Видные представители интеллигенции Северного Кавказа армянского происхождения 18 - 19 веков

Интеллигенция Северного Кавказа армянского происхождения выдвинула из своих рядов выдающихся деятелей науки, культуры и политических деятелей. Стремление к совершенствованию своих знаний продвигало их на пути получения знаний в церковно-приходских школах и гимназиях. С повышением в 1851 году статуса Ставропольской гимназии, одной из первых на Северном Кавказе, молодые люди получали возможность поступать в высшие учебные заведения. Многие из них, окончившие высшие учебные заведения России, в том числе, Москвы, С.-Петербурга и зарубежных стран, внесли весомый вклад в науку и другие сферы жизни общества.

Кроме ставропольцев в гимназии обучались ученики из Дагестана, Терской, Кубанской, Сухумской, Карской областей и Закатальского округа.

Среди выдающихся деятелей науки многие из армян оставили свой след, став профессорами и академиками.

Значительный след в арменоведснии и истории народов Передней Азии оставил профессор Санкт-Петербургского университета К.П Патканов, сын священнослужителя армянской церкви Ставрополя и преподавателя армянского языка мужской гимназии П.С. Патканова (Патканяна). К.П. Патканов родился в 1833 году в городе Ставрополе.

Он принадлежит к одному из видных представителей армянской культуры и арменоведческой науки в России второй половины XIX века. «Его многогранная деятельность как ученого-востоковеда, поэта, переводчика, цензора и университетского преподавателя оказала определенное влияние на развитие армянской историко-филологической науки и литературы»

Керопэ Петрович Патканов (Патканян) родился в прославленной семье Патканянов, имевшей устоявшиеся культурные традиции. Отдаленные предки его, священники армянской церкви св. Просветителя в Константинополе, сделали их популярными в городе за огромные услуги в спасении своей паствы от погромов янычар. Характерной чертой рода патканянов было их бескорыстное служение интересам нации.

В 1841 году К.П. Патканов был определен в Ставропольскую гимназию, но затем по окончании первого класса родителями был направлен в первоклассное для того времени учебное заведение - Московский Лазаревский институт восточных языков. Обучение проходило в тяжелых материальных условиях. Исключительно жесткие порядки в институте, которые были характерны и для других учебных заведений, толкнули его к побегу. Но побег не удался, и он был возвращен в институт.

Уже в период обучения в Лазаревском институте между К.П. Паткановым и инспектором - крупным ученым-арменистом и педагогом Н. Эмином - начались расхождения по поводу природы и методов изучения армянского языка. Это, прежде всего, относилось к закостеневшему древнеармянскому языку «грабару», который, по мнению К.П. Патканова, должен уступить место новоармянскому языку «ашхарабару». В институте он впервые встретился со своим двоюродным братом Рафаэлем Патканяном - будущим видным армянским писателем. Духовная близость способствовала возникновению между ними крепкой дружбы, которая продолжалась до конца жизни.

По окончании института К.П. Патканян выдержал экзамены и 19 января 1951 года поступил в Дерптский университет. В университете он сразу обратил на себя внимание студенчества и преподавателей как юноша, обладавший удивительной памятью, с легкостью усваивавший предметы. В годы пребывания в Дерптском университете он отличался крайним радикализмом, «высмеивал консерваторов и создавал новые идеалы для переустройства жизни». Образ мыслей К.П. Патканова стал известен в Петербурге, и за это его лишили стипендии. Он был вынужден покинуть университет.

Все армянское студенчество, а также студенты - русские и немцы - провожали К. Патканова шумно, с песнями. Во время прощания он исполнил перед товарищами свою новую песню «Прощание студентов». В 1852 году К. Патканов возвратился в Ставрополь и поступил в выпускной класс Ставропольской мужской гимназии «с целью получить право на продолжение образования в одном из высших учебных заведений России».

В статье «О сатире и сатирах Кантемира», опубликованной в 1853 году во втором номере «Ставропольских губернских ведомостей», К. Патканов пишет: «Мнение есть наказание, которым общество клеймит нарушителей своих обыкновений. Оно часто высказывается в насмешке... Никакие философские доводы не убеждают людей в их пороках и заблуждениях в той мере, как насмешка... Дело сатирика состоит в том, чтобы заметить главный недостаток времени и проследить его всею силою остроумия, всею энергиею души». Сатира, по мнению К. Патканова, полезна не столько для исправления уже зараженных, сколько для предохранения юного, неопытного поколения от пороков, грубых предрассудков злонравных и упорства предшественников.

В 1853 году К. Патканов успешно заканчивает выпускной класс Ставропольской мужской гимназии и поступает на историко-филологический факультет Петербургского Главного педагогического факультета. В 1857 году он заканчивает институт и назначается учителем русской словесности в Тифлисском девичьем институте. В 1859 году он возвращается в Петербург и посвящает себя изучению всеобщей истории и лингвистики. Круг его исследований расширяется, и он приступает к изучению истории Армении. К.П. Патканов назначается адъюнктом армянского языка на восточном факультете. Но поручению Академии Наук он осуществляет перевод важнейших армянских сочинений.

Вскоре в 1863 году он защищает магистерскую диссертацию: «Опыт истории династии Сасанидов по армянским источникам», а спустя год - докторскую: «Исследование состава армянского языка», после чего утверждается ординарным профессором. С этого времени начинается неутомимая научная работа по изучению армянского языка, истории, литературы и географии Армении и вообще Востока. Основываясь на научных исследованиях арменистов того времени - Легарда, Фр. Мюллера и Huebschmann, он в конце 70-х годов написал значительный груд: «О месте, занимаемом армянским языком в кругу индоевропейских». Глубокий след К.П. Патканов оставил в изучении армянских диалектов. Он раскрыл малоизвестную область армянской филологии.

Неполный перечень его научных работ: «Материалы для объяснительного словаря армянского языка», история пребывания монголов в Армении, Персии и на Кавказе - «История монголов по армянским источникам», история армянской литературы, капитальный труд «Ванские надписи и значение их для истории Передней Азии», издание произведений важнейших армянских писателей - текстов и русских переводов - принесли автору известность в научных кругах России и за рубежом.

Среди своих многочисленных учеников К.П. Патканов с особой симпатией отнесся к одному из одаренных студентов факультета восточных языков Петербургского университета Н.Я. Марру, будущему академику. Он предложил ему остаться на два года при университете для подготовки по армяноведению. Н.Я. Марр, желавший стать кавказоведом, с радостью принял условия К.П. Патканова.

В своих отношениях к ученикам К.П. Патканов был не только наставником, но и требовательным, принципиальным в научных вопросах учителем, не поощрявшим школярства. В 1898 году И. Марр писал, что выработанная К.П. Паткановым программа по армянской словесности, «обязательная и поныне, обширна до невозможности».

За выдающиеся заслуги в области восточной филологии Керопэ Патканов, один из немногих представителей малых народов в условиях царской России, 7 декабря 1885 года был избран членом-корреспондентом Академии наук по разряду восточной словесности отделения исторических наук и филологии (ОИФ).

Еще 12 мая 1869 года на имя управляющего Государственными имуществами Ставропольской губернии в знак заслуг перед Отечеством поступило повеление: «Государь Император по ходатайству Великого Князя Наместника Кавказского всемилостивейше соизволил пожаловать бывшим преподавателям местных языков, Кавказским воспитанникам профессору С.-Петербургского университета статскому советнику Чубинову (представитель грузинского народа - О.Б.) и статским советникам доценту Патканову и профессору Лазаревского института восточных языков Назарьянцу за полезные труды их по означенному преподаванию, - в вечное и потомственное владение участка земли в размере первому 600, а последним двум по 400 десятин каждому из свободных казенных земель Ставропольской губернии, оставшихся после ухода ногайцев в Турцию...».

Жизнь К.П. Патканова оборвалась 2 апреля 1889 года. В прощальном слове Л. Загурский писал: «Еще несколько слов о покойном как о человеке. Все, имевшие с ним дело, отзываются о нем с величайшей похвалой; он был хорошим товарищем и хорошим знакомым: будучи чужд заносчивости, он действовал прямо, не прибегая к изворотливости, и оставил после себя хорошую память». За прошедшее время его труды, конечно, в значительной степени устарели. Специалисты находят в них неточности и даже ошибки. Но нельзя забывать, что они в свое время являлись важным этапом в изучении истории Армении, ее языка и литературы.

Заметный след в жизни Московского Лазаревского института восточных языков оставил Г.И. Каналов. Он родился в 1834 году и происходил из Кизлярских армян. Первоначальное образование он получил в Ставропольской гимназии.

Аттестат об окончании гимназии свидетельствует о его незаурядных способностях: «Аттестат. Предъявитель сего окончивший курс Ставропольской Губернской Гимназии Егор Кананов, как видно из документов его, сын Штабс-капитана Ильи Кананова, от роду имеет 20 лет, вероисповедания Армяно-григорианского, поступил в гимназию в марте 1845 года и находился в оной по 30 декабря 1852 года и по окончании полного курса при (5) отличном поведении оказал успехи: 1. В законе Божием (5) отличные. 2. Русской словесности (5) отличные. 3. Математике (5) отличные. 4. Физике (5) отличные. 5. Законоведение (5) отличные. 6. Всеобщей и Российской истории (5) отличные. 7. Географии (5) отличные. 8. Татарском языке (5) отличные. 9. Латинском языке (5) отличные. 10. Французском языке (5) отличные. 11. Армянском языке (5) отличные и по окончании испытаний получил в общем выводе пять баллов».

Г.И. Кананов был отмечен в гимназии директором, известным педагогом и другом Т.Н. Грановского, Януарием Михайловичем Неверовым, по совету которого он поступил в 1854 году на историко-филологический факультет Московского университета.

В 1858 году Г.И. Кананов окончил университет и был оставлен на кафедре истории. Однако с уходом известного ученого армениста Н.О. Эмина освободилась вакантная должность инспектора в Лазаревском институте. Тогдашний директор института Я.М. Неверов, зная Г.И. Кананова по Ставропольской гимназии, принял его кандидатуру, и с 1861 года 25-летний педагог назначается исполняющим должность инспектора, а затем и инспектором института, а с 1881, вплоть до кончины в 1897, возглавлял это известное в России и за рубежом учебное заведение.

В статье «Памяти Г.И. Кананова», опубликованной в книге «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам» (1898), сказано: «Ученик Грановского, гуманный педагог, связавший свое имя со знаменитым учреждением славного рода Лазаревых, где все говорит на каждом шагу о любви к ближнему, о призрении сирот-единоверцев, Г.И. не мог не радоваться этому изданию, оно шло навстречу тем горестным думам, коими опечален был закат его жизни. Мог ли он оставаться равнодушным Г.И., просвещенный историк, хорошо знавший историю вековых традиционных связей России с армянами Персии, Турции и служивший в учреждении, вызванном к жизни этими именно традициями и стремлением служить благородной миссии Росси на Востоке.

Однако преданный своим служебным педагогическим обязанностям, Кананов-историк, глубоко изучавший историю сношений армян с Россиею, искони видевший в ней свой якорь спасения, хотел при свете истории показать, как глубоко заблуждение не по разуму усердствующих «руководителей» общественного мнения, представляющих per fas nefas враждебными России искони лояльных и преданных России армян».

Как отмечал на траурной церемонии похорон заслуженный профессор Московского университета и Лазаревского института В.И. Герье, «... Всю зиму он продолжал над этим работать и еще так недавно, с месяц назад, он приезжал ко мне поздно вечером, после утомительного экзаменационного дня, и читал мне с юношеским одушевлением последние страницы своего труда». На смерть Г.И. Кананова все московские газеты посвятили «весьма сочувственные некрологи».

Выдающимся ученым, оставившим значительный след в науке, стал Александр Карпович Дживелегов. Круг его научных интересов был исключительно широким. Он известен своими работами в области истории, искусства, театра, был талантливым литератором, публицистом, переводчиком и искусствоведом, арменоведом, крупным специалистом всеобщей истории.

А.К. Дживелегов родился 14 марта 1875 года в Нахичевани-на-Дону. 1887 году поступил в Ставропольскую гимназию и в 1893 году успешно ее закончил. В выданном аттестате зрелости было указано: «Дан сей Александру Дживелегову вероисповедания армяно-григорианского, сыну мещанина, родившемуся в городе Нахичевань, Донецкой области, 14 марта 1875 года, обучавшемуся 7 лет в Ставропольской гимназии и пробывшему один год в YIII классе, в том, во первых, что на основании наблюдений за время обучения его в Ставропольской гимназии поведение его вообще было отличное, исправность в посещении и приготовлении уроков, а также в исполнении письменных работ достаточная, прилежание вполне удовлетворительное и любознательность достаточная, в особенности к наукам историческим. После окончания гимназии он поступает в Московский университет на историческое отделение историко-филологического факультета.

А.К. Дживелегов, являясь учеником одного из авторитетнейших русских историков-медиевистов П. Виноградова, усвоил основную черту - «тягу к скрупулезному всестороннему изучению социальных экономических проблем развития общества...». Либерал по мировоззрению, он откровенно выступал против самодержавия, постоянно боролся с цензурой и протестовал против действий министра юстиции царского правительства Щегловитова: «Я - историк, в качестве такового в своей жизни, вероятно, много раз печатно восхвалял всякие такие дела, которые господин Щегловитов считает преступлением. Ведь история полна таких преступлений. Как мне быть впредь?».

А.К. Дживелегов непродолжительное время был сотрудником либеральной газеты «Русские ведомости», где руководил хроникой «Новости науки, искусства и литературы», публиковал статьи по истории и социологии, а также сотрудничал во многих газетах: «Путь», «Парус», «Век», «Русское слово», «Утро России». Он с восторгом встретил февральскую буржуазно-демократическую революцию, с которой связывал разрешение и армянского вопроса: «Турецкая Армения должна быть свободна и должна получить право политического самоопределения...».

Он владел в совершенстве европейскими языками и свободно пользовался литературными источниками многих стран. Наряду с многочисленными публикациями статей, относящихся к всеобщей истории, А.К. Дживелегов выпустил глубокие по содержанию монографии о средневековых городах Западной Европы (1902), «Начало Итальянского Возрождения» (1908), «История современной Германии», часть I (1908). В русской литературе того времени подобных работ не было. Вышедшая в 1933 году в серии «Жизнь замечательных людей» книга Данте Алигьери стала венцом исследовательского таланта ученого. Этот классический груд получил всемирную известность и широкую популярность. С 1924 года он почти полностью посвятил себя изучению театра, литературы и искусства Италии.

Для пытливого взгляда А.К. Дживелегова на историю Великой французской революции, Отечественной войны 1812 года и наполеоновской эпохи, эта проблема представлялась исключительно интересной. Он внес огромный вклад в решение столь сложной проблемы. Наряду с С.П. Мельгуновым и В.И. Пичета он являлся редактором семитомного издания «Отечественная война и русское общество 1812-1912», приуроченного к 100- летнему юбилею великого исторического события. «Должность редактора, сама по себе и почетная, и хлопотливая, дополнялась тем, что Дживелегов был автором ряда глав и целых разделов многотомника».

В первом томе перу Дживелегова принадлежали две главы второго раздела («Революция и Европа» и «Революция и Бонапарт»); в третьем томе - первая глава первого раздела («Наполеон») и третья глава третьего раздела («Вторжение. План Наполеона»); в 4-ом томе - шестая глава («Наполеон перед отступлением») и в 6-м томе вместе с Е.В. Тарле Дживелегов написал третью главу третьего раздела («Ватерлоо. Второе отречение»). Авторитет А.К. Дживелегова был весьма высоким. Г. Бояджиев так отзывался о своем учителе: «Авторитет его непоколебим, эрудиция - недосягаема, мастерство - первоклассно».

А.К. Дживелегов был сыном своего народа и тяжело переживал трагические периоды жизни армянского народа. Выступая в 1916 году в газете «Русские Ведомости», он подробно описывал ужасы истребления турками армянского населения, где отмечал, что «ни один из прежних армянских погромов, не исключая и погрома 1895-1896 годов, не может идти в сравнение с тем, что совершилось над армянами в дни великой войны».

В 1915 году вышла в свет его монография «Будущее Турецкой Армении». В 1916 году он стал одним из организаторов и редакторов еженедельника «Армянский вестник».

Плодотворная научная и литературная деятельность А.К. Дживелегова продолжалась и в советский период. В 1945 году он был избран членом-корреспондентом Академии наук Армянской ССР. Он внимательно следил за успехами культурной, научной и экономической жизни республики, живо откликался на успехи армянского театра и кино, филологии и исторической науки. Значимость его книг остается и до настоящего времени. Свидетельством его востребовательности в научных кругах является, в частности, вышедшая вторым изданием книга «Армия великой Французской революции и ее вожди» в 2006 г.

Многие из его учеников, описывая личность своего учителя, отмечали его высокие личностные качества. Профессор А. Образцова писала: «Значительность и поразительная простота, блеск без позы и беспредельное обаяние,... масштаб его личности был огромен». Алексей Карпович Дживелегов умер 14 декабря 1952 года. В некрологе, подписанном крупнейшими представителями науки и культуры Советского Союза, отмечались выдающиеся заслуги маститого ученого, историка и искусствоведа, талантливого литератора».

Среди замечательных выходцев из числа представителей армянской общины Ставрополя важное место занимает выдающийся русский и советский архитектор Габриел Михайлович Тер-Микелов (Тер-Микелян).

М. Тер-Микелов является ярким представителем архитектурно-строительного искусства своей эпохи. Многие из построенных по его проектам зданий не только украшают города, в которых они расположены, но и хорошо запоминаются всем, кто бывал в них. Подробные сведения о нем автору любезно представил ведущий научный сотрудник Института истории Национальной академии наук, профессор Вартан Аршавирович Хачатурян. Он длительное время - с 1939 по 1946 год - проживал в г. Ставрополе и часто наездами посещал город до 1975 года.

Г.М. Тер-Микелов родился в г. Ставрополе 28 (16) апреля 1874 г. Родители его были уроженцами Тифлиса (Тбилиси). Отец служил в разных коммерческих и промышленных фирмах и по роду своей деятельности бывал и работал в разных городах. Кстати, по данным источников Государственного архива Ставропольского края он принимал активное участие в строительстве Ставропольской армянской церкви в 70-годах XIX века. Маленький Габриел жил в Ставрополе только в дошкольном возрасте. Среднее образование он получил в Тифлисском реальном училище. В 1899 г. он закончил архитектурное отделение Петербургского института гражданских инженеров. После института строительная и творческая деятельность Г.М. Тер-Микелова протекала в основном в Баку и Тбилиси.

Г.М. Тер-Микелов является автором самых значительных и впечатляющих зданий Баку и Тифлиса первых десятилетий XX века. В Баку это были, в первую очередь, дома богатых нефтепромышленников, которые и сегодня являются украшением города. Среди них следует отметить особняк Тагиевых, где впоследствии разместился Президиум Академии наук Азербайджана, а также живописно расположенное на склоне и хорошо просматриваемое с морской набережной белое здание Летнего клуба общественных собраний. В советское время это здание Государственной филармонии. В 1937 году на международной выставке в Париже Г.М. Тер-Микелов за проектирование в 1928-35 гг. физиотерапевтического института удостоен «Большого приза» и золотой медали.

В Тбилиси Тер-Микеловым была построена гостиница «Мажестик» на проспекте Руставели (в настоящее время гостиница «Тбилиси»), известная в народе также под названием «Дом Арамянца». Вплоть до 1970-х гг. это была самая высококлассная гостиница столицы Грузии. В Тбилиси разворачивалась деятельность Г.М. Тер-Микелова и в советское время (до самой кончины 14 января 1949 г.). Он являлся профессором Тбилисской Академии искусств, заслуженным деятелем искусств Грузии, членом- корреспондентом Академии архитектуры СССР. Одним из последних шедевров Г. Тер-Микелова является построенный в послевоенные годы Тбилисский вокзал.

Известность Г. Тер-Микелова простиралась и за пределами Закавказья, и потому не случайно ему было предложено сооружение армянской церкви в Ялте. Необходимо упомянуть, что в этой церкви производились съемки популярного в довоенные годы фильма «Праздник святого Иоргена».

Творчество Г. М. Тер-Микелова зародилось и расцвело в период господства в архитектуре стиля «модерн». Несмотря на это, архитектор умело использовал, наряду с модернизмом, еще не имеющие тогда признания в гражданской архитектуре национальные мотивы. В дальнейшем Г.М. Тер-Микелов внес значительный вклад в разработку национальных архитектурных стилей. Построенные им здания органично вписываются в новую, отмеченную национальным колоритом застройку. Конечно, красочный и живописный Тбилиси, где протекали школьные годы Г. Тер-Микелова и значительная часть его творческой жизни, не мог не оказать влияния на яркое творчество архитектора. Но также нельзя забывать, что первые жизненные впечатления были получены и в Ставрополе, который тоже отличается живописным рельефом и светлыми тонами построек на фоне густой зелени. Вполне вероятно, что и эта красота, и гармония оставили след на впечатлительной детской натуре и дали толчок замечательному архитектурному таланту.

Архитектурная династия Ходжаевых - Мержановых, о которой сказано в разделе Кавказские Минеральные Воды, внесла значительный вклад в строительство замечательных зданий и не только в этом регионе, но и на всем Северном Кавказе. Остановимся на деятельности М.И. Мержанова в советский период. Переехав на работу в Москву, он продолжал проектировать и строить для Кисловодска новые объекты: санаторий «Красные Камни», облицованный розовым армянским артикским туфом, «Кисловодск» и др.

В Москве он стал одним из организаторов и руководителей Союза архитекторов СССР, главным архитектором ВЦИК, доверенным лицом, проектировавшим лично для Сталина. Судьба его не баловала. В годы репрессий тридцатых годов он был репрессирован и провел в лагерях 11 лет, после реабилитации продолжал много проектировать и строить. Ко всему следует добавить, что макет звезды Героя Советского Союза, представленный Мироном Ивановичем Мержановым, был утвержден Сталиным в его современном виде.

Заслуживает внимания и личность брата А.К. Дживелегова Исаака Кероповича Дживелегова. Окончив Ставропольскую гимназию, он поступает в Московское высшее технологическое училище и оканчивает его в 1909 г.

В анкетном листе по учету квалифицированных советских работников Ставропольской губернии он писал, что имеет звание инженера-технолога. После окончания училища до 1911 г. работал в Москве на мыловаренном заводе товарищества «Мыло и гарное масло» в Марьинской роще. В 1911 г. уехал в Берлин и работал на заводе «Вольфа» в качестве рабочего с целью изучения постановки мыловаренного и утилизационного дела. Вернулся в Москву к работе на том же заводе. В октябре 1911 г. переехал в Ставрополь на службу в банковскую контору М.В. Попова армянского происхождения, где работал в качестве доверенного по всем делам конторы, в ведении которой было управление огромным сельским хозяйством промышленного типа (до 30000 десятин земли). На этом предприятии он оставался до марта 1920 г.

Со времени утверждения советской власти в Ставрополе перешел на работу в хозяйственные органы по линии Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ). До октября 1920 г. работал в Хим. отделе Ставропольского Государственного Совета Народного Хозяйства (ГСНХ) в качестве заместителя заведующего отделом. Оттуда был переведен в распоряжение Президиума ГСНХ на должность заведующего отделом Пищевкуса. После реконструкции ГСНХ был назначен начальником Производственного Управления ГСНХ. До 1 октября 1921 г. через 4 ½ месяца был назначен заместителем председателя Акционерного общества «Кавиром», где работал до 1 апреля 1923 г. 27 июля 1923 г. получил предложение от Губпромторга организовать отдел по хлебозаготовкам для Госбанка, где работал заведующим этим отделом. Далее судьба его теряется, и, по некоторым сведениям, он переезжает в г. Ростов-на-Дону.

И.К. Дживелегов до установления советской власти был председателем Союза инженеров и техников России. Владел русским, немецким, французским и армянским языками. Бывал во Франции, Италии, Австрии без определенной цели. В партийных организациях ни до, ни после революции не состоял.

Яркими представителями культуры, родившимися в конце XIX и начале XX вв. и внесшими выдающийся вклад в эту область, стали советский режиссер Евгений Вахтангов (1 /13/ февраля 1883 - 29 мая 1922), художественные достижения которого стали явлением не только отечественной, но и мировой театральной культуры; Павел Лисициан (24 октября 1911 - 2007), выдающийся баритон двадцатого века. Оба они родились во Владикавказе.

Во Франции проявил яркий талант писатель Анри Труайя (Лев Тарасов, Торосян). Он родился в Москве 1(14) ноября 1911 года. Его родители были представителями армавирского именитого купечества. Примерно в 1908 году главная контора Товарищества мануфактур братьев Тарасовых переехала в Москву. Как пишет сам Анри Труайя, «семья моего отца родом из Армавира...». Он себя относил к черкесо-гаям. Перед Октябрьской революцией родители уехали в Париж, где и прошла вся жизнь именитого писателя. За свою долгую творческую жизнь Труайя написал более сотни томов, половина из которых посвящена России.

«Анри Труайя - знаток русской литературы и истории, в высшей степени наделенный тем, что принято называть «французским духом», - воплощение самой идеи взаимопроникновения и взаимовлияния двух великих культур - России и Франции».

Как пишет Евгений Симонян,«в Париже в возрасте 95 лег скончался известный французский писатель, автор исторических романов и беллетризованных биографий великих людей Анри Труайя (литературный псевдоним Льва Тарасова) - французский писатель, историк, мыслитель, один из сорока «бессмертных» членов Французской академии наук, в состав которой он был избран в 1959 году».

К числу видных партийных деятелей, принимавших активное участие в создании советского государства, относится Варлаам Александрович Аванесов (Сурен Карапетович Мартиросян).

В.А. Аванесов родился в Западной Армении в городе Кагызмане Карской области 9 сентября 1884 г. в крестьянской семье. Начальное образование он получил в местной приходской школе. После переезда на Северный Кавказ в 1896 г. он поступает в Ставропольскую мужскую гимназию и заканчивает ее. По окончании гимназии переезжает в город Новороссийск. Его политическая деятельность началась в г. Ставрополе, 19-летним юношей в 1903 г. он вступает в ряды РСДРП С этого времени он борется за осуществление идей коммунизма.

В 1905-1907 годах, в период первой буржуазно-демократической революции, он ведет активную пропагандистскую работу в войсковых частях Ставрополя, Екатеринодара и Новороссийска. Он неоднократно подвергался арестам, и, чтобы избежать преследований и с целью поправить свое здоровье, которое было подорвано туберкулезом легких, при помощи своих товарищей по партии, с паспортом персидского поданного Арменака Александровича Аванесянца, он отправляется в Швейцарию, где до конца 1913 г. продолжает революционную деятельность. С тех пор он и стал известен как В.А. Аванесов.

Находясь за границей, он окончил медицинский факультет Цюрихского университета и в совершенстве овладел немецким языком. В стенах университета он выполнял обязанности секретаря объединенной группы РСДРП города Давоса, примыкая к ее левому крылу.

В 1913 г. В.А. Аванесов возвращается в Москву и ведет активную большевистскую подпольную работу. В период февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. он избирается членом Президиума Исполнительного комитета Московского Совета рабочих и солдатских депутатов и становится одним из видных деятелей большевистской фракции РСДРП. Как член Петроградского Военно-революционного комитета в октябре 1917 г., находясь в Петрограде, принимает активное участие в подготовке и проведении Октябрьского переворота.

На Втором Всероссийском съезде Советов В.А. Аванесов был избран членом и секретарем Президиума первого высшего органа Советской власти - Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. В 1918-1921 годах он работал во ВЦИК, возглавляя комиссариат по армянским делам. Во многих городах Советской России были созданы армянские школы, библиотеки, театры, музеи, издавались газеты. Однако последующие события, характеризовавшиеся как пролетарский интернационализм, привели к полному свертыванию этого начинания. В.А. Аванесов принимал активное участие в работе Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны. Осенью 1918 г. во время деникинского наступления был членом Комиссии по организации обороны Москвы.

В 1922 г. В.А. Аванесов был отправлен на лечение за границу, но не только для лечения. В.И. Ленин поручил ему разработку предложений по научной организации труда и делопроизводства в советских учреждениях. Находясь за рубежом, Аванесов «изучил принципы организации труда в государственных учреждениях ряда капиталистических стран, подготовки и издания государственных документов. Кроме того, он осуществлял инспекцию работы посольств, представительств и других заграничных служб Народного комиссариата иностранных дел, Народного комиссариата внешней торговли и других комиссариатов».

По возвращении из-за границы он продолжает активно работать. Послужной список занимаемых должностей был очень велик. Следует только отметить, что он был непосредственно связан с вопросами создания военной промышленности, снабжения Красной Армии, был членом многочисленных комиссий. При его личном участии был выработан целый ряд директивных документов по организации работы органов нового социалистического государства.

В 1925-1927 годах В.А. Аванесов был членом Президиума Высшего Совета Народного хозяйства СССР, и на него была возложена обязанность создания при Президиуме ВСНХ Управления военной промышленностью. Начиная со 2-го съезда Советов, В.А. Аванесов избирался членом Президиума Всероссийского ЦИК, а затем ЦИК СССР. Умер В.А. Аванесов 16 марта 1930 года в возрасте 46 лет.

К числу видных представителей революционного движения в России принадлежит Исаак Христофорович Лалаянц. Его революционная деятельность связана с зарождением марксистского движения в России.

Родился И.Х. Лалаянц 5 августа 1870 года в г. Кизляре. В конце 80-х годов он поступает в Казанский университет, сразу же включается в политическую жизнь и «...оказывается в центре всех передовых веяний, которые волнуют студентов и профессоров...». И.Х. Лалаянц вошел в один из первых кружков революционеров-марксистов, возглавляемый Николаем Евграфовичем Федосеевым. Участником кружков Федосеева стал и Владимир Ульянов. В кружках соблюдалась строгая конспирация.

В 1889 году жандармам удалось раскрыть конспирацию Федосеева, разгромить кружки и арестовать лидеров. В. Ульянов избежал ареста. Исаака Лалаянца исключили из университета и выслали из Казани. В 1893 году Исаак Лалаянц вступает в кружок, организованный в Самаре В.И. Лениным. Его неоднократно арестовывали, «... сажали в тюрьмы, гоняли по этапам, отправляли на каторгу на поселение под гласный и негласный надзор полиции. Он либо отбывал срок, либо совершал побеги, и на каторге, и в ссылках он оставался твердым марксистом-ленинцем, пропагандистом и организатором».

Тяжелые условия пребывания в ссылке не сломили его волю, и после высылки его в Пензу он продолжает вести подпольную работу, поддерживая тесную связь с Лениным. Затем он переезжает в Екатеринослав (Днепропетровск) и вместе с известным революционером И. Бабушкиным создает местный «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», участвует в подготовке I съезда РСДРП.

Соблюдая строгую конспирацию, он часто менял псевдонимы, его знали в одних местах как Изорова, в других как Инсарова, в-третьих как Николая Ивановича, Карла, Колумба и др. Он продолжает поддерживать связь с Лениным, принимает участие в выпуске нелегальной газеты «Южный рабочий». После повторного ареста и высылки в Сибирь он бежит за границу. Ленин пишет П.В. Аксельроду в Цюрих: «Сию минуту получил телеграмму, что Колумб у вас. Тысячу приветов старому другу!...». За границей он продолжает революционную деятельность и заведует типографией «Искры», а после II съезда РСДРП как агент ЦК Лалаянц нелегально возвращается в Россию.

Партия направляет Лалаянца на юг, где при его содействии организуется Южное бюро ЦК РСДРП. В период первой русской революции он становится в первых рядах ее организаторов и вдохновителей. «На первой конференции военных и боевых организаций РСДРП его избирают членом Временного бюро этих организаций... Он был душой всей местной работы. Он чрезвычайно выдержанный, принципиальный человек», - подчеркивает В.И. Ленин в письме в ЦК РСДРП.

После разгрома первой русской революции И.Х. Лалаянца вновь арестовывают и приговаривают на шесть лет каторги с последующим вечным поселением в Сибирь. Февральская революция 1917 года освободила И.Х. Лалаянца из ссылки, но перенесенное прошлое подорвало здоровье революционера, и он уже не мог вести активную деятельность.

Заметной фигурой в революционной борьбе 1905 года был Георгий Иванович Мамулянц. Он родился 3 ноября 1881 года. Уже будучи студентом, он неоднократно исключался из университета за активную революционную деятельность. Перейдя на нелегальное положение и став профессиональным революционером, Г. Мамулянц проводил большую пропагандистскую работу на юге России, особенно среди солдат и матросов. Остались воспоминания С.А. Водянского, профессионального революционера, учителя географии Новороссийской гимназии: «...Особой симпатией рабочих и населения пользовался студент Георгий Мамулянц, приехавший из Владикавказа пропагандист.

Он принимал самое активное участие в работе исполкома Совета, в делах, связанных с цементными заводами. Он был прекрасным оратором, имел хороший голос, которого не жалел, как и не жалел вообще себя, так как был захвачен революционной работой и о себе совершенно не думал, часто по целым дням оставался голодным». 15-19 июля на первомайскую демонстрацию в Новороссийске вышли сотни рабочих, часть из которых была вооружена бомбами и револьверами. Всеобщая забастовка закончилась кровавой расправой: 19 человек были убиты, 38 тяжело ранены. Это событие было названо «кровавым воскресеньем».

22 ноября 1905 года по призыву центральных органов партии новороссийская партийная организация - Черноморский комитет РСДРП - начала готовиться к вооруженному восстанию. В декабрьском восстании участвовало более 10 тысяч человек. Совет стал верховным руководящим органом и в течение двух недель по 25 декабря 1905 года возглавлял город и область. Этот период вошел в историю под названием «Новороссийская республика». Выступление новороссийских рабочих и деятельность Совета была жестоко подавлена.

Как пишет Э. Гущина, «когда начались аресты, Г. Мамулянц не скрылся. Он сознательно не оставил своих товарищей... Все, знавшие этого исключительно благородного энтузиаста и борца за народное дело, поняли его поступок и крепко сохранили в памяти его образ».

Семеро главных организаторов Новороссийской республики - С. Водянский, М. Верейский, И. Гольман, И. Жиргулевич, А. Зеленя, Г. Мамулянц и Ш. Рабинович-Лейбович были приговорены к смертной казни через повешение, 13 человек - к каторжным работам. Смертная казнь был заменена каторгой. Г. Мамулянц, не выдержав тяжелых условий каторги, умер от скоротечной чахотки.

К заметной личности следует отнести Шушаник Никитичну Манучарьянц, жизненный путь которой довольно интересен. Она родилась в 1889 г. в г. Ставрополе, там же поступила и окончила женскую гимназию и 18-летней девушкой уехала в Петербург. Там она поступает на Бестужевские Высшие женские курсы.

В 1912-1914 годах живет в Италии на о. Капри, изучает искусство, литературу, итальянский язык, там она знакомится с А.М. Горьким, Ф.И. Шаляпиным и А. Буниным. В 1918 г. переезжает в Москву и работает в издательстве ВЦИК, где вступает в члены ВКП(б). В 1919 г. ее направляют на работу в Госиздат. С 14 марта 1920 г. Ш.Н. Манучарьянц становится личным библиотекарем В.И. Ленина, а в 1924-1930 годах - библиотекарем Н.К. Крупской (в Кремле). Затем в течение 25 лет она являлась научным сотрудником Института марксизма-ленинизма ЦК КПСС. Награждена орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

Б.Т. Ованесов "  Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа"  , Ставрополь, 2008 г.

Top