Нагорный Карабах с древних времен

Арцах

В разные периоды своей многовековой истории Карабах именовался по-разному: в урартских клинописях он назван Уртехе-Уртехини; это тождественно традиционному армянскому названию Арцах.

Античные греческие авторы называли этот край Орхистена, что равнозначно армянскому Арцаху. В раннесредневековых источниках (в частности, у Мовсеса Хоренаци) приводятся еще два названия этого края, поскольку центр административного образования перемещался: Цавдек — по названию центра Цавдекского княжества и Хачен — по названию крепости Хачен [автор ХIII века Вардан прямо пишет: «Арцах — [ныне] Хачен»), который служил резиденцией армянских князей из рода Араншахиков. В X–XIII вв. название Хачен в большинстве случаев приводится не только в многочисленных памятниках эпиграфики Карабаха, но и в византийской и персидской нoмeнклатуре. Крепость и край назывались Хаченом (от армянского слова «Хач» — крест) именно потому, что их обитателями были армяне. В источниках приводятся еще два названия Арцаха — Малый Сюник и Малая Армения.

Название Карабах образовалось на почве персидской географической номенклатуры: в отличие от равнинной части, именуемой Баг-и сафид (Белый сад), горная часть края стала называться Баг-и сиах, что в тюркоязычном осмыслении превратилось в Карабах (Черный сад).

Греко-латинские источники, начиная с авторов I в. до н. э. — III в. н. э.: Страбон, Плиний Старший, Плутарх, Клавдий Птолемей, Аппиан, Дион Кассий и др. однозначно подтверждают, что граница между Арменией и Албанией проходила по реке Кура.

Страбон: «В самой Армении много гор и плоскогорий... много там и долин... например, равнина Аракса, по которой река Аракс течет до границ Албании... За этой равниной идет Сакасена, тоже граничащая с Албанией и с рекой Киром». «Аракс протекает через Армению, а Кир — через Иберию и Албанию». «Он [Кир] берет начало в Армении… а затем через узкую долину течет в Албанию; между этой долиной и Арменией река мощно проносится по равнинам…».

Плиний Старший: «Это племя [албанов], расселившееся по кавказским горам, доходит, как сказано, до реки Кира, составляющей границу Армении и Иверии».

Клавдий Птолемей: «Великая Армения ограничивается с севера частью Колхиды. Иверией и Албанией по вышеуказанной линии, проходящей через реку Кир».

Плутарх: «Когда зима застигла римское войско в этой земле (в Армении) и римляне справляли праздник Сатурналий, албаны, собравшись числом не менее сорока тысяч, переправились через реку Кирн и напали на них», т. е. перешли на правобережье Куры.

Это подтверждают и более поздние авторы. Так Стефан Византийский (IV в. — нач. V в.) сообщает об областях Армении: «Обарены — часть Армении, прилегающая к реке Киру». Он считает Отену-Утик армянской областью, которая, как известно, граничила с Албанией по реке Куре6. Другой византийский источник — Менандр Византийский (конец VI в.) пишет, что «Римские военачальники опять вступили в Алванию, заставили савиров и алванов переселиться по сию сторону реки Кира…».

О Куре как границе Армении сообщают и армянские авторы раннего средневековья. По свидетельству Павстоса Бузанда (V в.), Кура была границей владений царя мазкутов Санесана. Царь, пишет историк, «перешел свою границу, большую реку Куру и наводнил армянскую страну». В числе областей Армении, изменивших армянскому царю Аршакидской династии, историк называет Гардманадзор, укрепленный гавар Арцах, «собственные владения армянского царского дома в стране Атропатакан». Он пишет о возвращении «захваченных» гаваров — Арцаха, Ути, Шакашена и Гардманадзора и других сопредельных им гаваров. «Реку Кур, — указывает он, — сделал границей между своей страной и Албанией, как было раньше…». В другой книге, рассказывая о деятельности Григория Просветителя, Павстос Бузанд пишет, что он [Григорис] «перешел через реку Кур во владения варварской страны великого царя и добрался до лагеря войска Аршакидского царя мазкутов». Этот же территориальный состав подтверждает историк Себеос.

О территориальном составе Армении и о границах Албании, «которая находится между великой рекой Кур и горой Кавказ», сообщает и армянская «География» VII в.» — «Ашхарацуйц». Византийский двор, хорошо осведомленный о положении в сопредельных странах Закавказья, знал, что Хаченское княжество находится в Армении. Поэтому византийский император Константин VII Багрянородный (913–959 гг.) свои официальные письма хаченским и севордийским князьям адресовал «в Армению», подтверждая тем самым армянскую принадлежность этих территорий. О Куре как реке «внутренней Армении» и Араксе как реке «внешней Армении» сообщает и персо-арабский географ Х в. Сухраб (Ибн Саравийун).

В первой половине VI в. до н. э. Арцах в составе Ервандидской Армении находился в подчинении у Мидии, а с 550 по 331 г. до н. э. — державы Ахеменидов. С конца IV в. до н. э. Арцах, как и соседние области Утик и Сюник, продолжал оставаться в составе армянского царства Ервандидов. О вхождении этого края в состав царства Тиграна II с 95 г. до н. э. свидетельствует и факт основания в нем г. Тигранакерта. Страбон также называет Орхистену (Арцах) провинцией Армении; об этом же свидетельствуют и раннесредневековые армянские первоисточники.

Согласно «Ашхарацуйцу», Арцах являлся десятой провинцией Армении и состоял из двенадцати гаваров (областей): Абанд другой, Вайкуник, Бердадзор, МецАранк, Мец-Куанк, Харчланк, Муханк, Пианк, Парсаканк, Кусти, Фарнес, Колт. После раздела Армении между Византийской империей и Ираном в 387 г. Арцах продолжал оставаться в составе Армении до упразднения Армянского царства в 428 г. Затем он был присоединен персами к Албанскому царству, располагавшемуся на левобережье Куры, о чем свидетельствует автор «Ашхарацуйца», который сообщает также, что Собственно (т. е. левобережная) Албания находится севернее реки Куры, которая и издревле служила границей между нею и Арменией.

После упразднения Албанского царства (в 469 г.), указывается в брошюре «Нагорный Карабах. Историческая справка», Арцах остался в составе образованного на территории этого царства и соседних областей персидского марзпанства, которое получило название «Албания» (Аран). Спустя столетие, в конце VI — начале VII вв., Албанское марзпанство на севере раздробилось на отдельные мелкие княжества, которые, выступая под названиями живших там племен или правивших княжеских домов, утратили ставшие для них лишним название «Албания» и собирательное наименование «албаны». На юге же Утик и Арцах образовали отдельное армянское княжество Араншахиков (конец V в.), а затем сменившего их рода Михранидов персидского происхождения (VII в.). Последние унаследовали административное название Алуанк (Албания), но оно, фактически переместившись с севера на юг, приобрело чисто географическое содержание, напоминая о существовавшем когда-то марзпанстве, не имея, однако, отношения к «Собственно Албании». 

Название «Албания» в применении к Утику — Арцаху становится синонимом применяемых в трудах древних армянских историков названий «Восточный край Армении», «Северо-Восточный край», «Алуанский (т. е. Албанский) край», «Армения Глубинная» и т. д. 

Историк XI–XII вв. Маттэос Урхаеци, говоря о «Стране Албанской», поясняет: «которую ныне называют Глубинной Арменией». История политической и культурной жизни именно этих областей и составляет основное содержание труда армянского историка Х в. Мовсеса Каланкатуаци «История Албании» (или «История страны Алуанк», как традиционно переводят это заглавие), пишут авторы брошюры. Об Арцахе — Хачене и царском достоинстве его правителя Асана Джалала сообщает и персоязычный анонимный автор XIII в.: «население там армянское. Люди Абхазии называют их падишаха тагавер…».

О Карабахе как части Армении и о положении его армянского населения в более поздний период — начале XV в. — под властью «сына Тамерлана» пишет посетивший эту страну в 1420 г. германский путешественник Иоганн Шильтбергер: «Я также провел много времени в Армении. По приказу Тамерлана попал я к сыну его, владевшему двумя королевствами в Армении. Этот сын, по имени Шах-Рох, имел обыкновение зимовать на большой равнине, именуемой Карабаг (Karawag) и отличающейся хорошими пастбищами. Ее орошает река Кур (chur), называемая также Тигр (tigris), и возле берегов сей реки собирается самый лучший шелк. Хотя эта равнина лежит в Армении, тем не менее она принадлежит язычникам, которым армянские селения принуждены платить дань».

Отметим, что в тексте изданного в Азербайджане в переводе в этом абзаце, по установившемуся там обычаю обращения с источниками, слово «в Армении» было заменено на «в Азербайджане». О правителях одного из армянских княжеств Арцаха XII–XIII вв. — Хачена имеются сохранившиеся сведения в ряде эпиграфических памятников этого периода, подтверждающих армянскую принадлежность страны и политические связи ее правителей с Арменией. Владетель крепостей Атерк, Андаберд, Хаченаберд и Авкахатац — Асан, сын Сакара (Закара) Вахтанга, возглавлявший с 1142 г. Хаченский дом, в 1152 г., женился на дочери царя Кюрикэ, одного из последних представителей Лорийской ветви армянского царского рода Багратидов.

Один из его сыновей — владетель Нижнего Хачена Вахтанг, прозванный Тонкик, был женат на дочери Саргиса Великого — одного из двух знаменитых военно-политических деятелей царицы Грузии Тамары. Автор «Армянского судебника» Мхитар Гош, поддерживавший тесные связи с князьями Асаном Джалалом и его сыном Вахтангом, называл их «главными над другими князьями» и приравнивал к правителю Киликии Рубену. Поясняя их роль в политической жизни страны, армянский правовед отмечал, что «во дни безвластия в нашем (т. е. армянском) царстве... в Хаченском краю от первых времен остались немногие князья».

Вахтанг, сын Асана Сакар’иана (от брака с Хоришах) имел трех сыновей и трех дочерей. Старшего сына назвали Асаном в честь деда, а Закария и Иванэ — в честь армянских князей, полководцев царицы Тамары: спасалара Закария и атабега Иванэ Долгоруких. Ряд эпиграфических памятников содержит информацию об армянском царе Арцаха — Хачена Асане Джалале (1214–1261) и его потомках. В надписи 1229 г. Асан Джалал выступает в качестве владетеля Арцаха-Хачена: «Милостью Бога, я, Асан, сын Вахтанга и Хоришах, построил сию святую церковь…».

В надписи на стене в Гандзасарском монастыре он сообщает о себе и своих владениях: «Я, покорный слуга Божий Джалал Давла Асан, сын Вахтанга, внук великого Асана, исконный владыка и царь высокой и великой страны Арцахской и прилегающей области [Хаченской]».

Правитель Арцаха-Хачена установил тесные отношения с правителями Монголии. Как пишет историк Киракос Гандзакеци (XIII в.), «Мудрый ишхан [Джалал], как только узнал о наступлении неверных, собрал всех жителей своей страны в крепость, называемую по-персидски Хоханаберд. И когда [татары] пришли, чтобы осадить ее, и увидели, что взять крепость невозможно, стали предлагать ему заключить с ними дружеский мир. И тот мудро склонился к их намерению. А затем и сам он прибыл к ним с подарками. [Татары], воздав ему почести, вернули ему его владения и даже добавили кое-что, затем приказали ему выходить год за годом вслед за ними на войну и спокойно жить под их властью. А [Джалал] разумно распорядился страной своей: все, что нужно было для нужд гонцов, прибывающих к нему, будь то пища или что иное, он собирал и держал при себе и даже от себя добавлял и отдавал им это, когда они являлись к нему, и [татары] не притесняли [население] страны, а просто приезжали к нему. А в других областях не делали этого, поэтому [татары], где только могли, везде притесняли их».

Ему покровительствовал, в частности, принявший христианство сын золотоордынского хана Батыя — Сартах. О близких отношениях армянского князя с сыном Батыя — Сартахом историк сообщает: «Вместе с другими прибыл к нему [Сартаху] и великий ишхан Хачена и областей Арцаха Асан, которого ласково называли Джалалом — муж благочестивый, богобоязненный и скромный, армянин по происхождению. Он [Сартах] любезно и почтительно принял его и всех, кто был с ним: ишхана Григора, которого обычно называли Отроком, [хотя] он в то время был уже старик, и ишхана Десама, скромного юношу, и вардапета Маркоса и епископа Григора.

Он повел [Джалала] к своему отцу, оказал ему высокие почести и вернул ему его вотчины — Чараберд, Акану и Каркар, отнятые раньше у него тюрками и грузинами… ».

Позднее, в 1255 г., после смерти Батыя, Асан вместе с Сартахом отправился в Монголию к великому хану Мангу. Об этом он сообщает сам: «Я Асан Джалал Давла поехал к царю стрелков на восток в северную страну сам лично с семьею своей и домочадцами ради спокойствия церкви. Я и супруга моя Мамк’ан и Господом данный сын мой Атабег отправились на северо-восток, и я поехал на край света к царю, который [называется] хан Мангу...». Историк Киракос Гандзакеци пишет, что он «отправился изложить монгольскому владыке свою жалобу» на притеснения сборщиков податей и наместника Аргуна.

Впервые тюркские племена начинают появляться в Передней Азии спорадически — в результате вторжений кочевых народов Азии — сельджуков (1048, 1049, 1054, 1065 гг.), татаро-монгольских орд (1236–1243 гг.), хана Золотой Орды Тохтамыша (1385 г.), Тимурленка (1386, 1394 и 1400 гг.). После вторжения в Закавказье полчищ Тимура в 1386–1405 гг. Северный Иран и Армения оказались под властью туркменской династии Кара-коюнлу в первой половине XV в. и Ак-коюнлу во второй половине XV в. Но династия Асан Джалала не пресеклась, ее представители сохранили титул меликов в ряде мелких княжеств Нагорного Карабаха в XVI–XVIII вв. Равнинная (низинная) часть Карабаха, в частности, Муганская степь перешла во владение тюркских пришельцев.

При правлении в Персии династии Сефевидов Карабах составлял одну из ее провинций (бегларбекство). Низменность и предгорья Карабаха находились в управлении мусульманских ханов, а нагорная часть оставалась в руках армянских правителей.

Система армянских меликов окончательно сложилась в Нагорном Карабахе в годы правления в Персии шаха Аббаса I (1587–1629). В те годы персидские власти поощряли армянских меликов к активным действиям против Османской империи. В то же время правители Персии пытались ослабить армянских меликов, отделив их от других армянских владений путем переселения курдских племен в район, расположенный между Арцахом и Сюником. [М е л и к — арабское слово, означающее царь, повелитель. В Персии в древние времена меликами именовались владетельные особы, а потом потомственные правители. В Закавказье мелики были всегда потомственными правителями; важность места обозначала степень значения мелика. Титул этот всегда служил доказательством древности происхождения фамилии.].

Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике». Комментарии к документам. Том II / Д. ю. н., проф. Ю.Г. Барсегов, Москва, 2009

Читать еще по теме