Призывы армян Карабаха о помощи и бездействие правительства Армении

Арцах

В очередной раз карабахские армяне в одиночку мужественно защищали свою жизнь и право на самоопределение. Правительство Армении ограничивалось лишь дипломатическими представлениями союзным державам и адресованными Баку бессмысленными протестами. Правильно оценивая поведение Азербайджана как нарушение условий временного соглашения с армянами Карабаха, правительство Армении тем не менее воздерживалось от действий, направленных на защиту карабахских армян. Провозглашая юридически и политически обоснованную государственную позицию в отношении армянского Карабаха, Армения, тем не менее, не принимала действенных мер по ее практической реализации.

Так, выступая 3 апреля 1920 г. в парламенте с сообщением о событиях в Карабахе, премьер-министр Хатисян делает юридически обоснованное заключение о том, что Азербайджан, развязав кровавую бойню в Карабахе, аннулировал временное соглашение и «следовательно, в Карабахе больше не должно быть его власти». Но при этом правительство практически ничего не сделало для того, чтобы вооруженной силой защитить армян Карабаха от уничтожения. Приведем изложенную Хатисяном позицию правительства, ибо его слова не только объясняют причины политических поражений Армении в прошлом, но и предостерегают от повторения тех же ошибок при разрешении вопроса о статусе Нагорного Карабаха в настоящее время.

Словно надсмехаясь над здравым смыслом, премьер заявил: «Правительство Армении не могло оставаться безучастным к происходящему, и я объявлю сегодня о тех шагах, которые предприняты по дипломатическим каналам. Может многим покажется странным, что после всего происшедшего еще говорится о дипломатии, но правительство вновь избрало этот путь, чтобы не отклоняться от мирного процесса. У Карабаха нет артиллерии, нет армии, и мы не идем ему на помощь не потому, что не в состоянии, а потому, что мы избрали благородный путь, мы с нетерпением ждем последнего слова мирного конгресса, и если только решение не последует, то у правительства найдутся средства для оказания помощи соотечественникам». Умиленные парламентарии встретили аплодисментами это заявление о «благородном» поведении правительства, в то время, как армяне Карабаха подвергались геноциду.

Даже после того, как Азербайджан, игнорируя призывы Армении к миру, перешел к открытой агрессии, сопровождавшейся массовой резней армянского населения Карабаха, премьер-министр Армении заявляет в парламенте, что «сохраняя верность своим принципам решать споры мирными средствами и не допускать кровопролития», оставаясь «на точке зрения законности, он ожидает последнего слова Мирной конференции…». Правительство продолжает обращаться к союзным государствам с призывами «осудить турко-азербайджанскую агрессию и содействовать восстановлению мира», вместо того, чтобы оказать реальную помощь сражающемуся Карабаху. И это непозволительное в тот критический момент бездействие выдает чуть ли не как «высшее проявление государственной мудрости».

На что рассчитывало правительство Армении, отправляя «незамедлительно» телеграммы представителям союзных держав? Оно, как свидетельствуют документы, знало, что сложившееся положение — результат деятельности британского военного командования. Сам премьер также признает цинизм позиции держав Антанты. «Должен сообщить, — заявляет премьер, — что мы получали от них несколько телеграмм, в которых они призывают нас во имя мира прекратить столкновения. Это обстоятельство особенно удивительно, потому что как мы можем прекратить войну, которой мы не начинали, к которой совершенно непричастны и от которой страдает прежде всего наш народ. Конечно, мы им ответили именно в таком духе, показав, куда они должны обращаться для действительного прекращения кровопролития».

В подтверждение «успеха», достигнутого путем реализации политической линии опоры на международное сообщество, премьер сослался на то, что представители союзных держав, информированных о развязанной Азербайджаном войне против армянского населения Карабаха, «решили приостановить продвижение азербайджанских войск на Карабах и, наконец, отправить в Карабах межсоюзническую комиссию для разбора на месте событий». Премьер наивно полагал, что эта межсоюзническая комиссия «должна будет объявить, что Карабах в соответствии со своим желанием решил собственную судьбу и ценою крови присоединился к Армении».

Поразительны в данном случае не просто политическая слепота главы правительства Армении и тот конформизм и коллективное раболепие, которые затмили разум парламентариев. Вместо гневных возгласов «Позор!» доклад премьера был встречен, по свидетельству газеты «Арач», «бурными продолжительными аплодисментами». Вряд ли нуждается в дополнительных комментариях эта неистребимая иллюзия, что «Европа нам поможет». Армяне никак не могли осознать, что союзники их предали. Как докладывал правительству министр иностранных дел Армении, «союзные представители очень индифферентно относятся ко всему творящемуся». Министр приходит к неизбежному выводу: на военные действия турко-азербайджанцев надо ответить тем же. «Нашему правительству надо принять самые решительные меры и быть готовыми объявить войну. Я посылаю Вам копию моей последней ноты союзным представителям, где намекаю на эту возможность».

В ожидании решения колеблющегося правительства Армении, министр направляет очередное послание: «Сегодня я снова обращусь к ним лично, прося сказать свое слово и не оставаться безучастными зрителями всего совершающегося. Думаю просить, чтобы если не они сами, то конференция [Закавказская конференция в Тифлисе] сказала бы это слово Азербайджану». Не оправдалась и надежда армянского правительства, что в связи с конференцией, созванной в Тифлисе с целью урегулировать все спорные между тремя соседними республиками вопросы, Азербайджан воздержится от намерения решить карабахский вопрос силой оружия и согласится на его мирное урегулирование. Азербайджан саботировал включение этого вопроса в повестку дня, чтобы, как докладывал правительству министр иностранных дел, «совершенно покончить с населением Карабаха и чтобы этим и разрешился вопрос о нем».

В письме руководителю армянской делегации на Закавказской конференции, министр-председатель правительства Хатисян, продолжая декларировать неизменную приверженность принципу «мирного разрешения всех спорных вопросов», писал: «Правительство полностью согласно на немедленное приостановление дальнейшего бесцельного кровопролития, угрожающего благосостоянию всего Закавказья, и озабочено лишь тем, чтобы указанное постановление конференции получило свое надлежащее значение в смысле гарантий дословного и точного соблюдения обеими сторонами условий соглашения».

В телеграмме Верховному комиссару Великобритании в Закавказье Уордропу глава армянского правительства вновь указывает, что целью заранее запланированного наступления Азербайджана является «полное подчинение силою оружия армянского Карабаха и Зангезура вопреки желанию населения и указаниям Мирной конференции».

Обращая внимание на взаимосвязь наступления азербайджанских войск и экспансионистских планов турок, премьер-министр указывает: «Армянское правительство и армянский народ не могут безучастно относиться к систематической резне армян, горячо протестуют против предпринятых Азербайджаном шагов и просят Вас во имя возвещенных Мирной конференцией принципов права и справедливости, предпринять самые энергичные и срочные шаги к приостановке наступления со стороны Азербайджана и воспрепятствованию попытки Азербайджана разрешить силой оружия карабахский вопрос…».

2 апреля 1920 г. глава правительства Армении снова обратился к Верховным комиссарам Франции, Великобритании и Италии в Закавказье. В телеграмме он подчеркнул, что «события в Карабахе вызваны нападениями со стороны Азербайджана, организованными турецкими агентами», и вновь обратился к ним с просьбой «предпринять самые решительные шаги» для «немедленного приостановления кровопролития». Министр иностранных дел в телеграмме от 18 апреля 1920 г. потребовал от Азербайджана «полного и немедленного прекращения» агрессивных действий в Карабахе и в Елизаветпольском уезде. Но ни союзные державы, ни сам Азербайджан не реагировали на дипломатические представления Армении.

В апреле 1920 г. положение Азербайджанской республики резко ухудшилось. Победа большевиков в гражданской войне на Северном Кавказе, приближение Красной Армии к странам Южного Кавказа стали оказывать все более заметное воздействие на отношение самих держав Антанты к странам региона и к их территориальным спорам. Азербайджан обратился к державам Антанты за помощью в противодействии как самой России, так и угрозе советизации. Державы Антанты потребовали от Армении не отвлекать азербайджанские вооруженные силы от борьбы с Советской Россией, но сами ввязываться в войну с большевиками не собирались. 

27 апреля 1920 г. представители Франции, Италии и Великобритании направили правительству Армении коллективную ноту, в которой просили гарантировать условия, которые позволили бы Азербайджану перебросить свои войска из Карабаха против наступающей Красной Армии: «Азербайджанское правительство уведомило союзных представителей в Закавказье о нарушении его границ большевистскими войсками и указало на опасность волнений, могущих произойти в Баку. Вследствие просьбы азербайджанского правительства, оправдываемой обстоятельствами, союзные представители приглашают армянское правительство дать без промедления гарантии, которые позволили бы азербайджанскому правительству перевести на угрожаемую границу свои войска, находящиеся в Карабахе и других сопредельных с Арменией местностях».

В своем ответе на это требование министр иностранных дел Армении не удержался, чтобы не указать на ответственность этих же держав за созданное в Карабахе положение: «с 20 февраля неоднократными нотами на Ваше имя армянское правительство указывало на пагубные последствия концентрации со стороны Азербайджана регулярных сил и банд в Карабахе с целью окончательного его покорения силою оружия вопреки соглашению... Армянское правительство, всегда стремящееся к мирному сожительству с соседними республиками, неоднократно обращалось к азербайджанскому правительству и союзным представителям с просьбой предотвратить кровавые события в Карабахе, развернувшиеся в массовую резню армян по всему Азербайджану. Ни частые обращения к миролюбивым чувствам, ни повторные предупреждения союзников не смогли, к великому сожалению, предотвратить кровавые карабахские события и удержать азербайджанское правительство от действий, согласованных с планами турецких агентов. Карабахское наступление, издавна подготовлявшееся, свершилось, масса армянского населения погибла от резни».

Хотя Азербайджан всегда пользовался услугами турок для того, чтобы отвлечь силы Армении на турецкий фронт, правительство Армении не воспользовалось угрозой советского вторжения в Азербайджан, чтобы создать дополнительные проблемы для мусаватистского правительства. Считая всякие вооруженные столкновения гибельными для политических и экономических интересов Армении и ее соседей, правительство заявило, что оно «никаких агрессивных действий по отношению к Азербайджану предпринимать не намерено, как оно об этом неоднократно заявляло». Правительство сообщило, что «войска Армении не будут двинуты вперед с занимаемых ими сопредельных с Азербайджаном пунктов для нападения на Азербайджан». Оно при этом указало на «категорическую необходимость действительных гарантий для армянского населения Карабаха, а также в районах Азербайджанской республики с армянским населением против повторения кровавых событий, подобно карабахским, нухинским, шемахинским, арешским, закатальским и иным, которые делались при участии турецких пашей и офицеров, пребывающих и ныне в Азербайджане».

С выходом Советской России на Южный Кавказ и советизацией Азербайджана возникла новая расстановка военно-политических сил. Против демократической Армении выступали уже совместно советизированный Азербайджан и большевистская Россия, политическая установка которых соответствовала антиармянской, экспансионистской линии турецких националистов во главе с Мустафой Кемалем.

Конформизм вновь подвел армянский правящий класс. А можно было начать широкое наступление, чтобы полностью очистить Нагорный Карабах от азербайджанских захватчиков и улучшить свои военно-стратегические и политические позиции в последующем противоборстве в защиту армян Нагорного Карабаха. Итак, бесспорные факты свидетельствуют: заявляя претензии на Карабах, Азербайджан никогда не был в состоянии подчинить Карабах своей власти даже с помощью регулярной турецкой армии. Поэтому, за неимением других оснований, Азербайджан в подтверждение своего «права» на Карабах ссылался на факт назначения командующим британскими вооруженными силами в Баку генералом Томсоном временным генерал-губернатором Карабаха Султанова. При этом азербайджанская сторона и по сей день сознательно замалчивает тот факт, что британская миссия всегда, в том числе и в официальном сообщении о назначении генерал-губернатора, подчеркивала, что это назначение носит временный характер и ни в коем случае не может предрешать судьбу спорной территории, которая должна решаться окончательно на Мирной конференции в Париже.

Назначение Султанова даже с указанными разъяснениями не признали ни население Карабаха, ни Армянская республика, которая всегда считала эту область «неотъемлемой частью Армении». Непреклонная воля армянского населения Карабаха неоднократно подтверждалась в решениях его представительного органа: восемь съездов представителей армянского населения Карабаха в категорической форме отвергли территориальные домогательства Азербайджана и каждый раз подтверждали, что эта область является составной и неотъемлемой частью Армении.

Только один VII съезд согласился и только в качестве временной меры считать Карабах на какое-то время в пределах Азербайджана до решения этого вопроса на Мирной конференции. Особо следует указать на принципиально важное обстоятельство, которое азербайджанская сторона хотела бы обойти и предать забвению, а именно — на международно-правовой, договорный характер отношений армян Нагорного Карабаха с правительствами Азербайджана и на то, что в силу этого международного по характеру соглашения между представительным органом армянского населения Карабаха и Азербайджаном обе стороны согласились признать будущее решение Мирной конференции по этому вопросу. Необходимо указать и на соглашение между правительством Армении и Азербайджана от 23 ноября 1919 г., по которому оба правительства обязались мирным путем урегулировать территориальные споры либо подчиниться арбитражному решению «нейтральной стороны», а именно полковника США Джеймса Рея, заменявшего союзного верховного комиссара.

Но эти соглашения потеряли смысл не только потому, что они были нарушены мусаватистским Азербайджаном, но и по той причине, что 28 апреля 1920 г. в Баку была установлена советская власть, которая на следующий же день предъявила Армении ультимативное требование относительно Карабаха.

Бесспорные факты однозначно подтверждают, что население Карабаха не признавало власти азербайджанского государства. Стремление карабахских армян к свободному самоопределению и их воля к воссоединению в границах армянского государства проявились в самоотверженной национально-освободительной борьбе и юридически подтверждены в конкретных решениях его представительных органов.

«Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике». Комментарии к документам. Том II / Д. ю. н., проф. Ю.Г. Барсегов, Москва, 2009

Читать еще по теме