Природопользование донских армян (конец 18 - начало 20 вв.)

Территория Области войска Донского (ОВД) издавна являлась этноконтактной зоной, где сталкивалось множество этносов и происходило взаимодействие различных хозяйственно-культурных типов и систем природопользования. Сословно-этническая структура населения ОВД определялась преобладанием казаков и крестьян преимущественно русского и украинского происхождения. Именно их модели природопользования являлись доминирующими. В то же время на территории Войска проживали и другие этносы, природопользование которых отличалось от казачьего и крестьянского. Это юртовые калмыки, армяне и немцы-колонисты, различавшиеся социальным статусом, ареалом проживания и характером природопользования.

Армянская диаспора переселилась из Крыма в 1779 г. Рядом с крепостью святого Димитрия Ростовского (ныне г. Ростов-на-Дону) переселенцы основали город Нахичевань и пять сел. Своеобразие хозяйственной деятельности донских армян было обусловлено рядом факторов. Переселившись из Крыма, армяне попали в условия совершенно иного вмещающего ландшафта, что заставило их изменить формы и способы традиционного хозяйства. Длительное время армянский округ, располагаясь внутри земель Войска Донского, в административном плане относился к Екатеринославской губернии, являясь своеобразным ее анклавом. Правительство всячески стимулировало развитие экономики на недавно присоединенных землях Новороссии, способствовало внедрению новых, передовых отраслей сельского хозяйства. На территории ОВД, напротив, экономический рост долго тормозился из-за архаичной войсковой системы землевладения и землепользования, запрета на приобретение недвижимости лицами невойскового сословия и обширными правами и привилегиями донских казаков в сфере природопользования и торговли. При переселении армяне получили значительные льготы, реализация которых часто ущемляла интересы коренного этноса.

Основные формы природопользования. Крымские армяне были известны в России прежде всего как искусные ремесленники и предприимчивые торговцы – «армяне в купечестве и промыслах отличаются». Сельскохозяйственная деятельность также занимала важное место в их экономической жизни. Направления хозяйства определялись спецификой горно-лесных ландшафтов Крыма и невозможностью использования под растениеводство больших земельных массивов. Поэтому в земледелии основными отраслями были садоводство и виноградарство, причем сады и виноградники закладывались на полянах и вырубках среди леса; хлебопашество имело вспомогательный характер.

Аграрное природопользование. Полеводство. Переселившись на плодородную степь, выходцы из Крыма резко изменили направление земледелия. Утратили свое значение виноградарство и садоводство, на первое место вышло возделывание зерновых. Доминирующей культурой стала яровая пшеница, выращивание которой сразу после переселения приобрело настолько широкие масштабы, что уже в 1793 г. академик П.С. Паллас, посетивший окрестности Ростова и Нахичевани, упоминал о вывозе армянской пшеницы через Нахичевань в Таганрогский порт, а оттуда за границу. Примечательно, что по свидетельству того же автора, пшеница была единственной культурой, возделываемой армянами, в то время как другие обитатели Северного Приазовья выращивали ещё и овес, просо, ячмень, а главным хлебом была рожь. По-видимому, сказывалась привычка армян к пшеничному хлебу.

Долгое время переселенцы не культивировали озимую пшеницу. Еще в 50-е гг. А.А. Скальковский отмечает, что «армяне нахичеванские озимого хлеба вовсе не знают, хотя уже 70 лет живут рядом с донскими казаками, искони сеющими озимый хлеб». Спустя 30 лет озимая пшеница прочно вошла в систему земледелия, хотя и имела меньший удельный вес по сравнению с Ростовским уездом в целом. Распространению озимой пшеницы способствовали неурожаи яровой. Ассортимент выращиваемых культур расширился за счет ячменя, овса и ржи, которую армяне долгое время вообще не возделывали. Большая доля ржи в посевах связана, по-видимому, со спросом на нее как на сырье для винокуренных заводов. Полеводство армян по сравнению с другими жителями Приазовья имело более ярко выраженное зерновое направление – зерновые составляют почти 99 % посевной площади.

В армянских селах очень слабо было развито огородничество. На долю овощей, картофеля, бахчевых культур приходилось всего 0,5 % посевной площади, тогда как в русских селах – 2,1 %, хотя они владели небольшими земельными наделами и не могли отводить под огороды крупные участки. У армянских крестьян пригодной для огородов земли было достаточно, но они ею не пользовались, предпочитая сдавать в аренду. Связано это с национальными обычаями, считающими предосудительным участие женщин в каких-либо полевых работах, кроме молотьбы. Мужчины также не занимались огородничеством и бахчеводством. Даже если армяне и заводили бахчи, то, как правило, не на своей земле, а на арендованной близ русского села, где можно было нанять женщин на прополку. Овощи же они получали, выменивая их у арендаторов- огородников на пшеницу и рожь.

По технологиям и применяемым в полеводстве орудиям армянские поселяне мало отличались от русских крестьян и донских казаков. Практиковалась залежная система с разделением земли на пахотную и толочную, отсутствие удобрения, вспашка плугом на волах или лошадях, молотьба «гармоном» (с помощью запряженных в повозки волов и лошадей). В армянских селах, более многоземельных, а значит и зажиточных, раньше появились и шире применялись усовершенствованные земледельческие орудия: железные плуги, бороны, буккер. В числе других отличий можно отметить также большее распространение посева «наволоком», т.е. по прошлогодней забороненной пашне или прямо под борону. Такой способ отнимал меньше времени, но урожай приносил раз в 10 лет, только благодаря благоприятным погодным условиям.

В начале 80-х гг. XIX в. посевная площадь, приходящаяся на 1 человека, в армянских поселениях составляла 2,3 десятины. Это очень высокий показатель, и на территории Донской области в дореволюционный период он так и не был достигнут. Под посев было задействовано около 37 % всей земли, тогда как в казачьих хозяйствах – около 15 %.

Садоводство и виноградарство. На новом месте обитания армяне сразу же развели сады и виноградники. В середине XIX в. их число достигало 180. Современники характеризовали их как «весьма порядочные». По своим размерам выделялись 5 садов, в которых было до 22 тыс. деревьев, преимущественно вишен, яблонь, слив, абрикосов. Выращенные фрукты реализовывались, в основном, на местном рынке. В Нахичеванском округе в 1828 г. насчитывалось 6 430 виноградных лоз, через 2 года их число увеличилось до 10 500. Виноград перерабатывали на вино и водку. Так, в 1807 г. было произведено 2 500 ведер вина. Однако виноградарство и виноделие в армянской колонии все же не получили большого распространения.

Шелководство. Выращивание тутовых деревьев и производство шелкового сырья (коконов) было знакомо армянам еще по их жизни в Крыму. На новом месте жительства переселенцы разбили плантации тутовых деревьев вдоль рек Мокрый и Сухой Чалтырь и уже в 1800 г. получали шелк. Правительство в конце XVIII – начале XIX вв. всячески содействовало развитию шелководства с целью сокращения ввоза дорогостоящего шелка из Персии и обеспечения промышленности собственным сырьем. Нахичеванские армяне, немало преуспевшие на этом поприще, поощрялись и награждались. Например, в 1803 г. царским указом им было объявлено «монаршее благоволение» за успехи в шелководстве. В 1810 г. семи шелководам в качестве государственной помощи из государственной казны выплачено по 1000 рублей.

О масштабах шелководства можно судить по следующим цифрам. В 1804 г. в Нахичеванской колонии насчитывалось 40 старых шелковичных деревьев, 12 535 вновь рассаженных, 32 150 не рассаженных сеянцев, 5 700 сеянцев, взошедших из семян. Шелка-сырца было получено 34 фунта. В годовом отчете екатеринославский губернатор отмечал: «На будущее время ожидается прибыль гораздо в лучшей степени, что должно приписать особенному тамошнему жителей попечению». К 1806 г. в пригородных садах Нахичевани число деревьев достигло 57 тыс., к 1815 г. – 129 649. С этого времени наблюдается сокращение тутовых плантаций: в 1824 г. на них насчитывалось 90 535 деревьев, в 1830 г. – 70 тыс. В производстве шелка-сырца пик также приходится на 10–20-е гг. В 1810 г. в Новой Нахичевани его было получено 3 пуда 10 фунтов, в 1815 г. – 3 пуда 30 фунтов, в 1816 г. – 5 пудов 10 фунтов, в 1830 г. – 4 пуда 2 фунта. В дальнейшем эта отрасль хозяйства приходит в упадок. Причина названа в отчете таганрогского градоначальника за 1848 г.: «Плантации, предназначенные для шелководства, не удались по неимению знающих людей и потому, что хлебопашество и скотоводство дают несравненно больше выгоды».

Животноводство. Донские армяне так же, как и казаки, разводили лошадей, крупный рогатый скот и овец. Поначалу овцы имели большой удельный вес в общей численности скота, составляя около 80 % поголовья. Но уже к 1824 г. их количество резко уменьшается и в дальнейшем неуклонно падает. Число лошадей, достигнув максимума в 40-е гг., также снижается, а количество КРС, напротив, после 1850 г. устойчиво растет. Объясняется это, вероятно, тем, что для обработки земли армяне предпочитали использовать волов. Свиноводство вошло в обиход только с 40-х гг. XIX в.

Уменьшение численности отар сопровождается улучшением их породного состава. Правительство в начале XIX в. было заинтересовано в производстве собственного сырья для суконной промышленности и прилагало немало усилий для развития тонкорунного овцеводства, предоставляя с этой целью помещикам новые земельные угодья и закупая за границей породных овец. Благодаря такой поддержке, разведение испанских мериносов быстро распространилось на юге России. Армяне преуспели в этом более других жителей Таганрогского градоначальства. Породистые овцы составляли половину отар г. Нахичевани в 1830 г., а в 1850 г. – уже во всех армянских поселениях. В Приазовье их доля в 50–60-е гг. не превышала 12 %, а в ОВД – не достигала и 2 %.

Сокращение поголовья овец тесно связано с развитием в Новой Нахичевани салотопления. Во второй половине XIX в. большое распространение получает т.н. отарный промысел. Купленных летом овец выпасали в донских степях и Мариупольском уезде, осенью забивали в Нахичевани и вытапливали жир в т.н. салганах. Топленое сало заливалось в бурдюки и экспортировалось в страны Средиземноморья. На салотопни сдавались огромные отары овец, значительно превосходившие по количеству принадлежавшие самим армянским животноводам. Так, только в октябре 1866 г. на салотопни Нахичевани поступили отдельные отары численностью 4, 5, 10 и даже 80 тыс. голов.

Снижение значимости животноводства в армянской колонии наиболее наглядно проявляется в изменении соотношения количества скота и численности населения. Если в 1810 г. в армянском округе на 1 человека приходилось 6,4 голов скота, что сопоставимо с аналогичным показателем по ОВД, то в 1858 г. – лишь 1,5 (по ОВД – 3,9). Даже накануне первой мировой войны, в условиях резкого роста распашки и падения поголовья, этот показатель в Донской области составлял 1,7 гол./чел.

Промысловое природопользование. Рыболовство. Масштабы рыболовства в Новой Нахичевани и ОВД были несопоставимы. Так, в 1855 г. во всей Донской области было выловлено 55 608 тыс. сельди, а в Нахичевани – лишь 350 тыс. Тем не менее в армянском округе на специальных предприятиях – «рыбоспетных заводах» – велась обработка рыбы для последующей продажи: посол, изготовление икры, балыков, клея, вытапливание жира. Наибольшее число заводов (7) насчитывалось в середине XIX в. Два из них располагались на р. Самбек, остальные на Дону. В ОВД в этот период количество рыбоспетных заводов достигало 200–300. К началу XX в. рыбный промысел на Дону пришел в упадок, и в Нахичевани осталось лишь одно небольшое рыбоперерабатывающее предприятие.

Изучение эволюции природопользования армянской диаспоры позволяет говорить о быстрой адаптации этноса и смене форм и технологий природопользования в условиях нового вмещающего ландшафта. Приоритетным направлением хозяйства у армян стало зерновое производство, причем гораздо раньше, чем в ОВД. Переселенцы быстро реагировали на новые направления хозяйственной деятельности, что проявляется на примере развития шелководства и тонкорунного овцеводства. Вместе с тем, в природопользовании сохранялись элементы, обусловленные народными обычаями и традициями.

Шишкина Диана Юрьевна – кандидат географических наук, доцент, доцент кафедры геоэкологии и прикладной геохимии географического факультета ЮФУ

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top