Яндекс.Метрика Рукописи, иллюстрированные в армянских колониях

Рукописи, иллюстрированные в армянских колониях

До нас дошли образцы миниатюрной живописи, созданные не только в Армении, но и в поселениях или так называемых колониях, образованных в различных странах армянскими эмигрантами, вынужденными покидать родные земли во времена так часто повторявшихся войн и нашествий. Такие колонии появились во многих странах: в Греции, Италии, России, Болгарии, Польше, в Крыму, на Украине, в Иране, Индии, Египте. С утратой Арменией государственной самостоятельности, особенно в XVII веке, колонии эти стали приобретать первенствующее значение в духовной жизни армянского народа.

Культура и искусство армянских переселенцев в новой среде развивались как на основе многовековых национальных традиций, так и в определённом взаимодействии с культурой их новых соседей.

Одной из крупнейших была армянская колония в Крыму, которая достигла в XIV – XV веках наивысшего расцвета. Это было время, когда Крым приобрёл важное значение в качестве одного из узловых пунктов международной торговли, а Кафа (современная Феодосия) стала значительным торговым портом, куда свозились товары из различных стран Запада и Востока. Крым представлял собой тогда своеобразный конгломерат различных национальностей, различных культур. Среди народов, населявших полуостров, армяне составляли значительный процент. Известно, что к концу XIV века две трети населения города Кафы состояло из армян. Последние возвели в Крыму немало архитектурных сооружений, некоторые из них стоят и поныне. Были в Крыму и центры армянской письменности, где создавались рукописи, украшавшиеся миниатюрами. Лишь в фондах Матенадарана хранится сейчас свыше трёхсот рукописей, написанных армянами в городах и селениях Крыма.

Армяне переселялись в Крым из разных городов и районов Армении, и, естественно, создававшиеся здесь произведения искусства отразили своеобразное скрещение различных традиций. Но если на первых порах книжная живопись крымских армян была проникнута некоторыми чертами эклектизма, то с течением времени в ней выработались и свои специфические черты, всегда позволяющие почти безошибочно выделить работу крымского мастера. Одной из характерных черт армянской миниатюры Крыма является своеобразное сочетание в одном памятнике двух различных приёмов — графического и живописного: лицевые миниатюры исполняются многоцветной живописной манерой, а орнаментальные украшения — графически — одним или двумя цветами с лёгкой тонировкой. Колорит лицевых миниатюр отличается насыщенностью слегка приглушённых красок, которые накладываются обычно густым, плотным слоем.

Преобладают сочетания тёмно‐синего цвета с лиловым при ограниченном применении красного, оживляющего всю гамму. Наиболее ярко эти черты проявились в творчестве миниатюриста Аракела, работавшего в Кафе в середине XIV века. Пастозная техника, широкая манера письма и стремление к обобщению форм сообщают его миниатюрам сходство с настенной живописью. Создаваемые им образы отличаются красотой ликов, необычайную выразительность которым придают глубокие тени, особенно вокруг глаз. Отражением стиля, характерного для византийского искусства эпохи Палеологовского Ренессанса, являются миниатюры рукописи 1332 года, иллюстрированной в городе Сурхате (ныне Старый Крым) Григором Сукиасанцем. Мастер работает в свободной смелой манере. Сочными мазками лепит он формы изображаемых им фигур, достигая определённого впечатления объёма. В ряде случаев художник приближается к понятию пространственного размещения фигур в композиции. Так, в миниатюре, изображающей «Вход Христа в Иерусалим», вопреки законам средневекового условного представления персонажей, согласно которым наиболее значительные из них рисовались большими по своим размерам, чем второстепенные, независимо от их расположения, — здесь Христос, оказавшийся на втором плане от зрителя, представлен в меньшем размере, чем апостолы, находящиеся на переднем плане. Подобное близкое реальному расположение фигур в пространстве отличает и миниатюру «Изгнание торгующих из храма», трактованную в виде жанровой сценки.

Образы Григора Сукиасанца со слегка вытянутыми овальными лицами, колорит его миниатюр, строящийся на сочетаниях блеклых нежных тонов, мягкие зеленоватые тени — всё это несколько необычно для армянской миниатюры и в то же время близко ряду византийских памятников XIV века. Отсутствие условного закрашенного фона сообщает работам художника особую живость. Каждая сцена в отдельности производит впечатление станковой композиции уменьшенного размера.

К упомянутой выше киликийской рукописи, написанной для Смбата Гундестабля, уже в XIV веке находившейся в Крыму, были подшиты миниатюры евангельского цикла. Автором их был художник Аветик, имя которого сохранилось в надписи на одной из миниатюр. Многофигурные композиции Аветика снабжены подробностями и деталями, что так характерно для искусства XIV – XV веков. Как и Аракел, Аветик глубокими тенями подчёркивает формы изображаемых фигур и детали архитектурных кулис. Густой тёплый колорит его цветовой гаммы строится на контрастных сочетаниях тёмных и светлых тонов.

Выписанные художником плотные и почти осязаемые формы резко отличаются от рафинированной манеры киликийского мастера, исполнившего хораны и портреты евангелистов. В то же время эта пастозная техника письма и тёмный насыщенный колорит очень близки по своим приёмам стилю армянских миниатюристов Крыма. Это позволяет предположить возможность исполнения сцен евангельского цикла данной рукописи местным, крымским мастером.

По всей вероятности, рукой крымского художника был исполнен и портрет ректора Татевского университета, известного философа, миниатюриста и одновременно видного общественного деятеля XIV века Григора Татеваци. Миниатюра подшита к рукописи 1449 года, написанной в Кафе. Обращает на себя внимание заметная стилистическая близость её работам крымских мастеров. Григор Татеваци представлен в окружении своих учеников на фоне Татевского храма. Весьма любопытно, что изображение Татеваци отличается глубоко индивидуальными чертами, полностью соответствующими сохранившемуся письменному описанию внешности учёного.

Интересны немногочисленные армянские рукописи, исполненные в городах Италии. Отдельные армянские поселения там появились ещё в XII – XIII веках, что было связано с развитием торговых отношений между Киликийским армянским государством и крупными центрами Италии. Согласно заключавшимся тогда договорам, итальянским купцам предоставлялось право селиться в городах Киликийской Армении, открывать свои конторы и заниматься торговлей и ремёслами. Подобные же права получали и армянские купцы в городах Италии. Помимо торговых факторий, обосновывались там и армянские эмигранты, попадавшие в Италию не только из Киликии, но и из коренной Армении. Переселенцы и здесь строили свои дома, возводили церкви.

Из иллюстрированных армянами в городах Италии рукописей в Матенадаране хранится всего четыре. Случайно попавшие сюда, они не только не являются продуктом какого‐либо одного центра, но и время их создания весьма различно. Вполне понятно, что они не могут иметь стилистического единства.

Самая ранняя и наиболее значительная среди них (благодаря исключительному богатству своего оформления) — часть Библии из Болоньи, которая была написана и иллюстрирована или в самом конце XIII века, или же в начале XIV века. Судя по стилю миниатюр, художник, их исполнивший, видимо, прошёл хорошую школу у одного из тех греческих мастеров, которые после захвата Константинополя крестоносцами (в 1204 г.) эмигрировали в разные страны, в том числе и в Италию, и до начала XIV века играли немаловажную роль в развитии искусства этих стран. Миниатюры армянской Библии из Болоньи отличаются исключительным изяществом и утончённостью художественного вкуса, мягкостью и богатством оттенков колорита, тонкостью детальной моделировки форм, мастерством композиционных построений. Не без воздействия образцов западноевропейского искусства появляются новые сюжеты, как, например, иллюстрации к «Откровению Иоанна».

На миниатюрах Евангелия из Перуджи (XIV в.) сказалось влияние латинских иллюстрированных манускриптов. Художник помещает евангелистов в заставку заглавного листа, а инициалы приобретают характерное для латинских рукописей цветовое заполнение фона. Что касается орнаментального убранства рукописи, то оно проникнуто чертами, свойственными искусству коренной Армении. Это проявилось в некоторой стилизации, подчёркнутой линейности и плоскостности трактовки форм, а также в своеобразной технике моделирования отдельных деталей — варьируются различной силы тона одного и того же цвета при помощи постепенного добавления в краску белил.

С XV века усиливается в Италии политика насильственного обращения армян в католичество. Это ускорило процесс ассимиляции там армянского населения. Временами всё же оживала в Италии деятельность отдельных групп армян, одним из проявлений которой было издание в Венеции первой армянской печатной книги. В XVIII веке Мхитаром Себастаци была учреждена конгрегация мхитаристов, основавшая на одном из островов Венеции монастырь св. Лазаря. Конгрегация эта со своей богатой библиотекой, хранилищем рукописей и типографией существует и по сей день как островок армянской культуры на территории Италии.

В Матенадаране хранится немало рукописей, созданных армянами, проживавшими на территории Персии — той её части, которая некогда являлась частью Армянского государства. Как известно, Персия веками стремилась прибрать к своим рукам Армению, отдельные районы которой нередко оказывались под властью могущественного соседа. Это, конечно, не могло не отразиться на жизни и быте, культуре и искусстве армян, оказавшихся в сфере персидского влияния. Сказалось это и в миниатюрной живописи. Пример такого влияния представляет творчество Мхитара Анеци, писца и миниатюриста, жившего в XIV веке. Одну из своих рукописей Мхитар украсил в персидском городе Султание, близ которого в Орту‐Базаре существовал оживлённый центр армянской культуры с монастырями и церквами. Рукопись эта богато украшена хоранами, заставками, инициалами, маргиналами и миниатюрами евангельского цикла. Персонажи миниатюр Мхитара с узкими миндалевидными глазами, густыми, иногда сросшимися бровями, выдающимися скулами, тонко очерченными носом и маленьким ртом выдают тип, близкий к образам персидских миниатюр. Своеобразны их одеяния: традиционные хитоны и гиматии, испещрённые многочисленными складками и украшенные золотыми орнаментированными полосами, производят впечатление восточных халатов. Также на восточный манер ноги их обуты вместо сандалий в сафьяновые сапожки. Совершенно иной характер приобретают у Мхитара и орнаментальные обрамления. Так, рамочки вокруг миниатюр он делает необычайно широкими, заполняет их плотным слоем синей краски, по которой разбрасывает лёгкие узоры, вставляя иногда и куфические надписи.  Всё это придаёт им сходство с иранским орнаментом.

Количество армянского населения в Персии заметно увеличивается к началу XVII века, когда персидским шахом Аббасом туда насильственно были переселены армяне из районов северо‐восточной Армении. Новые переселенцы близ города Исфагана построили свой город — Новую Джульфу, которому вскоре суждено было стать одним из крупнейших центров армянской культуры. Развитие торговли, ремёсел, оживлённые культурные связи с другими городами и странами весьма способствовали здесь развитию искусства, в том числе и книжной живописи.

Это оживление культурной жизни в XVII веке было явлением общим, характерным и для армянских колоний в Константинополе, Львове, Крыму и других местах, что было обусловлено наступившей сравнительно спокойной мирной обстановкой. Сохранилось большое число армянских рукописей XVII века, значительная часть которых была создана в скрипториях этих колоний.

Усиление связей между отдельными армянскими колониями наложило

определённый отпечаток на создававшиеся в них произведения искусства. Это отразилось прежде всего в проникновении традиций из одного центра в другой, чему способствовал распространившийся обычай приглашать мастеров из различных скрипториев. Нередко заказчиками львовских армянских рукописей были джульфийские ходжа (купцы), а константинопольских — крымские магдеси (паломники). Хотя и теперь произведения отдельных центров армянской письменности имеют свои отличительные и характерные особенности, однако их объединяют некоторые общие черты. Книжная живопись данной эпохи отмечена определённым стремлением сохранить старые традиции многовекового национального искусства, что проявилось в повышенном интересе к творениям своих предков, чьим произведениям подражали и даже просто копировали.

Образцами для художников этого времени служили в основном рукописи XIII – XIV веков, написанные в Киликии или же исполненные под влиянием последних. С другой стороны, определённое влияние на искусство миниатюристов XVII века стали оказывать образцы произведений западноевропейских мастеров, а также гравюры ранних инкунабул. Всё это приводило к определённому эклектизму. Среди художников‐миниатюристов этого времени особенной известностью пользовались Никогос Цахкарар и Хаспек, работавшие в Крыму, Лазарь Бабердский из Львова, Айрапет из Новой Джульфы, Акоп Акнеци из Константинополя и другие.

Но если армянская культура XVII века в целом и переживала период подъёма, то этого нельзя сказать об искусстве книжной живописи. Правда, количество создававшихся в это время памятников миниатюры довольно велико, но они отмечены чертами определённого спада. Художники занимались теперь в основном копированием более ранних образцов, как отечественных, так и зарубежных. Всё говорит о постепенном и неуклонном упадке искусства книжной живописи. Рукописная книга всё более и более вытесняется печатной, а изобразительное искусство начинает развиваться в других своих видах — гравюре, станковой живописи.

Художественные сокровища Матенадарана. И.Р.Дрампян, Э.М.Корхмазян. Москва, 1976 г.

Читать еще по теме