Коллективизация крестьянства Армянского района Майкопского округа в 1930 г.: два взгляда

Попытки построения на территории бывшей Российской империи нового типа государства неоднократно наталкивались на неприятие с той или иной стороны. Примером этому может служить позиция украинских и грузинских большевиков при образовании СССР, когда возобладала позиция «федерализации» по североамериканскому типу, противником которой выступал И.В. Сталин — сторонник автономизации. После смерти В.И. Ленина вторая идея воплощалась в рамках регионального национально-территориального строительства. Особенно наглядно это проявилось на территории Северного Кавказа, где создается ряд национальных районов, в том числе армянский, греческий, немецкий и др.

В последнее время появилось значительное количество публикаций, прямо или косвенно затрагивающих вопросы создания национальных районов, к ним следует отнести работы В.З. Акопяна, И.Г. Иванцова, А.П. Скорика, И.М. Фединой и В.А. Бондарева, С.М. Сивкова и др. Более подробно постараемся остановиться на положении дел в Армянском районе Майкопского округа в период коллективизации в 1930 г.

Сама идея создания национального района была достаточно интересной, но попытка строительства социалистического сельского хозяйства являлась достаточно утопической. Объяснению этому есть множество причин, в том числе и приверженность этнических армян к ведению самостоятельного, пусть и небольшого бизнеса и отсутствие желания заниматься коллективным трудом.

Начало коллективизации и ликвидация кулачества усугубили ситуацию в Армянском районе. Повсеместно проявлялись факты протеста, а порой и бандитизма. Так, в резолюции Армянского райкома Майкопского округа о политическом положении в районе в апреле 1930 г. указывалось, что бандитизм в районе зародился в основном как протест против работы по ликвидации кулачества как класса и проведения сплошной коллективизации. В резолюции был определен состав участников бандформирований. По мнению авторов документа, в банду ушли близкие и дальние родственники сосланных кулаков и дашнаки, участвуют в банде также скрывающиеся еще до ликвидации кулачества, уголовные преступники, в прошлом бандиты. Исходя из того факта, что в составе антисоветских формирований имелась и беднота, райком констатировал, что наличие в бандах отдельных крестьян бедняков объясняется связью этой группы крестьян с кулачеством, главным образом родственной, и бешеной агитацией кулацко-дашнакских элементов против мероприятий по ликвидации кулачества как класса и проведения сплошной коллективизации, и значительным ослаблением массовой политической работы со стороны местных партийных и советских организаций, и перегибами в деле проведения сплошной коллективизации. Таким образом, в данном документе, как и указывалось в известном письме И.В. Сталина, признавался факт перегибов на местах.

Характерной чертой данного периода коллективизации стал массовый выход крестьян из колхозов. Не обошло стороной данное явление и Армянский район. Местное руководство увидело в нем деятельность враждебных сил. В резолюции утверждалось, что «незадолго до появления банд в районе, вследствие чрезвычайно слабой подготовки работы в колхозах и усилившейся работы со стороны кулачества и дашнакских элементов, начались выходы из колхозов, самостоятельный вывод обобществленного скота. С появлением банд процесс ухода из пораженных дашнакским влиянием колхозов принял стихийный характер в отдельных населенных пунктах: Гунайка, Аф-постик, Садовое, Кушинке, Меретуки, Режет, как наиболее пораженных дашнакским влиянием, люди разобрали скот и 80 % бросили работу в колхозах, требуя себе отдельные наделы». Особенностью армянской части населения района стала его табаководческая специализация. Поэтому массовый выход крестьян из колхозов приводил к ощутимым экономическим потерям именно в этом секторе. Как указывалось в резолюции, «прямые угрозы и требования бандитов к отдельным населенным пунктам и колхозникам об уходе из колхозов, не выполнения табачного задания, запугивание местных работников создали чрезвычайно тяжелое состояние на местах. Обнаглевший антисоветский элемент добился местами дестабилизации работы местных организаций». Местное население, запуганное деятельностью бандформирований, практически не принимало участия в их ликвидации. Характерными чертами населения становились пассивность и запуганность. В резолюции отмечалось, что «основная масса бедняцко-середняцкого населения к бандитизму относится пассивно, участие в ликвидации банд не принимает, за исключением отдельных групп преданных советской власти бедняков и середняков, участвующих в ликвидации банд в хуторах Тубы и Кубано-Армянский и требующих физического уничтожения бандитов».

Пассивность и растерянность основной массы бедняцко-середняцкого населения объясняется угрозами со стороны бандитов, контрреволюционной агитацией кулацко-дашнакской группы, чрезвычайно слабой массовой работой со стороны сельских партийных и советских организаций, а также слабыми оперативными мероприятиями против бандитов и отсутствием карательных мер по отношению к явно враждебно настроенному элементу, отсутствием в районе уполномоченного ОГПУ, судьи, следователя и слабостью милиции.

«Партийные и комсомольские организации в целом ряде мест растерялись, а массовая политическая работа значительно ослабла и местами свелась на нет. Не было принято мер по преодолению такого положения, чтобы основная бедняцко-середняцкая масса открыто осудила бандитов и была готова с оружием в руках с ними бороться». В ряде населенных пунктов Армянского района, например в уже упоминавшейся выше Гунайке, началась паника со стороны руководителей советских органов власти. Рассматривался даже вопрос об эвакуации. В рассматриваемом документе было сказано: «Отметить как недопустимое, имевшее место в Гунайке, когда местные коммунисты, в том числе и секретарь ячейки, вместо того, чтобы мобилизовать комсомол и бедняцко-середняцкий актив и повести борьбу с бандитами, при их появлении растерялись и начали эвакуироваться. Этими действиями они создали панику, что еще больше ухудшило положение в Гунайке. Опергрупам на въезде оказывается должное внимание и помощь. Но отряд в Гунайке не мог своевременно получить пищу, и в течение нескольких часов ячейка не могла найти проводника. Кроме того, по отношению к оперотрядам не создано должного общественного мнения». Ряд партийных работников видели выход из создавшейся ситуации только во введении в район регулярных армейских частей. Другая же часть опасалась эскалации напряженности в районе и массового кровопролития. В резолюции возобладал второй путь.

«Бюро РК категорически осуждает настроения части парторганизации, сводящиеся к тому, что ликвидация бандитизма возможна только с вводом в район вооруженных сил (армейских частей)». В качестве первоочередных мер бюро райкома партии предложило: «бюро считает, что успешная борьба с бандами возможна лишь тогда, когда парторганизация сумеет по боевому мобилизоваться, организовать бедняцко-середняцкий актив и массово-политической работой создать такое положение, при котором не возможно было бы отдельным крестьянам оказывать помощь бандитам. Признавая положение района тревожным, бюро РК предлагает всем ячейкам в кратчайший срок провести следующие мероприятия: а) Создать коммунистические отряды там, где нет, вовлечь в них лучших комсомольцев и преданных бедняков и середняков. б) Решительным образом улучшить работу с группами бедноты и с бедняцко-середняцким активом, создав твердую опору для проведения всех мероприятий. в) Регулярно собирать женделегатские собрания и собрания женщин, прорабатывать вопросы колхозного строительств, льготы колхозникам, основные решения ЦК ВКП(б), всячески разъясняя необходимость скорейшей ликвидации банд. г) Оказывать полное содействие и внимание отрядам, обеспечивая их в любое время средствами передвижения, продовольствием, проводниками и вооруженной силой из коммунистических отрядов. д) Производственным ячейкам необходимо немедленно придти на помощь сельским парторганизациям, выделяя из своего состава коммунистов и комсомольцев на месячный срок для работы в селах. е) Решительно борясь с перегибами, запугиванием, администрированием, развернуть широкую самокритику, мобилизовать по настоящему вокруг партии бедняцко-середняцкие массы, еще более решительно наступать на кулацко-дашнакские контрреволюционные элементы.

РК считает, что в борьбе за строительство колхозов и ликвидацию бандитизма партийная организация района держит серьезный экзамен и должна показать насколько она способна в трудный момент по боевому выполнить поставленные перед ней задачи». Так трактовал события официальный источник. Однако позиция местного населения не всегда совпадала с мнением партийной верхушки.

Показательным для этого исторического периода может стать письмо, написанное на имя И.В. Сталина бедняком Геворгом Матосяном, кандидатом в члены партии, датированное не позднее лета 1930 г. «Дорогой тов. И. Сталин. Я, бедняк Матосян Геворг, проживающий в селе Афанасьевские постики, Армянского района, Майкопского округа, Северо-Кавказского края, как кандидат партии, нахожу нужным сообщить тебе следующее о нашем селе. С первых дней начала коллективизации крестьянских хозяйств и до настоящего времени наше село переносит большие лишения и страдания, связанные с кампаниями коллективизации. Страдания эти заключались в следующем. 1. Во время проведения сплошной коллективизации приезжие товарищи из нашего района и края вели очень грубый подход к коллективизации, запугивали крестьян Соловками, в результате чего крестьяне все вошли в колхоз и получилась полная суматоха в коллективе, так как руководители колхоза растерялись и не знали, как регулировать работу колхоза. Внутри этого колхоза с первых же дней проведения коллективизации следующие тов. Бедняк нашего колхоза Кеджан Хачик, имеющий в своем хозяйстве пару лошадей и одну корову. Семья 7 человек, все в детском возрасте. В годы Октябрьской революции честно помогал красной армии и красным партизанам, с 1905 года находился в рядах партии, был первым активистом в нашем селе, а также проводил всякие мероприятия по улучшению быта крестьян. 2. Середняк Тикик Мартирос, имеющий в своем хозяйстве 2 коровы, пару лошадей и избу в три комнаты, с семьей 5 человек, тоже был участником помощи красным партизанам в Октябрьские дни. 3. Середняк Дебанян Геворг, имея в своем хозяйстве две коровы, пару лошадей, избу в (лакуна. – С.С.) комнаты и семью в 6 человек, был красным партизаном и активным работником на селе. Всех этих товарищей выслали как кулаков в Уральскую губернию. Высылка произошла на чисто личных счетах со стороны одного партийца, Григорова Адама, проводившего тогда коллективизацию. Теперь высланные товарищи просят у района свои документы, но район не высылает им. Крестьяне нашего села возмущены против этого несоветского действия и просят, чтобы тов. Сталин по возможности рассмотрел все эти дела Армянского района. После опубликования твоего письма о добровольности вступления в колхоз, некоторые крестьяне из него вышли. Из 60 дворов, бывших в колхозе, видя эти грубости, большая часть вышла из колхоза. Теперь в колхозе остались 10 дворов, в том числе и я. В результате выхода из колхоза приезжие работники по колхозу грозили дальнейшей высылкой и запугивали крестьян, кто посмеет выйти из колхоза. В результате такого запугивания большая часть бедняков убежала в лес, боясь высылки и неправильных действий над ними. На сегодняшний день вместо того, чтобы быть дома и заниматься посевами, хозяйством, все бедняки бросили землю и свои семьи, ушли в лес, где питаются кореньями, большая часть из них заболела. Грабежами они не занимаются и дружно встречают односельчан, посланных к ним правительством для переговоров, но они боятся вернуться. Среди этих бедняков находятся и из нашего колхоза, которые ушли в лес на днях, и замечаются настроения ухода еще в лес как среди бедняков колхозников, так и среди единоличников. Все это вызвано плохой работой руководства Армянского района. Колхозу нашему грозит распад, опять вследствие недостаточного руководства со стороны нужных организаций. Члены колхоза усердно выполняют все задания по весеннему севу, но в результате того, что членам совершенно нечего кушать, нет хлеба для колхоза — члены колхоза голодают, ввиду плохого снабжения хлебом и фуражем для тягловой силы. Колхозу грозит распад, что нежелательно для членов, и улучшения пока не замечается. Нужно быстрое исправление всех этих ошибок. Жду ответ. С тов. Приветом. Мамосян Геворг. № кан. бил. 4445, выдан Армянской районной парторганизацией».

Таким образом, взгляды на причины развала колхозного строительства и ухода в леса местного населения руководства Армянского района и рядового коммуниста не совпали. Геворг Маносян акцентировал грубость и шантаж со стороны местных партийных руководителей, голод колхозников, боязнь политических репрессий, а не политическую борьбу со стороны дашнаков.

С.М. Сивков.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.