Возникновение армянской общины в г. Дербенте в 18 - 19 вв.

В Дагестане сформировались несколько армянских общин. Самая древняя из них была в Дербенте. В письменных источниках она упоминается с IX века.

Армянские общины Дербента, Мушкура и окрестных деревень пережили тяжелый период, особенно в конце XYIII в. Армянское население в результате отхода русских войск с берегов Каспия из страха мести местных ханов было вынуждено в массовом порядке переселиться в пределы российских земель. Такая же участь выпала и на долю армянских деревень Кубинской губернии. В середине 30-х годов XIX в. из прежних многолюдных армянских деревень остались лишь два - Килявар и Хачмас, в которых проживало 53 армянских семьи.

Восстановление армянской общины относится к началу XIX века, когда русские войска в 1806 г. овладели городом.

Необходимо отметить очень важную сторону внешнеполитической и военной деятельности российского государства на Кавказе. Завоеванные народы, населявшие Северный Кавказ, находились вдалеке от государства, и содержание войск на этих территориях стоило очень дорого; к тому же русский народ «чувствовал отвращение к новому краю и народам, чуждаясь их обычаев, не зная языков туземцев».

Армяне же постоянно сочувствовали успеху русского оружия и были непоколебимо преданными православному царю. Они были «к тому же предприимчивы, смелы, и с начала XYIII столетия, составляя армянские дружины, сражались рядом с победоносными русскими войсками, причем знание армянами местностей, нравов и языков туземцев с широким гостеприимством немало помогают успеху русского оружия».

В этих условиях армяне были нужны русским, «чтобы добытое оружием, скреплять плодами мирной деятельности. Наряду с этим миссия армян также была «чисто культурная».

Как свидетельствует Е. Козубский, в 1809 г. в Дербенте проживало 56 армян, старшиной общины был Антон Серебряков. Они в основном занимались виноградарством, садоводством и торговлей вином.

В это время возведенный на аварский «престол» и получивший от российского правительства звание генерал-майора Султан-Ахмед-хан выступил против регулярных войск А.П. Ермолова, который был назначен в 1816 г. на должность Главного начальника Кавказским краем и одновременно - Чрезвычайного посла в Иран. Неустойчивость политической позиции ханско-бекских «верхов» объяснялась тем, что они находились под определенным влиянием Ирана, Турции, сепаратистских сил Грузии и Азербайджана.

Для подавления движения против России в Дагестан был направлен отряд генерала Мадатова, который в 1819 г. разбил силы «главного бунтовщика». Они были вынуждены принести присягу Мадатову.

В конце 20-х годов М. Бжишкянц, посетивший Дербент, писал: «Жители города - персы и инородцы; ныне там живут 50 армянских семейств, которые имеют церковь на имя Всеспасителя; в верхней части живут персы, в нижней - армяне».

По данным В.А. Ананяна и В.А. Хачатуряна, в 1824 г. армян в городе было свыше двухсот. Большинство из них переехало из России, Закавказья, Персии. Кроме старой армянской церкви Всеспасителя, в 1870 г. была сооружена еще одна церковь. С укреплением русского присутствия в этом регионе число армян в Дербенте непрерывно увеличивалось.

В 1824 году, по данным переписи, проведенной комендантом Дербента майором фон Ашебергом, из 11060 жителей города было 239 армян.

В 1833 г. в городе разразился голод, унесший значительную часть жизней, часть же жителей переселилась в другие места. В этой связи в 1837 г., по представлению Военно-окружного начальника, в Дербентской провинции была проведена «частная поверка камерального описания дагестанских провинций: Бакинской, Дербентской и Кубинской... По собранным данным, народонаселение крепости Дербента с форштадтом и деревнею Сабнова имело 1795 дымов, 142 душ армян, 4741 татар, 256 евреев, итого - 5139 душ мужскаго пола (камеральное описание 1832 г.».

В начале 1841 г. в связи с административными преобразованиями на Кавказе были открыты присутственные места. Но администрация столкнулась с непредвиденными обстоятельствами, и уже в начале 1842 г., командированные на Кавказ князь Чернышев и статс-секретарь Позен дали следующий отзыв: «Учреждение, перенесенное сюда из русских губерний, не соображено со степенью гражданственности жителей, которые имеют совершенно иные понятия, верования, обычаи и образ жизни». Самым существенным недостатком было введение суда, совершенно чуждого народной жизни, обставленного формальностями. Поэтому были внесены дополнения и поправки к нему. Уездным судам было предоставлено право решать все тяжебные дела до суммы 200 р., уездным начальникам - до 100 р., городничим и участковым заседателям - до 30 р. Были отменены телесные наказания для всех «туземок». 28 августа 1844 г. была учреждена должность управляющего южным Дагестаном с подчинением ему войск. На эту должность, имевшую главным образом военное значение, был назначен командир I бригады Грузинских линейных батальонов генерал майор князь Моисей Захарьевич Аргутинский-Долгорукий, который приобрел известность своими военными действиями в Дагестане. (Князь родился в 1798 г., получил образование в Тифлисском Благородном пансионе (ныне I гимназия), в 1817 г. начал военную службу лейб-гвардии в конном полку, в 1827 г. переведен майором в Грузинский гренадерский полк, в 1842 г. генерал-майор, в 1845 г. - ген.-лейт., в 1848 г. - генерал-адъютант).

В 1855 г. А.П. Ермолов писал М.С. Воронцову в 1849 году: «За кн. А. ручаются и прежния его дела, и совершенное знание края; против военных его способностей никто не говорил ни слова; и за эту страну ты можешь быть покоен». «Кн. А., - говорит один его современник, - был - армянин (бранное слово князя: «Вы любезный, настоящий армянин)».

По богатству своих предков, игравших важную роль при дворе бывших грузинских царей, Аргутинский имел возможность получить порядочное образование и стал далеко выше своих соотечественников. При природной хитрости, он был умен, любил и берег солдат, отличал храбрых офицеров и имел способность отлично выбирать людей, которым поручал исполнение своих намерений.

Прибрежное расположение города не осталось без внимания военного и гражданского руководства Кавказом. Князь Воронцов, ознакомившись с Дербентом, пришел к мысли о создании в нем небольшого порта. Он тем самым преследовал цель оживить «промышленную деятельность всего Дагестана». Князь Аргутинский принимает к сведению решение князя, и уже 11 мая 1847 г. Воронцов в письме благодарит его «за просвещенную заботливость о приискании средств к оживлению и поощрению торговых сношений дербентских купцов с Россиею. Я буду ждать с нетерпением соображения ваши по предмету устройства пристани в Дербенте и покорнейше прошу доставить ея и смету».

Князь Аргутинский исполнил желание князя и в своей записке подробно описал топографию береговой линии Дербента и планируемые работы по строительству порта, и последний был построен в указанные сроки.

Положение армян в Дербенте было не из лучших, так как события, заставившие покинуть насиженные места, лишили их земельных наделов. Армянское общество имело незначительные участки земли под виноградниками и фруктовыми садами, которые не приносили никаких доходов. На плодородные земли, принадлежащие городскому обществу, армяне имели одинаковые права наравне с другими городскими жителями. Наделение армян землей на южной стороне города могло бы принести пользу, где они не могли «подвергаться наездам воровских партий, случавшихся на северной стороне в Терекемейском участке».

В этой связи военный губернатор князь Воронцов представил решить этот вопрос кн. Аргутинскому, но сообщил ему 14 декабря 1851 г., что свободного участка земли на южной стороне города нет, из которых «можно дать армянам в вознаграждение 503 дес. 1511 саж., сообразно с убытком каждого...».

На это князь Аргутинский 21 декабря 1851 г. ответил: «Вознаграждать армян раздачею казенных земель в собственность отдельно каждого лица, по мере понесенных убытков, неудобно, но необходимо, чтобы из нея наделить и армян, особенно нуждающихся в земле».

В середине XIX века, несмотря на слабую пропускную способность порта, Дербент имел тесную торговую связь с Россией и играл важную транзитную торговую роль с городами Ирана и Кавказа. Наряду с этим, при наличии плодородных земель в окрестностях города, население возделывало ряд сельскохозяйственных культур, в частности, пшеницу, занималось виноградарством, садоводством и др. При благоприятно создавшихся условиях в Дербенте стал наблюдаться значительный приток армян из Кизляра, Астрахани, Карабаха, Шемахи, Тифлиса, из различных районов Ирана.

По камеральному описанию 1851 г. армянская община Дербента состояла из 83 семей, в числе которых было 69 армян простого происхождения, 8 дворян и 6 священнослужителей.

В 60-х годах переселенцев в г. Дербенте было немного. В 1869 г. персидскоподданые армяне, в основном ремесленники, из провинции Салмаз и деревни Савра обратились к руководству города с просьбой о принятии их в подданство России с перечислением к Дербенту. В 1870 г. их просьба была удовлетворена.

С увеличением численности армян в городе возникла острая необходимость строительства церкви. Старая церковь, построенная еще при Сефеидах в XYII веке, восстанавливалась дважды. К 1852 году она насчитывала 323 прихожан. Со временем церковь стала ветхой и была разобрана. Па этом месте было построено здание для школы и рядом воздвигнута прекрасная каменная церковь. Она была возведена на пожертвование армянской общины и обошлась в 80000 рублей. Среди жертвователей выделились С.С. Качкачсв и Ованес Панунянц. Церковь была построена во имя Всеспасителя, освящена в 1872 г. и вмещала до 1000 человек. В 1888 г. на средства Ованеса Панунянца построена колокольня. При церкви состоял староста и попечительство, избираемое прихожанами, которое в то время насчитывало 1200 человек. Церковь владела капиталом в 5000 рублей, недвижимым имуществом по завещанию: домом и двумя виноградными садами.

Население Дербента развернуло активную деятельность по строительству культурных учреждений. И в этом отношении им содействовал князь Лорис-Меликов. Осознавая важность культурного развития жителей города, было решено построить дом для клуба и библиотеки. Лорис-Меликов добился выделения из городских средств 10000 руб. и собрал 5000 руб. частных пожертвований. 16 мая 1863 г. в присутствии 130 его членов клуб был освящен, и после этого состоялись танцы и культурные мероприятия. Градоначальник в 1867 г. потребовал от старшин клуба, представить ему для утверждения устав клуба, и в июне 1872 г. он был утвержден. Накопившиеся от дохода лавок нижнего этажа дома средства были обращены на содержание библиотеки. В том же году на заем 1000 руб. из городской казны в городском саду была построена ротонда, и «заведывание клуба» взяло на себя обязанность освящения города.

Последнее камеральное описание Кавказа было проведено в 1873 г. В 1886 г. Государственным советом его заменили посемейными списками мещанского, крестьянского и инородческого населения. Составление списков было завершено в 1886 г. Общее число жителей г. Дербента, внесенных в списки, составляло 8778 муж., 6487 жен., всего - 15265 человек; из них русских - 1197 муж., 364 жен., (10,2%); поляков -21,8 (0,19%); немцев - 9,4 (0,08%); персиян (т.е. татар) - 5062, 3932 (58,98%); армян - 488, 387 (5,73%); евреев - 1335, 1233 (16, 82%); грузин - 40, 16 (0,37%); татар и аварцев - 626, 543 (7,66%); православных - 1237, 380; армяно-григориан - 488, 387; суннитов - 933, 813; шиитов 5062, 3932; католиков - 21, 8; лютеран - 9, 4; иудеев - 1028, 963; дворян - 110, 40; беков - 250, 241; духовенства православного 4, 2; почетных граждан - 158, 142; купцов - 12, 10; горожан (мещан) - 8214, 6030; запасных нижних чинов - 30, 22. В своде, изданном в 1890 г., в Дагестанской области число жителей составляло 6489 муж., 5046 жен., итого -1 1535 человек, из них: армяно- григориан - 211 муж., 160 жен.; армян грамотных на русском языке - 132, на армянском языке - 22, неграмотных - 57, знают русский язык - 148, не знают русского языка - 63. Необходимо отметить, что по отношению к другим национальностям среди армян наблюдался самый высокий процент грамотных людей.

Дербентское население на своем собрании решило образовать общество с целью оказания материального пособия учащимся. Устав этого общества «вспомоществления» нуждающимся ученикам г. Дербента был утвержден министром внутренних дел 14 января 1886 г.

«В 1899 г. в общем собрании общества было постановлено ходатайствовать об изменении п. 4 устава об уменьшении взноса действительных членов с 5 руб. до 3 руб. в виду большей доступности и привлечения членов; 21 октября 1901 т.г. министерство согласилось».

Министерство внутренних дел согласилось с мнением общества о замене в уставе слов «о беднейших учениках» словами «о беднейших учащихся», так как общество оказывало пособие не только ученикам городских училищ, но и ученицам женских учебных заведений. 28 января 1902 г. Министерство внутренних дел удовлетворило ходатайство общества, а также изменило редакцию п. 17 устава, в котором указывалось, что «по открытии в г. Дербенте низших и средних учебных заведений, на кои будет распространяться попечение общества, руководители сих заведений приглашаются непременными членами распорядительного комитета».

29 мая 1895 г. издан закон о применении Городового положения 1892 г., который относился к Закавказскому краю и Ставропольской губернии. В свое время он не был введен, как в других городах России с 1870 г. Правительством России предписывалось ввести Городовое положение в гг. Т.-Х.-Шуре, Петровске и Дербенте взамен городского управления. Наряду с этим законом от 29 мая, под председательством военного губернатора образовано областное по городским делам присутствие с назначением особого секретаря присутствия.

Лица, имевшие право голоса, 26 декабря 1895 г. избрали 14 уполномоченных на четырехлетний срок. 26 января 1896 г. областным по городским делам присутствия они были утверждены в должности уполномоченных Дербентского городского общественного управления. Из 14 уполномоченных 6 человек были армянского происхождения, а среди трех кандидатов в уполномоченные один армянин. Такой же высокий процент армян зафиксирован на выборах 28 февраля 1900 г. и 20 апреля 1904 г.

Результаты выборов в Дербентское городовое общественное управление свидетельствуют об активной роли армян в общественной жизни, их авторитете среди населения.

Приближались Первая мировая война, и октябрьский переворот изменил общественный уклад города.

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top