Благотворительность армянских общин Российской империи на Северном Кавказе

В XVIII - начале XIX века в результате ус­пешных действий российских войск на Кавказе усилился поток беженцев в Россию с террито­рий Персии и Турции. Многие из них посели­лись на Северном Кавказе, значительная часть - в Кизляре, Моздоке, Георгиевске, Ставрополе, Владикавказе, Пятигорске и других городах. Образовался ряд армянских поселений, среди которых выделялись села Карабаглы (позднее Святой Крест, Прикумск, Буденновск), Касаева Яма (позднее Одиссея, Эдиссия) и Армянский аул (преоб­разованный в село, а затем в город Армавир).

Армяне стремились сохранить свой этнос, концентрируясь в поселениях городского типа. В местах компактного проживания им было разре­шено создавать суды, основными функциями ко­торых было регулирование хозяйственной жизни. Благодаря армянскому населению на Северном Кавказе развивались новые отрасли сельского хо­зяйства: шелководство, выращивание риса, мо­рены и других сельскохозяйственных культур. Состоятельные армяне были инициаторами стро­ительства ряда фабрик и заводов в регионе. Наряду с хозяйственной и торговой деятель­ностью армянские общины занимались благотворительностью. Их значительный вклад в это бла­городное дело во многом объяснялся тем, что пережив оккупацию и испытав на себе деспотизм поработителей, армяне научились сочувство­вать людям, лопавшим в беду. Общины оказы­вали помощь пострадавшим от стихии, военных действий, потерявшим родных и близких, дава­ли денежные средства на строительство больниц, школ, храмов и других объектов, которые служи­ли обществу. По мере того, как росло благососто­яние армян, увеличивался их вклад в благотвори­тельность.

Армяне - выходцы из Закавказья - были в числе первых жителей Кизлярской и Моздокской крепостей. Занимаясь ремеслами и торговлей, об­служивавшей в первую очередь расквартирован­ные здесь воинские части, эти мирные поселенцы по мере превращения крепостей в города состав­ляли 50-60% их жителей. Армянская община г. Кизляра сыграла зна­чительную роль в развитии русско-кавказских отношений и в укреплении российских позиций на Северном Кавказе. Многие ее представители внесли значительные пожертвования для хозяйственного развития города, о чем свидетельствуют документы, сохранившиеся в Государственном архиве Ставропольского края. В частности, ко­мандующий Отдельным Кавказским корпусом и управляющий гражданской частью и погранич­ными делами в Грузии Л. II. Ермолов в письме от 11 января 1824 года к начальнику Кавказской области генерал-майору Сталю отмечал, что «в числе кизлярских жителей, учинивших значи­тельные пожертвования для тамошних берего­вых укреплений, за которые предположено исхо­датайствовать на приличные награды, находятся служивший кизлярским уездным Предводителем дворянства дворянин Степан Калантаров и состо­явший на службе в Кавказской области по час­ти шелководства губернский секретарь Степан Серебряков, для испрошения коим наград нужны формулярные о службе их списки».

По мере развития поселений росла и по­требность в приобщении к культуре. В начале XIX века каждый уездный город должен был иметь училище, но для его открытия требова­лись значительные средства, которые выделя­лись государством лишь частично. Как правило, эти учебные заведения создавались на пожерт­вования. Например, по инициативе и преиму­щественно на средства армянского общества г. Моздока в 1820 году было открыто уездное училище, в котором преподавался наряду с дру­гими дисциплинами и армянский язык. Наиболее состоятельные люди города ежегодно вносили значительные суммы на содержание этого учеб­ного заведения. В письме департамента народного просвеще­ния Харьковского учебного округа от 24 августа 1826 года к директору Кавказских училищ сооб­щалось. что «известный отличным усердием к пользам общим, в особенности, по части учеб­ной города Моздока, из армян гражданин Давид Серебряков, сверх многих пожертвований <...> представленных нм в сие училище и неоднократ­ного содействия побуждением сограждан <...> города Моздока <...> к улучшению здешнего учебного заведения, ныне взошел в училище с объявлением, в коем изъяснял, что он за бедных и сирых, не могущих за себя <...> делать ежегодно десятирублевые взносы, усердствуя ко благу об­щему. желает вносить упомянутую плату' в учи­лище <...> за каждого бедного ученика ежегодно и просит на сие его желание исходатайствовать у высшего учебного начальства соизволения».

Вскоре штатному смотрителю, титулярному советнику Давиду Серебрякову было выдано сви­детельство о пожертвованиях в пользу моздокс­ких учебных заведений, в котором отмечались его «честное и безупречное поведение», «готов­ность и усердие к пользе общественной» и ука­зывались внесенные суммы. Л 2 марта 1829 года Министерство народного просвещения со­общило директору училищ Кавказской области о том. что император пожаловал тому же Давиду Серебрякову медаль «За усердие». Почетный гражданин Тушмалов основал в Моздоке на свои средства армянскую школу. Ссыльный декабрист А. П. Беляев, посетивший это учебное заведение в 1840 году, высоко оце­нил уровень образованности его воспитанников. Желая проверить, насколько дети осваивают про­грамму. Беляев и его спутники «из любопытства» задали детям ряд вопросов по арифметике, гео­графии. русской грамматике и убедились в том. что «учат их <...> с толком».

В Ставрополе с притоком населения и ин­тенсивным строительством стал ощущаться не­достаток воды. Она доставлялась в город в боч­ках и стоила дорого. Необходимость строитель­ства водопровода обсуждалась в администрации, но проблему было трудно решить из-за дорого­визны работ. Почетный гражданин Тифлиса и Ставрополя Гавриил Иванович Тамамшев (купец первой гильдии армянского происхождения) в 1838 году предложил за свой счет провести водо­провод из родника р. Мутнянки. Его предложение было принято губернатором. Бассейн, из которого вода поступала в город, был закончен в 1840 году. Водопровод стал одним из главных украшений города. Примечательно, что бедная часть населе­ния пользовалась водой бесплатно. В начале 1850-х годов Г. И. Тамамшев так­же внес значительную сумму денег на строи­тельство в Ставрополе Триумфальной арки, или «Тифлисских ворот».

Занимались армяне и научными изыскани­ями. М. Краснов в своей книге приводит та­кой факт: «Летом 1842 года армянин Аладжалов разрыл курган около Мамайки (подгорной час­ти Ставрополя); описание этого кургана и добы­тых там древностей было составлено учителями Кавказской гимназии II. Е. Артюховым и П. II. Хицуновым». В списке имен, упомянутых в этой книге. Аладжалов указан как археолог. Такие раскопки в архивных и литературных источниках на Ставрополье упоминаются впервые. Помещик Пятигорского уезда Г. С. Калантаров, избранный дворянством ставропольской губер­нии и утвержденный императором в должности почетного попечителя ставропольской гимназии, в течение трех лег делал значительные пожертво­вания в пользу этого учебного заведения. В 1847 году он принял на свой счет издержки «для про­изведения публичного Гимназического акта», в 1848-м - «содержание в Гимназическом пансионе двух воспитанников из детей бедных дворян на все время, пока будет занимать должность Почетного попечителя, с платой за каждого воспитанника по 160 руб. серебром в год». в 1849-м прислал 100 руб. серебром на приобретение мебели для гимназической канцелярии, а на следующий год снова произвел «публичный Гимназический акт» с оплатой всех издержек (800 руб. серебром). Г. С. Калантаров неоднократно посещал гимна­зию. внимательно осматривал помещения, выяс­нял условия проживания учащихся.

Основатель армянской школы в Моздоке Тушмалов по духовному завещанию выделил 10 000 руб. на учреждение двух стипендий для Ставропольской гимназии. До открытия в Ставрополе по инициативе гражданского губернатора публичной библиоте­ки (1852) здесь была «небольшая частная библио­тека у купца Челахова. которому за право чтения любители платили по 8 руб. сер. в год». После смерти Челахова часть библиотеки была подарена губернской гимназии. На основании этого можно с уверенностью утверждать, что первая библио­тека в Ставрополе была образована лицом армян­ского происхождения. В 1863 году начальником Терской области был назначен генерал-лейтенант М. Т. Лорис-Меликов, армянин, придаваший большое значение благо­творительности. Его семья подавала в этом при­мер остальным. В 1868 году Лорис-Меликов на свои средства открыл во Владикавказе ремеслен­ное училище с пансионом, в котором бесплатно обучались дети низших сословий. Его жена. Нина Ивановна, стала попечительницей женских учебных заведений области.

По официальным данным, в 1878 году толь­ко 6.3% жителей Ставрополя были грамотными. В связи с этим в декабре того же года Комитет общества содействия распространению на­родного образования в Ставрополе на заседа­нии признал неотложным делом строительство здания для своей школы, однако осуществить его удалось только в 1896 году. Часть средств была пожертвована для этой цели армянами А. Нестеровым и Е. К. Половым, часть посту­пила от лотереи, устроенной 8 сентября, давшей сбор 1572 руб. 45 коп., а недостающая сумма - из текущих доходов. В списке членов Общества содействия распро­странению народного образования в Ставрополе на 1881/1882 учебный год значатся действитель­ными членами армяне Е. К. Попов, X. К. Бабаев и А. Б. Баронов. В Армавире первая армянская школа была ос­нована черкесскими армянами в 1848 году, вто­рая «духовная», - в 1865-м. В этих учебных заве­дениях дети изучали русский и армянский языки, чистописание и арифметику. Была открыта и жен­ская школа, в которой преподавались те же пред­меты. что и в мужской, и по той же программе. Обучение в армянских школах осуществлялось бесплатно. Жалование учителей составляло от 200 до 400 руб. в год.

В 1875 году .Армавирское общество содействия народному образованию приняло решение о преобразовании сельского училища в двухклассное и взяло на себя обязательство обеспечить содержа­ние училища и снабдить его всем необходимым. В следующем году общество избрало двух попе­чителей - для мужских училищ Я. М. Каспарова, а для женского - Е. Джагупова. Оно ассигновало 10 000 руб. на постройку зданий духовно-приход­ских училищ и ходатайствовало перед епархиаль­ной властью о преобразовании одного из началь­ных училищ в училище 2-го разряда. 24 июля 1879 года был утвержден «Устав Армавирского общественного собрания», в кото­ром. в частности, определены общие положения: «§1. Общественное собрание имеет целью доста­вить членам своим и их семействам возможность проводить свободное от занятий время с удобс­твом, приятностостью и полезно. §2. С этой це­лью собранию представляется: устраивать для своих членов и их гостей балы, маскарады, тан­цевальные, музыкальные и литературные вече­ра и драматические представления, выписывать книги, газеты и другие периодические издания, а также приглашать лиц специальных по разным наукам для чтения лекций».

Нередко состоятельные армянские семьи за­вещали довольно крупные суммы на благотвори­тельные цели. Так. жена потомственного почетно­го гражданина г. Ставрополя Е. К. Попова в 1886 году распорядилась после своей смерти открыть в Таганрогском отделении Государственного банка вклад на сумму 20 000 руб. Доход от процентов по вкладу, согласно ее воле, следовало направлять на содержание в Александровской женской гимназии (Ставрополь) двух воспитанниц армянского про­исхождения и двух - русского. Стипендиатками могли быть только сироты или девочки из бедных семей. В завещании оговаривалось, что стипен­дия должна носить имя Поповой. Отметим, что оставшийся доход по вкладу также предназначал­ся стипендиаткам: каждой из них по окончании гимназии выдавалось 300 руб., им оказывалась также помощь в случае замужества и обзаведения хозяйством.

Армянские благотворительные общества со­здавали различные комитеты, клубы, кружки. 25 апреля 1908 года в реестр Губернского при­сутствия был внесен Дамский кружок Общества вспомоществования «недостаточным» учащимся и бедным армянам в г. Ставрополе. Учредителями кружка являлись Н. К. Назарова. П. К. Анпеткова и И. Н. Муратова. Дамский кружок ставил своей целью оказание помощи бедным без различия пола и звания. В общество могло входить неограничен­ное число лиц. Его участники разделялись на по­четных. пожизненных и действительных членов. Почетными признавались лица, оказавшие обще­ству особые услуги, пожизненными - пожертво­вавшие единовременно не менее 100 руб., действи­тельными - вносившие в год по 6 руб. Денежные средства общества складывались из добровольных пожертвований, членских взносов, доходов от про­дажи рукоделия, устройства вечеров, спектаклей, концертов, народных гуляний. В период Первой мировой войны Дамский кружок совместно с Дамским комитетом Ставропольской губернии по­мощи больным и раненым внес свою лепту в орга­низацию и оснащение госпиталей.

В 1903 году был образован Ставропольский коммерческий клуб, в состав которого вошла группа «обывателей Ставрополя» (коммерсанты, служащие торговых учреждений, чиновники, в том числе представители армянской части насе­ления). Армяне М. А. Муратов. Д. П. Серебряков. А. И. Катаров были избраны старшинами, С. М. Нахалов включен в состав ревизионной комис­сии. а М. П. Попов стал председателем совета старшин. В день открытия этого учреждения и его торжественного освящения была объявлена подписка на образование капитала для стипендии имени Коммерческого клуба, которая позволила собрать 1159 руб. Коммерческий клуб развернул активную деятельность. Его бюджет за период с 1903 по 1907 год вырос с 17 952 р. 74 коп. до 31 847 р. 70 коп.

Летом 1907 года по инициативе совета стар­шин при летнем помещении клуба была устроена детская площадка. В организуемых здесь играх могли принимать участие все дети, независимо от принадлежности их родителей к клубу. Представители армянской общины принимали участие и в других общественных организациях Ставрополя. Они часто были первооткрывателя­ми в различных областях жизни города и губер­нии. проявляя интерес к новому и прогрессивно­му. Например, значительным событием в культур­ной жизни Ставрополя стало открытие частной музыкальной школы армянином И. Е. Половым, который являлся ее директором. По мнению И. Г. Хихлиной. этот факт «ставит его в ряд вид­ных музыкальных деятелей. Заслуга его состоит в том. что он стал основоположником музыкального просвещения в г. Ставрополе-Кавказском».

Известный ставропольский предприниматель Б. Д. Бедросов был инициатором открытия в 1911 году в Ставрополе первого на Северном Кавказе стационарного кинематографа «Биоскоп». Им же была арендована земля около Ярмарочной площади для аэродрома, с которого в 1911 году впервые в воздух поднялся аэроплан. Значительные денежные пожертвования посту­пили от армян в фонд строительства Ставрополь­ской психиатрической больницы, возведенной на народные средства. Эго была единственная пси­хиатрическая больница на Северном Кавказе. Всего жителями Ставропольской губернии было собрано 250 000 руб.; представители армянского купечества, церкви, интеллигенции перечислили в фонд строительства более 36 000 руб. Известный в Ставрополе предприниматель и банкир Арутюн Попов, капитал семьи которо­го превышал 13 млн. руб., вложил значительные суммы в благоустройство Армяно-григорианской церкви. Его жена Евдокия Карповна и дочь Анна пожертвовали в 1909 году 100 тыс. руб. серебром на устройство в Ставрополе соматической боль­ницы. Это медицинское учреждение, открытое в 1916 году, было оснащено оборудованием и инс­трументами, которые соответствовали лучшему уровню медицины того времени. В нем имелись два отделения терапевтическое и хирургичес­кое. При больнице находились вторая городская лечебница и первый в губернии родильный дом. Здесь же действовала двухгодичная фельдшерс­кая школа. В период Первой мировой войны армянские общины активизировали оказание помощи боль­ным и раненым. На их средства, в частности в Ставрополе, был организован «Заразный город­ской барак» на 25 кроватей и 20 коек в госпитале № 6.

В 1914 году в Тифлисе прошел съезд армян­ских обществ, в котором приняли участие 39 де­легатов от провинциальных отделений благотво­рительного общества и около 300 представителей педагогических, литературных и других органи­заций. Выступивший на собрании представитель Баку С. С. Арутюнян заявил о желании армян, как нации и подданных России, действовать солидар­но в качестве отдельной единицы в деле органи­зации помощи раненым и больным воинам. В от­вет собрание постановило: открыть лазареты и госпитали с возможно большим числом кроватей. Постановление имело силу на все время войны с Германией, а в случае объявления Турцией вой­ны с Россией каждый армянин не должен был ос­танавливаться перед любыми материальными за­тратами для помощи раненым.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том. что в XVIII - начале XX века благотвори­тельность стала неотъемлемой чертой армянско­го менталитета.

Б.Т. Ованесов. "Культурная жизнь Юга России" № 5(34), 2009.