской демократической республикой и Республикой Армения, объявившими независимость после распада Закавказской демократической федеративной республики в мае того же года. Власти Армянской республики стремились закрепить регион за собой, считая территорию Карабаха своими историческими землями, а власти Азербайджанской демократической республики приводили доводы, касающиеся экономической целесообразности, – отсутствие каких-либо экономических связей между Карабахом и Арменией вследствие специфики географического ландшафта.

Изначально созванное в июле 1921 г. заседание Кавказского бюро РКП(б) постановило передать территорию Нагорного Карабаха под управление Армянской ССР, однако впоследствии было созвано новое заседание, по итогам которого было принято решение о включении территории в состав Азербайджанской ССР. Статус региона оставался неясным вплоть до 1923 г., когда на территории с компактным проживанием армянского этноса (бывшая территория Шушинского, Джебраильского и части Джеванширского и Зангезурского уездов Российской империи) была создана Автономная область Нагорного Карабаха; в свою очередь территории Равнинного Карабаха отошли Азербайджанской ССР. Помимо этого, вследствие создания Курдистанского уезда в 1923 г. (столица – город Абдаляр, переименованный в 1926 г. в город Лачин), вошедшего в состав Азербайджанской ССР, Автономная область Нагорного Карабаха фактически стала анклавом, утратив общие границы с Республикой Армения. Именно вследствие вышеназванных решений советских властей и был заложен тот конфликтный потенциал, который послужил основой вооруженного Нагорно-Карабахского конфликта конца 80-х – начала 90-х гг. XX в.

С началом периода перестройки, сопровождавшегося резким развитием демократических процессов во всех национальных республиках СССР, вопрос Нагорного Карабаха актуализировался вновь. Обострение ситуации датируется февралем 1988 г., когда после принятия официального обращения Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области к верховным советам СССР, Армении и Азербайджана с просьбой об объединении региона с Арменией, под Аскераном произошли вооруженные армяно-азербайджанские столкновения, в результате которых погибли два азербайджанских жителя, принимавших участие в массовом протесте против отделения Нагорно-Карабахской автономии. Спустя несколько дней в городе Сумгаит случился антиармянский погром, в ходе которого, по официальным данным, было убито 32 человека – 26 армян и 6 азербайджанцев. Вооруженные столкновения происходили как на протяжении всего 1988 г., так и в период 1989–1990 гг., что привело к принятию советскими властями решения о вводе в НГАО внутренних войск МВД в январе 1991 г. Попытки Москвы повлиять на нарастающий военный конфликт продолжались вплоть до августовских событий 1991 г., в частности, с апреля внутренние войска МВД СССР совместно с силовыми структурами Азербайджанской ССР проводили операции по разоружению населения НГАО и ликвидации незаконных вооруженных формирований. В ноябре 1991 г. Верховным Советом Азербайджанской ССР было принято постановление о ликвидации Нагорно-Карабахской автономной области, а 10 декабря властями региона был проведен референдум о независимости, бойкотированный азербайджанским населением, по итогам которого 99,89 % населения автономии высказалось за провозглашение своего независимого государства. Окончательно ситуация в Нагорном Карабахе приобрела неконтролируемый характер после вывода из региона внутренних войск МВД СССР, который был завершен к 27 декабря 1991 г. Шестого января 1992 г. подразделение азербайджанских ополченцев из города Агдам атаковали нагорно-карабахское село Храморт, что фактически стало началом продолжавшегося до мая 1994 г. вооруженного конфликта, в результате которого была установлена фактическая независимость Нагорно-Карабахской республики от Азербайджана. Именно с этого периода Нагорно-Карабахская республика начинает заявлять о себе как о потенциальном субъекте современной международной политики.

В период с 1994 по 1997 г. Нагорно-Карабахская республика непосредственно принимала участие в переговорном процессе по урегулированию конфликта в формате Минской группы. Ситуация изменилась в 1998 г., когда после прихода к власти в Армении бывшего президента Нагорно-Карабахской республики Роберта Кочаряна переговорный процесс трансформировался в формат встречи глав государств Азербайджана и Армении при посредничестве Минской группы ОБСЕ. С этого момента Нагорно-Карабахская республика перестала быть одной из сторон переговорного процесса, что, по понятным причинам, не может способствовать становлению республики в качестве субъекта международного права.

Помимо неучастия в переговорном процессе, к факторам, препятствующим становлению Нагорно-Карабахской республики в качестве субъекта международного права, относится также «фактор непризнания». Уже на протяжении 24 лет Нагорно-Карабахская республика остается в категории непризнанных государств. В настоящее время Нагорно-Карабахскую республику признали только некоторые «частично признанные» государства, в частности Республика Абхазия, Республика Южная Осетия, а также Приднестровская Молдавская Республика. Непонятной в данном контексте является позиция Республики Армения. Открыто занимая сторону Нагорно-Карабахской республики в ее противостоянии с Азербайджаном, Армения за 24 года так и не признала НКР в качестве суверенного государства.

Еще одним фактором, который в перспективе может оказать негативное воздействие на становление Нагорно-Карабахской республики как субъекта международного права, является наличие реальных предпосылок к возобновлению полномасштабного военного противостояния между Азербайджаном и непризнанной республикой, что может способствовать общей внутренней дестабилизации, а также привести к потере НКР контролируемых в настоящее время территорий и тем самым замедлить процесс трансформации республики в полноценный субъект международного права. Серьезная эскалация конфликта произошла в начале апреля 2016 г., когда в результате четырехдневной военной операции вооруженными силами Азербайджана было занято несколько населенных пунктов, ранее находившихся под контролем НКР. Нарушения режима прекращения огня продолжились и летом 2017 г.

Итак, следует отметить, что в настоящее время существует три ключевых фактора, препятствующих становлению Нагорно-Карабахской республики в качестве субъекта международного права: 1) действующий формат переговорного процесса по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта, который не предполагает непосредственное участие НКР в переговорах; 2) непризнание Нагорно-Карабахской республики со стороны государств – членов ООН; 3) наличие реальных предпосылок к возобновлению полномасштабного военного противостояния между Нагорно-Карабахской республикой и Азербайджаном. Кроме того, несмотря на наличие внутренних ресурсов, требуемых для поддержания функционирования своего государственного образования, экономика Нагорно-Карабахской республики еще не является самодостаточной, о чем свидетельствует прежде всего большая зависимость от внешних источников, в частности от предоставляемых Республикой Армения ежегодных кредитов, а также от дотаций, получаемых от Соединенных Штатов Америки.

Д.И. Узнародов.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы III Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 30–31 мая 2018 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.